Уличная картография

Уличная картография

«Он нам и нахуй не нужон, интернет ваш»
Из интернета

Я человек простой, урбанистов от пидарасов не отличаю, поэтому буду говорить прямо. Тайлы, которые отдают картографические сервисы — это не карты, а говно. То, что картографы занимаются вопросами навигации — это недоразумение, которое исчезнет вместе с пейджерами и CD-дисками. Мы напрочь забыли смысл навигации — если рядом навигатор (в смысле человека, а не пластиковой хуеты), то тебе не нужно смотреть карту. Я жду если не дронов, которые будут вести тебя к нужному адресу, то хотя-бы простого приложения без всяких карт, которому можно сказать: «Пивная «У братьев» и он расскажет на каком перекрестке куда свернуть. В мобильных навигационных приложениях карты нахуй не нужны.

Другое дело — уличная навигация. Карты, которые висят на остановках, в метро и расставлены по площадям. Свою навигационную роль они почти исчерпали, но это не значит, что от таких карт следует избавляться. Во-первых, они интересны. Во-вторых, карта любой территории — это такой же бренд (прости господи), как и его название. В-третьих, это кладезь для рекламодателей. Рано или поздно все города введут собственные дизайн-коды, тогда рекламные агентства не смогут завешивать фасады ебучими баннерами с рекламой матрасов и начнется эпоха картографического продакт-плейсмента.

Эту идиллию омрачает лишь то, что к заветному времени создавать годноту станет просто некому. Уличные карты всегда выглядели хуево. Во многом, потому что к их установке причастно государство — вспомните хоть одну частную сетку картографических билбордов. А все к чему государство (неважно какое) прикасается неизбежно превращается в мерзкую ебанину. Вдобавок, раньше у городских карт не было альтернативы, за исключением туристических справочников. Сейчас же наоборот, поганенькие, но карты есть у каждого. Уличная картография напрочь проебала мимолетный момент здоровой конкуренции.

К этим факторам добавился третий — в уличную картографию пришли хипстеры, убежденные в своем исключительном таланте. В результате с каждым годом мы видим на улицах все больше богомерзких решений стилистического, ситуационного и технического характера. Особенно это касается столичных городов. Так, например, Хельсинки почти полностью перешли на мониторы с картами от гугла:
Уличные карты в Хельсинки

Картографические сервисы будто специально сговорились использовать мелкие нечитаемые шрифты. При работе на компьютере, а тем более на телефоне это еще можно оправдать (на самом деле нельзя), но когда такая карта появляется на большом экране с низким разрешением мелкие подписи карту только ухудшают. То же касается бликующего экрана — если с мобильником вы можете отойти в тень, то с картографическим дисплеем извольте ждать пасмурной погоды, а еще лучше наступления темноты.

Дисплей позволяет выводить информацию о транспорте, но карта для этого абсолютно не требуется. Какая разница, где находится твой автобус, если ты знаешь, что к остановке он подъедет через сорок восемь секунд? Хорошо хоть, такие мониторы установлены только на остановках. Вдоль улиц еще несложно найти прекрасные аналоговые версии с приличным картостилем.

Несколько лет назад подобное стали испытывать в Санкт-Петербурге. Напротив Московского вокзала установили терминалы с картой OpenStreetMap и сенсорным экраном. Это был просто вопиющий пиздец. Во-первых, нет более идиотского решения, чем использовать стандартный мапниковский стиль за пределами сайта openstreetmap.org. Во-вторых, карту дополнительно загрузили разными кнопками вырвиглазной расцветки и непонятного назначения. В-третьих, никто не подумал о том, что дисплей необходимо регулярно мыть. В результате, изучение карты сводилось к тому, что вы пять минут водите пальцем по жирному налету, пытаясь изменить экстент карты. В это время за вашей спиной пьют и обсуждают прогресс интеллигентные питерские бомжы.

Петербургу особенно не везет с OpenStreetMap. C завидной периодичностью появляются карты на основе данных проекта и каждый раз они выглядят чудовищно:
OpenStreetMap в Питере

Последний случай произошел совсем недавно — все остановки на центральных улицах обклеили плакатами с картами. Копирайты соблюдены. Компоновка аккуратная. Стиль свой. Но до обидного примитивный. Почему нельзя было потратить на него хотя-бы шесть дополнительных часов? И для чего точка «Вы здесь» превращена в размытое белое пятно?
Еще OpenStreetMap в Питере

На этой карте нет ничего. Ни станций метро, ни объектов интереса, ни названия районов. Дороги показаны самым примитивным образом — простыми линиями. Надписи почти не читаются. Может такую карту и хорошо повесить в детской, что-бы вместе с ребенком наносить маркером разные подписи, но как карту для навигации — я бы ее даже на дачный сортир не прикрепил.

