Полевая зоология

Популярные представления о профессиях, которые связаны с естественными науками редко соответствуют действительности. Ботаников рисуют в виде рефлексирующих коллекционеров цветов, геологов считают суровыми пьяницами с молотками, но меньше всего повезло зоологам — их вообще никак не представляют. Максимум, что известно о зоологах — они изучают и любят зверей.

Зоология как сфера деятельности крайне широкое понятие. Даже если ограничить фауну «бытовыми» видами, останется деление на териологов, орнитологов, ихтиологов, энтомологов, арахнологов и других специалистов. Арахнологи — это те, у кого на руке обязательно сидит здоровый волосатый паук. Ихтиологи все время ходят на рыбалку, а про работу остальных совсем ничего не известно. Разве что энтомологи — люди сохранившие детство: взрослые мужики бегают с сачком по лугам и вонзают в бабочек иголки.

Уверенность в том, что зоология — это легкая и романтичная работа так велика, что реальность может неподготовленного человека шокировать. В неожиданный момент энтомолог уберет сачок и приступит к сбору мелких насекомых. Делают это с помощью эксгаустера — стеклянной банки в которую вставлены два шланга. Один шланг приближают к насекомому, другой вставляют себе в рот и всасывают насекомое в банку. При обследовании почвенной фауны приходится не один квадратный метр обсосать.

Если экспедиция не организована в связи с эпизоотией или другой узкоспециальной задачей, зоолог часто совмещает разные специальности: наблюдает птиц для коллег-орнитологов, собирает насекомых, фиксирует следы или свежует очередной трупик.

Родентологи занимаются грызунами, поэтому ранним утром уходят из лагеря с большим рюкзаком мышеловок-давилок. Возле каждой настроенной мышеловки в почву зарывается пластиковый стаканчик с уксусом для привлечения внимания. Существуют и другие методы, но они не менее летальны — особей необходимо как можно больше. Методы сбора развиваются в сторону быстрого умерщвления, но не из идей гуманизма, а в силу потребности в сохранности трупов. Их мало просто собрать — каждую тушку необходимо описать, указав размеры, вес, окрас, наличие паразитов в шерсти. После этого мышку или землеройку разрезают, снимают и растягивают шкурку, органы отделяют и размещают по разным пробиркам. По этой причине у териолога всегда при себе небольшой хирургический набор.

В перерывах между работой необходимо гадюк наловить, коллекцию земноводных пополнить и фотографировать не забывать. А для этологических задач желательно снимать видео. Так весь день до начала ночной охоты на летучих мышей. С помощью специального ультразвукового приемника выбирается подходящее место, на телескопических удочках натягивается ловчая сеть. Все уже давно спят, но зоолог работает. А утром до общего пробуждения берет рюкзак с давилками и уходит расставлять ловушки по новому кругу.

Такая работа выглядит жестокой, но прежде чем делать вывод, спросите мнение любого из сотен переболевших за последние годы туляремией. Или почитайте правила обращения с пациентом при подозрении на чуму. Да, на ту самую, которая уничтожила десятки миллионов человек. Как знать, возможно человеку, который сегодня режет мышей, бегает по ночному лесу с сетками и сосет жуков из земли, завтра вы будете обязаны жизнью.

Пожелтение листьев

Где как, а в естественных науках квалификация специалиста часто обратно пропорциональна его способности однозначно ответить на простой вопрос. Для примера, спросите ботаника, желтеют ли осенью листья на деревьях? Любой ребенок скажет, что желтеют и будет прав. Но это только часть правды.

Окраску растения определяет огромное количество пигментов. Но если не брать всякую диковину, вроде фикобилисом и фикоэритринов (вопрос фенологической физиологии водорослей и цианобактерий лучше не затрагивать, хотя бы по соображениям гуманности), основные пигменты можно свести к четырем группам: хлорофиллы, каротины, ксантофиллы и антоцианы. Или даже к трем, поскольку каротин и ксантофилл входят в класс каротиноидов.

Даже a- и b-хлорофиллы неодинаково влияют на окраску листа. b-хлорофилл обладает желтоватым оттенком, но поскольку его в два раза меньше, чем a-хлорофилла, то листья остаются зелеными. Когда количество доступного света снижается, доля b-хлорофилла растет и с этой точки зрения листья действительно желтеют. Но это совсем не та желтизна, которую мы видим при осеннем разрушении хлорофилла.

