Первый день экспедиции

Форма аскетизма. Ботановский-Ильичевка

Первый день экспедиции завершился тем, что я обидел иноземный разум, случайно спутав программы СЕТИ и МЕТИ, отчего на утро мы проснулись совершенно разбитые и претерпевали нескончаемые мучения в течение нескольких дней. Но началось все достаточно позитивно. Едва мы сошли с дороги на Ботановский, как стало понятно, что перед нами полная и беспросветная жопа.

Уж если вы решили плыть от самого истока, то полагаю, имеете право видеть перед собой если не полноводный поток, то хотя-бы нечто похожее на русло. Но куда там. Мы шли посреди степи, окруженной со всех сторон безводными крутосклонами. Весьма подходящее время для начала небольшой панической атаки. Тревоги добавлял щелкающий звук кнута, которым молодой парнишка погонял овец.

— Красота какая! Нам в ту сторону?

Да хрен его знает в ту или нет. Судя по навигатору, следует брать значительно левее, но там ветер перевивает огромные пространства ковыля Лессинга Stipa lessingiana. При наличии там воды, всю траву давно бы выбили овцы. По солнцу пойдем! Только вот какую из петляющих под нами дорог выбрать? И где этот чертов исток? Ладно, разберемся. Главное демонстрировать уверенный вид — хватит с нас одного мандражирующего путешественника.

— Да в ту. Сейчас идем прямо по этой дороге, позже она повернет, там и свернем.

Степные дороги всегда будто проложены пьяницами. Можно не сомневаться, что если пройти по такой дороге небольшое расстояние, она обязательно куда-нибудь повернет.

Вдоль дороги тянется небольшая ложбина, в которой периодически проступает вода. Это без сомнения Чир, другой альтернативы тут не может быть, но два человека с лодками на его фоне выглядят диковато:
Чир до истока

Начало реки, сформированное в отечественном сознании мультиками и сказками непременно выглядит как бьющий из под земли ключ в окружении кудрявых берез. Более реалистичный человек имеет основания полагать, что глубина и протяженность этих лужиц будет возрастать, пока однажды они не сольются в единый поток. Ни то, ни другое не имеет ничего общего с действительностью: зарождение степной реки в суглинках всегда результат катастрофического процесса в терминах теории Тома-Зимана. Через одну-две недели половодье спадет и ложбина высохнет окончательно до глубокой осени. Но водосбор продолжит запасать утренний конденсат и редкие дожди, направляя воду вдоль суглинистых бортов. Напитанные водой суглинки будут сохранять форму ложбины до наступления критического момента, в котором произойдет обвал грунта с выходом грунтовых вод на поверхность.

Так начинается пятисоткилометровая река Чир:
Исток реки Чир

Так начинается стометровая промоина на Грушевке:
Начало промоины на Грушевке

Не нужно быть математиком, что-бы видеть в таком обычном процессе минимум гиперболическую омбилику в которой переменными выступают мощность потока грунтовых вод и вязкость грунта. Естественно, это самая примитивная модель, реальность в разы сложнее. Форсируя истоптанное овцами русло Чира я заподозрил наличие целого каскада эмергентных процессов в русловой динамике, поэтому тут-же предложил испить коньяка.

Запись из дневника:

28 апреля 10:00 ясно
Дошли. В верховьях русло Чира имеет отрицательный уклон. Норы. Привал под яблонями. Коровы, овцы. Много прытких ящериц Lacerta agilis серого цвета (около тридцати штук вспугнули по ходу движения за километр). Размер ящериц до десяти сантиметров. Машина до Ботановского стоит 1400 рублей, до Артамошкина 1200 рублей.

— Я мокрый весь, надо хоть переодеться и футболку просушить. Стаканчики далеко у тебя?
— Кто же самое ценное далеко убирает? Мы с этой суетой ничего пожрать не купили.
— Да и хрен с ним. На сегодня хватит, а завтра дойдем до магазина — пополним запасы.

Даниил развесил футболку на ветвях яблони, которая трепетала на ветру как флаг, символизирующий уверенность в благоприятном исходе авантюры. Я же прислонился мокрой спиной к рюкзаку, весом в четверть центнера и вслушался в приближающиеся хлопки пастушьего кнута.

— Ну, давай за старт экспедиции и за яблоню под которой мы остановились на первый привал!

Яблоня согласно покачала ветвями
Яблоня в степи

— Давай еще по одной и надо уже идти, а то стадо приближается. Нас эти овцы затопчут скоро.
— Разливай, я пока профиль зарисую

Профиль №1

После такого отдыха дорога пошла значительно веселей. Чир петлял справа от нас едва различимым ручейком, все время норовя исчезнуть.
Чир в верховьях

Здесь в верховьях периодически встречаются небольшие участки на которых русло реки имеет отрицательный уклон. Проще говоря «течет» в горку. Этот неочевидный факт обязан постоянному смыву почв с прилегающих берегов. Пролювиальные конусы выноса разбивают течение на отдельные участки, которые сливаются лишь в очень сильные половодья. Воды тут еще так мало, что даже тростник встречается лишь редкими небольшими куртинами. Стоит отойти от поймы на несколько метров, как растительность сменяется либо на ковыльные степи в неудобьях:
Овраг в верховьях Чира

либо на бесконечные поля озимых:
Озимые в верховьях Чира

Через несколько месяцев эти поля дадут по девятьсот килограмм зерна на каждого человека в стране. При грубом подсчете, это два килограмма муки ежедневно в течение года на каждого, включая новорожденных и больных. К тридцатому году этот объем планируют нарастить до тонны с лишним. Естественно за счет удобрений и генной инженерии. Я не против ни того, ни другого, но чем такая добыча, а другого слова и не подобрать, отличается от выкачивания нефти не понимаю. С началом каждой посевной земля содрогается от скорости вращения Докучаева и Вильямса в гробах.

