Культура северных меланезийцев

Сначала интро. Обычно статьи я пишу почти в прямом эфире, публикуя сразу после написания, но иногда откладываю записи на несколько месяцев или даже лет. Особенно это касается очерков, которые я пишу на бумаге. Большая и, пожалуй, лучшая часть из всего написанного пылится у меня в чемодане вместе с пустыми бутылками, которые регулярно падают со стола в этот чемодан. В основном это очерки, написанные в поездках по стране и рукописи докомпьютерной эры.

Полез я тут на сервер за документами и нашел черновик заметки, написанный в прошлом году. Писал я со страшенного бодуна, а потому решил не публиковать до тех пор, пока не приведу его в нормальный вид. Это уже восемнадцатый такой черновик. Поскольку второй чемодан рукописей мне нахуй не нужен, опубликую в том виде, в котором он есть. Интро закончилось.

Хрен его знает, что на меня нашло, но с того момента, как я уснул вчера в гараже, просто дня не проходит без того, что-бы я не написал пару слов про космически волшебный русский язык. Трудно сказать, в какой мере язык определяет поведение, а в какой наоборот, но между поступками и языковой средой есть интуитивная закономерность, может быть даже подтверждаемая статистическим анализом.

Возьмем, к примеру, образование. Если меня спрашивают, получил ли я высшее образование, я вынужден отвечать, что последний раз у врача был на приемной комиссии в военкомате где никаких образований не нашли. Все потому, что если вас угораздило получить образование, то скорее всего оно злокачественное. Образование в смысле навыков и кругозора получить невозможно, ибо образование есть процесс, также как движение, мышление или пьянка. Коверкая слова и извращая сущность понятия можно спросить, стал ли я образованным, или на худой конец, получил ли я в своей жизни образованность, но на самом деле ответы на эти вопросы вопиюще бессмысленны. Иметь образование, значит находиться в постоянном процессе приобретения новых знаний и навыков.

Или другой пример. Мой партнер из Лагоса, после обсуждения проблемного места в проекте, написал: «Decide it’s shit and start doing business», что в переводе означает: «Решим это говно и начнем делать бизнес». Я сначала долго не мог понять, что меня так зацепило в этой фразе. Высказывание едва ли не шаблонное, но в нем оказался скрыт главный ответ на вопрос об истоках бытовой и философской необустроенности Отечества.

Живут у нас тысячи людей, которые занимаются бизнесом. Несмотря на все трудности, несмотря на все риски, даже несмотря на то что бизнес их не всегда самый выгодный и интересный. Они все-равно день ото дня продолжают заниматься своим бизнесом и не понимают, почему даже спустя годы все идет через жопу. А секрет прост. Бизнесом бессмысленно заниматься, бизнес надо делать.

Мы постоянно подменяем одни понятия другими, оттого искренне, профессионально и ответственно нам удается только нахуй послать. Все остальное, куда ни глянь — бесконечно извращенный карго-культ меланезийских аборигенов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

One comment