Карельская дворняга

Выдающийся палец

Однажды я провел весь вечер лежа на плащ-палатке, разглядывая свисающий из разбитой форточки хмель (Humulus lupulus L.). Мое очередное жилище было столь же убогим и безысходным, как и все прошлые. Из развлечений была только водка и пожелтевшая книга 1990-го года о полезном и здоровом сексе, изданная в Белорусской ССР. Накануне сосед на пятерке привез голую бабу с подругой и двумя утырками. Примерно в половину первого ночи бабы передрались между собой, а в начале третьего с шумом и скандалами уехали. Естественно, все пьяные в полное говно.

Вспоминая это, я не мог избавиться от навязчивой мысли: теория эволюции в лице учебника биологии учит нас, что отстоящий большой палец у приматов есть следствие эволюционного отбора особей, которым развитое умение хватать и лазать дало преимущества в борьбе за жизнь. Но на кой хуй тогда отстоящий большой палец собаке?
Пятый палец у собаки

Можно вспомнить курс эволюционной биологии, согласно которому отстоящий палец есть атавистическое наследие, доставшееся некоторым собакам (да и кошкам тоже) чуть ли не от миацид. Некоторые из этих протохищников теоретически могли жить на деревьях, где и приобрели отставной палец в ходе эволюционного отбора.

С другой стороны, возьмем белку.
Рыжая белка в Елагином парке

Если отстоящий палец на передней конечности играет важную роль в эволюционном отборе, почему белки его не имеют? Или держать орехи удобнее четырьмя пальчиками? Допустим, эта недостача — следствие того, что беличьи предки Paramys и Ischyromys хоть, возможно, и лазали по деревьям, но вели преимущественно роющий образ жизни (тут я ссылаюсь на заметку Станислава Владимировича Дробышевского).

Но вот перед нами слон, у которого шесть лет назад нашли шестой палец (пятничный выпуск Science от 23 декабря 2011 г.: «From Flat Foot to Fat Foot: Structure, Ontogeny, Function, and Evolution of Elephant “Sixth Toes”»), ранее считавшийся простым наростом. Фотографии слоновьей ноги у меня нет, поэтому вот вам пикча из упомянутой статьи:
Пикча из статьи

Замечательно видно, что сколько бы не было у слона пальцев — пять или шесть, один из них явно отставлен от других. Очевидно, что слонячьи предки от эоценового свиноподобного меритерия, до плиоценового стегодонта в гробу видали идею лазания по стволам и хватания предметов, но отстоящий палец у них развился. Впрочем, это легко объяснить необходимостью площади опоры, которая должна расти пропорционально массе животных.

Или вот птицы. Отстоящий палец имеет огромное число видов, причем с совершенно разной специализацией: от коршуна до кряквы
кряква

от певчего дрозда, до обыкновенного голубя
голубь

Каждый из видов приобрел, точнее сохранил этот выдающийся палец так, что-бы от поколения к поколению он помогал выжить и оставить потомство. Ну или хотя бы не мешал этому. Тут мы подходим к одной из главных претензий к теории эволюции, а именно, искусственной подгонке объяснения анатомического строения вида под результат естественного отбора. Почему водяной уж (Natrix tessellata) имеет равномерную шахматную окраску? — так легче маскироваться. Тогда хрена-ли у обыкновенного ужа (Natrix natrix) однотонный цвет и два желтых пятна вдобавок?
Natrix natrix

Их местообитания не идентичны, это правда, но очень близки, поэтому вполне логично смотрелась бы дивергенция обыкновенного ужа на сухопутный и похожий на Natrix tessellata водный подвид. Пример не идеальный, но суть претензии передает верно. Перефразируя утрированный тезис Ю.В. Чайковского: «Если волк серый для маскировки, какого хрена лиса рыжая?».

Я ни в коем случае не отрицаю естественный отбор, но считаю, что роль многих видовых особенностей в сохранности вида значительно преувеличена, а наследственная изменчивость носит не случайный, а диатропический характер. Иными словами, виды в процессе эволюции могут перемещаться словно элементы по ячейкам таблицы Менделеева, где роль самой таблицы выполняет множество видовых признаков. Ваши потомки могут со временем вернуться в водную среду, потерять отстающий палец или отрастить рога, но хуй на лбу у них не вырастет, подобно тому, как у щелочного металла не появится свойство невиданной твердости.

Пока я лежа на плащ-палатке под свисающим из разбитой форточки хмелем обдумывал эти мысли, окончательно стемнело. А чуть позже я переехал и решил придержать для вас эту историю до праздников. Уж если вы решили поверить в то, что скоро к вам придет старый хер с бородой, то пусть это будет Дарвин, который положит вам под елку монографии Мейена, и Чайковского.

Великая Россия

Основы панка. Пятая Россия

Всякий мудак, посещавший школьные уроки географии, неизбежно знаком с центр-периферийной моделью Фридманна (John Friedmann «Regional Development Policy: A Case Study of Venezuela» — я нашел эту книгу только на амазоне за три доллара). Под отечественные реалии ее адаптировала Наталья Васильевна Зубаревич, вошедшая в историю современной говножурналистики как автор теории «четырех Россий». Первые три России — это мегаполисы, города и деревни, четертая — дикие племена на Кавказе и Южной Сибири, которые ни в одну классификацию не укладываются. Я не стану оскорблять вас пояснениями, которые известны каждому мало-мальски образованному человеку. Лучше расскажу про пятую Россию — ту, которую даже Наталья Васильевна не рассматривает.

Завершив работу на Хедо, мы переехали поближе к Ладоге, в небольшую приграничную деревушку с романтичным названием «Соанлахти».
Соанлахти

Работать на этом участке было сложнее — на юге Карелии, в отличие от севера, поросшие всяким говном кисличные типы леса — явление совершенно обыденное. К тому же люди за два месяца скитаний, пьянства и хреновой погоды вымотались и разложились как гнилое одеяло. Поэтому двадцать третьего августа я написал в своем дневнике о предчувствии приближения неприятности крупного масштаба. И был абсолютно прав. Но совершенно не мог вообразить, что неприятность эта войдет в комнату в виде Елены Прекрасной.

День был на редкость замечательный. Никто с вечера не обоссыкал коробки в коридоре, не привозил из соседней деревни голых пьяных баб и не ездил в город менять телефон на бухло. Мы только закончили работать вдоль контрольно-следовой полосы и вернулись в наш уютный барак
барак в Соанлахти

Вы ошибаетесь, если думаете, что он не жилой. Кроме нас, в бараке жила одноногая бабка, дед и алкаш с женой. Все родственники. Впрочем, про алкаша — это я зря, он не сильно отличался от остальных, напротив, периодически даже работал, но в тот месяц у него распухла нога, поэтому он решил припасть к корням и вернулся из Суоярви.

Деревня Соанлахти совсем небольшая. Когда мы приехали, там жило всего двадцать шесть человек, но за месяц их осталось двадцать пять. В знак этого односельчане устроили многодневные поминки, которые судя по масштабу должны были выкосить оставшееся население деревни как бубонная чума в четырнадцатом веке. Но аборигены, добывающие свое пропитание браконьерством, заготовкой ягод и пенсиями по инвалидности, оказались посильнее тщедушных европейцев.

К сожалению, если с чумой научились бороться, то против популяционной дегенерации поселков ягоды не спасут. Несколько десятилетий назад в деревне жили две с лишним тысячи человек, работал крупнейший совхоз «Маяк», две школы, медпункт, клуб и магазин. Когда в стране начался пиздец, самые активные и предприимчивые дали по съебкам в крупные города. Они больше не ремонтировали, то что ремонтировали раньше, не создавали то что создавали раньше и не посылали как и раньше ленивых дегенератов нахуй. Из-за этого жить в деревне стало хуже и по съебкам дали уже не такие активные и предприимчивые. Так запустился насос, который постоянно высасывал из деревни лучшую часть из оставшихся людей до тех пор, пока высасывать стало некого. Те кто остались, больше похожи на коматозных больных — никаких стремлений, никаких попыток пошевелиться. Для этих людей нет большего счастья чем инвалидность и пенсия. Они сохранились на своих местах словно осадок в фильтре великого насоса.