Тут же гектары брошенных и часто погибших яблоневых садов:
Брошенный яблоневый сад

Запись из дневника:

28 апреля 10:40 ясно
По долине часто встречаются одичавшие яблони. Прошли заброшенный сад на южном склоне. На деревьях растет xantoria. В пойме Phragmites australis, urtica dioica, arctium lappa. Листья только начали распускаться. Ветер 3-5 метров в секунду. Обильный выпас и водопой коров и овец.

С каждым километром становилось все сложнее выбирать место для очередного шага. Ноги горели, а плечи ломило от тяжести рюкзаков. Мы сделали еще несколько коротких остановок, но темп, взятый от Ботановского держать уже не могли. Тем более, что под ногами непрерывно бегали ящерицы Lacerta agilis, численность которых при грубом подсчете составила 100-150 особей на гектар. Грунтовая дорога синусоидой стелилась по бортам оврагов между редкими экземплярами краснокнижных ирисов Iris pumila
Iris pumila

— Все, нахрен, давай уже привал делать.
— Согласен, уже ноги не идут. Тут вот под деревьями встанем, заодно и первую пробу заложим.

Бросив рюкзаки, мы обессиленно повалились следом. Ветер усилился. Исчезло всякое желание двигаться. С четверть часа мы валялись на свежей траве словно выброшенные на берег киты.

— Ладно, доставай, чего у нас там осталось, а я пока пойду керны отбирать.

Нелепо думать, что на примере одной реки можно изучить усыхание всей водной системы Дона. Максимум — вычленить несколько вероятных гипотез. Нас из этой громадной задачи интересовал лишь небольшой аспект динамики радиального прироста пойменных деревьев. Есть ли связь между погодными условиями и приростом? Удастся ли найти достоверную корреляцию с полноводностью реки? И вообще, возможно ли проследить изменение годичных приростов на протяжении Чира или локальные особенности произрастания дерева сказываются сильнее, чем все климатические и гидрологические факторы вместе взятые? С этой целью я сунул босые ноги в шлепки и с буравом в руке вступил в холодную воду:
Деревья залитые половодьем
Запись из дневника:

28 апреля 13:00 ясно
Пробная площадь №1

№ пробы№ дереваДиаметр, смВид
1142Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
1233Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
1341Populus nigra (Тополь черный, осокорь)

Буровая колонка ввинчивалась в черный тополь со скрипом, пугающим все живое в округе. С этими ивами и тополями вечные проблемы: они моментально гниют и нет никакой надежды получить образец сохранившейся сердцевины. Но для старых деревьев в этом нет особой нужды — все равно адекватные метеоданные доступны лишь за последние 20-30 лет. Гораздо хуже, что Salicaceae обладают рассеянно-сосудистой древесиной, выделить на которой годовые кольца чрезвычайно проблематично, а про разделение прироста на первичную и вторичную древесину вообще не может быть речи. Больше всего меня беспокоила опасность того, что при подсчете я пропущу кольцо, либо приму за таковое след от колонки, что приведет к смещению данных. Надежда оставалась лишь на достаточную величину выборки.

Вверив себя богу репрезентативности я извлек три первых образца:

Последующая камеральная обработка показала мою правоту. Данные не стыкуются идеально год в год, но несмотря на это, можно видеть общую тенденцию в изменении радиального прироста. Повышенная продуктивность тополей наблюдалась на рубеже 80-х, 90-х, середине нулевых и середине 2010-х годов. Прирост космического масштаба у первого тополя в 1960-м году вернее всего явился следствием ошибки измерения:

— Эй, водоплавающий! Хватит уже ковырять, коньяк стынет — Даниил упаковывал на берегу керны в трубочки из под коктейля и нетерпеливо топтал прибрежные виды arctium lappa, potentila anserina, ranunculus sp., trifolium pratense и elytrigia repens, размахивая своей селфи-палкой.

Меня самого водные процедуры утомили. Тем более, что на берегу уже все было подготовлено и прохлаждаться в зарослях тростника больше не было никакой нужды. Мы тут же допили приготовленный для особого случая коньяк и озаботились кипячением чая на газовой горелке.

— Быстрее было бы дров на костер собрать
— Да какие тут дрова. На ветру долго закипает. Сейчас передохнем, дойдем до дамбы, там дальше посмотрим как идти. Байдарки я думаю тут нет смысла надувать.
— Конечно нет, толку от них. Там за дамбой скорее всего опять такой-же ручей течет.

