Пятый день Чирской географической экспедиции

Форма аскетизма. Лиховидовский-Каргинская

Поздним летом пятнадцатого года довелось мне работать на Полярном Урале. Белые ночи давно закончились и с каждым закатом температура стремительно понижалась, норовя обернуться первыми августовскими заморозками. В одну из таких ночей, окончив перекладку гербария и планирование маршрута мы с нашим проводником Серегой пили водку на обрывистом берегу реки. Сквозь шум воды слышался необычный гул, надвигавшийся на нас с верховьев.

— Олег на подушке едет. Минут через двадцать тут будет — сказал Серега, прислушавшись к шуму.

Что за Олег и почему он на подушке я не стал уточнять. По ненецкой традиции водку мы пили из одного стакана, очередь я задерживать не стал.

Вскоре Олег действительно подъехал. Он причалил к берегу на странном агрегате, будто составленном из прогулочного катера и спасательного судна МЧС. На юте работал огромный винт, а вдоль освещенного желтым светом кубрика проходили привинченные к переборкам лавки. Олег привез с собой литр коньяка, несмотря на то, что сам был в изрядном подпитии и едва стоял на ногах.

— Ты не боишься в таком состоянии плыть? Река опасная, порожистая, да еще и ночью?
— А хрена ли там бояться? Я эту реку знаю. А то что пьяный — не страшно. Всякая херня случается не когда человек пьяный, а когда устал. Если ты не отдохнул как следует, то хоть ты пьяный, хоть трезвый — все равно свое приключение найдешь.

Мы выпили еще по стакану и я, не придав сказанному особого значения, думал, что совершенно, забыл эту мысль. Спустя несколько лет, подвинув разбросанные угли обратно к костру, я вспомнил отплывающего на воздушной подушке Олега. Не желая изматывать себя поисками пропавшего сна, придвинул ближе фонарь и начал описывать последние события Чирской географической экспедиции.

В этот день мы решили лечь спать пораньше. Тем более, что встали на ночевку достаточно рано, а вечерних посиделок не планировалось — магазин в Лиховидовском был сух как августовская степь. Поели макарон с рыбными консервами, выпили чаю, да под угасающие рассуждения провалились в сон.

Сколько прошло времени не знаю. Вся ночь, час или несколько минут. Спал я крепко, без снов, плывя в темной глубине, не желая что-то менять. Но голос извне выдернул меня на поверхность словно опытный рыбак красноперку.

— Горим! Серега, горим!

Не осознавая реальность происходящего, я плеснул в огонь кастрюлю чая. Ринулся к реке за водой. «Ну вот, еще и ногу промочил» — пронеслось в голове. Может все это лишь мой диковинный сон? Но в огонь уходила кастрюля за кастрюлей, Даниил рядом тушил пожар, чем-то сбивая пламя. «Главное не выпустить огонь!» Сон, не сон, какая нахрен разница, потом разберемся. Но явь уже была слишком очевидна.

Мы, вымотанные за истекшие дни, спали не замечая нависшей над нами угрозы. Огонь, разгоревшись на сухих бревнах перекинулся на запас дров, приготовленный для ночевки, а оттуда на рюкзак Даниила. Можно было бы все свалить на неудачное стечение обстоятельств и цепочку случайностей, но как обычно бывает в таких ситуациях, нет никакой случайности. Все закономерно происходит от лени, пассивности и невнимательности, которые хоть и проистекают от усталости человека, но не могут быть ею оправданы.

Постепенно пламя подчинялось нашему напору. Еще горели тут и там обрывки вещей и случайные ветви, но сил что-бы вырваться у пожара больше не было. Освещенный всполохами лес обратно заволакивало темнотой. Ущерб только предстояло выяснить, но выдохнуть уже можно было спокойно.

Внезапно. Яркий свет. Шум. Огонь. — Что происходит?

Я вжался спиной в колючий завал бурелома. Угасающие угли ожили яркой вспышкой. С громким шипением извергли из себя восемь метровых огненных струй. Газовый баллон не мог оказаться в огне, я всегда храню его в безопасном месте. Да он бы просто взорвался, а здесь какой-то фейерверк. Словно окруженное отделение огнеметчиков вермахта. Огонь перешел в наступление. Арденнская операция. Брусиловский прорыв. Аустерлиц. От простого пожара можно спастись в Чире, обрезав швартовы или просто переплыв неширокую реку. Но из костра в разные стороны били направленные непроходимые фонтаны огня. Внезапность и масштаб пламени, его необычная форма и злобное шипение полностью подавили нас. О сопротивлении не могло быть и речи. Отступать некуда, мы вжались в завалы ожидая взрыва. Готовые к безоговорочной капитуляции.

Но взрыва не происходило. С каждой секундой ослабевало шипение, пламя захлебывалось. Огненные струи распухали, теряли форму и напор. Костер был еще велик, но все меньше напоминал огненного ежа. Мы осмелели, а убедившись в том, что угроза миновала перешли в наступление. Спустя четверть часа огонь был полностью подавлен и взят под контроль. Повсюду лежали обгоревшие, но более не опасные остатки вещей.

— Ты как, жив? Травмы есть?
— Палец немного обгорел, но это херня. Все нормально. Все вещи сгорели.