В таком жанре любят снимать голливудские фантастические фильмы. Человечество погибло, остались только одичалые существа на фоне остатков цивилизации. В центре местной цивилизации когда-то был клуб:
Клуб в Соанлахти

Соанлахти — закрытая территория. Мобильная сеть тут очень слаба, поэтому, если что-то произойдет, вся надежда на таксофон:
Таксофон в Соанлахти

На центральной, точнее, теперь на единственной улице стоит крепкая и вполне приличная деревянная остановка. Но не обольщайтесь, ближайшее место посадки в автобус в восемнадцати километрах отсюда — в соседней деревне.
Автобус в Соанлахти

Туда же, соанлахтинцы ездят за продуктами, водкой и спиртом. Местный магазин давно закрыт.
Магазин в Соанлахти

Раз в неделю, по четвергам приезжает автолавка. Я раньше думал, что автолавка — это что-то вроде небольшого грузовичка или пикапа, переделанного в мини-магазин. А вот хер там. Автолавка в Соанлахти выглядит так:
Автолавка в Соанлахти

Это одна из немногих приезжающих в деревню машин, на которой есть номера. Гаишников тут нет так же, как и автобусов. Ближайшая власть представлена пограничниками на подъезде к Финляндии. Причем некоторые из них выглядят вот так:
Русский пограничник

Зимой дороги заносит и если их не успевают расчистить грейдером, в магазин приходится идти на лыжах. Соседняя деревня Суйстамо в это время — единственная надежда. Особенно местный магазин:
Магазин в Суйстаме

Давайте, расскажите тут про маркетинговые исследования и брендирование объектов ритейла:
Магазин Алко

Проплывая сквозь это великолепие и космический дзен, вечером к нам подошла местная жительница, казавшаяся на фоне остальных поборником морали и трудовой дисциплины. Она была наименее запойной из всех, а потому исполняла по мере сил роль деревенской администрации и органов правопорядка.

— Сегодня к вам хозяйка квартиры приедет, Лена ее зовут. Вы ее в дом не пускайте, она блядовитая: на мужиков вешается и тушенку может спиздить. На всякий случай уберите вещи и банки чем-нибудь прикройте.

Мы напряглись, но Лена все не приезжала. Проходил час за часом, а наше геологическое спокойствие оставалось нетронутым. В какой-то момент мы окончательно решили, что тревога была ложной. За окном стемнело, мы расчищали стол для новой партии в кинга, а геологи в своей головной избе планировали завтрашний маршрут. В дверь постучали.

— Я Лена, к вам приехала.

Сказать, что я охуел — ничего не сказать. Лена по комплекции была как оба рабочих партии вместе взятых и на вид могла спокойно унести на себе банкомат. Она держалась за дверь в попытке выглядеть трезвой и нисколько не смущалась тинейджеровской маечки из которой вылезла голая сиська.

— Привет мальчики, давайте накатим?

Оценив ситуацию, мы со вторым рабочим — Серегой переглянулись, синхронно вспомнили про то, что на улице нас ждут неотложные дела и подло оставили Лену вместе с нашим поваром. Мужества ему было не занимать, поэтому он самоотверженно лег на амбразуру. А потом ложился еще несколько раз, пока под утро, укрыв поверженного на полу врага одеялом, не вернулся на свою койку. Это была жестокая битва, отголоски которой доносились до нас всю ночь.

— Я вот никогда целоваться не умела. Мне муж говорил: «Не можешь целоваться – соси». Я ему говорю, да пошел ты нахуй. Сосать еще ему. Не умела целоваться
— А я тебя сейчас научу: вот так губы расслабь и языком туда суй…
— Костя, руку мою отпусти… Мальчики, как бы я хотела у вас тут остаться, прилечь.
— Для этого пять лет учиться нужно.
— Меня тоже в мореходку звали поваром.

Лена оказалась экспертом в области невербальных коммуникаций, к тому-же уехала из Соанлахти, чудом проскочив сквозь фильтр великого насоса. В двух бараках жила вся ее родня, которая видимо этому жутко завидовала. Иначе сложно объяснить, почему деревенские, люди в общем не сильно склонные к эстетической рефлексии, при ее упоминании кривились и всячески извиняясь пытались донести мысль, что «в семье не без урода». Мы пили чай перед бараком на двух недоколотых в поленницу швырках, когда она шатаясь подошла к нам с очередной охуительной историей.

— Я однажды вот так немому показала – лизнула она ладонь и провела по заднице – так он за мной как побежал… Ааа! Сеструха, блядь ты така! Здорово! — направилась она к родственнице, прервавшей этот жизненно для нас важный рассказ.

Лена прожила в деревне около недели, уехав лишь после того как силы окончательно покинули нашего повара. Перенеся эти испытания он геройски полег на кровать с симптомами прогрессирующей простуды и перманентного алкоголизма, где в течение нескольких дней отлеживался выходя на улицу лишь для естественной потребности насладиться окружающей красотой.
Развалины в Соанлахти

Если в начале сороковых годов за окнами открывался такой-же вид как в Соанлахти (а у меня нет повода думать иначе), сожжения деревень немецкой армией выглядят значительно преувеличенным преступлением. На предложение заколотить двери пока все спят и поджечь бараки все улыбались и кивали одобрительно. Только один старый геолог нахмурился и возразил.

— Где ты тут двери видел? Лучше пригнать спиртовоз и оставить, что-бы они все перепились. Потом пригнать трактора и сровнять деревню с землей. Хотя сжечь все будет быстрее и дешевле.
Развалины в Соанлахти

Вероятно вы в своих Москвах скажете, что это негуманно, мерзко и непатриотично. Что ж, может и так. Только те же соанлахтинцы предпочитают покупать сигареты на которых герб с надписью «Великая Россия» прикрыт наклейкой «74 рубля»:
Великая Россия

И, вероятно, вы думаете, что Соанлахти это и есть пятая Россия? Нет, Соанлахти только на пути к этой стадии, хотя и в лидерах по скорости. Настоящая пятая Россия выглядит так:
Толвоярви

Это деревня Толвоярви. Вымерший населенный пункт на берегу великолепного озера. Красивая природа нисколько не спасает от деградации:
Толвоярви

Равно как и совхоз-гигант, завод или нефтеносная область. Единственный способ выжить — остановить великий насос, концентрирующий людей в местах, где их амбиции и потребности удовлетворяются видимостью труда. Если это не осознать, третья Россия перейдет вначале в пятую стадию:
Пятая Россия

А затем в шестую (да, это тоже бывшая деревня — трава скрыла фундаменты домов):
Шестая Россия

Ее же можно рассматривать как нулевую. Территория не останется без внимания цивилизации надолго, в этом я скорее согласен с концепцией ноосферы Вернадского. Отдельные очаги уже проступают как молодая кожа из под обугленных лоскутов:
Цивилизация в Карелии

Лет через десять-двадцать жители Соанлахти сожгут по пьяни свои дома, умрут от старости и переедут. Деревню разровняют и построят на ее месте недорогой туристический комплекс. Я не вижу в этом закономерном изменении повода для эмоций, но меня чрезвычайно беспокоит вопрос, о том, рассматривает ли теория Фридманна-Зубаревич процесс экспансии центра модели на периферийные области или же ограничивается исключительно рассмотрением процессов популяционного истощения периферии?

Посконная топонимика на карте OpenStreetMap

С главным правилом картографического дизайна меня познакомил преподаватель из академии. Мы тяпнули по пятьдесят, закусили, после чего он глубокомысленно изрек: «Если объект на карте напоминает член или жопу — его следует отобразить так, что-бы это не привлекало внимание». Например, наложить поверх надпись. Но что делать, если сама топонимика такова, что шишка Роскомнадзора встает и начинает малафитить все подряд? Например, в Тосненском районе Ленинградской области есть ручей «Пиздинский», который на генштабовских картах стыдливо обозначен как «Пизинский».

