Педосолярис

Педосолярис

Удивительно плохо выстроена система цензуры в России. Полная ерунда попадает под запрет, а вредные и опасные произведения в самом широком доступе. Хуже лишь демократическая идея отмены цензуры: ничего не запрещайте, люди сами разберутся. Сами они могут только огурцы в задницу пихать и то, для этого нужен человек, который объяснит как все правильно делать.

Пока жители нерезиновой ворчали на понаехавших, никто не обратил внимание на любопытную мысль фильма «Марсианин» с Мэттом Деймоном. И завтра не обратят, и послезавтра. Но каждый день будут недовольны тем, что «продукты дорогие, а экология плохая».

А почему при подобном подходе должно быть иначе? Ведь очевидно, что за пределами крупных городов живут лишь дураки и бездельники. Мы своими глазами видели, как мужик втыкал картофелины в человечьи какашки и за год в одиночку создал на Марсе целую плантацию. А вы все жалуетесь: то гумуса у вас мало, то удобрения подорожали.

Гумус — вещь безусловно нужная. Альбрехт Тэер создал по этому поводу даже специальную теорию: дескать все питание растения получают из гумуса, удобрения лишь способствуют этому процессу. Но вот нюанс: в каменном угле и торфе этого гумуса в несколько раз больше, чем в самой лучшей почве, только вот не растет нихрена ни на торфянниках, ни на угольных россыпях. Гумус — это во многом индикатор плодородия почвы, а не ее причина.

Юстус Либих так этим озадачился, что напрочь теорию Тэера опровергнул, заявив о примате минерального состава в плодородии почвы. Наступила эпоха химии, которая, отчасти продолжается до сих пор. Мысль кажется разумной: с каждым урожаем поля теряют азот, фосфор, калий, магний и другие элементы. Что-бы дефицита не было, построим в Мурманской области апатито-нефелиновую фабрику и будет для ваших полей фосфора сколько угодно. Ровно так же и с остальными элементами. Вот только не учли, что важны не только сами элементы, но и то, каким образом они попадают в растения. А то, выходит, что при недостатке железа следует ржавый гвоздь лизать. А при недостатке нескольких элементов следует принимать специальные порошки. Для страдающих от недостатка фтора, азота и фосфора один такой разработали. Навальный, говорят, попробовал — не понравилось.

Наконец, век назад советский почвовед Василий Робертович Вильмс обратил внимание на важность не только слагающих почву элементов, но и на ее структуру. Современные концепции земледелия продвинулись еще дальше, но во-первых, такой подход пока мало кто принимает, во-вторых, обостряется проблема с химической обработкой почвы, а в-третьих, растениеводство без животноводства и мудрой логистики — это варварство. Еще неизвестно на какой игле сидеть лучше: на нефтяной или пшеничной. Но даже при доступности навоза, следует прежде подумать о пользе его компостирования или обработки. Посмотрел бы я на Мэтта, если бы ему настоящую картошку пришлось на фекалиях выращивать.

Почва — это не грязь и даже не механическая смесь разных элементов. Это отдельный океан. В некотором смысле даже разумный, как Солярис и общаться с ним надо уметь. С компьютером общаться, конечно проще, вот только компьютер еды не дает. Нет повода возвращаться в каменный век, но стоит лишний раз подумать, умна ли надменная брезгливость по отношению к тому, кто кормит нас каждый день.

А то бытовые истории о жизни людей, видите ли оскорбляют, а насмехаться над многовековой культурой человечества можно хоть каждый день.

Ржавые реки

В тайге чай не нужен. Зачерпнешь котелок из ручья, вскипятишь, добавишь пару веточек черники и вот тебе готовый чай. Дрянь конечно, но на вид от крепкой заварки не отличить. А все благодаря конденсации водяного пара в холодной ангидридной среде. Звучит страшно, но этот процесс вы регулярно наблюдаете наливая пиво в кружку.

Углекислый газ, тот самый, который обожают разные весельчаки и которого вы производите по три центнера за год, представляет собой ангидрид или по-другому кислотный оксид. Своим названием ангидриды обязаны главному свойству — при взаимодействии с водой они образуют кислоту. В случае углекислого газа — это угольная кислота. Водяной пар атмосферы взаимодействует с углекислым газом и выпадает осадками с небольшой кислотностью. Конечно, это не те кислотные дожди которыми всех пугали несколько десятилетий назад (там речь шла преимущественно об оксидах серы), но каждый, кто пил дождевую воду помнит ее необычный для конденсата вкус.