Запись из дневника:


02 мая 01:04 звездно
После того как батарея захлебнулась, мы окончательно потушили пожар. Оба целы, если не считать обожженного пальца. У Даниила оплавился паспорт. Из потерь: рюкзаки, айпедовский планшет, айфон, топор, пила, командировочные удостоверения, аптечка, герметичный бокс для камеры, трубочки для кернов, полторы тысячи рублей наличными и кредитная карта. За исключением рюкзака, который доставит нам завтра хлопот, потери вполне приемлемые и не дают оснований прекращать работы. Завтра заложим в этом месте пробную площадь (около сотни трубочек лежит у меня в запасе). После переправимся на правый берег и выйдя на дорогу будем двигаться в сторону Каргинской.

Чир мелеет и зарастает тростником в населенных пунктах. Вероятно этому способствуют:
— забор воды для полива, что увеличивает испарение
— создание локальных плотин и запруд
— наличие искусственных препятствий вроде мостов, причалов, торчащих из воды досок, скапливающийся перед ними мусор существенно снижает глубину и повышает температуру воды
— эвтрофикация прибрежной зоны, влияющая на развитие тростника
— нитрификация водоема пометом домашней птицы
Перед зарослями тростника скапливается ряска и мусор, преимущественно бутылки и бревна сильно преграждающие путь.
Тростник запрещено жечь по словам жительницы пос. Грачев. Но чем больше тростника, тем медленнее река, а чем медленнее река, тем больше тростника. Не в этом ли растении проблема обмеления степных рек? Как связано развитие тростниковых зарослей с размером поголовья скота?

За остаток ночи ветер разогнал клочья стратокумулюсов. Солнце выплыло со стороны Лиховидовского. Нагревая воздух, деревья, освещая недогоревшие дрова с остатками полевого скарба
Остатки вещей после пожара

Вопреки пожару я выспался и отдохнул. Первым делом нужно было осмотреть лодки. Они были далеко от огня, но малейшая искра могла стать причиной очень неприятных последствий, тем более, что накануне мы лишились одного ремкомплекта. К счастью, причин для волнения не было. Обе байдарки были на воде, пришвартованные к склонившемуся над водой татарскому клену. Сейчас проснется Даниил, необходимо провести учет оставшихся вещей и решить проблему транспортировки. Сегодняшний переход мы вынуждены делать пешком, поскольку Чир у хутора Лиховидовский становится абсолютно непроходимым даже в разлив. Рюкзаков нет, а строительные мешки, заблаговременно приобретенные мной в Петербурге оказались совсем ненадежными. Но это все позже. Пока можно не забивать бытовыми вопросами голову, тем более, что перед нами прекрасный лес для закладки очередной пробной площади:

Запись из дневника:

02 мая 09:00 ясно, ветра нет
Пробная площадь №7

№ пробы № дерева Диаметр, см Вид
7 1 15 Acer tataricum (Клен татарский)
7 2 16 Acer tataricum (Клен татарский)
7 3 20 Acer tataricum (Клен татарский)
7 4 26 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
7 5 41 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)


Найти в таком лесу ровное дерево почти невозможно. Кроме того, каждый второй ствол обязательно будет с гнилью. На удивление, читаемость кернов оказалось гораздо лучше, чем можно было ожидать. А вот согласованность приростов выглядит достаточно условной (да что там говорить, максимальный коэффициент корреляции между приростами за последние 26 лет составляет всего 0,27). Индивидуальные свойства местообитания и особенности самого дерева влияют на радиальный прирост сильнее общих факторов. Но пока это относится лишь к конкретной пробе, да и то, без расчетного обоснования:

В нестабильных условиях произрастания это может оказаться закономерностью. Новое русло реки с одной стороны леса:
Русло Чира за сухостоем

старое с другой:
Старое русло Чира

Деревья ежегодно затапливает, притирает льдом, падающие стволы обтесывают кору и обламывают ветви, какие-то идиоты устраивают под пологом пожар. В таких условиях индивидуальная судьба больше зависит от случайной удачи, а не от глобальных особенностей. Если в солнечный день долго идти по полю есть риск обгореть, но если поле минное — загар едва ли сильно скажется на вашей судьбе. При этом следует помнить о том, что сравнения антропоцентристов обычно яркие, но ошибочные, поэтому все сказанное требует тщательной проверки.

— С макаронами что делать будем? Все нахрен сгорело, телефон, планшет, рюкзак, а макароны остались
— Сегодня до магазина дойдем, не тащить же их с собой. У нас и так с транспортировкой проблемы. Здесь оставим, только упаковку сожгем
— Может в упаковке оставим, вдруг кому пригодятся?
— Если кому-то здесь понадобятся макароны, он съест их и без упаковки. Сейчас сожгем остатки мусора, затушим что-бы не разгорелось да выходить будем.