Более того, если обратиться к сборнику «А Се грехи злые, смертные…» любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России Х — первая половина XIX века», что вышел в Институте этнологии и антропологии им Н.Н.Миклухо-Маклая РАН (1999 год — о было время!), можно найти прелюбопытнейшую статью Владимира Дмитриевича Назарова («Срамословие в топонимике России XV — XVI веков»), который утверждает, что на тот период каждый тысячный топоним был образован от матерного корня. И где теперь все эти речки Блядея, Еботенка, Пиздюрка, Наебуха и Ненаебуха, местечки Хуярово, Пезделёво-Долгое, деревни Пезделка, Пиздюрино, Хуйково, Ебехово, Поиблица, Мудищево и овраг Блядейский отвершек? Не может быть, что-бы ничего подобного не сохранилось до настоящего времени.

Понятно, что коммерческие картографы никогда не разместят на карте такие подписи. Потому что они ссылаются на документы, а чиновники, которые их составляют ссутся от малейшей возможности вдохнуть жизнь в результат своей работы. В результате мы имеем поселок Гавриловский в городе Шахты, который в действительности называется Пьяная Балка, причем этот топоним возник еще во времена Грушевского горного поселения, но по сей день живет, здравствует и никуда исчезать не собирается.

Другое дело, OpenStreetMap. Здесь тоже есть известные ограничения, но в отличие от остальных наборов геоданных, OSM должен быть просто кладезем посконной топонимики. А что же мы видим в реальности?

Хуй (точнее Hue) — деревня во Вьетнаме:
хуй во Вьетнаме

Как так? Ни одного топонима в России. И это при том, что родственным ему топонимом «Хвойное» (согласно работе Г. Ф. Ковалева «Русский мат — следствие уничтожения табу», опубликованной в сборнике «Культурные табу и их влияние на результат коммуникации. — Воронеж, 2005» на страницах 184-197) обладают около десятка населенных пунктов.

А что с остальными словами? Лет пятнадцать назад, я услышал прелюбопытнейшую версию значения слова «пизда», которая гласила, что сие есть «углубление на местности из которого течет вода». Спустя годы в Румынии неожиданно обнаружилось подтверждение. Пизда — родник у дороги в город Пояна Бленки:
пизда

Обсценный аналог копуляции в русской топонимике OpenStreetMap не представлен. Но если мы введем в поиск «Ебать», а еще лучше «Ebat», то получим множество топонимов во Франции, Эфиопии, Камеруне и Нигерии. Кстати, камерунский Ebat не отрисован от слова вообще. Займусь им после того как закончу с мадагаскарской деревенькой на реке Онилахи:
Ебат в Камеруне

Еще больше топонимов можно найти по созвучию со словом «манда». В основном Манда присутствует в странах Африки и Ближнего Востока, но есть и несколько европейских примеров, которые, впрочем, не относятся к России. Например Манда из итальянского Турина:
манда в Италии

Топоним Елда (Elda), напротив, характерен более для европейских стран и США (будете в Нью-Йорке, прогуляйтесь вдоль переулка Фелпса, что на Статен-Айленде):
елда в США

Даже в России есть топоним Елда, который несколько завуалирован умляутом (или как он там — я не спец по диакритике):
Ёлда в России

А в Крыму жопа:
Жопа в Крыму

Если не считать Крыма, жопа больше нигде в мире не встречается, да и там она одна и является достопримечательностью. А «Блядь» в топонимике OSM отсутствует вовсе, как в написании с «ть» на конце, так и с «дь».

Таким образом, вся матерная топонимика русскоговорящих областей представлена лишь рекой Ёлда и камнем-жопой, причем происхождение Ёлды еще необходимо уточнить. Есть еще одна из гор с названиями Сиська, работы на которых я неторопливо описываю в цикле очерков «Уральские сиськи»:
Гора Сиська

Но этот топоним совсем невозможно признать табуированным. А уж отсутствие в русской топонимике OpenStreetMap производных от таких слов как «хуй», «пизда», «блядь» и «ебать» лучше всяких цифр доказывает насколько по-прежнему пуста база OSM в части наименований объектов. Равно, как и отражает одну из фундаментальных проблем проекта OpenStreetMap, развитие которого идет по пути копирования коммерческих продуктов. Тот кто постоянно сравнивает себя с великаном навсегда останется карликом.

P.S. К чему это я? Сервис OSM streak, запиленный не так давно Ильей Зверевым из Maps.me офигенен. Он каждый день присылает на почту или в телеграмм небольшое задание на маппинг. Оно несложное, но не позволяет забыть какой клавишей углы выпрямляют.  А ведь в теории, к нему можно прикрутить и обратную форму, которая позволяет отправлять не правки с выполненным заданием, а задания, которые требуют выполнения. Нужно вам нарисовать дороги в деревне Миндюкино, рисуете пирог, снабжаете тегом #МиндюкиноНидХелп и все, кому этот район интересен, периодически получают напоминалку. Это быстро перерастет в рубльдомиковою коммерцию (хочешь что-бы карту рисовали за тебя — плати), но какая разница? Все равно результат будет такой же чумовой как у Альбера Камю.

Дендрофлора ямальских городов

Дендрофлора ямальских городов

Ниже приведен конспект видов деревьев и кустарников, произрастающих в городах Воркута (контроль), Пуровск, Тарко-Сале, Пурпе, Губкинский, Муравленко. Это исследование я проводил в 2012 году, поэтому с тех пор что-то могло измениться, в частности, сюда не включен виды, посаженные в рамках эксперимента по интродукции, проводимого с 2013 г.

Общие замечания:  Города Пуровск и Пурпе обследованы с меньшей тщательностью вследствии транзитного пребывания в них. По результатам обследований видны общие свойства растений.

  1. Подмерзают молодые особи (до 15 лет).
  2. Подмерзают особи лишенные достаточного освещения.
  3. Старые (50 и более лет) отдельно стоящие деревья имеют обширные механические повреждения.

«Жимолость» в Губкинском это не жимолость. Растет деревом и я так и не понял, что это.

 

Деревья и кустарники г. Воркута
Воркута

Betula pendula Roth – Береза повислая, или бородавчатая – Деревья высотой 8-10 м. Встречаются очень редко.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Деревья высотой 8-10 м. Встречаются очень редко.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Деревья высотой 8-10 м. Встречается дов. редко. В условиях недостаточной освещенности, близости к зданиям неморозостойки.

Larix sibirica Ledeb. – Лиственница сибирская – Деревья высотой до 12 м. Встречается редко (ул. Московская, д. 27) Зимостойка. В современном озеленении города не используется. Все встреченные экземпляры старше 30 лет.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Лиственница Чекановского — Дерево высотой до 12 м. Встречается редко. Зимостойка. В современном озеленении города не используется. Старше 30 лет.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Деревья высотой 11 м. Повреждаются заморозками. Встречаются очень редко (перед зданием управления МЧС по г. Воркута, ул. Яновского).

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко. Морозостоек. В современном озеленении города не используется, распространяется самосевом.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья или кустовидные деревья высотой до 9-11 м. Встречаются очень часто, морозостойки. Широко использовались в городском озеленении 25-30 летней давности. В настоящее время активно распространяется самосевом.

Salix lanata L. x S. glandulifera Flod. – Кусты. Встречается редко.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кусты до 3 м выс. Встречается дов. редко. Подмерзает.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Деревья или кустовидные деревья высотой до 8-10 м. Встречаются часто, морозостойки. Наряду с ивой шерстистопобеговой широко использовались городских посадках 25-30 летней давности. В настоящее время активно распространяется самосевом.

Sorbus aucuparia L. – Рябина обыкновенная – Кустовидные деревья, высотой 4 м. Встречаются очень редко (парк Первостроителей). Растут на открытом освещенном месте. Периодически повреждаются заморозками, но обильно плодоносят.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Кустовидные деревья, высотой 4 м. Встречаются очень редко (парк Первостроителей). Растут на открытом освещенном месте. Периодически повреждаются заморозками, но обильно плодоносят.