И все-таки, эта карта в миллион раз лучше того ужаса, что заполонил отечественные города. В конце-концов, есть же определенные гигиенические правила: нельзя ковырять в носу двумя пальцами одновременно, стирать в бассейне трусы и применять яндекс-карты в наружной рекламе. Но у рекламщиков из Ростова-на-Дону свои понятия о чистоплотности:
Яндекс-карты в Ростове

Другой постоянной проблемой уличных карт является пренебрежение антропометрическими принципами. Вот, в том же Ростове создали карты для размещения на остановках. Мягко говоря не идеальные — видно что с геоданными никто не заморачивался — просто отобразили атрибутику как есть. В результате подпись улицы Седова появляется дважды друг за другом. Подпись реки сделана горизонтальной, что режет глаз, почти вся текстовая информация представляет собой подписи улиц — ни названия районов, ни придонских портовых зон. Текст сделан с избыточным буфером, слово «Проспект» зачем-то выведено целиком.

Но это все-же картографические вопросы. Тем более, что на карте требовалось изобразить маршруты движения общественного транспорта, а это одна из самых сложных задач в картографии. Допустим, не нашлось специалистов и возможностей, что-бы довести эту неплохую, но сырую версию до идеала. Но зачем было помещать легенду в то место, где ее можно прочесть лишь согнувшись пополам?
Уличные карты в Ростове

Поставить человека раком — одно из любимых занятий в картографии. Вот питерская сеть велопроката — текст на билбордах начинается где-то на уровне коленки. Да и сама карта сделана наотъебись — как и в Ростове, авторы проигнорировали обработку геоданных. В результате река подписана в четырех местах, причем в двух как «р. Нева», а в двух как «р. Большая Нева».
Карта велопроката в Петербурге

Только мудак мог создать карту проката велосипедов, не нанеся ни единой велодорожки, кратчайшего и прогулочного маршрутов, опасных направлений и велосипедных парковок.

Но не стоит думать, что распиздяйство и похуизм исключительно отечественная беда. Те же европейцы не брезгуют лепить адскую халтуру. Обычно это касается карт, которые имеют отношение к официальным ограничениям и запретам. Взять хотя-бы стенды со схемой акватории города Йоэнсуу. Вынести такой пиздец на люди у нас решится не каждая собесовская тетка:
Карты в Йоэнсуу

Хотя я кусаю локти от зависти — в левом верхнем углу картинки изображена карта пляжа с вынесенным рельефом дна. Карта — говно, но решение элегантное, почему-бы не применить его в России? Хотя где у нас пляжи с картами? К огромному сожалению, уличная картография в России редка даже в крупных городах. Но при этом карты ничуть не уступают, а часто превосходят европейские. Компромисс удалось соблюсти лишь эстонцам — таллинские карты аккуратны, не перегружены и висят на каждой остановке. Обратите внимание на горизонтальную компоновку макета — оказывается текст вовсе не обязательно прятать под лавку:
Таллин карты на остановках

Если не брать Швейцарию, где плохая картографическая работа абсолютное религиозное табу, европейцы относятся к уличным картам гораздо прагматичнее нас. Советская картографическая школа выдрачивала скрупулезных педантов, в результате большинство карт напоминают третий концерт Рахманинова — произведение невероятной сложности, хотя слушать эту поебень невыносимо. Уличная навигация должна быть такой, что-бы в случае вторжения войск НАТО ты мог сорвать карту с любой остановки и корректировать по ней артиллерийский огонь. Даже если вы не можете позволить себе качественную полиграфию и на одном квадратном метре нужно изобразить пол-Москвы, все-равно, не нарисовать домики — это как Родину предать.

А вот в Лапееранте не заморачиваются. Нужна карта общественного транспорта — пожалуйста:
Карты в Лапееранте

Или вот карта немецкого Кельна при изучении которой остается открытым вопрос технологии достижения столь потрясающего визуального эффекта. Я до сих пор не пойму, это такой картографический стиль или у меня просто глаза кровоточат. Но зато проведена генерализация и нет никаких домиков:
Уличная карта в Кельне

Они там в своих Европах полностью ушли в разврат и грехопадение. Контуры домиков не рисуют, но нумерация строений проставлена. Вот еще пример из Йоэнсуу (обратите внимание на размещение текстовки на билборде):
Карты в Йоэнсуу