Даниил у костра

Запись из дневника:


02 мая 09:00 ясно, ветра нет
Сожгли все вещи не подлежащие восстановлению. Отбываем из лагеря в 10:45

Со стороны мы выглядели очень странно. Что-то среднее между цыганами, беженцами и грабителями
После пожара

Не удивительно, что выйдя на дорогу мы не могли остановить ни одной попутки. До Каргинской оставалось с десяток километров, но мы и раньше такие расстояния проходили с трудом, а теперь Даниил нес на себе вещи, завернутые словно труп в черные мусорные пакеты. У съезда на Лиховидовский перед нами наконец-таки остановился первый автомобиль — старая шестерка выкрашенная в цвет, который называется «Коррида». Из под облупившейся краски была видна ржавчина, а багажник не закрывался из-за лежащего в нем велосипеда. В салоне сидели четверо в форме.

— Добрый день, старший лейтенант полиции. Вы кто такие?

Полиция нас все-таки нашла. Я все думал, как странно, идем пятый день, а до сих пор не вызвали ни у кого подозрений. Однако, каким везением нужно обладать, что-бы после пожара, в котором оплавился паспорт и сгорели командировки, в абсолютной глуши поймать полную машину ментов?

— Так, давайте я вас сфотографирую
— О, здорово! Давайте!
— Нет, идиоты — вероятно подумал лейтенант — по одному. В профиль повернись

Я до сих пор жалею, что не догадался сделать совместное фото с полицейскими. Лейтенант с помощью телефона отснял наши паспорта и лица «фас-профиль», после чего вступил в дискуссию о проблемах усыхания донской водной системы.

— И почему же усыхает?
— Однозначно пока рано говорить. Первое предположение в изменении специфики сельского хозяйства. Поголовье скота уменьшилось…
— С чего ты взял, что оно увеличилось?
— Я говорю уменьшилось. Пока коров было много, они на перегонах и водопоях вытаптывали тростник… — ну и так далее продолжал я излагать свои предположения, обличенные в утвердительную форму.

Мужикам этого хватило. Услышав слова «динамика», «коррелирует» и «система с положительными обратными связями» представители закона окончательно удостоверились в нашей безопасности для общества и уехали.
Съезд к хутору Лиховидовский

— Давай я в магазин схожу, возьму попить. Заодно узнаю, может тут какой-нибудь автобус ходит. А то как бы теперь в обезьянник не попасть.
— Давай, я пока тебя здесь в теньке подожду.

Днем магазин в Лиховидовском выглядел более приветливо. С крыльца на меня залаяла чья-то собака без ошейника.

— Добрый день. «Меркурий» есть? Нет? Тогда «Горячий ключ» и «Донской табак» темный. Скажите, от вас до Каргинской автобус какой-нибудь ходит?
— Он ушел уже. По утрам уезжает. Тут до Каргинской вам проще попутку поймать.
— Спасибо, мы уже поймали одну попутку.

Недовольная собака на крыльце ждала моего возвращения.

— А ну пошла нахер отсюдова! — рявкнул я на нее и сфотографировал объявление, которое попалось мне на глаза еще вчера вечером:
Объявление о непривязанных собаках

— В общем Даниил, если кратко — нет тут никакого автобуса. Придется пешком идти. Или повезет и кто-то остановится, хотя я в этом уже сомневаюсь. Сейчас небольшой перерыв и надо идти, пока опять не пришлось ментам лекцию по гидрологии читать. Повезло еще, что я вчера над этими проблемами поразмыслил и слова подобрал.
— А что, логично звучит
— Бездоказательно

Через несколько сотен метров мы пересекли первый крупный приток Чира. Крупный, конечно же по сравнению с окружающей безводной степью. Река Гусынка, короткая и совершенно мелкая даже сейчас, во время весеннего разлива, впадает в Чир со стороны правого берега. Поймы, бывшие некогда местом выпаса скота сейчас зарастают тополем и кустовидными вязами (Ulmus pumila), а само русло теряется в тростниковой стене (Phragmites australis):

Инвазия древесных пород происходит не только в пойме. Все заброшенные поля и пастбища через несколько лет начинают выглядеть так:
заброшенные поля у хутора Лиховидовский

Древесной растительности нет лишь на самых высоких участках степи. В отсутствии должной выборки наблюдений нет места суждениям, но невозможно избавиться от мысли о том, что степь без крупного рогатого скота становится лесостепью.
Профиль 8

Очередной автомобиль проехал мимо нас не снижая скорости.

Есть ли вообще на юге России сельское хозяйство? Вернее так: можно ли называть происходящее сельским хозяйством? Или более уместен термин «зернодобыча»? С ударением на втором «о» — зернодОбыча. Сельскохозяйственное предприятие не может долгое время быть прибыльным, если оно не сочетает в себе одновременно растениеводство, животноводство, охрану окружающей среды и социальную сферу, поскольку принцип Адама Смита не безграничен — при разделении труда повышается не только эффективность, но и риски. Нелепо выступать против агрохолдингов как явления, но отсутствие множества мелких и организованных сельскохозяйственных предприятий верный путь превращения территории Юга России в зоны вахтовой занятости по типу Заполярья. Должны соперничать сто школ, но современный агробизнес устроен так, что если все цветы и расцветут то лишь по принципу Байхуа юньдун. Я был бы рад ошибаться, но брошенные сады, зарастающие пастбища с одной стороны и бескрайние поля озимых с другой постоянно разочаровывают меня.