 

Деревья и кустарники г. Пуровск

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой до 12 м. Некоторые деревья повреждаются заморозками. Встречается дов. часто.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой до 12 м. Некоторые деревья повреждаются заморозками. Встречается часто.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Дерево, высотой до 6-7 м. В городе встречается довольно редко, но преобладает в городских зеленых массивах. Зимостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 8 м. Встречается редко. Зимостойка. Высаживается в основном в придомовых посадках.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко, в основном на придомовых территориях окраины города. Заморозками повреждается незначительно.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Кустовидные деревья высотой до 8 м. Встречаются часто. Используется в озеленении и распространяется самосевом. Повреждается заморозками.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кустарник высотой до 1,5 м. Зимостоек. Встречается редко.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 4-5 м. Встречается довольно редко. Зимостойка.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Дерево или кустовидное дерево высотой до 4 м. Встречается довольно часто. Обильно плодоносит. Зимостойка.

 

Деревья и кустарники г. Тарко-Сале
Тарко-Сале

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой до 12 м. В общем, зимостойка, но встречаются деревья поврежденные заморозками, приобретшие кустовидную форму. В основном это связано с затенением. Встречается часто.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой до 12 м. В общем, зимостойка, но встречаются деревья поврежденные заморозками, приобретшие кустовидную форму. В основном это связано с затенением. Встречается часто.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Древовидный кустарник высотой до 2-2,5 м. Встречается редко. Зимостойка.

Juniperus sibirica Burgsd. – Можжевельник сибирский – Кустарник, высотой 1 м. Встречается очень редко – обнаружен лишь один экземпляр, произрастающий на территории частного участка по ул. Мезенцева. Зимостоек.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Дерево, высотой до 6-7 м (отдельные растения до 13 м). В городе встречается довольно редко, но преобладает в городских зеленых массивах. Зимостойка.

Larix sibirica Ledeb. – Лиственница сибирская — Дерево, высотой до 6-7 м. В городе встречается довольно редко, но преобладает в городских зеленых массивах. Зимостойка.

Padus avium Mill. – Черемуха обыкновенная – Кустовидные деревья высотой до 6-7 м. Встречается редко, используется в придорожных посадках. Зимостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 8 м. Встречается редко. Зимостойка. Высаживается в основном в придомовых посадках. Растет в сквере тарко-салинского лесничества.

Pinus sibirica Du Tour – Сосна кедровая сибирская, сибирский кедр – Дерево, высотой до 8-9 м. Встречается редко, преимущественно в парке у «вечного огня» и прилегающих территориях. Зимостойка.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза – Дерево высотой до 9-10 м. Зимостойка. Встречается редко.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Дерево высотой 7-9 м. Встречается довольно редко. Зимостойка.

Ribes spicatum E. Robson – Смородина колосистая – Кустарник высотой до 1,5 м. Встречается очень редко. Зимостоек.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко, в основном на придомовых территориях окраины города. Заморозками повреждается незначительно.
Rubus matsumuranus Lévl. et Vaniot – Малина Мацумуры, или сахалинская – Встречается очень редко. Высаживается местными жителями на придомовых территориях. Повреждается заморозками.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Кустовидные деревья высотой до 8 м. Встречаются часто. Используется в озеленении и распространяется самосевом. Повреждается заморозками.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кустарник высотой до 1,5 м. Зимостоек. Встречается редко.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 4-5 м. Встречается довольно редко. Зимостойка.

Salix x stipularis Sm. (Salix viminalis x S. dasyclados) — Кустовидное дерево высотой до 4-5 м. Встречается редко. Зимостойка.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Дерево или чаще кустовидное дерево высотой до 4 м. Встречается довольно часто. Обильно плодоносит. Зимостойка.

 

Деревья и кустарники г. Пурпе

Betula nana L. – Береза карликовая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Зимостойка. Встречается довольно редко.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Зимостойка.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Зимостойка.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Кустовидное дерево, высотой до 4-4,5 м. Встречается редко. Зимостойкий.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Встречается довольно часто. Дерево высотой до 15-18 м. Широко распространена в прилегающих к городу территориях. Зимостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 4-6 м. Встречается очень редко. Зимостойка.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза – Дерево высотой до 17-18 м. Встречается часто, особенно во дворах жилых домов и на прилегающей к городу территории. Зимостойка. Часто с механическими повреждениями. Распространяется самосевом.

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 3 м. Встречается редко. Распространяется самосевом. Зимостойка.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья и кустовидные деревья высотой до 6-8 м. Встречается очень часто. Широко используется в городском озеленении. Распространяется самосевом, особенно на окраине города. Зимостойка.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Встречается редко. Распространяется самосевом по окраинам города. Зимостойка.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 5-6 м. Встречается довольно редко. Зимостойка. Распространяется самосевом, особенно по окраинам города.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Кустовидное дерево, высотой 2 м. Обильно плодоносит. Встречается редко. Зимостойка.

 

Деревья и кустарники г. Губкинский
Губкинский

Betula nana L. – Береза карликовая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко. Зимостоек, однако, при затенении повреждается отрицательными температурами.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Используется в городском озеленении. Зимостойка.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Используется в городском озеленении. Зимостойка.

Caragana arborescens Lam. – Карагана древовидная, желтая акация – Кустарник, высотой до 2 м. Встречается очень редко (ул. Нефтянников – гостиница Сибирь и пр. Мира – сквер близ здания «Пургаза»). Незначительно страдает от заморозков.

Crataegus dahurica Koehne ex C. K. Schneider – Боярышник даурский – Кустовидное дерево высотой до 2 м. Встречается очень редко (ул. Мира). Незимостоек, значительно повреждается отрицательными температурами.

Crataegus sanguinea Pall. – Боярышник кроваво-красный, или сибирский – Кустовидное дерево высотой до 2 м. Встречается очень редко (ул. Молодежная). Повреждается отрицательными температурами.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Кустовидное дерево, высотой до 4-4,5 м. Встречается редко. Большая часть произрастает в сквере у здания «Пургаза». Зимостойкий.

Larix archangelica Laws. x Larix dahurica Laws. – гибрид Лиственницы архангельской и даурской (или Larix x czekanowskii Szaf., близкая L. dahurica Laws.) – Встречается довольно часто. Дерево высотой до 15-18 м. Широко распространена в городских парках. Зимостойка.

Malus prunifolia (Willd.) Borkh. – Яблоня сливолистная – Встречается очень редко – два экземпляра у здания администрации города. Дерево высотой 2 м, повреждается заморозками. Плодоносит.

Padus avium Mill. – Черемуха обыкновенная – Дерево, высотой 2 м. Встречается редко. Сильно повреждается заморозками, особенно при затенении.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 4-6 м. Встречается очень редко (ул. Калинина). Зимостойка.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза – Дерево высотой до 17-18 м. Встречается часто, особенно во дворах жилых домов. Зимостойка. Часто с механическими повреждениями. Распространяется самосевом на открытых местах (район пляжа, парк).

Pinus sibirica Du Tour – Сосна кедровая сибирская, сибирский кедр – Деревья до 5 м высотой. Зимостоек.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Дерево высотой до 9 м. Встречается очень редко. Единственные встреченные посадки на ул. Нефтянников (напротив гостиницы «Сибирь»). Зимостоек.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Кустарник высотой до 1,5 м. Встречается очень редко. Обнаружено несколько видов по ул. Набережной и прилегающих улицах. Растения высажены на территории частных владений. Плодоносит. Зимостойка.

Rubus idaeus L. – Малина обыкновенная – Кустарник высотой 0,5 м. Встречается очень редко, единственный экземпляр произрастает на набережной. Зимостоек.

Salix bebbiana Sarg. – Ива Бебба – Куст высотой до 1,5 м. Зимостоек. Самосев. Редко.

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 3 м. Встречается редко. Распространяется самосевом. Зимостойка.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья и кустовидные деревья высотой до 8 м. Встречается очень часто. Широко используется в городском озеленении. Распространяется самосевом, особенно на окраине города. Зимостойка. Широко практикуется стрижка и формирование кроны.

Salix lapponum L. – Ива лапландская – Куст высотой до 1 м. Зимостоек. Очень редко.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кустарник высотой 1,7 м, возникший путем самосева. Встречается редко. Распространяется самосевом по окраинам города. Зимостойка.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 5-6 м. Встречается довольно редко. Зимостойка. Распространяется самосевом, особенно по окраинам города.