Ручей за дамбой оказался гораздо полноводнее, чем мы ожидали. Удивительно вообще, как столь немощный водоток, который все утро едва появлялся на поверхности смог наполнить целое водохранилище:
Водохранилище в верховьях Чира

— Ветер непривычный. Если в лесной зоне всю жизнь провел, от такого ветра устаешь быстро. Погоди, я видео сниму… Вот такая красота!
Дамба на водохранилище в верховьях Чира

Перекрикивая ветер мы спустились к дамбе за которой предстояло преодолеть вброд отводной канал. Чир в этом месте уже напоминал небольшую реку с ощутимым течением и выраженным речным профилем.
Отводной канал дамбы в верховьях Чира

— Ты чего босиком будешь идти?
— А хрена ли? Мне лень тапки надевать.
— Не, я надену, а то стоит разуться, так обязательно на репейник наступишь — подытожил я, надел тапки и обеспечил себе дополнительные страдания. Суглинки в этом месте сменились песком с неокатанным мелкозернистым известняком желтого цвета. Едва я вступил в воду, дно стало нежно засасывать оба моих тапка. Каждый шаг давался все труднее. При попытке вырвать ногу рюкзак за спиной раскачивался, норовя искупать меня целиком. Я не преодолел еще и трети расстояния, когда Даниил уже выбрался на берег и направив на меня объектив, издевался как мог:

— Водку бросай!

Да какую, нахрен водку. Тапок мой соскочил с ноги и застрял в песке. Я же, все сильнее погружаясь вглубь одной ногой, второй ощупывал дно в надежде его найти. Водная обувь должна быть плавучей! С трудом подцепив тапок пальцем, я едва устоял на ногах. Это стало решающей каплей. Разулся, ухватил руками всплывшую обувь и с яростными ругательствами бросился на противоположный берег словно Александр Матросов на амбразуру.

— Твою мать! Все, отдыхаем, ну его в задницу. Чуть не утоп.
— Давай посидим, передохнем. Смотри тут тоже тополя растут, не хочешь еще одну пробу заложить?

Запись из дневника:

28 апреля 15:21 ясно
Пробная площадь №2

№ пробы№ дереваДиаметр, смВид
2127Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
2220Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
2323Populus nigra (Тополь черный, осокорь)

Для второй партии кернов опять потребовалось лезть в воду. «Я так себе туберкулез заработаю» — крутилось у меня в голове. Где связь между бурением тополей и туберкулезом непонятно, но именно так в тот момент я сформулировал конечный результат экспедиции. Ноги, лишенные груза рюкзака гораздо прочнее стояли на зыбком дне. Пальцы от холодной воды сморщились и приобрели нужную цепкость.

— По три дерева маловато, надо пять минимум отбирать.
— Ничего, для начала пойдет. Лучше больше пробных площадей заложить. Это еще обработать все надо — утешил меня Даниил и был абсолютно прав. Подсчет годовых колец тут оказался столь же утомительным, что и на прошлой пробе:

а данные по радиальному приросту менее согласованы между собой, хотя пики в середине нулевых и десятых годов все-равно просматриваются:

Да разве можно ожидать стабильной динамики прироста от тополей, которые растут на острове?
Тополя в отводном канале Чира

— Все теперь точно отдыхаем. Видел, мужик на дамбе рыбу вытащил?
— Гибрида-то? Да, неплохого взял.
— Гибрид это реально чей-то гибрид или название такое?
— Карпокарась. Хотя по большому счету это все серебрянные караси Carassius gibelio из Амура. У них самцов почти нет, поэтому когда трахаться нужно, икру кто попало оплодотворяет. Ну как, оплодотворяет… Стимулирует партеногенез. В итоге опять одни карасевые бабы вылупляются:
Серебрянный карась
— Ну чего мужики, ловится? — подъехали сзади два местных рыбака на «Ниве» с лодкой.

Плавно наступал вечер. Солнце опустилось ниже, удлинив тени. Ветер немного утих, зацепившись за многочисленные норы сусликов:
Норы сусликов

— Надо разделить данные по приросту на периоды, что-бы погрешность меньше была. Лет по пять или десять.
— По четыре. И привязать это к президентским срокам. Потом статью написать: «Влияние правления президента Медведева на радиальный прирост деревьев поймы Чира».
— А что, может это и не лишено смысла. Сейчас пройдем Ильичевку и после нее заночуем. Там по карте лес и река уже нормальной ширины, может быть оттуда завтра сплав и начнем. Можем идти, я только профиль в месте второй пробы зарисую:
Профиль 2

Запись из дневника:


28 апреля 22:40 звездно
Остановились после Ильичевки на берегу Чира. Левый берег открыт, тростниковые заросли, переходящие в неудобья, а после в степь. На правом берегу кленовник снытевый. Много дров. Чир в этом месте разливается до 5-20 метров. На берегу нашли рыбацкую рогульку. В самой Ильичевке приметны лишь четыре водонапорные башни, да ясенелистные клены по обочине центральной улицы. Вдоль домов много посаженных тополей Populus alba.

Итог дня: 6 кернов в двух описаниях. Даниил в норме, устал, спит. Есть небольшие жалобы на натертые ноги. Свою мозоль на левой ноге залил перекисью, завтра залеплю пластырем. Перекомпоновал вещи в рюкзаке. Завтра сожгу гамак — оказался абсолютно бесполезной хренью. Рыбу половить не удалось — стемнело. Но я подготовил удочку для завтрашней рыбалки. Ночью активны совы, скорее всего сычи Athene noctua. В реку при испуге от света фонарика прыгают бобры или ондатры, в темноте хрен разберешь.