Под эти тяжелые мысли мы прошли реку Гусынка. Дорога от хутора Ильичев, на которую мы вышли еще в первый день подходила к концу:
Дорога от хутора Лиховидовский

Скоро она совершенно закончилась Т-образным перекрестком, влившись притоком в трассу Миллерово-Вешенская. Мы сделали очередной привал у пешеходного перехода в надежде, что на более оживленной дороге наши шансы поймать попутку повысятся. Но и тут никто нам помогать не хотел.
Т-образный перекресток

Запись из дневника:


02 мая 14:01 ясно, облачность 5%
Дошли до поворота на Каргинскую. Мужик с огромным (нереальным просто) животом спросил не автостопщики ли мы. На повороте стоит на постаменте танк как памятник «пограничникам всех времен» (где связь?), установленный в 2015 году. Полагаю, что скоро откроют свернутое производство танков Т-34, потому что при таких темпах роста памятников войне, никакие археологические раскопки не смогут удовлетворить постоянную нужду в танках. Желтая газовая труба, дорожные работы. Остановка как обычно исписана неприличными надписями. За Чиром на левом берегу лесные культуры сосны, преграждаемые узкой полосой акациевых рядов.

Танк на дороге Миллерово-Вешенская

— Нужно в Каргинской деньги с карточки снять и счет обязательно на телефоне пополнить. Если здесь забудем, следующий банкомат не скоро будет.
— Тут «Пятерочка» где-то должна быть. Вон мужик в Камазе, давай у него спросим.

Мужик в Камазе помогал местным дорожникам. По обочине ходил человек с трубой-ветродуйкой. Мы с удивлением отметили, что у дороги бывает тротуар.

— Нет тут «Пятерочки» и «Магнита» тоже нет. Но если прямо по улице пойдете — там магазин будет. Банкомат тоже там.
Каргинская, улица Совхозная, дом 20

Запись из дневника:


02 мая 15:28 ясно, облачность 5%
Каргинская, улица Совхозная, дом 20. В бытовом магазине купили две клетчатые китайские сумки. В таких челноки двадцать лет назад возили товар. Рядом продуктовый магазин. Есть банкомат, но он не работает. Чинят дорогу (продувают обочину). Пешеходные переходы, асфальт. Перед магазином автобусная остановка, с которой можно уехать до Боковской.

Я остался сторожить вещи. Даниил отсутствовал долго. За это время меня дважды приняли за местного, интересуясь дорогой и причинами поломки банкомата. Нужных вещей и продуктов не было то в одном, то в другом магазине. Рюкзака, конечно-же не продавал никто. Но мы восполнили запас продуктов и некоторых необходимых в быту вещей. К великому сожалению, среди одноразовой посуды не продавали коктейльные трубочки. Оставалась лишь надежда на то, что мы сможем восполнить утраченный запас в Боковской.

Мы распределили продукты по сумкам и рюкзакам.

— Здесь пива выпьем или до Чира дойдем?
— Давай уже дойдем до воды и там спокойно отдохнем. Тем более, что нам еще байдарки накачивать.
— Ну пойдем тогда.

Даниил сразу взял такой темп, что я едва за ним поспевал. Мимо школы имени Шолохова, больше напоминающей музей, мимо аптеки и декоративного кирпичного забора мы за несколько минут вышли на станичный пляж.
Станичный пляж в Каргинской

Запись из дневника:


02 мая 16:30 ясно, облачность 5%
Пляж в Каргинской. Вода прохладная, но купаться вполне можно. На дне лежат кирпичи. На берегу стоят грибки и урна для мусора.

Профиль 9

На берегу Даниил достал полторашку «Дона нефильтрованного». Я видел Дон всяким: классическим, живым, ледяным, в стекле, полторашках, двухсполовинушках в старом и новом дизайне бутылки. Но оказалось меня еще можно удивить. Скинув свою ношу, искупавшись, сидя на теплом песке мы пили просто божественный нектар. Даниил, впервые после пожара повеселел, а байдарки будто накачивались сами собой:

Но Чир дал нам передохнуть ненадолго. Всего несколько сотен метров после стапеля мы плыли по широкому и свободному руслу:
Чир после пляжа в станице Каргинской

Чем дальше мы отплывали от пляжа, тем ближе хуторские дома подходили к урезу воды. После поворота по берегам опять появился ненавистный нами тростник:
Чир после пляжа в станице Каргинской

Заросли по берегам становились все гуще, а вскоре полностью сомкнулись поперек реки. Вода в этом месте была значительно теплее (по ощущениям на 5-10 градусов). К стене тростника прибило мусор и органику. В таких условиях процессы аммонификации значительно ускорены, при этом обладают особенностью: погибшие организмы остаются до растительного барьера, в то время как путресцин, кадаверин, скатол, индол и другие вещества вымываются ниже по течению. Таким образом, наиболее насыщенная органикой область формируется за барьером. По видимому, это является основной причиной, возникновения стен тростника. Стоит немного преградить реку, как за преградой тотчас формируются благоприятные условия для зарастания русла. При этом вверх по течению тростник распространяется менее активно.
Последняя тростниковая преграда на Чире

— Ну что, как обычно попробуем — напролом?
— Не, уж больно подозрительно. Мусор какой-то, бутылки. Как бы доски с гвоздями не было. Лучше я на берег выйду, осмотрюсь.