Sorbus aucuparia L. – Рябина обыкновенная – Кустовидное дерево, высотой 2 м. Обильно плодоносит. Встречается редко, большая часть высажена в сквере у здания «Пургаза». Зимостойка.

Spiraea nipponica Maxim. – Спирея ниппонская – Встречается очень редко – единственный обнаруженный экземпляр растет у здания городской администрации. Кустарник высотой 0,3 м. Значительно повреждается заморозками, однако плодоносит.

 

Деревья и кустарники г. Муравленко
Муравленко

Betula nana L. – Береза карликовая – Кустарник. Встречается очень редко. Встречен всего один экземпляр. Зимостойка.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Встречается часто. Используется в городском озеленении. Средняя высота деревьев 4-6 м. Морозостойки.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Встречается очень часто. Используется в городском озеленении. Средняя высота деревьев 4-6 м. Морозостойки.

Caragana arborescens Lam. – Карагана древовидная, желтая акация – Дерево высотой 2 м. Встречается очень редко (ул. Муравленко). Повреждается заморозками.

Crataegus pinnatifida Bunge – Боярышник перистонадрезанный – Встречается очень редко (ул. Муравленко). Дерево высотой 1,7 м. Очень сильно повреждается заморозками.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Кустовидное дерево высотой 4-5 м. Встречается редко. Зимостоек.

Larix sibirica Ledeb. – Лиственница сибирская – Дерево высотой до 12 м. Встречается довольно часто. Широко распространена в городских парках. Зимостойка.

Padus avium Mill. – Черемуха обыкновенная – Дерево высотой 2 м. Встречается редко (ул. Муравленко). Сильно повреждается заморозками.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Дерево высотой до 11 м. Встречается довольно редко. Посадки осины сосредоточены по ул. Ленина (ДК «Украина»). Морозостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Встречается очень редко. Описан один экземпляр (ул. Ленина). Дерево, высотой 7м. Зимостойко.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза –Деревья высотой до 12-14 м. молодые посадки малочисленны. Большая часть старых деревьев имеет обширные механические повреждения. Встречается часто. Зимостойка.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Встречается очень редко. Несколько экземпляров – кусты высотой 1,3 м произрастают вблизи здания «Муравленковскнефть». Незначительно повреждаются заморозками.

Salix bebbiana Sarg. – Ива Бебба – Кустовидное дерево высотой до 5 м. Зимостойка. Редко.

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 3 м. Встречается редко. Распространяется самосевом. Повреждается заморозками, в местах затенения.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья высотой до 8 м. Встречается очень часто. Широко используется в городском озеленении. Морозостойка. Широко практикуется стрижка и формирование кроны.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 6 м. Встречается редко. Зимостойка.

Sorbus aucuparia L. – Рябина обыкновенная – Кустовидное дерево, высотой 1,5-3 м. Встречается довольно часто. Используется в озеленении площадей и придомовых территорий административных зданий (здания «Муравленковскнефть», «управление МЧС по г. Муравленко», ДК «Украина» и др.). Обильно плодоносит. Повреждается зимними температурами.

Мультифрактальный анализ данных OpenStreetMap в QGis

Бенуа Мандельброт в своей «Геометрии» утверждает, что понятие «фрактал» применимо исключительно к множествам, которые проявляют свойства самоподобия не менее чем на протяжении трех порядков единиц измерения. Манфред Шредер в не менее известной монографии описывает принцип расчета корреляционной размерности, приводя ее к общему виду. Там же он наглядно показывает, как неэвклидовы размерности отражают строение систем в стадии детерминированного хаоса. Аналогичным, но в более популярной форме занимается Хакен, а Федер постулирует чрезвычайно занятную мысль о взаимосвязи самоподобия с теорией перколяции. Однако, несмотря на все это, фракталом называют любой каскад дихотомических ветвлений, а под фрактальным анализом — банальное определение размерности покрытия, забывая даже то, что в оригинальном мануале она идет под названием размерности Хаусдорфа-Безиковича. Еще в одной статье на эту тему нет смысла, но процедура оценки сложности геоданных в QGis настолько проста, что заслуживает краткого упоминания даже среди всеобщей скуки.

Начнем с того, что выберем интересующую область (в моем случае это Москва, район трех вокзалов), которую обводим полигоном. Любой тулзой скачаем OSM данные на этот регион — я использовал плагин OSMDownload, но можно и просто выкачать все через overpass. После того, как данные получены, я рекомендую перевести все в спроецированную систему координат, например в EPSG:2705. Это облегчит дальнейшую работу и позволит вам избежать необходимости перевода градусов в метры для объяснения полученного результата. Я для упрощения работы использовал только точечные данные, но нет препятствий к применению этого метода для линий или даже полигонов.

После этого стандартными средствами (Вектор-выборка-регулярная сетка) строим сетки из квадратов с разной длиной стороны. Чем больше сеток и сильнее разброс площадей у их ячеек тем интереснее результат, но на практике обычно получается не более 20, а если удваивать сторону квадрата для каждой новой сетки, то и того меньше. Можно объединить все сетки в один шейп, это ускорит работу по подсчету заполненных ячеек, но замедлит расчет размерности, так что особого смысла нет. Сам подсчет ведется путем пространственной выборки полигонов сетки по принципу пересечения с точкой OSM:

Я использовал 22 сетки со сторонами квадратов 5, 10, 13, 20, 21, 34, 40, 55, 80, 89, 100, 144, 160, 200, 233, 300, 320, 377, 400, 500, 610 и 640 метров. Не стоит удивляться размерам — эту работу я проводил в рамках изучения встречаемости последовательности Фиббоначчи в геоданных и связи этой последовательности с размерностью покрытия данных. В результате были получены следующие данные:

Сторона
квадрата, м
Полное количество квадратовКоличество заполненых
квадратов
Достоверность аппроксимации
(R2)
Размерность
Хаусдорфа-Безиковича
524100143221,000,00
106050139631,000,13
133557437550,990,14
201525131150,890,22
211372830410,910,25
34525121510,860,35
40387618300,870,41
55203512900,870,50
809887600,860,62
897826500,880,69
1006515350,890,74
1442942800,890,83
1602472370,900,89
2001761480,900,96
2331171150,911,02
30077690,911,08
32070680,921,12
37748470,921,16
40048400,931,19
50035240,931,24
61020200,931,27
64020190,941,29


График функции количества заполненных клеток от масштаба клетки как и ожидалось, имеет степенной вид (R2функции аппроксимации = 0,94). Расчеты выполнены в экселе с использованием формул для расчета достоверности авппроксимации:

=ИНДЕКС(ЛИНЕЙН(LN($D$2:$D23);LN($B$2:$B23);;1);3;1)

Для расчета размерности Хаусдорфа-Безиковича:

=-1*ИНДЕКС(ЛИНЕЙН(LN($D$2:$D23);LN($B$2:$B23));1)

На основе полученной таблицы построен график мультифрактального спектра, отражающий изменение сложности данных в зависимости от масштаба (сложность точки = 0, сложность прямой = 1, сложность плоскости = 2):
график мультифрактального спектра

Сложность точечных данных OpenStreetMap возрастает по логарифмическому закону. При увеличении охвата, она стремительно возрастает до тех пор, пока сторона охвата не составит примерно 100 м (вероятно это связано с квартальной сетью), после чего скорость усложнения падает. Если продолжить это график, он должен опять пойти на спад, что следует хотя-бы из здравого смысла, но ресурсов моего компьютера для таких расчетов уже не хватит. Динамика наблюдается в северной части Москвы, но полагаю, что тенденция будет сходной для всех крупных городов.

Собственно, это и есть все интересное. Тем более, что этот пост я написал только для того, что-бы формулы расчета размерности всегда под рукой были, а то неудобно постоянно десятки графиков создавать.