Прошли около 15 километров. До Верхнечирского остается 3 километра. В местном магазине следует купить:
— чай
— батарейки типа ААА 6 штук
— хлеб
— колбаса
— крупа
— туалетная бумага
— пиво и водка
— соль
— тушенка

Комаров почти нет. Весь день под ногами навозники Geotrupes stercorarius и ящерицы Lacerta agilis. Активны клопы Pyrrhocoris apterus.

NextGIS Mobile в конце дня перестал отображать часть трека, возможно он его не записывал. Кроме того, он нестабильно отображает кешированные тайлы. Надеюсь, это временная беда. Телефон разрядился до 25%.

Следует активнее закладывать пробы. Завтра попробуем начать водный режим движения.

Закончив писать, я подкинул в костер еще немного дров, лег рядом и закурил, уставившись на ночное небо. Даниил сказал, что в этих местах все жирное, даже звезды. Сейчас он спал, забравшись в палатку посреди сказочного леса, а я светил кончиком сигареты прямо в открытый космос.

Зачем глядеть в ночное небо

Видео первого дня:

Карта первого дня:

Зоопарк Черные Камни

Прогулки по зоопаркам. Карельский Зоогринпарк

Тут бы придумать эпический пролог для цикла статей о зоопарках, но все началось летним карельским утром с предложения провести рабочее время в компании копытных Зоогринпарка. До этого в зоопарке последний раз я был двадцать три года назад, когда на ХБК привезли три клетки с тигром, медведем и лисой. А тут выпал отличный повод отдохнуть от комаров, болота и вонючих портянок, которые убивают вокруг себя все живое, включая тихоходок Milnesium tardigradum, известных своей стойкостью к ионизирующему излучению и перепаду температур от -271 до 100 градусов Цельсия. Ну не отказываться же? Настроение мое немедленно набухло до таких краев, что на кассе я спутал свою довольную рожу в зеркале с чучелом кабанячьей головы:
Кабан

За двадцать три года я напрочь отучился ходить в зоопарки и совершенно не представлял, что там наблюдать. Животные в любом зоопарке — одна из самых скучных составляющих. Одно дело, если вас интересует число сосков у Бемби Cervus nippon:
Cervus nippon

или вы хотите узнать этологическую реакцию винторогих козлов на приближение человека в сапогах:
Capra falconeri

Но для подобных вопросов требуется уйма времени и предварительной подготовки. В этом смысле зоопарк скорее похож на библиотеку. Вы можете часами бродить вдоль стеллажей, разглядывая корешки. Можете достать любую книгу и даже случайно наткнуться на занятный фрагмент. Но без конкретного интереса, такое посещение почти лишено смысла. Единственное, что вы можете увидеть в зоопарке за несколько часов — это особенности инженерных коммуникаций, содержания зверей и удобство организации посещения. На этом я и решил сосредоточиться.

Несмотря на развитие национальных парков и уход от традиции зверинцев, главным символом зоопарка остается загон:
Забор в зоопарке

а в случае содержания птиц или опасных животных — клетка:
Рабочий в клетке

Особо выделяются клетки для крупных хищников. Они не только усилены, но и ограждены забором, в целях сохранения конечностей идиотов, которые хотят погладить полосатую кису:
Усиленная клетка

Зоопарк в Карелии специализируется на разведении копытных, поэтому большинство животных доступно для прикосновения:

что совершенно не гарантирует наличия у животного добрых намерений и спокойного характера. Внешность может быть обманчива, как в случае восточного кианга Equus kiang — тибетского представителя лошадиных. Судя по вытоптанной земле, кианг большую часть времени проводит в прогулке по периметру ограды:
Осторожно опасное животное

особенно, если до вас кто-нибудь упорно дразнил зверей, вопреки распространенным запретам:
Осторожно опасное животное

кормил их какой-нибудь привезенной из дома хренью:
Кормление животных запрещено

сожрал перед носом приготовленную для животных морковку:
Корм для животных

или направлял в сторону зверя орущих детей:
Детей на ограждение не ставить

Опасность, которую таит небрежное отношение с дикими животными лучше всяких табличек иллюстрируют ряды смятых ограждений и пустых загонов:
Пустой загон и смятое ограждение

Иногда внутри загона устанавливают дополнительный барьер, который усиливает ограждение и мешает подходу зверей к людям:
Дополнительный барьер

Но самое надежное решение — оградить загон с животными от людей мелиоративным каналом:

Казалось бы, самое очевидное — это пустить по периметру провод с небольшим напряжением, но в карельском зоопарке по периметру проходят только трубы с питьевой водой для животных:

Удобно — подошел, открыл кран и готово. Надежнее и дешевле автоматики, но проще и быстрее ручной развозки. Еще бы корм можно было так подавать, но увы: сено и зерно рабочие развозят по зоопарку на мотороллерах. От такого обилия корма, все провода оккупированы голубями и воронами:
Птицы слетают с проводов

что приводит к закономерным последствиям для остальных птиц:
Мертвая птица

Птичник пока заполнен наполовину:
Птичник зоопарка

Зоопарк на озере Янисъярви построен всего несколько лет назад. До сих пор тут продолжается активная стройка и полно технологических недоделок:
труба гофрированная в зоопарке

подозрительных проводов на столбах:
провода на столбе

и на земле:
провод на земле

опасных мест, рядом с которыми лучше крепко стоять на ногах:
Опасный штырь

ошибок проектирования. Здесь, естественное желание подойти к животным поближе, очень быстро приведет к полному выбиванию газона перед клетками:
газон перед клетками