Протиснувшись между крапивой и ржавой сеткой-рабицей, должной выполнять роль забора, я вышел к дороге, которая быстро привела меня к причине появления тростника:

В межень водопад исчезает, переезд преграждает реку. Конечно, степная река может быть разбита на участки и по естественным причинам. Однако явная приуроченность тростниковых зарослей к населенным пунктам говорит о том, что человеческая деятельность является важнейшим фактором в динамике верховьев реки. При этом верховьями степной реки можно считать участок от истока до появления длительной полосы лесных завалов. На этом протяжении объем воды недостаточен для активного развития древесной растительности. Русло может пересыхать, поперечный профиль во многих местах выражен слабо. В динамике водного потока значительную роль играет травянистая растительность, среди которой прежде всего выделяется тростник и рогоз широколистный.

На этом переезде верховья Чира закончились. Стало это понятно уже несколько часов спустя. Мы вновь перетащили лодки, отметив, что поперечный профиль реки после переезда несколько изменился:
Профиль 10

Дойдя до низкого железного мостка стало понятно, что дальше продвигаться нет ни времени, ни сил. Даниил занялся обустройством лагеря, осмотрительно складывая дрова подальше от костра, а я отправился на разведку
Начало завалов на Чире

— Могу тебя обрадовать — заявил я по возвращению — тростники нас больше доставать не будут.
— Ну здорово, что тут сказать.
— Теперь нас будут доставать завалы. Мы вошли в среднюю часть реки.
— Завалы это уже лучше. Хотя-бы вода большая есть. Если что обнесем.
— Я тоже на это надеюсь. Во всяком случае завалы не нужно обносить за сотню метров, так что теперь сплавляться будет полегче.

Даниил, подобно Тайлеру Дердену лишившийся накануне всех материальных ценностей сохранял бодрость духа и целеустремленность, что в нашем потребительском мире доступно не каждому человеку. Мы оба понимали, что и в среднем течении реки легко не будет. Но сейчас перед нами стояла початая бутылка станичного джина. Поднимающийся от костра дым исчезал среди черных ветвей. В двадцати метрах от нас Чир взрослел и менял свой характер.


Видео пятого дня:


Карта пятого дня:

Зоопарк на Елагиновом острове

Прогулки по зоопаркам. Елагин остров

Про устройство зоопарков люди обычно не думают, но если предложить им такой вариант, непременно скажут, что маленький зоопарк устроен гораздо проще большого. Это правда, но не вся. Если на минуту отказаться от умственной гигиены, позволив разуму самостоятельно искать закономерности, в голове сразу появляется представление зоопарка в виде системы со множеством связей. А это значит, что чем больше зоопарк, тем сложнее система и больше степеней свободы в ее управлении. Более того, если бы не явления синергии разного рода, я бы однозначно утверждал, что маленький зоопарк сложнее и дороже чем крупный. Конечно не в абсолютных значениях, а, например, в таком показателе, как средняя стоимость обслуживания квадратного метра территории.

С практической стороны это означает, что чем меньше ваша территория, чем беднее коллекция, скромнее технологический комплекс и проще инфраструктура, тем сложнее вам соблюдать главное правило устройства зоопарков, которое очень хорошо сформулировал Евгений Киося в свой лекции: «По дорожке, где идет пара с ребенком не должна ехать тележка с говном». Вам просто некуда спрятать то, что в большом зоопарке можно увезти в ангар или просто оставить за вольерами, где никто не ходит. В небольшом питерском зоопарке на Елагином острове люди ходят везде:

Зоопарк там условный: несколько северных оленей, осел, козы и птичники с петухами и фазанами. Но вы же помните, что звери в зоопарке — это самое скучное, что можно там наблюдать. Поэтому не нужно как в детском саду, размерами зооколлекций мерятся. Лучше давайте подумаем, как можно решить проблему с размером? Ну не скрыть нам от людей то, что обычно остается за кадром:
Елагин

Да к тому же вам постоянно не хватает денег даже на то, что-бы разровнять дорогу перед вольерами:
Дорога перед вольером

Кроме того, посетители денег не платят, а у парка и без животных хватает расходных статей. Короче — типичная проблема всех учреждений культуры. Самое смешное, что ее решение не требует особенных затрат или усилий. Достаточно лишь понять, что зоопарк — это не кинотеатр, где фильм приносит девяносто девять процентов впечатлений. Зоопарки, это скорее ресторан, где может быть совершенно обыкновенная еда (не думаю, что кого-то сильно интересуют петухи, козы или даже осел), но совершенно обалденная атмосфера. Вы не можете спрятать все технологические элементы? Выставьте их на видное место наравне с животными! Пусть каждый сможет узнать, что если зверю регулярно приносят что-то большое или тяжелое, перед входом удобно ставить стол. Положил ношу на стол, отпер дверь, взял ношу со стола и зашел внутрь. Нет нужды опускать груз на землю.

Если лучшее место для хранения метлы и совка — это вольер, то почему бы не повесить рядом табличку о том, почему нужно убирать за животным, как часто это нужно делать и как это происходит в природе?