Угольная кислота нестабильна, она легко разлагается обратно на воду и углекислый газ и чем выше температура, тем активнее происходит этот процесс. Поэтому в сухих и теплых регионах почвы формируются в более щелочных условиях, чем на севере. В тайге, а тем более тундре с ее холодами, дождями и снегопадами век за веком происходит медленное, но непрерывное подкисление. Ситуацию усугубляет мерзлая почва, которая служит хорошим водоупором, что благоприятствует формированию режима застойного увлажнения. В следующий раз, когда пойдете за клюквой, можете фантазировать о космических планетах с озерами из кислоты.

Но все это никак не проявлялось бы внешне, если бы не железо с его замечательными свойствами. Железа в почве очень много, этот элемент на Земле вообще один из самых распространенных. Хотя уместнее, пожалуй, говорить о нем во множественном числе. Существует четыре формы железа — нейтральная, закисная, окисная и кислотная. Первая и последняя нас мало здесь интересуют: нейтральное железо находится в ядре Земли, а кислотное на водоочистных станциях.

Когда найдете в заболоченном лесу свежий ветровал — обратите внимание на серо-сизую почву — глеевый горизонт. Закисная двухвалентная форма железа — одна из важнейших его составляющих. Это именна та форма железа, которая жизненно необходима растениям и производителям колбасы (последние используют закисное железо под маркой красителя E172). В условиях повышенной кислотности и доступности кислорода, двухвалентное железо быстро превращается в трехвалентное, окисное. Если оставить глеевый горизонт на воздухе, через некоторое время он «заржавеет», синевато-серый оттенок превратится в коричнево-бурый. А вскоре талая или дождевая вода перенесет его в ближайшее болото.

Вода в болоте движется медленно, по меркам человеческой жизни вообще неподвижна. Долгие годы она насыщается трехвалентным железом, пока не окажется частью коричнево-бурого ручья. Тут-то ее и зачерпывают котелком, что бы чай приготовить. Хотя я рекомендую заваривать и пить чагу — это гриб такой на берёзе растет.

Но про чагу лучше я вам в другой раз расскажу. О ней можно отдельную статью писать. А уж о гумине, фульво- , гуминовых, гумусовых и гематомелановых кислотах, про которые я тут сознательно умолчал, не то что статьи — монографии мало будет.

Агрегаты почвы

Что может быть скучнее выкопанной земли? Про такие вещи даже сказать нечего. Разве кто упомянет размер кучи, да редкий знаток указав на темный цвет произнесет слово «чернозем». Если встряхнуть почву на лопате, она распадется на отдельные куски. Одни называют их агрегатами, другие отдельностями, третьи структурными элементами.

Отечественные почвоведы выделяют двадцать одну форму таких кусков, объединяя их в три типа: комковатый, столбчатый и пластинчатый. Какой именно у вас под ногами — зависит от условий формирования и развития почвы. Если быть точнее — от химического состава материнской породы, температуры, осадков, флоры, фауны и других факторов. За дюжину тысяч лет (от Валдайского оледенения) они сформировали почву как уникальное образование: ее нельзя получить просто смешав исходные компоненты.

Почва — это не содержимое мешков, которые продают цветочные отделы в супермаркетах. И даже не место под картошку на даче. Это океан со своими акулами, планктоном и водомерками. На глубине постоянно происходят сложные малопонятные процессы. Взять те же почвенные агрегаты: в основе их формирования лежит теория ДЛФО о коагуляции как результате межмолекулярного и электростатического взаимодействия.

Полтора века назад голландец Ван-дер-Ваальс догадался о существовании электростатической (без образования ковалентных пар) связи между молекулами. В тридцатых его мысль развил Фриц Лондон, описав один из трех типов Ван-дер-Ваальсовых сил — дисперсионное приятжение. В коллоидной системе (среднее между раствором и взвесью) всегда существует броуновское движение. Когда частицы в таком движении слишком близко приближаются друг к другу, между ними возникает сила притяжения Ван-дер-Ваальса-Лондона и электростатическая сила отталкивания. Если электростатическая сила больше — частицы оттолкнутся друг от друга. Если больше сила притяжения Ван-дер-Ваальса-Лондона — частицы слипнутся. Это и есть ДЛФО — теория Дерягина-Ландау-Фервея-Овербека. В зависимости от баланса электростатических и Ван-дер-Ваальсовских сил образуется тот или иной вид почвенных агрегатов.