В некоторых местах это уже осознали, заменив газон щебенчатым покрытием:
Щебень перед клеткой

Во многих местах проектировщики забыли про то, как скоты любят обгрызать древесную кору:

в результате пришлось сооружать ограды из подручных материалов. Некоторые установлены уже после того, как животные объели дерево по кругу:

Заботу о деревьях следует проявлять по обе стороны забора, ибо еще Дарвин писал о том, что между психологией животных и человека, различия исключительно количественные. Хотя гофра тут защищает дерево не столько от ног посетителей, сколько от лески при кошении газона. Когда я работал газонокосильщиком в порту, мне таких хреновин очень нехватало.
Прикорневая защита дерева

Зоопарк находится в процессе постоянной стройки. По этой причине повсюду наблюдается движение, хотя посетителей немного. В глаза бросаются элементы из разных сфер жизни зоопарка. Технологические постройки:
Люк в зоопарке

креативные чесалки для животных:
Чесалка

разнонаправленные задвижки на воротах для безопасности (во всяком случае, никто не мешает мне так думать):
разнонаправленные задвижки

Африканский страус Struthio camelus забился в дальний угол и стоял там раком до тех пор, пока я не оставил надежду на нормальный снимок. Завести страусиную ферму — это, пожалуй, второе, чем стоит заняться в жизни после ловли барракуд в Индийском море:
Struthio camelus

Стенды с описанием зверей, как обычно, чудовищны.

Ужасные нудные таблички — это общая беда любого выставочного предприятия. Не понимаю, как люди могут ежемесячно вкладывать десятки миллионов рублей в зоопарк, не замечая такое говно на каждом вольере:
Качество типографии

Я проработал в типографии меньше года, но от такого качества печати все-равно ощущаю резь в глазах. Единственный классный ход в табличках — визуализация рациона. Да, сделано это топорно: судя по картинке, половина животных питаются исключительно вязами, но сама идея иконок для информирования заслуживает внимания.
Обозначение рациона

Идея на поверхности, более того, уже используется. Следует лишь довести ее до ума:
иконки на указателе

Картографам я не рекомендую даже подходить к описаниям животных:

Особенные мучения доставляет схема зоопарка с которой так старались убрать лишнюю информацию, что сделали ее абсолютно бесполезной:
Схема зоопарка

при том, что рядом в санатории карта того же автора (обратите внимание на условные знаки) выглядит так:

Как, скажите, по этой карте найти хайленда — высокогорную породу коров, устойчивую к полчищам насекомых летом и холодам зимой:
Хайленд

Или двугорбого верблюда Camelus bactrianus который не смог выдержать на ногах известие о выделении мозоленогих в отдельный отряд.
Верблюд

Кабаны тоже разлеглись. Пока мелкие сосут сиськи, взрослые спокойно медитируют. Они же не видели чучело на кассе.

Лишь петунии нагло лезут вверх, навстречу астероиду номер девятьсот шестьдесят восемь:
Петунии

Так и гулял бы по зоопарку до вечера. Но нас ждал самодельный квадроцикл у останков древнего вулкана в Харлу:
Самодельный квадроцикл в Харлу

К тому-же я и так затянул рассказ. И это еще я не написал про то, как скачивал по вайфаю элитного ресторана фильм «Зеленый слоник». Иначе бы вообще никто до конца не дочитал.

Полигоны и лесополосы

Разделение лесов, кустов и полей на старых ландсатах при помощи растра высот

Вот смотрите. Берем седьмой Ландсат за июль 1999 года на территорию Игнатьевского сельского поселения в Адыгее и строим по нему растр вегетационного индекса. Он же — стандартный NDVI, который считается по формуле (nir-red)/(nir+red), где nir — инфракрасный канал, а red — красный. В результате имеем вот такую хренотень:
NDVI-index

А теперь берем снимки Alos, которые улучшенный Астер, который, в свою очередь, отснял эту же территорию несколько месяцев спустя:
Alos

Теперь открываем JOSM и рисуем осевые линии лесополос:
JOSM

Которые затем буферизуем в QGis-e до ширины 100 м (что-бы ухватить разные пикселы Ландсата) и режем на стометровые отрезки поперек. Это в QGis требует особой акробатики, но мы справляемся. Самое главное, что-бы квадраты обязательно выходили за границы лесополосы:
лесополосы

Теперь считаем зональную статистику по двум растрам. С данных Alos снимаем размах, который соответствует разности максимальной и минимальной высоты в каждом полигоне (перепад высот). С растра NDVI снимаем среднее значение индекса в каждом полигоне. Экспортируем все это во внешнюю таблицу и строим примитивный график:
график

Благодаря тому, что полигоны превосходят по ширине лесные полосы, они захватывают области перепада высот между поверхностью земли и вершиной деревьев. Таким образом, мы делим область внутри полигонов на три нечеткие группы:
график с пояснениями

Остается только повторить процедуру в обратном порядке и получим простейшую карту растительности.

Уверен, что эти размышления уже много раз описаны, но как-то все описания мимо меня прошли. Но самое главное в другом. Даже если отмести всякий лженаучный бред про информационные поля, все-равно выходит, что информация очень тесно связана между собой. Остаточная информация хранит свойства объекта также, как ящик с песком из которого вытащили отлитую деталь. Собственно, из-за размышлений на эти философские темы, я и проебал заявку на тендер.