Особенно, если метла используется для того, что-бы вечером загонять кур и петухов в курятник:

Если уж вы показали мне грабли — я жду информации о том для чего они нужны в уходе за лосями:
грабли

Разве нужны большие средства для того, что-бы подписать контейнеры? Что в них: мусор, песок, гранитная крошка, сено или что-то иное? Почему именно такое расположение контейнеров облегчает уход за оленями?

Все эти вопросы всегда увязаны на животных и помогают узнать больше не только про организацию содержания, но и про самих обитателей вольеров. Во всяком случае это не менее интересно, чем неподвижно лежащие звери:

В декабре они еще носили на себе рога и выглядели не столь расслабленно:

Но в местном зоопарке никто особо не заморачивается. Подумаешь, что всех интересует, отчего курица тканью-пикселкой перебинтована:

Даже те таблички, что есть представляют собой страшный позор. Решение проблемы очевидно, но никто ее не решает

Ослу принесли мячик для игры, как в Таллинском зоопарке. Всего один, но зато здоровенный и не прокушенный:

При изготовлении вольеров используют поликарбонат (крыша и задние стены). Это нормальное решение, главное следить за тем, что-бы все было аккуратно:

Вольеры с птицами ограждены от людей невысоким заборчиком:

который, впрочем, спасает не всегда:

А вот кусучая ослиха Камилла отделена от людей только основным забором:

Строения стилизованы под жилые постройки. Иногда антропоморфизм незаметен, но порой доходит до уровня пошлятины:

Обычно в зоопарки даже с самокатом не пускают, а тут есть возможность подъехать к вольеру прямо на велике:

Казалось бы, самое место для велопарковки! Да и делать ее пустяки, достаточно сварить несколько труб. Но увы, инфраструктуры нет, от слова «Нихрена». Хочешь посмотреть на животных — или кати велосипед, или приковывай его прямо к ограде вольера с лосями. Благо она сделана хорошо: рабица в деревянном каркасе с металлическими стойками:

«Не ходить!», «Не копать!», «Не кормить!» и вообще «В очередь, сукины дети!»:

На стенде указано, что мини-зоопарк работает до семи (зимой пяти) вечера:

Как вы понимаете, это полная хрень. Нет на Елагином острове никакого мини-зоопарка. Максимум — небольшой зверинец. Причем свободно живущие представители орнитофауны часто гораздо интересней своих сородичей за решеткой:

Нет преград для эволюции, а тут и подавно. Все средства уходят на материальное обеспечение содержания животных (с этим все неплохо), в то время как смысловая часть не обновлялась примерно век. Удивительное дело, но человеческая мораль выросла до уровня противодействия отстрелу бродячих собак, не усвоив того, что бесцельное выставление животных на показ несет в себе больше вреда чем пользы.

Хоть бы деньги за вход брали что-ли.

Кельнский собор

Фиаско с сиськами

Да что вы знаете о фиаско! Я специально прилетел в Германию на двадцать часов, что-бы посетить Кельнский зоопарк и опоздал. Пришлось вместо этого весь вечер гулять по городу в поисках арабских беженцев, которые насилуют немок и гомосеков, что заполонили Европу. А все потому, что перед поездкой я десять раз не перепроверил маршрут. И никакой мапсми нихрена мне не помог, поскольку эти немецкие многобуквенные «Гельдернштрассе» ни на каких зумах в отведенное для подписей место не умещаются и хрен поймешь, куда тебе идти. Хорошо хоть местные подсказали. Отдельное спасибо тетке из сатанинского клуба в котором полуголые раскрашенные девицы тут же уставились на меня словно самки во время течки.

В Кельне сейчас тепло, даже теплее чем в Шахтах. Но я вас сразу расстрою — пиво там так себе. Конечно не помои, но от Германии я большего ожидал. Вот в самом деле, переклей немецкие этикетки на балтику тройку и хрен вы чего заподозрите. Хотя пару сортов попались с интересным вкусом, но все-равно, до темной «Баварии» (вот ведь каламбур) им далеко. Темного пива в продаже вообще нет, да и светлого всего несколько сортов. У нас в круглосуточных подвальных магазинах и то выбор больше. Зато так же, как и в Финляндии вы всегда можете сдать бутылки в специальном автомате:
Автомат по приему стеклотары в Кельне

Автомат выплевывает чек по которому вы можете расплатиться в этом же магазине. Таким образом, примерно каждая пятая бутылка получается бесплатной. Причем бутылки сдают не маргиналы как у нас, а вполне приличные бюргеры. Если автомат по приемке бутылок далеко, можно сложить всю стеклотару в тележку на колесиках и выбросить в ближайшую помойку, не боясь, что рядом появится хромая толстая бабка, которая будет гундосить про то, как «ходют тут алкоголички чертовы»:
Немка выбрасывает пустые винные бутылки

Сбор мусора в Кельне раздельный:
урна на жд станции в Кельне

В аэропорту даже отдельные контейнеры стоят для пластиковых бутылок из под воды:
Прием бутылок в аэропорту Кельна