Согласно модели Планта-Фенга-МакГилла, агрегаты распадаются примерно за месяц. Достоверность модели сомнительна, но лежат они действительно долго, сохраняя форму даже после высыхания почвы. Распадаются строго по степенному закону, который К.Ю. Хан с соавторами принимают за экспоненциальный (строго говоря это верно, но лишь в частном случае). Каждый может в этом убедиться разложив агрегаты в порядке уменьшения размера.

Здесь напрашивается разговор о размерности Хаусдорфа-Безиковича. Или о моделях Бингама-Шведова, Барджеса, Пойтинга-Томпсона. Или о теории перколяции. Но стоит ли так долго обсуждать кучу выкопанной земли?

Основы панка. Оценка предположения о повышенной частоте встречаемости обнажений горных пород на склонах южной экспозиции

Основы панка. Оценка предположения о повышенной частоте встречаемости обнажений горных пород на склонах южной экспозиции

Тут должен быть какой-то серьезный текст, не столько обозначающий важность проблемы, сколько выставляющий меня регалистым ученым. Но я два месяца пытался написать эту статью и нихрена не получалось. Так что хуй вам, а не академический стиль. И вообще, означенное в заголовке предположение есть суть хуета на палке. Никак экспозиция на частоту обнажений горных пород не влияет.

Ну, а теперь, когда я расставил все по местам, давайте приступим. Известный геолог И.А. Мальков выдвинул предположение, что склоны южной и особенно юго-восточной экспозиции более перспективны для поиска обнажений коренных горных пород. Дескать, это связано с результатом движения ледника, который двигаясь с северо-запада на юго-восток сильнее заглаживал фронтовую сторону коренных выходов.

Предположение интересное, особенно, если учесть, что в попытке найти обнажение вы весь день можете шароебиться по кустам с молотком. Стоишь так в говнище посреди комаров, на противоположной стороне болота медведь орет, рядом геолог курит и никто не в курсе, с какой стороны холма найдешь выходы маткасельских гранитов.

По опыту и впрямь кажется, что на южных склонах обнажений больше. Но ученый не может доверять своим ощущениям, поэтому я спиздил базу геологических описаний, привел записи в человеческий вид и наложил все на карту.
Все описания

Что было дальше, вы и сами знаете. Потому, что если вы не полный мудак, у вас возникнет только один вопрос: «АSTER или SRTM?». Отвечаю — ASTER:

Я подготовил растр экспозиций через дефолтный функционал QGIS:

кроме того, сделал растр пересеченности рельефа, каждый пиксел которого представляет собой сумму изменений высот в пределах окна 3х3 пикселя (подробнее смотри в статье Riley S.J., DeGloria S.D., Elliot R. A terrain ruggedness index that quantifies topographic heterogeneities // J. Sci. 1999. V. 5. № 1–4. P. 23–27.). Это не входило в изначальное предположение, но преступлением было бы не проверить возможность взаимосвязи частоты обнажений с индексом пересеченности.

Вокруг каждого описания был построен буфер, радиусом в пол-секунды WGS-84 (приблизительно 30х13 метров), не столько, что-бы облегчить вычисление зональной статистики, сколько нивелировать распиздяйство геологов, которые вначале пишут координаты в пикетажку, а после перебивают их в базу. Кроме того, многие обнажения значительны по простиранию и получение точечной статистики для них явно лишено смысла.

В качестве итоговых значений атрибутов полигонального слоя использовалась медианное значение угла экспозиции, что основано на здравом смысле, поскольку при анормальном распределении только медиана имеет физическое значение, а при распределении, близком к нормальному медиана и математическое ожидание совпадают.

Первые результаты оказались более чем вдохновляющими:

По абсциссе главного графика — угол экспозиции склона, по ординате процент встреченных обнажений горных пород. Справа на полярном графике изображена та же хуета, демонстрирующая, что обнажения значительно чаще встречаются на южных склонах.