Непростой GeoLive 11

Последний раз, я писал про этот дистрибутив аж в сентябре пятнадцатого года. Тогда как раз только-только вышла девятая версия, которую я в тот же день установил. А потом началась такая смесь из суеты и работы, что было мне совершенно не до обновления. Лишь недавно терпение иссякло, я полез на сайт OSGeo, где заимел себе дистрибутив одиннадцатой версии, содержимое которого мы будем сегодня рассматривать.

OSGeoLive — это дистрибутив лубунты с предустановленными картографическими приложениями. На этот раз основой стала Ubuntu 16.04.3 LTS. LXDE по прежнему неудобная, глючная и раздражающая. Спасает только то, что при наличии Тильды и небольшой настройке, видеть ее практически нет нужды.

После первого обновления системы, при загрузке возникает системная ошибка, которая никак на дальнейшую работу не влияет. Этот баг кочует из версии в версию уже энный год и скоро станет визитной карточкой OSGeoLive:
Ошибка при загрузке Lubuntu

По традиции, перед началом список дефолтных логинов и паролей от некоторых приложений в нотации Application,UserName,Password:

General,user,user
52nWPS,wps,wps
52nWSS,alice,alice or bob,bob
Cartaro,admin,geoserver
Geoserver,admin,geoserver
Geonetwork,admin,admin
MySql,administrative,user
Mapbender3,root,root
Postgres,user,user
rasdaman,rasadmin,rasadmin
Sahana,admin,admin
tomcat6-manager,user,user
EOxServer-admin,admin,admin
GeoNode,admin,admin

У одиннадцатой версии дистрибутива два основных отличия. Во-первых, система работает гораздо плавнее и быстрее. Даже мой компьютер, который собран из найденных на помойке счетов, открывает все с нетерпеливой нежностью. Не нужно по пол-часа ждать открытия QGis или Gimp, а привычное «Дамп памяти переполнен» осталось где-то в далеком прошлом.

С другой стороны, разнообразие предустановленного софта существенно урезано. Из наиболее печальной утраты — отсутствие TileMill, что связано, с одной стороны — прекращением ее поддержки, а с другой стороны — адскими бубноплясками при попытке запуска на шестнадцатой убунте.

Как обычно, в наличии справка, составленная в экспериментальных целях, лично Рихардом фон Эбингом.

Весь интересный софт собран в привычные категории Geospatial: веб-клиенты, базы данных, настольные гис, навигация и карты, пространственные инструменты и веб-сервисы. Системы кризисного управления не включены — поклонники сахана и ушахиди могут далее не читать.

Веб-клиенты:
Cartaro — отсутствует.

Geomajas — Присутствует, но после минутного ожидания запуска, открывает браузере страницу http://localhost:3420/showcase/, которая первые несколько минут недоступна, но после выдает такую картинку:
Geomajas

Согласно официальной справке, в левой части этой картинки должны быть примеры функционала. Примеров, естественно нет. Для создания нового приложения Geomajas требуется дополнительно установить апачевскую тулзу Maven, ставить которую не буду, поскольку я и раньше назначение Geomajas понимал смутно, а сейчас вообще перестал понимать. Одно сплошное торможение компьютера от него.

GeoNode — система для просмотра и обмена геоданными. Столь же прекрасная и никому не нужная, что и раньше:
GeoNode

Cesium — библиотека JavaScript для создания трехмерных глобусов и плоских карт в веб-браузере без плагина. Со времен прошлого дистрибутива существенно выросла и развилась, но как была тормозной и неподъемной на слабых компьютерах, так ей и осталась.
Cesium

GeoMoose — Веб-ГИС портал для штата Дакота. Как была непонятна в возможности применения, так и осталась. Двухлетнее развитие выразилось в том, что на демке появились красные точки:
GeoMoose

Leaflet и OpenLayers — Нет смысла описывать эти популярные библиотеки. Для картографа они то же, что Регина Дубовицкая для «Аншлага». В OSGeoLive обе предустановлены. Leaflet версии 1.0.3, OL версии 4.1.1

Mapbender — Фреймворк для создания геопорталов, который, в отличие от многих других пакетов реально развивается. Теперь его даже можно запустить без бубна При первичном осмотре никаких проблем не обнаружено.

Базы данных:
Rasdaman — страшная на вид и предположительно сверхсложная база для хранения и работы с наборами растров дистанционного зондирования. При запуске требует пароль от рута, после чего запускает терминал с сообщением о подготовке тестового набора данных. Собственно, на этом все и заканчивается. Второй раз пароль придется вводить в момент остановки базы. На картинке ниже — скриншот с консолью на фоне рекламкой демки, так что не обольщайтесь. Судя по описанию, в расдамане вся работа происходит через это самое, через консоль.
Rasdaman

Тут из-за всех этих приложений компьютер стал так тупить, что пришлось перезагружаться. И вновь ошибка при запуске. Стабильность — знак качества:
Еще одна ошибка при запуске lubuntu

DB Browser for SQLite — Графический интерфейс для управления SQL-базой.
sqlitebrowser

pgAdmin III — Набор инструментов PostgreSQL. Все как обычно: запускается, работает.
pgAdmin III

QGIS Browser — Менеджер файлов и баз данных. Аналог арккаталога у Эсри. Вещь вроде полезная, но на практике нифига не используется. Разве что в виде встроенного окна в QGIS.