Субъективные вычисления

Субъективные вычисления

Где моя милая маска с розовыми щечками? Я хочу сыграть с вами в одну игру. Представьте на некоторое время, что в мире не существует такого понятия как число. Никакого количественного анализа, теории чисел и кватернионов. Никакой интервальной арифметики и ферматистов. Только здравый смысл, под которым люди подразумевают формальную и символическую логику. Если что и осталось от чисел, так это значки арабских цифр, которые никакого математического смысла не несут. Но не беспокойтесь. Через десять секунд после начала игры, вы непременно умрете, если не сумеете найти возможность вычисления производной единой функции страдания. Игра началась.

Десять секунд. Что здесь? Авторучки которые не пишут, остывшие батареи, светодиодная реклама и домофон. Обозначим авторучки как A, батареи как B, светодиоды как C, а домофон как D. Еще есть духовные скрепы, они в последнее время всегда с нами, их обозначим как E. Итого, имеем множество {A,B,C,D,E}, каждый элемент которого является аргументом функции страдания людей. Для формализации, назовем каждый из этих элементов объектом (obj), содержащим разные характеристики и их значения. Например:

obj A = {название: авторучки, материал: пластмасса, производство: Китай, …};

Наверняка существуют характеристики, которые присущи всем объектам без исключения. Например, название, оно же — принадлежность к определенному множеству объектов (Y). Если есть принадлежность к множеству, значит она имеет некоторое значение истинности (μ). Более того, названий и соответствующих им значений истинности может быть сколь угодно много…

Девять секунд. Что еще? Трансфинитное число (Ν), поскольку мы всегда имеем некоторый порядок в натуральном множестве, кардинал (card), факторизация (Φ). Иными словами:

obj A = {{Y1: μ1, Y2: μ2, …, Yn: μn}, Ν: ν, card: κ, Φ: [φ1, φ2, …, φn]};

Функция принимает на вход каждый такой объект. Но результат этой функции — страдание, то есть явление не только не сравнимое, но еще и различное для каждого человека. Это можно представить так, будто у каждого человека есть своя собственная субъективная функция страдания. Обозначим ее как sub(A), где A — объект, поступающий на вход функции.

Восемь секунд. Кто здесь? Безрукий инвалид (sub1), активистка ЗОЖ (sub2), урбанист (sub3) и я (sub4). Введем шкалу страдания, как ответ субъекта на объект (sent): ужасно (Ter), плохо (Mal) и безразлично (Nor). Для этого отбросим всякую мораль и будем максимально циничны. Безрукому инвалиду неисправные авторучки и светодиоды не представляют проблемы. Холодные батареи и домофон отвратительны, а скрепы просто плохи. Такие же наблюдения проведем над всей группой, составив таблицу значений всех субъективных функций по аргументу объектов:

Субъект\ОбъектA (авторучки)B (батареи)C (светодиоды)D (домофоны)E (еще и скрепы)
sub1 (инвалид)NorTerNorTerMal
sub2 (активистка ЗОЖ)NorTerNorTerMal
sub3 (урбанист)NorNorNorTerMal
sub4 (вы)MalMalNorTerMal

Страдание у всех связано с разными факторами, или по другому: значение разных субъектов по одному объекту может, но не обязано совпадать.

Семь секунд. Прежде чем искать производную, необходимо выделить саму универсальную функцию страдания. Это значит, что мы должны учитывать только те объекты, которые имеют одинаковое воздействие. Плохие авторучки для вас и безразличные батареи для урбаниста не приводят к аналогичным значениям у других субъектов. Но все субъекты одинаково реагируют на домофоны, светодиоды и духовные скрепы. Или по другому:

sub1(С) = sub2(D) = sub3(Е) = sub4(С) = Nor;

sub1(С) = sub2(D) = sub3(Е) = sub4(С) = Ter;

sub1(С) = sub2(D) = sub3(Е) = sub4(С) = Mal;

К каким множествам принадлежат эти объекты? Что у них общего? В общем случае, любой объект входит во все множества универсума, но с разной истинностью. Например, все эти объекты относятся ко множеству продуктов питания с ничтожной истинностью. Мы вольны рассматривать любые множества, но поскольку времени мало…

Шесть секунд. Объекты не приносят выгоды, не принадлежат субъектам, создают неудобства, постоянно на виду и появились относительно недавно. Список можно продолжать бесконечно, но пока остановимся на нем. Необходимо понять, какие из этих множеств, как свойств объекта влияют на функцию страдания, а какие включены сюда ошибочно. Для этого составим таблицу в которой на пересечении результата субъекта по объекту и множества, входящего в объект укажем значение истинности множества по шкале: сильно (For), средне (Med), слабо (Inf). Светодиоды своим светом создают неудобство, иногда они раздражают, но в целом они связаны со значением Nor средне (Med). Иначе это можно выразить так: оба заявления о том, что светодиоды влияют и о том, что не влияют на нормальное состояние скорее ложны. То, что светодиоды создают неудобство это не ложь, но и не истина. Правильно назвать ее полуправдой.

Для остальных множеств повторим аналогичную процедуру оценки истинности:

Множество\ОбъектY1 — Не приносят выгодыY2 — Не принадлежат имY3 — Создают неудобстваY4 — Постоянно на видуY5 — Появились недавно
sub(C) = Nor (светодиоды)ForForMedForFor
sub(E) = Mal (еще и скрепы)ForForInfInfMed
sub(D) = Ter (домофоны)MedMedForForFor

Теперь, необходимо нарисовать простейший график зависимости силы страдания от истинности принадлежности объекта множеству…
График страдания

Пять секунд. Так, видно, что субъективная функция страдания по принадлежности объектов множествам Y1 и Y2 (не приносят выгоды и не принадлежат им) ведет себя одинаково. Если истинность объектов снижается, то возрастает степень страдания от них. Другими словами, чем правдивее утверждение, что домофоны, светодиоды и скрепы принадлежат и выгодны окружающим людям, тем выше величина страдания этих людей.

Иначе себя ведет себя функция по принадлежности объектов множествам Y3, Y4 и Y5. Если утверждения о том, что объекты создают неудобство, постоянно на виду и появились недавно абсолютно истинны, то субъект возвращает радикальные значения (ужасно и нормально). Если же ложность этих утверждений повышается, страдания смещаются в область средних значений.

Четыре секунды. Противоречивое влияние множеств Y3, Y4 и Y5 на величину страдания говорит нам о том, что они найдены не самым удачным образом. Нам необходимо либо разложить их на подмножества и повторить процедуру, либо найти иные множества для рассмотрения, например множество объектов, которые издают звук. Очевидно, что для светодиодов значение истинности принадлежности к этому множеству будет соответствовать μ = Inf, для духовных скреп μ = Inf, для домофонов μ = Med.

Так мы можем подобрать наиболее подходящие свойства объектов, которые как раз и определяют для нас результат субъективной функции страдания по этому объекту. Более того, мы вольны подобрать любое количество самих объектов, главное, что-бы мнение всех людей по ним совпадало. Число объектов для каждого субъекта бесконечно, но познавательную ценность имеют лишь объекты, субъекты по которым конгруэнтны.

Три секунды. Фактически, в данном случае мы используем аксиому о том, что объективность есть не противоположность, а частный случай субъективности. Если есть субъективное значение по каждому вопросу, то мы можем представить его как функцию, в которой вопрос будет аргументом. При этом, у каждого будет своя подобная функция, все вместе составляющие множество субъективных мнений. Из пересечения области значений всех таких функций мы можем выделить объективное подмножество значений функции, а область определения указанных функций в границах объективного подмножества будет в нашем случае набором универсальных объектов, с которыми все функции взаимодействуют с одинаковым результатом.

Это вторая аксиома, лежащая в основе субъективных вычислений. Первая, как вы верно догадались, представляет собой утверждение об отсутствии количественного подхода. Или по другому: любое количественное измерение есть лишь более формализованная качественная оценка. А как же комплексные числа? — спросите вы. А никак — отвечу я. А еще лучше за меня ответил Эйлер (Полное введение в алгебру) четверть тысячелетия назад:

Две секунды.

«Квадратные корни из отрицательных чисел не равны нулю, не меньше нуля и не больше нуля. Отсюда ясно, что квадратные корни из отрицательных чисел не могут находиться среди возможных (действительных, вещественных) чисел. Следовательно, нам не остается ничего другого, как признать их невозможными числами. Это приводит нас к понятию чисел, по своей природе невозможных и обычно называемых мнимыми или воображаемыми, потому что они существуют только в воображении.»