Но меня не наебешь. Если ледник действительно оказал такое влияние (если он вообще был — все вопросы к В.Г. Чувардинскому), то это должно проявляться не только в частоте выходов коренников на разных склонах, но и в их форме. Разделить выборку геологических описаний на подмножества разной формы практически невозможно, поскольку записи в пикетажках не стандартизированы и зачастую там попадается бессмысленная хуета. Скрепя сердце я принял волевое решение и подсчитал долю описаний в которых фигурирует слово «уступ» и долю описаний с текстовым фрагментом «заглаж». Согласен, критерий так-себе, но при столь сильной неоднородности частоты встречаемости обнажений на склонах с разной экспозицией, он должен был проявиться. Что-же мы видим на левом верхнем и левом нижнем графиках? Правильно — ничего. На южных склонах заглаженных обнажений меньше, но статистически это недостоверно. Величина отношения уступов к заглаженным обнажениям горных пород, рассчитанная по формуле

(кол-во уступов + 1)/(кол-во заглаженных обнажений + 1)

никак не связана с экспозицией склонов:

Более того, распределение точек наблюдения, в которых не обнаружены выходы коренных пород совершенно аналогично предыдущему:

Это может означать только одно: само распределение площадей склонов разной экспозиции неоднородно, а выборка только подчеркивает эту неоднородность. Действительно (юг-красный, север-синий):

На всякий случай проверим это на растре SRTM:

Как я однажды сказал: «Зрение может обмануть, гистограмма — никогда»:

Тут я, признаюсь, подохуел. Потому, как прожил треть века с мыслей о том, что для каждого южного склона найдется северный склон, и он, сука, обязательно будет в границах наблюдения. А вот хрен. Я несколько часов изучал высотные профили центральной Карелии, пытаясь увидеть пропавшие склоны меридиональной экспозиции. Да как так-то?

А вот так:

Иллюстрация грубовата, но мысль доносит: соотношение площадей склонов с различной экспозицией вовсе не должно быть равным, скорее наоборот. Банально, но не очевидно. И наталкивает на вопросы самоподобия о которых я в терапевтических целях лучше умолчу.

Ну а что-же с индексом пересеченности? — спросите вы. Да та-же хуйня. Вот график зависимости количества описанных обнажений от величины индекса пересеченности.

А вот гистограмма этого индекса по всему растру:

Таким образом, коренники действительно чаще выходят на южных склонах. Но это ни в коем случае не может рассматриваться как поисковый признак, поскольку распределение обнажений всего-лишь отражает особенности рельефа. Такая-же ситуация с индексом пересеченности. Оба эти признака бессмысленны (по крайней мере для территории центральной Карелии). Точки, расположенные случайным образом, будут иметь аналогичное распределение по экспозициям, сами смотрите (500 случайных точек):

Если и говорить о влиянии ледника, то только в разрезе формирования рельефа. Обнажения горных пород встречаются где-попало (с точки зрения маршрутных работ) и направление движения теоретического ледника на частоте их встречаемости никак не сказывается.

Колоризация разреза

В шестом томе сборника «Гидрогеология СССР», что издан еще в 1971 году под редакцией А.В. Сидоренко, есть примечательная иллюстрация:
Гидрогеологический разрез города Шахты

Недавно пробежал ее глазами: едрен-батон, знакомые ведь места разрезаны:
Гидрогеология города Шахты карта

А ведь стоит только добавить немного цвета, как подземные воды, четвертичные обнажения, известняки и угли различаются гораздо легче:
Гидрогеология города Шахты

Колоризация «Семнадцати мгновений весны» это унылая и бесполезная шняга. Если уж есть что-то старое, что стоит раскрашивать, то это фундаментальные научные труды и учебная литература, иллюстрации которых, в силу особенностей типографского производства, почти повсеместно представляют собой абсолютный беспросветный пиздец.

Собственно, к чему это я? Часа три не мог вспомнить местоположение шахты «Октябрьской Революции» и факт того, что шахта имени Артема №2 носила в последние годы название «Глубокая». А лет через десять этого вообще никто не будет знать, даже гугл с яндексом. Познание человечества замкнется и наступит эпоха…, а впрочем нет, это уже из другого поста. Позже расскажу.