Хороший пример для тех, кто вечно ноет про отсутствие денег. К западу от России вообще очень много такого, что можно перенять без всяких затрат или с копеечными вложениями. Рядом с мусорными баками часто лежат тюки с макулатурой:
Макулатура в Кельне

А вот многое из того, что мы перенимаем (ну ладно, говорим, что собираемся перенять) довольно странно. Я считаю, что раздельный сбор мусора — это хуета на палке. Вместо того, что-бы разработать нормальные механизмы сортировки на полигонах или в худшем случае нанять бомжей, все отчего-то убеждены в полезности иметь дома три ведра, каждое из которых выносить в отдельный бак во дворе:
Мусорные баки

При том, что рядом с велопарковкой стоят грязные контейнеры, которые от наших не отличить. Туда, полагаю, скидывают все подряд:
Велопарковка и мусорный контейнер

Велосипедов в городе дофигища. Хотя до Хельсинки с их велоинфраструктурой Кельну далеко так же как Шахтам до Кельна. По многим улицам проложены велодорожки, которые, впрочем, никак не размечены, если не считать покрытия. Поэтому я первое время считал, что кельнские велосипедисты совсем охуели и гоняют по тротуарам норовя сбить пешеходов.
Велосипедист в Кельне

Я хочу жить в такой России, где не будет нужды затаскивать велосипед в квартиру по узким лестницам подъезда. И вовсе не потому, что есть крытая велопарковка рядом с домом, а потому что никто не переживает, будто его велик спиздят. Хотя велопарковки тоже не помешают:
Крытая велопарковка в Кельне

Во многих местах Кельн выглядит значительно грязнее Шахт. В школе нам рассказывали, как немцы дороги шампунями моют. Может это и так, но дороги тут такие же, как и в крупных российских городах:
Дороги в Кельне

Мусора на улицах немного, но все равно пакеты, бутылки и прочая хуетень лежит повсеместно:
Мусор в Германии

Ощущение загрязненности возникает от многочисленных надписей, которыми украшены стены. Причем чаще всего это не что-то адекватное, как в Шахтах по дороге на ХХ лет РККА, а просто бессмысленная ебанина:

Разрисованы все плоские поверхности:

Блядь, даже у нас такое встречается реже:

Справедливости ради замечу, что в центральной части города этот пиздец почти сходит на нет. У нас же наоборот любая центральная улица вызывает желание вырвать себе глаза. И виной тому не вандалы, а местные власти, потакающие предпринимателям, которые своей рекламой ковролина, диванов и автозвука засрали абсолютно все.

В размышлениях на эту тему я решил испить местного шнапса, раз уж с пивом вышла такая беда. Зря что-ли нам ежегодно этот шнапс рекламируют на девятое мая в каждом фильме о войне? Крепкий алкоголь в продуктовых магазинах немцы продают, но выбор там еще меньше чем пива: три-четыре вида и шнапса нет. Или есть, но нужно знать название марки. Пить все подряд я не рискнул, поскольку еще питал надежду попасть в местный зоопарк. Зато в магазинах продают консервированные сосиски (на вкус так себе):
консервированные сосиски

и оливки в пакетах (не пробовал, без шнапса они мне нахер не нужны):
Оливки в пакетах

Шавермочные точно такие-же как в России. Только шаверма в пите тут называется дёнер, но продают те же узбеки, что и на Клинском проспекте, я даже узнал одного. Можно выйти на улицу, сеть за столик с пивом, отодвинуть пепельницу, спокойно перекусить и выпить. Тут в этом плане полная свобода — за все время я ни одного полицейского не видел, только скорая помощь однажды мимо проехала. А даже если бы и видел: в Германии пиво можно пить спокойно, к тому же продается оно круглосуточно, ибо, в отличии от нас, немцы не включают по ночам режим геноцида. Опознать нужный магазин можно по знакомой, но вышедшей из оборота надписи «киоск»:
Киоск в Кельне

Возле зоопарка вообще целый митинг, который ни одному оппозиционеру не снился. Все сидят на покрывалах или веселятся, бухают, жарят мясо в мангалах и курят кальян:
рядом с Кельнским зоопарком

Кельн разнообразный. Тут в одном квартале офисная картинка будто с рекламного календаря:

в другом улица с какими-то производствами:
улица в Кельне

в третьем многоэтажные публичные дома и гипсовый памятник проститутке. Причем на вывеске висит не какая-нибудь надпись «сауна» ил «массаж». Прямо так и написано: «Das Bordell». И это правильно, потому что если человек решил поебстись — он знает куда идти, если попариться — тоже. У нас же десять разных мест обойдешь, пока отыщешь нормальную баню без блядовника.
Публичный дом в Кельне

Жилая зона напоминает Питер, только от домов штукатурка не отваливается и кто-то поперек улицы флажки растянул:
Улица в Кельне

Спамеры достали всех:
Без рекламы

Во всех подъездах стеклянные двери:

И ни один мудак не припаркуется на месте, предназначенном для стоянки пожарного автомобиля. Город большой, машин много, но таких уебанских парковок как в Шахтах нет нигде. Только полный говноед может огородить территорию перед домом культуры и брать деньги за размещение на ней машин. Хули потом удивляться тому, что люди не любят свой город в котором все ровные площади превращены в стоянку. За выделение городской земли под эти цели в приличных обществах архитекторам по ебалу бьют. Хотя лучше уж так, чем бросать автомобиль в придомовой грязи, на месте которой мог быть газон. Хули нам НАТО, мы сами себя неплохо прессуем. Хотя казалось бы, достаточно просто оставить свободными несколько квадратных метров:

Но самая заебовая штука в Кельне это несомненно… что, думаете собор? А вот хер. Собор конечно великолепен, вне всякого сомнения — здоровенная такая балда, но самое охрененное в Кельне это метротрам — смесь метро, трамвая и электрички. Я никогда не думал, что поезда могут быть настолько плавными, быстрыми и бесшумными:
Кельнский метротрам

Бля, да в них даже вип-места есть, огороженные специальной стеклянной дверцей. Но и в зоне для плебса комфортнее чем в отечественном подвижном составе.
Кельнский метротрам

Ближе всего к этому уровню в России лишь поезда московского центрального кольца, но до Кельнских электричек им очень далеко. Просто нереальная крутотень. При том, что за окном обычная на вид железка:
Кельнский метротрам

Контролеров я не застал, турникетов на выходе и входе тоже нет. Просто вставляете в аппарат сбербанковскую карточку и компостируете выданный билет в специальной желтой хреновине. Кстати, рекомендую найти в интернете описание работы с этим автоматом. Английский язык в меню присутствует, но все равно нихрена не понятно, особенно в первый раз. По этой причине из аэропорта не уехать раньше чем через пол-часа — перед автоматами собирается очередь приезжих затупков, которые не могут купить себе билет. Я вначале над ними посмеивался, но подойдя к терминалу сам завис на десять минут. Платформы очень напоминают родные станции остановки электричек:
Кельнский метротрам

На такой электричке я уехал из Кельна обратно в аэропорт, по пути сожалея о том, что не успел искупаться в водах Рейна. И пока я, разглядывая позеленевший памятник Вильгельму за окном поезда, сожалел, статья моя окончательно закончилась.

Ну ладно-ладно, вас же не проведешь. Раз я опоздал в зоопарк, то уж ландшафтный заповедник обязан был посетить. Благо он работает допоздна. Раз речь зашла сегодня про Кельн, я вам про этот ландшафтный заповедник расскажу.
Кельнское кладбище

Расскажу совсем кратенько, но поверьте, вы охуеете. Точно охуеете. Гарантированно. Я тут про Кельн всяких гадостей наговорил, не исказив, впрочем, увиденного. Вы верно подумали, что не так уж и далека эта Европа от русского человека. Но сейчас я продемонстрирую такую культурную пропасть между нами, что лучше бы вам воздержаться от дальнейшего чтения. Не согласны? Ну, я вас предупреждал. В общем, Кельнский ландшафтный заповедник выглядит так:
Кельнское кладбище

Да, бляха-муха — это кладбище. Нет, не фотошоп. Я, правда, не уверен, что дословный перевод слова «Landschaftsschutzgebiet» тут вполне корректен, но это не меняет особой сути. Немцы превратили кладбище в прогулочную зону с тишиной и тенистыми аллеями. У нас же на кладбищах творится лютый пиздец, исправить который можно только грейдером:
Шахтинское кладбище

Как же жаль, что угасло ОРРИК, поскольку глядя на отечественные погосты ловишь себя на мысли, что страшнее жизни в России, только смерть в России. И хотя по правде у нас вполне приятная и удобная страна, но от ощущения того, что окружающее тебя говно не исчезнет даже после смерти, среди крестов, мусора и заборов отделаться невозможно. А тут — пожалуйста: оставил в залог два евро, взял лейку и пошел ухаживать за усопшим:

На входе план кладбища (омерзительного качества, но достойной печати) и доска с объявлениями:

Никаких оградок нет. Более того, вдоль дороги попадаются лавки общего пользования с бирками покойников:

Спасибо вам, родственники профессора Герда Кёнига за отдых, а то я от этих прогулок совсем обессилел. А тут как раз место отдохнуть. Рядом родовая могила с памятником, который у нас могут поставить только какой-нибудь… да нет, не могут:
Кельнское кладбище

Уход за могилами производят профеccиональные организации (надпись на желтой табличке: «Мы поддерживаем вас», далее адрес и телефон компании «Грюн»):

Все-таки Шахты очень немецкий город. У нас тоже на месте бывшего кладбища разбили парк. А сейчас свезли туда столько памятников, что он вновь стал похожим на кладбище. Вот так в Кельне:
Кельнское кладбище

а так в Шахтах (Анатолий, спасибо за фотографию):
Могильный памятник космонавтике в Шахтах

Впрочем, я надеюсь, что последняя фотография — это невероятно крутой стеб и троллинг. Если так, то мы имеем все шансы на то, что в к нам будут прилетать туристы из Кельна, что-бы отдохнуть, катаясь на велосипеде по шахтинским кладбищам.
Кельнское кладбище

В итоге побывал в Кельне, арабских насильников и гомосеков, что заполонили Европу не видел, в зоопарк не сходил. Придется еще раз ехать.