Субъективные вычисления представляют собой часть ряда: булева логика — фаззи логика — субъктивна логика, в котором вначале вводится метрика для каждого объекта, затем добавляется метаметрика, отражающая качество метрики, а в итоге вводится понятие субъекта как функции, построенной по принципу «черного ящика», принимающей на вход метрики с метаметриками и выдающими недетерминированный результат.

Одна секунда. Мы говорили, что в качестве объектов мы вольны использовать любые множества (если ответы субъектов конгруэнтны). Значит мы можем провести факторизацию объектов и подставить их части в качестве аргументов (кстати, тонкий вопрос, возможно, тут я не прав, поскольку существуют проблемы эмергентности). График функции страдания по новым объектам выглядит в нашем случае так:
Функция страдания

Размером кружков показана величина истинности принадлежности объекта страдания к множеству объектов с единой величиной страдания. Ну а как же производная? Вспомним, производная есть предел отношения приращения функции к приращению аргумента при котором последний стремится к нулю, в нашем случае отсутствию. Оценить производную при конечном числе аргументов невозможно, что значит, что производную мы можем рассчитывать только по функции аппроксимации, впрочем, как и в случае с обычным исчислением.

Впрочем, все это уже не имеет значения, потому что вы умерли. Время вышло.

Отряды млекопитающих на территории России

Отряды млекопитающих на территории России

Если вам никак не удается запомнить отряды млекопитающих, ареалы которых частично или полностью находятся в России, я вам помогу. Их всего девять и в порядке убывания семейств они выглядят так:

ОтрядOrdoКоличество семейств в отрядеКликабельный

фотопример из

Википедии

ГрызуныRodentia13
ХищныеCarnivora9
КитообразныеCetacea8
ПарнокопытныеArtiodactyla5
РукокрылыеChiroptera4
НасекомоядныеInsectivora3
ЗайцеобразныеLagomorpha2
НепарнокопытныеPerissodactyla1
СиреныSirenia1

Еще раз: грызуны, хищные, китообразные, парнокопытные, рукокрылые, насекомоядные, зайцеобразные, непарнокопытные, сирены. Не запомнили? Ну вот вам тогда мое мнемоническое правило, в котором каждая первая буква в слове соответствует первой букве отряда:

Григорий ходил курить после редкого, но задорного ночного секса

А если хотите в обратном порядке — по возрастанию количества семейств, то так (здесь совпадают уже две первые буквы):

Серый невменяемый заяц насильно руководил парой китайских хилых граждан

К чему это я? Все руки не доходят написать статью про карельский зоопарк.

паровозы

День Шелдона

Я собираю большое количество разных коллекций и одна из них — фотографии паровозов, сделанные мной в путешествиях по стране. Она не очень большая, но горячо любимая. Если приехав в новый город я узнаю о существовании памятника паровозу, меня не удержит никакая непогода.

Мне нравятся поезда и железные дороги. Но не настолько, что-бы ради этого идти в музей. Я очень скептически отношусь к массовому возбуждению хипстоты по поводу нового паровозного музея в Питере. И хрен бы кто меня туда затащил, если бы не моя коллекция, которая без этого посещения оставалась неполной.

Абсолютно не разделяя всеобщих восторгов по поводу «единственного нормального музея в России», должен заметить, что, как и в любом музее, здесь можно обнаружить чрезвычайно занятную хрень:
Вода отравлена, пить нельзя

Но прежде чем вы до нее доберетесь, вам предстоит преодолеть рамки металлодетекторов, которые установлены исключительно ради декора:
рамки на входе в музей

До конца года вход в музей и экскурсии бесплатны. Но кассиры уже сидят на своих местах, спрятавшись за стойку кассы.
Касса в музее

Напротив кассы в затемненном помещении, под звуки мрачной музыки работают гардеробщики, которые честно предупреждают, что в помещении прохладно и куртки лучше не снимать.
гардероб в музее поездов

Без куртки вы не замерзнете, но значительная часть экспозиции расположена во дворе музея, куда в такую погоду выходить раздетым нет никакого желания.
вид за окно

Что можно посмотреть в музее железнодорожного транспорта? Конечно-же, паровозы
паровоз

электровозы
тепловозы

тепловозы
Тепловоз

вагоны разных классов и возрастов
служебный вагон

и одинокую дрезину
дрезина

Техники очень много, около сотни единиц. Если вы разбираетесь в марках и особенностях локомотивов, в этом музее можно застрять на несколько дней. Поезда и вагоны расставлены по кругу в старом здании, служившим ранее в качестве локомотивного депо. До сих пор здесь сохранилась дореволюционная кирпичная кладка и сводчатые потолки
сводчатые потолки в музее

Новодел выглядит уже не так винтажно
стена с сигнализацией

но все-равно здание музея выше всяких похвал
здание музея

У паровоза при входе в главный зал вскрыты внутренности, демонстрирующие устройство парового двигателя, что, впрочем, слабо поможет вам оценить конструктивные особенности. Но зато вы навсегда избавитесь от мысли, что паровой котел — это просто бочка с водой.
разрез парового котла

Под ним же, между рельсами проложена смотровая яма, спускаясь в которую вы можете представить себя на месте Карениной:
Паровоз наезжает

Осмотрев экспозицию приходишь к выводу, что паровоз, несмотря на простоту технологии, устройство чрезвычайно сложное и в высшей степени геморройное в обслуживании. На их фоне, более современная техника выглядит скучно:
Электровоз

Если, конечно, исключить модели, возникшие как следствие конструкторских приступов футуризма:
поезда в музее

и обострений милоты
Милота

Но паровозы тоже крутые:
паровоз

Все покрашено и отреставрировано, даже слишком. Я уверен, что в процессе эксплуатации техника выглядела попроще. Во многих местах сохранились аутентичные таблички:
герб СССР на поезде

Но там где их нет наклеена чудовищная пленка с интерьерной печатью. Выглядит жутко неестественно, особенно в местах, где пленка начала отслаиваться:
Наклейка герб СССР

Вообще, по музею не скажешь, что с момента его открытия не прошло еще и двух месяцев. Где-то продолжают починку паровозов
Ремонт паровоза

где-то уже все износилось и выглядит совсем уныло
музею полтора месяца

Оформление же просто чудовищное. Как в том анекдоте: «Ваш дизайн — говно». Все аккуратно, красиво, но абсолютно непригодно для использования. Подписи техники исполнены на полу параллельно локомотивам:
подпись паровоза

В результате, при осмотре поездов, вы либо вынуждены останавливаться напротив каждого паровоза, либо не читать подписи вообще, что в результате снижает ценность от увиденного на порядок, более того, дезавуирует саму идею развития железнодорожного транспорта. А ведь все легко можно было исправить на этапе проектирования:
Вариант размещения надписей

Повсюду установлены интерактивные панели, в половине из которых меню представлено только одним пунктом
Меню интерактивной панели

а всю информацию можно разместить на меленькой табличке:
табличка на панели

Встречаются и обратные случаи, когда информация представляет собой простыню текста, который никто дальше второго абзаца не осилит:
текст простыней

План выставки вообще сделан криворуким ненавистником людей:
План выставки

Даже если у вас небольшой рост и прекрасное зрение, для того, что-бы прочесть условные обозначения, вам непременно придется присесть на корточки. Тем более, что буквы на экране расплываются в белые пятна:
подпись к карте

Что, скажите, мешало вынести этот текст наверх? Ведь это элементарное решение. Но не все так просто в нашей жизни, особенно в случае пожара:
Противопожарный план

Не дай бог пожар, а на плане не указаны углы, под которыми сходятся рельсы в бывшем депо. Зато привычные красные ящики на месте
красные ящики

под потолком висят датчики дыма, похожие на смесь камеры видеонаблюдения и лазерного оружия
датчики дыма

а в стенах попадаются странные кнопки, которые, несмотря на большое количество детей никто при мне так и не нажал.
странная кнопка

Второй этаж в музее прекрасен. Вы можете рассматривать вагоны и локомотивы с идеального расстояния или просто неспешно гулять по мосту, стилизованному под железнодорожный виадук:
Второй этаж

Зато дверь туалета рядом с симулятором может запереть только обладатель соответствующего ключа:
дверь в туалет

Про сам симулятор можно написать отдельную статью. Если будете в музее — обязательно прокатитесь между станциями. Я пока ехал сбил корову, которая не желала уходить с путей сколько бы я ни жал на кнопку тифона, выехал за пределы платформы и постоянно очищал ветровое стекло от налипшей на нее газеты. Симулятор немного мультяшный, но поскольку в настоящий локомотив вас все-равно хрен кто пустит, альтернатива достойная.