Полевая инструкция по описанию почвенной прикопки

Подготовлена по материалу: Почвы СССР. Т. В. Афанасьева, В.И. Василенко, Т. В. Терешина, Б. В. Шеремет; Отв. ред. Г. В. Добровольский. —М.: Мысль, 1979. — 380 с., карт. , 16 л. ил.

Скачать инструкцию в формате pdf

Закладка и описание почвенной прикопки

Прикопку закладывают в типичном месте.
Размеры прикопки должны позволять замерить мощности корнеобитаемых горизонтов.
Лицевая стенка должна быть обращена на солнечную сторону.
Поднятые горизонты складываются раздельно по бокам от разреза без попадания на участок над лицевой стенкой.
В бланке описания указывают глубину нижней границы горизонтов.
Для каждого из горизонтов на бланке делают мазки.

Определяемые показатели

Степень разложения подстилки: мор, модер, мулль.

  • Муль — четко выражен подгоризонт O1 (опад этого или прошлого года) и фрагменты подгоризонта O2 (слой детрита, или трухи).
  • Модер — четко выражены подгоризонты O1 и O2, и фрагментарно подгоризонт O3 (перегной).
  • Мор — выражены все три подгоризонта.

Цвет выбирается только по трегольнику Захарова:

1011901_1901_303
Механический состав определяют мокрым способом, скатывая и растирая намоченный образец почвы

table
Структуру почвы определяют, подбрасывая почвенный ком несколько раз, пока он не рассыпется на отдельные элементы. Если структура неоднородна, используются двойные (тройные) названия, причём последним словом указывается преобладающая.

soil

Типы, роды и виды почвенных структур (размеры в см)
КубовидныйПризмовидныйПлитовидный
Развиты три осиРазвита верт. осьРазвита горизонт. ось
Измерять ребро кубаИзмерять диаметрИзмерять толщину пластины
Глыбистая
Крупноглыб. >10
Мелкоглыб.10—5
Столбчатая
Крупностолбч. >5
11. Столбч. 5—3
Мелкокостолбч. < 3
Плитчатая
17.Сланцеватая > 0,5
Плитчатая 0,5—0,3
18.Пластинчатая 0,3—0,1
19.Листоватая < 0,1
Комковатая
1. Крупнокомк. 5—3
2. Комк. 3—1
3. Мелкокомк. 1—0,5
Столбовидная
Крупностолб. > 5
12. Столб. 5—3
Мелкокостолб. < 3
Чешуйчатая
Скорлуповатая > 0,3
20.Грубочеш. 0,3—0,1
21.Мелкочеш. < 0,1
Пылеватая
4. Пылеватая 0,5
Призматическая
13.Крупнопризм.  > 5
14.Призм.  5—3
15. Мелкокопризм. 3—1
16. Карандашная < 1
Ореховатая
5. Крупноорех. 1
6. Орех. 1—0,7
7. Мелкокоорех. 0,7—0,5
Зернистая
8. Крупнозерн. 0,5—0,3
9. Зерн. 0,3—0,1
10. Мелкозерн. 0,1—00,5

Плотность почвы опредляется по усилию копки, легкости входа ножа в землю и внешним признакам.

  • Cлитая: почва очень плотная, сцементированная, пор и промежутков не видно; трудно поддается копке лопатой, требует применения кирки или лома. От ножа остается узкая блестящая черта.
  • Плотная: отдельные частицы почвы плотно прилегают друг к другу; почва с трудом копается лопатой и при рыхлении распадается на глыбы или комковато-ореховидные отдельности; нож в почву входит трудно.
  • Уплотненная: нож в почву входит с некоторым усилием; копается легко.
  • Рыхлая: хорошо заметны поры и почва легко копается лопатой, при рыхлении рассыпается на комочки и зернышки; нож в почву входит свободно.
  • Рассыпчатая: частицы почвы не связаны между собой и в сухом состоянии почва сыпуча (например, песчаные и отчасти супесчаные, а также сухие, сильновыпаханные верхние слои др. почв).

Сложение почв указывают по характеру пор внутри структурных агрегатов и трещин между ними
по характеру пор:

  • тонкопористое — поры меньше 1 мм;
  • пористое — 1—Змм;
  • губчатое — 3—5 мм;
  • ноздреватое (дырчатое) — 5—10 мм;
  • ячеистое — больше 10 мм.