Shp2pgsql — Утилита для экспорта и импорта файлов в PostGIS. Работает как и раньше, без замечаний.
Shp2pgsql

Spatiallite-gui — Графический интерфейс для управления базой SpatialLite. Как и раньше, проблем никаких, работает. Впрочем, полноценно пока не тестировалось, поэтому непонятно, что будет при реальной работе.
Spatiallite_gui

Настольные ГИС
GRASS — по-прежнему самая незаслуженно обделенная вниманием ГИС. В ней все необычно и по правде, нужно сделать какой-нибудь вразумительный учебный курс по GRASS, ибо не знать эту программу при ее возможностях — признак картографической профнепригодности:

QGis — Наконец вышла OSGeoLive с адекватной версией QGis! До этого постоянно в репозитории хранилось одно старье. Текущая версия Essen 2.14.14. хоть и не самая свежая, но вполне пригодна для нормальной работы. Никаких проблем — все как доктор прописал.
QGis

gvSIG — гисовина для тех, кто ностальгирует по арквью. Не тому, который после аркинфо и аркэдитор, а тому, который 3,2а. Тут все точно также, только появился цвет в оформлении, исчезла иконка могилки с крестом, через которую добавлялись слои, но появилась фича с подключением WMS и TMS. Собственно, кроме целей ностальгии, запускать ее больше незачем.

OpenJUMP — Вот как я в последний раз написал что это «Достаточно мощная ГИС-программа с уютным интерфейсом десятилетней давности», так больше и добавить ничего не могу. Ах да, в ней векторные данные можно привязывать. Но об этом я тоже, кажется, говорил.
OpenJUMP
Ossim Planet
В этой версии дистрибутива эта милая, но бесполезная хрень запускается и даже показывает вращающийся глобус без зависания. Но толку от нее все равно никакого нет. Проще уж тогда гифку сделать и подвесить ее во вкладке, что-бы начальник видел, что вы работаете.
OSSIM Planet

SAGA — ящик с самыми нужными инструментами, который всегда под рукой и никогда не подводит. Софтина меняется медленнее, чем армянский коньяк, но все также хороша и удобна.
SAGA

uDig — небольшая ГИС с простыми возможностями редактирования. Сколько я ее не разглядывал, так и не нашел фичи, которую бы она делала, а другие нет. Да что там говорить, даже просто фичи никакой не нашел.
uDig

Навигация и карты:
JOSM — Основной редактор в OpenStreetMap. Версия как обычно, нуждается в обновлении (текущая версия: 11427, актуальная: 13367), но теперь хотя-бы это не мешает править данные.
JOSM

АААААА! В Дистре нет Меркаартора! Я понимаю, что никто им не пользуется, но нельзя же так взять и выбросить Меркаартор нахрен.

GPSPrune — программа для обработки и конвертации GPS. На вид интересная, но за последние годы я так ни разу ей и не воспользовался. Все необходимое для работы с GPS у меня в QGis-е есть. А привязка фотографий и аудиозаписей мне нахрен пока не нужна.
GPSPrune

Marble virtual globe — Виртуальный глобус, похожий на Google Earth. Интересен как учебное и развлекательное пособие, особенно тем, у кого есть дети. Детализация невелика, но когда надоест Земля можно переключиться на другие планеты:

OpenCPN — Картографическая навигационная система для морской навигации на судах всех типов и размеров. За ее качество не ручаюсь, поскольку я выходил в море на серьезном корабле только несколько раз и почти в каждом из этих выходов, закрывшись в гиропосту на ключ, смотрел фильм про дикую волосатую женщину в английском лесу. Однажды я все брошу к чертям, куплю себя маленький рыболовецкий катер и нахер уплыву ловить барракуд в Индийском океане. Вот тогда и попробую.
OpenCPN

ZyGRIB — программа для визуализации погодных данных. Идея прекрасная, но исполнение — говно.
ZyGRIB

За два года программа никак не изменилась и по прежнему выглядит слишком топорно для своих возможностей. Спасает только то, что она по прежнему работоспособна. Вот, например гифка с вероятным выпадением снегопада в Ростовской области на ближайшие восемь дней (кстати, гифку программа тоже не делает, ее приходится отдельно собирать из джипегов):
Вероятность снегопада

Пространственные инструменты:
Jupyter Notebook — На сайте проекта сказано, что «Jupyter существует для разработки открытого программного обеспечения, открытых стандартов, и услуг для интерактивных вычислений на десятки языков программирования». А еще там картинки с аттракторм Лоренца, которые меня сразу завлекли. Но увы, при старте выпадает консоль с сообщением, что какое-то окно не может быть создано и все пропадает. Даже скриншотить нечего.