Если мы говорим про осенние краски в контексте каротиноидов, то никакого пожелтения листьев не происходит. Утверждать обратное можно, но это вульгарный подход. На самом деле, листья не желтеют, а дехлорируют («дезеленют»). Все потому, что каротины и ксантофиллы присутствуют в листе изначально, но становятся видимы только после разрушения хлорофилла.

Совсем другое дело антоцианы. Растения начинают активно синтезировать эти вещества при наступлении неблагоприятных условий, причем, как именно это происходит до сих пор не вполне понятно. Антоциановая версия пожелтения листьев имела бы право на жизнь, но беда в том, что антоцианы отвечают на красно-сине-фиолетовую часть спектра. Проще говоря, листья не желтеют, а краснеют.

«Осенне желтение листьев» — такое же устойчивое и неверное понятие как «восход солнца». Если говорить строго, осенью мы видим антоциановое покраснение, хлорофилловый дехлороз и b-хлорофилловое побледнение. Последнее можно назвать пожелтением, но с такой натяжкой, что это совсем никуда не годится. Еще есть зимняя депигментация — когда лист приобретает свой естественный серо-коричневый цвет, который в основном определяют клеточные стенки. Но даже этот процесс правильнее назвать «бурением» или «коричневением», а еще лучше просто усыханием.

Листья, которые желтеют осенью — это сплошная выдумка поэтов и художников. Хотя в качестве введения в физиологию растений для детей она тоже подходит.

Всем по

Одно из важных правил в любом деле — всегда следует безотлагательно начинать, даже если нет нужных ресурсов. Руководствуясь этой максимой, я сделал репортаж о поездке в Волоколамск, плюнув на то, что не обладаю нужными скиллами, техникой и рассудком.

Качество звука и картинки просто жесть, в монтаже и подаче тоже не все гладко, но это вещи, которые можно исправить со временем. Главное суть.

Короче, как зайдет.

Фиаско

Несколько дней назад я выдал самый вялый, импотентский и пустой доклад за последнее время. Не то лепнина так на меня подействовала, не то аудитория не моя, а скорее всего, следовало просто бахнуть до конференции.

Помните, я рассказывал о публичных выступлениях? Так вот, это пример того, как делать не следует. Единственный плюс доклада — он самый короткий. Кроме того, он про состояние гидрографии в проекте OpenStreetMap (хотя, это скорее минус).

Если вам потребуется рвотное, достаточно всего лишь посмотреть это видео. Противоядие доступно в других докладах конференции спбгеотех.

Невнятный подкаст. Сезон 2. Выпуск 11

Этот выпуск не только невнятный, но еще и поехавший. Мухи, бананы, парковки и злобная девочка Грета.
Донейт (пока будет донейт, будет и подкаст)

Социальный инстинкт

Если вы следите за модой, то наверняка знаете айброу флеш — приподнимание бровей на 0.6 секунд при встрече со знакомым человеком. Айброу флеш считают чуть-ли не единственным настоящим инстинктом человека. На самом деле, есть еще несколько инстинктов, но все они столь же незаметны (например, брезгливость или боязнь пауков у детей). И еще большой вопрос — являются ли такие примеры поведения настоящими инстинктами. Тот же айброу флеш выявлен при исследовании всего 255 человек из Гвинеи и Верхнего Ориноко. Не удивлюсь, если признают, что человек напрочь лишен всех инстинктов.

То, что принято называть инстинктами в повседневной жизни (самосохранение, размножение, питание и др.) — это либо рефлексы, либо социальные паттерны поведения. Инстинкт — это внешний орган вида, он жестко закреплен и непререкаем. Перебороть инстинкт так же сложно как согнуть колено в обратную сторону.

У меня рядом с домом выходит вентиляционный ствол шахты — туннель, уходящий на глубину сотню метров. Школьники кладут поперек ствола бревно и на спор переходят с одной стороны на другую — невозможное развлечение для владельца инстинкта самосохранения. Обет безбрачия невыполним для обладателя инстинкта размножения, а про анорексичных обладательниц пищевого инстинкта я вообще молчу.

Инстинктивное поведение — архаичный признак, у человека он почти не выражен. Но при этом в полной мере присущ социуму. Что есть бюрократия, как не внешний орган общества, жестко определяющий ответную реакцию на раздражитель? Если на секунду согласиться с этим антинаучным заявлением, то общественные процессы последнего времени, начиная от движения «Me too» и заканчивая делом Голунова, предстают как новый эволюционный этап в развитии социума. Кто знает, когда мы увидим как изменятся нормы морали, коммуникации и поведения?

А может все изменения уже произошли. Просто мы этого не видим.