по характеру трещин:

  • тонкотрещиноватое -трещины уже З мм,
  • трещиноватое — 3—10мм,
  • щелеватое — шире 10 мм.

Наличие корней

Новообразования различают химического и биологического происхождения.
Биологические новообразования :

червоточины- ходы дождевых червей, копролит, кротовины

корневины-сгнившие крупные корни растений;

дендриты — узоры мелких корешков на поверхности структурных отдельностей.

Химические новообразования :

table4table3

Включения —  предметы, механически включенные в массу почвы и не связанные с ней генетически. В
число включений входят обломки горных пород, не связанных с материнской породой, остатки золы, углей,  древесины, остатки материальной культуры человека.

Границы различают ровные (почти прямые) и неровные. При значительной глубине проникновения одного горизонта в толщу другого различают:

  • языки — участки проникновения верхнего горизонта в нижний, постепенно сужающиеся книзу;
  • затеки — подобны языкам, но более узкие;
  • карманы — широкие, книзу мало суживающиеся углубления верхнего горизонта в нижний;
  • заклинки — участки нижнего горизонта, внедренные в вышележащий горизонт.

По резкости перехода различают границы:

  • резкие
  • ясные
  • расплывчатые

Отбор проб

Из каждого контура берут 3-5 проб массой не менее 1 кг.
Первичные пробы рассыпают на брезенте, пакете или листе фанеры, перемешивают, разравнивают в виде прямоугольника и делят диагоналями на 4 части в виде треугольников (выглядит как конверт). Почву из двух противоположных частей отбрасывают, а остальные две части снова перемешивают и разравнивают, после чего выбрасывают две другие части и так делают до тех пор, пока не остается объединенная средняя проба всего участка массой 1 кг. Вместе с этикеткой пробу упаковывают в двойной полиэтиленовый пакет для отправки в лабораторию.

25 июля 2013 г.

Пластушка

Добыча пластушки во Владимировке

Объявления о добыче пластушки регулярно появляются то на «авито», то в «кву-шке». Причем зарплаты там, зачастую указаны завидные даже по столичным меркам (1,5-3 тысячи в день). При этом, кого не спроси, все что-то о такой добыче слышали, но никто подробностей не знает, но уверяют, что из всех работ это самое большое говно.

Судя по описаниям работодателя — некоевого мужика по имени Женя, работа по добыче это первый шаг к роскоши. Свои слова он подтверждал историей, как один из его работников за ночь спустил на водяру и шлюх сорок пять тысяч рублей, при том, что куб пластушки стоил тогда 500 рублей против современных 1200.

История, конечно, не показательная, наши люди могут годами работать в адских местах, что-бы потом прокутить все за несколько дней. Но в целом условия, в которых предполагалось проживание мне понравились и ощущение, что тебя собираются наебать притупилось.

Тут надо сказать, что особо вечером домой не наездишься. Работа начинается в семь часов с развозки на карьер и завершается в восемь вечера. В течении дня по самой жаре можно не работать. Жить предполагается во Владимировке, поэтому если соберетесь туда ехать не забудьте с собой постельное белье и деньги на питание. Харчеваться можно исключительно за свой счет. Бухать тоже не рекомендуется, поскольку за сие положен штраф в размере двух тысяч рублей.

На следующий день мы выехали на карьер. Всего рабочих было трое, я четвертый. Перед самой отправкой двое из них залупились и попросили у Жени расчет, сказав, что херасдва они поедут сегодня на карьер. В итоге в машину сел я и парень по имени Денис, примерно моих лет.

Ехали долго, в начале до Большой Федоровки (кстати, местные говорят не Фёдоровка, а ФедорОвка), после чего долго ехали по степной дороге с изумительными видами до самого горизонта.

Степь у Большой Федоровки

Степь у Большой Федоровки

По прибытию на место, Женя показал на «тумбу» которую надо расчищать, пожаловался на мужиков, что не вышли на работу и уехал. Мы переглянулись, сказали друг другу по паре матерных и приступили за работу.

Собственно на этом можно заканчивать. Минут через двадцать, я начал понимать, что означали вчерашние слова Жени «Забой должен быть чистым». Дело в том, сама пластушка за добычу которой предполагается оплата, скрыта под обломками старых разработок и под полуметровым покровом алевролитов, настолько слоистым, что добывать его не имеет никакого смысла.