MapSlicer — нарезка растров на тайлы. Раньше для этого был удобный сервис Яндекса, но он мирно загнулся. Теперь я всем рекомендую легонькую утилиту LeafletPano-master. Она под винду, но думаю под вайном запустится без проблем. Единственное, ради чего стоит использовать MapSlicer — сохранение привязки. Да и под рукой всегда.
MapSlicer

Monteverdi и ORFEO Toolbox (OTB) — Вот было же раньше хорошо, зачем опять эти дизайны? Только я решил, что появилась стоящая вещь — объединенный набор инструментов OTB с просмотрщиком Monteverdi, как программисты опять все извратили и вернули к состоянию, представленному аж в дистрибутиве Geolive 8.5. Если кратко — OTB это годнота для обработки растров, устроенная по принципу SAGA. Monteverdi — это просмотрщик для этого набора. Программисты то объединяют их в один пакет, то опять разносят в разные. Сейчас ORFEO Toolbox выглядит так:
OTB

а Монтеверди вот так:
Monteverdi

Надеюсь, к следующему обновлению, авторы одумаются и вернут целостный софт для обработки. Кстати, в девятой версии он шел под названием Monteverdi2, так что я не исключаю, что просто откатили пакет.

OSSIM-geocell — еще одна бесполезная хрень под заголовком OSSIM. Единственная польза от него — выбор лучших способов интерполяции для растра, тайлмилла-то нет теперь.
OSSIM-geocell

R-Statistics — эр, он и в Африке эр. Гуев для него в дистрибутиве нет, поэтому либо консоль, либо доставлять нужные пакеты самостоятельно.
R-Statistics

Mapnik & TileStache — собственно, готовый к работе Мапник — это одна из веских причин установить OSGeoLive. В текущей версии он определенно установлен, но, как обычно, хрен что разберешь. В системе одни пакеты, в справке другие. Тестовые примеры не работают. Не удивлюсь, если окажется, что проще все снести и установить заново:
Карта с Мапника

Веб-сервисы:
52°North SOS и 52°North WPS — Пакеты разные, но оба трешовые. Первый предназначен для чтения оперативных и архивных данных с локальных и удаленных сенсоров, второй экспортирует в веб алгоритмы обработки пространственной информации, которые предоставляет Sextante, ArcGIS Server, R, GRASS 7 или пользовательские функции. В девятой версии OSGeoLive запускался только один пакет, в нынешней вообще ничего не запускается.

deegree — Как было в девятой версии: «Cтандартизованный набор веб-сервисов для веб-картографии, объектовых и каталоговых сервисов, а также сервисов для работы с сенсорами и процессами который отказывается запускаться», так и осталось.

GeoNetwork — Каталог метаданных с мощными функциями поиска, редактирования и просмотра данных, который… правильно, хрен запустишь.

GeoServer — В девятой версии после загрузки прогресс-бара выдавал 404 ошибку. В этой 503. Прогресс налицо. А ведь пакет-то годный!

MapProxy — Сервис кеширования тайлов WMS. На удивление работает без замечаний, все как в инструкции написано. Сразу после запуска открывается демка на локалхосте:
MapProxy

QGis подгружает слои с адреса http://localhost:8011/service? без всякого промедления (правда не все):
QGis+MapProxy

ncWMS — Очередной мертвый проект. Как он не запускался, так и не запускается. Только теперь даже страница в интернете протухла. Так что я даже ссыль давать не буду.

EOxServer — Фреймворк на питоне для отображения ДДЗ Earth Observation (EO) и их метаданных. Работает без замечаний, но сами данные особого интереса не представляют (если вы не занимаетесь средиземноморьем, конечно):
EOxServer

IstSOS — система управления сенсорами и распределением данных. В справке про нее ни слова, но она хотя бы запускается:
IstSOS

MapServer — Система рендеринга географических данных, которая позволяет создавать растровые карты, ссылающиеся на веб-контент. Точно так же, как в девятой версии, работает и внешне вопросов не вызывает:
MapServer

pycsw — Сервис для публикации метаданных в XML-формате. Работает, но мне ни разу не пригодился.
pycsw

QGIS Mapserver — Сервис, выдающий WMS-слой на базе библиотек QGIS. Сколько я не развлекался в его изучении, ничего полезного для себя не извлек. Хелп начинается с того, что вы должны запустить сервис и увидеть контуры материков. Два года назад после запуска появлялось это:

Теперь появляется вот это (пятно и точки я сам нарисовал):
QGIS Mapserver

Думаю, еще пару лет и контуры материков наконец-таки проступят.

ZOO-Project — Интересный проект, который развивается ооочень медленно. В теории он должен предоставлять доступ к различным алгоритмам геобработки (например, триангуляция Делоне), но на практике пока это только выставочный экземпляр.
ZOO-Project

Собственно, это все. К одиннадцатой версии в OSGeoLive не осталось таких программ как GeoKettle (свободный аналог FME), Viking (работа с GPS), Merkaartor (редактор OpenStreetMap), Ushahidi (великолепнейший фреймворк для создания систем по сбору данных от населения, Cartaro (неплохая система управления геоконтентом) и, конечно-же, TileMill. Зато осталась куча всякой хрени, которая не только не помогает в работе, но и вообще не запускается. Больших, интересных и новых пакетов в сборнике нет. С другой стороны, многие программы обновлены до приемлемых версий. Кроме того, в OSGeo догадались, наконец, потереть несколько десятков игр, которые кочевали из версии в версию. Стороннего софта в этот раз очень мало, даже офисных программ нет никаких. А справка по дистрибутиву как была говно-говном, так и осталась.

Ощущения от пакета двойственные. С одной стороны, что-то явно происходит, с другой стороны, изменения далеко не однозначны. В любом случае, OSGeoLive 11 стоит установить. Если не как инструмент, то хотя-бы для того, что-бы окунуться в текущее состояние картографического опенсорса.