В уголке музея расположена выставка инструментов и станков. Полагаю, что благодаря этой выставке за последний месяц огромное количество человек узнало, как выглядят тиски.
тиски

Стол, к которому прикручены тиски, имеет три ящика. Первая мысль — они приварены намертво. Но нет — просто потяни за ручку. Оказывается, необязательно заваривать и привинчивать любые подвижные элементы. Можно просто оставить все как есть и ничего страшного не произойдет.

Но тут же рядом станки и дизель,

на котором приклепан шильдик

И рядом же надпись «Руками не трогать». Видимо это последний двигатель, который смогли собрать в России. Если вы, не дай бог, решите дотронуться до суппорта токарного станка, или необдуманно коснуться станины

мгновенно прибежит уставшая женщина в форме ржд с криком «написано-же, руками не трогать!». Эти надписи по всему музею. Нельзя трогать стол

нельзя трогать шкафы

В ящик из под лендлизовской тушенки встроен телевизор с аполитичными программами

но его тоже трогать нельзя

Я не против, но почему нельзя написать это вежливо или, что еще лучше, разместить все так, что-бы отсутствовала необходимость в таких объявлениях? Почему якобы «лучший» музей так стремиться походить на краеведческий музей города Шахты (в котором работают исключительно одни мудаки)? Удивительно, что некоторые надписи все-же получается делать в нейтральном фоне.

Но красные таблички с запрещающими надписями расставлены повсюду. В помещении:

и на улице, где они уже сильно размокли от непогоды:

Да и как подняться, если лестница, приставленная к вагону ракетного комплекса упирается в стенку
БЖРК

У меня осталось еще много, о чем стоило бы сказать, но пора завершать эту простыню. Музей прекрасный. Не знаю, соответствует ли он «уровню европейских музеев», но во всяком случае, иностранцы в него ходят, сам видел. Да и как не ходить — там действительно есть на что посмотреть.

Оценивать музей сложно, поскольку то, что видят посетители это даже не вершина айсберга, а снежок, выпавший на него прошлой ночью. Я убежден что посещение любого музея это в основном хрень и пустая трата времени, поскольку все увиденное начинает приобретать ценность только после длительного изучения. Несмотря на это, идти в питерский музей железнодорожного транспорта стоит непременно, пусть даже для того, что-бы увидеть, как сквозь привычную маразматическую паранойю медленно пробиваются ростки адекватности и здравого смысла. Кроме того, это все-таки музей поездов!

О важности правильной ориентации навигационной карты

О важности правильной ориентации навигационной карты

В Елагином парке Петербурга наткнулся сегодня на карту уличной навигации:

Карта дубльгисовская, все копирайты присутствуют. Исполнение удовлетворительное. Не интерьерная печать, конечно, но и не такое говно, которое висит по всему городу (а я таки знаю в этом толк, ибо работал некоторую часть жизни в рекламном бизнесе, печатая на станке баннера с надписями «Аренда», «Продается», «Ремонт холодильников» и прочую хрень)

В некоторых местах, брак даже можно выдать за фичу:

И все было бы здорово, если бы карту не закрепили на щите, который обращен на север. Не уловили суть? Тогда ответьте на вопрос, в какую сторону следует идти, что-бы выйти к стрелке (оконечности острова)?

Думаете налево? А вот хрен вам. Идти нужно на запад, а он в вашем случае находится справа от вас. А теперь попробуйте глядя на этот план продиктовать условному абоненту направления поворотов, которые ему следует соблюсти, что-бы подойти к вам.

А всего-лишь требовалось перед расстановкой надписей отзеркалить карту. Ну, или если это за гранью понимания, хотя-бы установить щит по другому.

Над таким мудизмом даже белки в парке смеются.
Белка в парке Елагин

Оценка сбежистости, возраста и высоты широколиственных пород по диаметру кроны и ствола

Эта статья написана исключительно в прикладных целях, для решения ситуаций, находящихся в стадии «ебтвоюмать, делать-то че?». Поэтому в отношении приведенных здесь формул следует избегать научного промискуитета и не совать их куда попало. Но в случае широколиственных парковых насаждений Петербурга они могут вас здорово выручить. Особенно когда вам требуется оценить кучу всякой ебанины, а из данных есть только диаметры.

Материал для регрессионного анализа (около тысячи деревьев) собран этой осенью в Елагином парке. Из выборки исключены хвойные деревья, поскольку ими преимущественно были лиственницы, больные трутовиком Швейница (Phaeolus schweinitzii), который портил, падла, мне всю картину.

Для начала сбежистость. Вот график, соотношения окружности  на высоте груди (абсцисса) к окружности у основания ствола (ордината):
График диаметров

Идея определять сбежистость по двум диаметрам, мягко говоря — говно. Но мы можем использовать грубую модель ствола, коей является параболоида вращения, аппроксимируя три известных диаметра (у основания, на высоте груди и ноль на макушке) соответствующей функцией. Нужно только определить высоту. Но сделать это достаточно проблематично, поскольку теснота связи между высотой и диаметром для выборок такого объема слишком низкая. И вообще, определять высоту дерева через диаметр могут только склонные к тривиальным решениям мудаки. Поэтому мы пойдем другим путем и определим высоту через диаметр кроны. Если мы решим сделать это напрямую, то непременно получим в результате невнятную хуету, поскольку однозначной связи между этими параметрами нет. Казалось бы, чем выше дерево, тем шире у него крона, но в реальности все выглядит вот так:
Диаметры крон

Нам следует отделить для сравнения молодые деревья с большой кроной, от старых с малой и наоборот. Поэтому не будем ебать мозг и просто перемножим диаметры стволов на диаметр крон. Этим мы получим ряд, на одном конце которого тонкие деревья с малой кроной, на другом толстые деревья с большой кроной. Первые однозначно соответствуют низким растениям, вторые высоким. С этим уже вполне можно работать:
График высот от произведения диаметра кроны и диаметра ствола

Вы можете сказать, мол кроны все равно нужно измерять, на что я замечу, что процесс этот гораздо менее трудоемок и протекает по сравнению с замерами высот молниеносно. Поэтому в какой бы жопе по срокам вы не находились, у вас всегда есть время метнуться и добрать нужные данные. А если уж вы работаете с парковыми насаждениями, то диаметры крон у вас и подавно должны быть.

Теоретически, можно добавить в качестве дополнительного параметра в эти расчеты возраст, благо рассчитывается он достаточно просто:
График возрастов

Но именно потому, что возраст мы не измеряем, а рассчитываем исходя из диаметра, ценность этих данных для оценки высоты ничтожна и нет нужды усложнять формулу дополнительными параметрами.

На тот случай, если у вас на момент прочтения этого поста не подгрузятся картинки (ну всякое бывает, может вас, как и меня таращат консольные браузеры в линуксе), опубликую формулы в текстовом виде.

1. Определение окружности основания ствола (C0):

C0 = 1,406 * C1,3 — 2,164

где C1,3 — окружность дерева на высоте груди. Достоверность аппроксимации (r2) = 0,855

2. Определение возраста (А):

А = 0,317 * C1,3 + 10,27

где C1,3 — окружность дерева на высоте груди. Достоверность аппроксимации (r2) = 0,785

3. Определение высоты (H):

H = 1,154*(C1,3 * Dкр)0,377

где C1,3 — окружность дерева на высоте груди, Dкр — диаметр кроны Достоверность аппроксимации (r2) = 0,801