За очистку забоя, естественно, никто платить не собирается, платят только за кубатуру.

Лом пластушки

Перед началом добычи необходимо убрать все обломки, лежащие сверху, после чего снять еще полуметровый слой на выброс. И естественно, за свой счет.

 

Напарник Денис тоже вяло поковырялся, после чего бросил лопату и принялся искать ранее добытые пласты, особо обращая внимание на пласты с неровной поверхностью. «Дракончики» как он их называл попадались редко и стоили на сто рублей дороже — 1300 рублей за куб. Впрочем и это занятие ему быстро надоело, поскольку было очевидно безсмысленным.

Мы приступили к складке куба пластушке из ранее добытых слоев, сваленных в куче метрах в тридцати. В теории, у нас должен был сформироваться вот такой архитектурный объект:

Куб пластушки

Несмотря на то, что работали нормально, куб собирался крайне медленно. В основном по причине того, что таскать пласты приходилось руками, а за один раз реально унести два-три, редко четыре пласта. Я долго матерился, на отсутствие примитивной тележки, из-за которой мы должны тратить время не на работу, а на беготню. Оказалось, тележка была, но привозить ее с места ночевки на карьер, работодатель не хотел. Видимо, боялся, что украдут.

Вообще, пока таскали, разговорились. Денис работал на этом карьере четвертую неделю и за все это время заработал около двенадцати тысяч рублей. Причем, надеялся получить из них хотя бы десятку, поскольку ни одной выплаты еще не было, а работодатель запросто может «кинуть». Примерно такой же доход вышел у мужиков, которые в последний приезд практически ничего не добыли по причине завала забоя.

Получалась совсем невеселая история. На вопрос: «А зачем вообще было работать здесь, если с первых же дней было ясно, что больших денег, да какой там больших, хотя бы адекватных денег тут не заработать?» Денис отвветил, что вначале на это была надежда, тем более, что месяц назад тут оставалось хоть что-то, что можно реализовать, а после была опасность не получить ничего, поскольку деньги платят только по отгрузке, а отгрузка была только вчера. Собственно, поэтому получив расчет, остальные рабочие разъехались сегодня по домам.

После этих слов, мой интерес к данному карьеру иссяк окончательно. Не очень то понимаю смысла работать на человека, который может кинуть, только потому что он может кинуть и не заплатить того что уже заработано. Мы перетащили еще па паре пластов, после чего я бросил это бессмысленное занятие.

К моему удивлению, тоже сделал и Денис, сказав, что больше работать он тут не собирается и вообще в гробу видал и этот карьер, и эту пластушку, и того коммерса, который все это затеял. Мы передохнули минут десять в вырытой неподалеку полуземлянке и забрав вещи пошли обратно.

Полуземлянка

Кстати, полуземлянка, это второе, после окрестных красот, ради чего имело смысл приезжать на этот карьер.

По пути посмотрели, как работают узбеки на соседнем карьере. Забой чистый, как сказал Денис, снимают мусор трактором. Не знаю так ли это, но на машину, готовые кубы складовали краном. Нам же предлагалось проводить эту операцию вручную, за просто умопомрачительные деньги — сто рублей за погрузку куба пластушки. За погрузку бутового камня зарплата, видимо, еще меньше.

На обратном пути нас докинул до Большой Федоровки водитель того самого Камаза с краном в который осуществлялась погрузка. По дороге предложил поработать у его работадателя, к чему я уже отнесся с большим скепсисом. Хотя за подброску, конечно ему спасибо, сэкономил нам часа полтора похода по степи под палящим солнцем.

Камаз с пластушкой

Если подытожить, то в целом работа хоть и сложная, но реальная. Все зависит от того в каком состоянии карьер и насколько надежен работодатель. Обещаемых трех тысяч за день из рекламы вакансии, вы конечно ни где не заработаете, но по тысяче, в лучшем случае по полторы наверное сможете получить. Если повезет.

Заодно, получите бесценный опыт работы методами раннего палеолита. И не надо говорить, что эти методы устарели на два с половиной миллиона лет. В отличии от древних гоминид, у вас будут и металлические инструменты.

Молоток и зубило

P.S. Особая благодарность диаволу на пятнашке. Без него эта поездка была бы на порядок менее позитивна.