Или еще пример оттуда-же:
Карты в Йоэнсуу

Стилистическая невыдержанность разных карт — общая проблема разных стран. Понятно, что карты в разных районах могут отличаться по оформлению, но сейчас это исключительно анархическая практика. Из всех городов, только в Шахтах удалось добиться стилистического единства уличной картографии. И то лишь по тому, что карта в городе только одна:
Карта в Шахтах

Весь остальной мир пока не готов придти к консенсусу. Остаются островки стабильности, вроде метрополитена, где обычно висят детальные олдскульные карты, но однажды их тоже придется обновлять. Я очень рассчитываю на то, что руководство метрополитена, особенно питерского не позволит хипстоте нассать себе в уши и сохранит прекрасный образец современной уличной картографии:
Карты в питерском метро

Особенно тревожит то, что чем глубже мы вязнем в стабильности, тем больше закрывается барбершопов, постоянные посетители которых от тоски начинают привносить в мир собственное видение прекрасного. Но об этом, я пожалуй в другой раз расскажу. Послезавтра например. И без того, я тут бизнес-идей на две жизни вперед описал.

Мужик на лавке

Настоящий ученый

Пару месяцев назад зашел разговор о зонировании северных территорий. Тема эта старая и больная, поскольку каждый люмпен желает жить на широте Сочи, получая полярки Певека. В этом споре я многие годы последовательно отстаиваю единственно верное решение: территорию севернее Воронежа и восточнее Волги признать непригодной для постоянного проживания людей, но полярные выплаты отменить. Поймите меня правильно — север прекрасен, но мне как-то нужно было начать разговор про Воронеж.

Воронеж прекрасен и уютен словно советская открытка:

Рыцари альтернативной пропаганды пятый год промывают мозги фразой «бомбить Воронеж», но меня не проведешь — это по-прежнему красивейший город юга и один из лучших городов в стране. Здесь есть свое маленькое море с советским конструктивизмом и видом на дома-корабли:

Уютные частные домишки на крутых склонах воронежского водохранилища:

Светлый и опрятный центр стараются поддерживать в чистоте. Тут и не перекладывают плитку трижды в год, но не позволяют засрать рекламой все вертикальные поверхности. Уже поэтому стоит побывать в Воронеже.

Среди старинных церквей ютится стеснительный новодел:

Церквей очень много. Почти как в Тихвине, только тут они не стоят посреди кромешного серого пиздеца. После революции большинство церквей приспособили под нужды народного хозяйства, а с приходом воинствующего православия отреставрировали, что породило диковинное смешение разных стилей. Старинный православный храм легко может быть окружен кованной оградой с символикой рабоче-крестьянской красной армии:

По городским лавкам мирно спят бомжи, а на центральную площадь садится вертолет с местной шишкой из полиции:

На здании театра барельеф изображает обнаженных мужчину и женщину, прямо как на золотой пластинке «Вояджера». Сложно представить, что в нынешней России кто-то решится на подобное — официальное искусство боится показать лямку лифчика, а неофициальное прибивает яйца к брусчатке и устраивает массовую еблю в библиотеке. Третьего не дано. За третьим нужно ехать в европейские страны. Или в Воронеж.

Но я туда приехал не баб на барельефах разглядывать. Меня интересовали крайне южные насаждения ели и лиственницы. И те и другие представляют собой географические культуры — экспериментальные посадки саженцев, привезенных из разных мест Советского Союза. Между этими насаждениями несколько сотен километров: лиственичник заложен на севере Воронежской, а ельник на юге Липецкой области.

Задача не сложная — снять основные биометрические показатели и отобрать материал на генетический анализ. Гораздо труднее эти площади найти. Эксперименты с географическими культурами в свое время носили если не глобальный, то во всяком случае континентальный характер. Опытные площадки заложены в Архангельской, Ленинградской, Костромской, Новгородской, Псковской, Липецкой, Воронежской, Омской, Вологодской, Свердловской областях, Красноярском крае, Карелии Татарстане и других регионах ресефесеэр, Украине, Белоруссии, Прибалтике и даже Франции с Германией. Израсходовано космическое бабло, убиты года чистого времени, исписаны кубометры бланков наблюдений. Но хоть конем ебись, а не найдешь даже самой поганенькой карты размещения площадок. За четверть века все кто был в теме ушли в бизнес, умерли или спились. Архивы закинули в дальний угол, а некоторые выкинули. Часть опытных площадок уже наверняка вырублена, часть сгорела. На тех, что остались почти не разобрать границ, поэтому наблюдения ведутся так: низкие елки — значит саженцы были из Карпат. А тут высокие пошли — это Архангельские. А тут тоже высокие — хуй знает откуда — напишем, что из Вологды.

Частично может помочь генетика, но без массового анализа толку в ней почти нет, а удовольствие это дорогое, погуглите хотя бы стоимость амплификатора. Поэтому приходится искать площадки методом Эйса Вентуры. Сперва в воронежской лесотехнической академии:

Воронежская лесотехническая академия

потом в парке, пивной и местном аналоге НИИ лесного хозяйства. Главное не отчаиваться и сохранять позитив. Немного настойчивости и вот она — удача. Найден дедушка, который со времен посадок географических культур впал в милую деменцию. Далее дело техники — находим водителя на «козле», садим дедушку на штурманское место и мчим сквозь поля:

Пересекаем Дон:
Воронежская лесотехническая академия

Далее несколько часов поисков, фрирайд по мокрым суглинкам низин, отломанное зеркало козла и отбитая на проселочных кочках задница. Вот они!

Дедушка тут не был уже очень давно. От ностальгических чувств он окончательно теряет рассудок и водитель козла увозит его обратно в город. Работать сегодня уже некогда — солнце зашло и под кронами сгустилась темнота. Благо, рядом есть березняк с обильным запасом дров. Причем все как на подбор калиброванные — выложил на земле циновку из поленьев, под голову бутылку с водой и кружку для чая поблизости. Вот тебе и готовая постель:
Полевая постель

Остается лишь ощущать костер, ждать появления пегасид и слушать заговоры насекомых на стебле тысячелистника:
Бронзовка в Воронежской области

Осознав масштаб проделанных работ по закладке географических культур остается только развести руками. Лучше бы на все эти деньги построили огромную ракету в виде фаллоса и запустили ее во след Вояджеру — за пределы Солнечной Системы. Пользы столько же, но это хотя-бы вошло в историю. А теперь проделанная работа останется лишь в наборе бессодержательных статей и рассказах пенсионеров, которые с трудом могут вспомнить отличие посадки географических культур от назначения товарища Слюнькова секретарем центрального комитета партии. То же касается и всей советской науки: может она и была великой, но ценность ее была ничтожна.

Удивительно, но с момента распада Союза прошло больше четверти века, а никто до сих пор не переосмыслил роль науки в жизни современного общества. Ребята, я открою вам страшную тайну: настоящий ученый — это обслуживающий персонал второстепенного значения. А ваши мечты об историческом значении, элитности и неприкасаемом авторитете опишите в диссертации, скрутите ее трубочкой и ебите друг друга по очереди вооон на том симпозиуме.

Паззлы OpenStreetMap

Паззлы OpenStreetMap

Последние лет пять я жил в ожидании того, что сувенирные и канцелярские магазины вот-вот наполнятся картографическими паззлами. Сколько можно собирать и дарить бесконечные пейзажи, животных и автомобили? Вот собрать из кусочков карту — это совсем другое дело. Но магазины все не наполнялись, а мне надоело ждать. Поэтому я вспомнил свой опыт работы в полиграфии и сделал вот такую штуку:

Паззл в процессе сборки

Карта представляет собой лист плотного картона 20х29 см, разбитый на 120 элементов. Толщина основы примерно 1,5 мм, что для таких размеров листа более чем достаточно.

Паззл с обратной стороны

В качестве карты использованы данные OpenStreetMap (© Участники OpenStreetMap) в стандартном мапниковском стиле. Это жуткий стиль если им пользоваться по назначению. Зато он навевает прекрасную ностальгическую рефлексию. В собранном виде эта красотень выглядит так:
Паззл в собранном виде

Срок сборки карты зависит от вашей наблюдательности и знания местности. Но будьте готовы к неожиданностям. Я в центре Москвы вроде неплохо ориентируюсь, а куда «Китай-город» прилепить минут пятнадцать искал. После сборки карту можно вставить в рамку и на стену повесить, можно разобрать и спрятать обратно в коробку до следующего творческого порыва. Коробка поставляется вместе с паззлом.

Стоит это удовольствие 750 рублей + доставка. В наличии Москва, Питер, Шахты (само-собой), Ростов-на-Дону и другие важные города страны. Если у вас есть дети, или вы любите изучать карты, или собирались мапить, но отключили интернет, или решили прикупить презентов на корпоратив, или хотите кому-то рассказать про OpenStreetMap, а он после слов «как Википедия, только карты» засыпает — велкам! Пока я не забыл в каком порядке идут друг за другом дюзы станка, время еще есть.

Паззл на фотографии использует следующий фрагмент тайлов OpenStreetMap:

Другие примеры — Тольятти:

Санкт-Петербург, Васильевский остров: