Рубкология

Весь нынешний август я шароебился по разным кустам занимаясь оценкой успешности лесовозобновления на сплошных вырубках юго-запада Ленинградской области. Суть работы сводилась к следующему: я вылезал из теплой машины под бесконечный дождь, цеплял к рюкзаку на манер навесного оборудования трактора обычную штыковую лопату, в «ливчик» комбинезона засовывал планшетку с бланками, сжимал посильнее рукоять здоровенного тесака для рубки медвежьих бошек и в позе супермена из армии Батьки Махно погружался в дремучий кустарник, где писал разную технологическую ебанину и вонзал в раскисшую землю сотни палок с красными лентами.
102_4624

К большому сожалению, заказчик этого безумия находился в стадии перманентного параноидального прихода и всячески настаивал на конфеденциальности методов и результатов работ. Что-ж, не будем посягать на его законное право страдать херней. К тому же, говоря по правде, интересного там мало: банальные учеты и типовые анализы: какой-нибудь дискретный анализ и среднее с вариацией. Другим словом, беспросветная тоска. Я же хочу рассказать вам о настоящем веселье.

Итак, друзья, тушите свет, зажигайте свечи, разбрасывайте по полу каштаны. Наливайте себе стакан до краев и располагайтесь удобнее, ибо во многом знании много печали, но памятуя про in vino veritas едва ли найдется тот, кто не заметит очевидного парадокса в измышлениях старинных мудрецов. Однажды придет и мой Мелет, сын Мелета, пифеец, но пока, дрожание рук походит на кривую судьбы Агриппины младшей, между Нероном и Тиберием велик соблазн немного повертеть на граненом стакане кровавый сапожок. Веселье, друзья, конечно же веселье служит нам путеводной нитью этого вечера! Все начинается с того, что раз в полторы недели вы до утра обрабатываете вымокшие бланки с кровавыми пятнами. Пеленг такой-то, широта такая-то, долгота такая-то, фото номер N. Три березы, две елки ноль пять, елка полтора, осина, две рябины, сосна ноль пять. Пишите, чертите, вслушиваетесь в свой голос с диктофона, просматриваете отснятые файлы. Что-бы не заснуть, выходите на улицу покурить и вновь возвращаетесь. Веселитесь изо всех сил.

102_4609

А через несколько часов, едва небо начнет светлеть, двери электрички закрываются и вы наслаждаетесь красотой и величием заоконных пейзажей:

102_3538
Чем дальше, тем пейзажи все красивее и величественнее
102_3523
И конечно-же, все веселее и веселее
102_3571

Но все проходит, стоит лишь выйти на пробу. Встанешь на первую вешку, оглянешь взором предстоящий фронт, сплюнешь и произнесешь благословенное «ёб твою мать». А из динамика телефона тебе отвечает лектор Петухов. «Давайте начнем!»: говорит он. А действительно, давайте начнем! И с этими словами ебнешь свою профилактическую соточку, затянешься поглубже чем бог послал и выпуская дым, начинаешь орудовать тесаком, вязать ленты, писать и бесконечно фотографировать.

102_4755

Прежде чем вы решитесь ввязаться в это дело, нужно понимать куда именно вам предстоит ехать. Как найти вырубки нужного типа леса, возраста, площади и транспортной доступности? Если вы сможете найти где-то карту с такими данными — честь вам и хвала. Но практика показывает, что самые ценные инструменты, для изготовления которых отводятся месяцы предполевых работ всегда приходится собирать в последний момент на коленке. Другими словами, нам нужно составить такую карту самому, иначе все у нас пойдет через жопу. Погнали?!

Карта рубок. Что есть рубки с точки зрения дешифрирования? правильно, рубки есть видоизмененный лес. Значит не ебем себе мозг, а прямо так, английским по белому пишем в поисковой строке браузера: «forest change map». По первой же ссылке попадаем на известный проект Global Forest Change:

111

Классная штука этот GFC. Спецы из Мэрилендского университета, Гугла и Геологической службы США, обработав огромное количество ландсатных снимков, выдали в качестве результата данные по изменению лесного покрова за период с 2000 по 2012 гг. Это то что нам надо, скачиваем данные на нужный нам регион в формате GeoTiff.

Теперь этот слой нужно разнести по типу леса, возрасту, площади и транспортной доступности. Сразу скажу, что первое — больше из области фантастики, ибо до тех пор, пока мы используем в качестве лесной типологии псевдонаучные фантазии времен раннего палеолита, никакой хитрый алгоритм применить не удастся. Да в этом и нет особой нужды, ибо как вы понимаете, основная доля всех рубок представляют собой кисличники, реже свежие черничники. Я бы на месте лесозаготовителей тоже всякого рода долгомошники вертел на харвестере, ибо рубль выберешь, рубль двадцать в гать утопишь.

102_4492

Но зато разбиение данных по остальным параметрам уже дело техники. Для начала векторизуем наш растр в QGis:

222

Из производного шейпа аттрибутивной выборкой по возрасту рубки извлекаем новый полигональный слой. Далее, через калькулятор полей считаем площадь каждого полигона, и удаляем слишком крупные и мелкие полигоны. Остается только исключить рубки, находящиеся в самых недоступных ебенях. Но это тоже не космос: скачиваем через overpass дорожную сеть OpenStreetMap, Строим вдоль проезжих дорог буферную область, доступную для пешего подхода и после этого удаляем все полигоны рубок, которые не пересекаются полученным буфером.

Все, слой готов. Экспортируем его в kml и  SAS.Планету, настроив подходящий вид:

333

Основной недостаток такого метода в том, что в выборку попадают рубки вытянутой и неправильной формы, совершенно неудобные для закладки учетных площадок. Кроме того, помимо рубок, встречаются еще естественные усыхания, пожары, ветровалы и подтопления. Последние, благодаря бобрам, особенно часто. Редкостные, скажу я вам, мудаки, эти бобры. Мало того, что эти пидоры столько леса хорошего затопили, так они еще и невкусные как водоросли. Их что жарь, что вари — все какая-то поебень получается.

Загружаем данные в навигатор и вперед — рубить ветки, месить говно и давить фиолетовые грибы

102_3089

Можно ли размещать площадки на волоках и в каналах? С одной стороны это тоже часть территории. С другой стороны, размещение учетных площадок в таких местах вносит не отслеживаемую погрешность. Вопрос можно поставить даже шире: уместно-ли рассматривать общие показатели восстановления для территории с комплексными видами нарушений? Правильно, неуместно. Пасеки — отдельно, волока — отдельно, земля — крестьянам, мудаков — нахуй.

102_4557Существует несколько принципов, которыми следует руководствоваться приступая к любым полевым работам. Конечно-же, следует помнить о нарастании коэффициента обалдевания: с каждым разом вы, вне зависимости от вашей старательности, будете выбирать наиболее легкие для описания площадки. Это неизбежно приводит к систематическому занижению результатов на 5-15%. Избежать этого можно путем формализации процедуры выбора точки описания: например подобно геоботаникам кидать дрын, служащий, после падения, стороной учетной площадки. Можно и протягивать на определенное расстояние рулетку по выбранному пеленгу. Но этот подход работает плохо даже на рубках трехлетней давности

102_3350

Как не вымеряй расстояние на вырубке по рулетке, все равно будет лажа. Либо закрадывается ошибка за счет изгибов рулетки, либо за счет пробики створов колоссально возрастает трудоемкость. Не ебите себе мозг, отмеряйте расстояние шагами, контролируйте себя по навигатору и не забывайте про коэффициент обалдевания.

Любые поточные полевые наблюдения кроют в себе опасность смещения данных. Стоит вам пропустить наблюдение на одной из учетных площадок, как ценность всех дальнейших наблюдений оказывается равной нулю. Но каждый раз заполнять чек-лист слишком затратно по времени. Поэтому мой вам совет: синхронизируйте все что только возможно. И немедленно. Если вы стоите на восьмой учетной плошадке, пусть номер вашей точки в навигаторе будет «508», а номер фотографии «18». Организуйте все так, что-бы пропущенное наблюдение моментально бы искажало конструкцию данных.

Нет ничего более тупого чем бесконечно записывать номера фотографий. Если вы синхронизировали нумерацию наблюдений, то вам стоит записывать только номера фотографий в точках контроля и номера ошибочно сделанных снимков. По завершению цикла наблюдений, просто суммируйте количество фотографий для дополнительной проверки. Ну и конечно же не забывайте про снимки-хуимки.

Очень часто люди не могут отделить фотографии одного ряда наблюдений от другого. Ну а хули, спрашивается вы фотографировали площадки на одной пробе, потом перешли через дорогу и не сделав ни одного лишнего кадра приступили к фотографированию площадок другой пробы? Естественно, потом при сортировке снимков приходится морщить ум и сравнивать время и содержимое кадра. Делайте проще, перед началом каждой пробы делайте несколько снимков-хуимков: фотографируйте какую-нибудь дичайше специфическую ебанину, например свой еблет, или рукав, или бланк с описанием. Помимо упрощения сортировки снимков, это позволит вам получить психоделический набор ебанутых фотографий для плаката «Я в двадцать пятый раз спрашиваю, что это за хуйня?»

hand

Стоит ли говорить о том, что на пробе вы записываете не количественные, а качественные показатели? Правильно не стоит. Потому что любые количественные измерения есть суть более формализованные качественные. И если в одной графе бланка записано «87 берез», а в другой «92 березы», только безумец будет утверждать, что во втором наблюдении на пять берез больше. Разумный человек сразу понимает, что на обоих площадках одинаковое количество подроста, чуть меньше сотни стволиков, но определенно больше полусотни. И во втором наблюдении их может оказаться чуть больше, хотя если подсчитать, может и чуть меньше. «А чего-же не подсчитать их точно?» — спросит какой-нибудь далекий от биометрии человек. А подсчитать их точно невозможно, ибо натуральные числа используемые для счета представляют собой слишком грубый инструмент, не позволяющий описывать переходные состояния. Каждый стволик считается по отдельности, но в какой момент растущий стволик отличается от новой ветви, особенно если речь идет о корневой поросли? Нет, коллеги, натуральный счет тут не подходит, да и действительные числа едва ли применимы. Я уж не говорю о космической сложности таких измерений.

102_4321

Нахрена столько сложностей в подсчете кустов? А сложностей никаких и нет. Рост профессионального геоботаника составляет один метр семьдесят восемь сантиметров. Поэтому для определения количества подроста на гектар, ему достаточно сосчитать количество стволов, на которые он упадет если выпьет на стакан больше положенного и умножить полученный результат на тысячу. Причем, поскольку упасть он может в разные стороны, подсчет стволиков ведется на всей площади круга, радиусом 1,78 м. Обернулся вокруг себя — видишь, что при падении непременно подомнешь под себя три елки и пять берез. Следовательно, на гектаре три тысячи стволов елового подроста и пять тысяч подрастающих берез. Если вам трудно представить, как вы пьяный валяетесь по кустам или ваш рост далек от идеала, можете крутить вокруг себя рейку аналогичной длины, а еще лучше приспособьте для этого дела телескопическую удочку. Впрочем, навык приобретается быстро.

В чем же секрет? Да все просто: Pi*r^2 => 3.14*1.78*1.78 ≈ 10 кв. метров. Гектар есть 10 000 кв. метров, а следовательно наша круговая площадка есть тысячная часть гектара.

Гораздо сложнее определять не количество, а возраст подроста. Если у сосны еще можно быстро подсчитать количество мутовок, примерно соответствующее числу прожитых лет

102_4702

то с елкой уже сложнее, мутовки у нее выражены гораздо хуже

102_4754
А у лиственных вообще хрен возраст определишь. Разве что по числу побегов или годовым кольцам, но все это разовые замеры. Обычно прикидываешь зависимость возраста от высоты для нескольких модельных стволиков, и далее интерполируешь сотни и тысячи наблюдений.  Ценность таких данных сами можете себе представить. С другой стороны, разве можно получить бессмысленные данные иначе как занимаясь бессмысленным делом?

Очередной день рождения молодой березки — место нарастания нового побега.

108_5032

Нельзя забывать о том, что для сосны и елки подчас не столь важен возраст и количество, сколько жизненное состояние. Определяется оно просто. Подходите к дереву:

108_4994

И делаете так:

108_4995

Еще раз продемонстрирую. Подходите к дереву:

108_5026

Хуяк!

108_5028

А далее руководствуетесь вот этой схемой определения жизненного состояния:

shema

При планировании подобных исследований, особое внимание следует уделить времени проведения работ. В условиях Северо-Запада Русской равнины, сплошные рубки обычно приводят к повышению уровня грунтовых вод. Конечно, если вам предстоит работать преимущественно в скальных, лишайниковых или брусничных типах то все ок:

102_4673Но скорее всего, вам придется обследовать долгомошники, черничники и кисличники:

102_4757

Нетрудно догадаться, что если вы решите работать в этих местах в начале лета, вас непременно заебут комары. А если перенесете работы на осень — замучаетесь подсчитывать лиственные породы. Листопад у затененного подроста и подлеска начинается во второй половине августа, причем уже в двадцатых числах бывает трудно отличить осину от березы, и живую рябину от сухой ветки. Поэтому конец июля — начало августа — ваше все.

Не всегда разумно идти к рубке кратчайшим путем. Ведь срубленный лес как-то вывозили, а значит к любой рубке идет дорога. В каком она состоянии это уже отдельный вопрос.

102_4555

При подготовке маршрута, выбираете место наибольшей концентрации подходящих рубок, связанных между собой достаточными для неутомительного продвижения дорогами и потрясающие прогулки по лесной глуши вам гарантированы. Главное, что-бы погода была не как в это лето: каждый день либо мелкий нудный дождь, либо грозовые ливни.

102_4583

С другой стороны «полное отторжение от бреда нашего» вам гарантировано. Да и как может быть иначе в условиях, когда последние мировые новости узнаешь из лесохозяйственных столбиков?

108_4996

Да, дожди утомляют, но с другой стороны комаров и клещей мало. Зато много грибов, а брусники вообще как говна:

102_4553

И все же мне сказочно повезло. Окончание лета я встретил в Сланцевском районе. Дожди прекратились на целую неделю и все живое выползло погреться и просохнуть перед наступлением первых холодов.

Вылезли кистехвостки (Orgyia antiqua):

102_3369Вылезли семиточечные божьи коровки (Coccinella septempunctata):

108_4790

и разная другая живность

108_5033

Только гадюк стало гораздо меньше — весь август они ползали под ногами, что довольно сильно меня напрягало ибо змей я панически боюсь с раннего детства. Глядя на всю окружающую красоту, просто нельзя было не вспомнить, что даже живущий один год жук-навозник умеет ориентироваться по звездам, а я за четверть века так ничему и не научился.

dscn9008

Зато каждый вечер после работы, я выбирал наиболее живописное место, собирал дрова, набирал из ближайшего ручья или лужи воду, любуясь попутно великолепным закатом.

108_4964

Темнота стала наступать гораздо быстрее чем в начале лета. Я укладывал на свою лежанку рюкзак, разводил костер и устраивался поудобнее.

108_4905

Подогревал себе фасоли в помидорном соусе, кипятил крепкий чай и наливал маленькую рюмку водки

108_4907

После, выпив и закусив, откидывался на спину и закуривая, посылал огоньком сигареты сигналы в самые глубины млечного пути. У меня была своя маленькая программа «SETI» и звезды охотно мерцали мне в ответ. Так я и засыпал, без всякой палатки, укрываясь на ночь исключительно звездным небом. Утром меня ждал новый маршрут, днем — новые обследования, а вечером — новый уютный костер.

Однажды утром я проснулся от холода. Костер погас, ветер гнал кучевые облака и спешить мне было некуда. Лето закончилось, а вместе с ним завершились работы по оценке лесовозобновления на вырубках. Мне пора было возвращаться обратно — до конца полевых работ оставалось менее полутора месяцев. Вскипятив себе чаю я собрал свой нехитрый скарб и закопав кострище, направился в сторону ближайшей дороги.
108_5040

С кем не бывает

Дело было так. Стою на остановке в Тосно, никого не трогаю, жду свой пазик в деревню. Вдруг, чувствую в затылке предательски закололи теплые иголки, в глазах потемнело и ноги потеряли силу как прошлогодний агар-агар. Ну все, думаю, пизда пришла. Тут бы не валиться мешком на заплеванный асфальт, сесть на лавку, принять косоносную с достоинством. А вот хрен там. Все лавки бабками заняты, хули что семь утра на дворе. К тому же дико потянуло блевать, а я ввиду врожденной интеллигентности на остановках блевать не привык, поэтому собрав остатки сил утащил свое туловище за угол и повинуясь окончательной страсти перед закрытой дверью «Евросети»изверг из себя в урну следующее:

Модель Лотки-Вольтерра, хоть и является сугубо теоретической, однако в утрированном виде описывает реальные кривые видового разнообразия, что подтверждается авторами, фамилии которых я сейчас, в таком состоянии и не вспомню. Но дело не в этом. Дело в кривых изменения численности популяций этой модели.

Окажись вы на моем месте тогда, наверняка бы все уже поняли, но в то утро божественные пиздюли предназначались мне в одно ебло, а потому придется напомнить о том, что видовое разнообразие и проективное покрытие живого напочвенного покрова связаны между собой примерно как синусоида с косинусоидой (пример грубый но наглядный). Сущность этой взаимосвязи проста: растительное сообщество есть диссипативная структура с присущей ей зависимостью структурных преобразований от интенсивности проходящего через нее потока энергии. Об этом еще в «Полевой геоботанике» писано, нехуй тут рассусоливать. Увеличение потока энергии приводит к повышению сложности системы, и обратно.

Сложность живого напочвенного покрова слагается из двух факторов: видового разнообразия и проективного покрытия. Тут, следовало бы упомянуть о важности видовой изменчивости, особенности проективного покрытия как критерия оценки и хуево проработанных концепциях вида вообще, но не до того поверьте, когда с незрячими глазами блюешь перед урной «Евросети».

Итак, количество видов и проективное покрытие. Первое не имеет верхнего предела, во всяком случае в существующей парадигме. Проективное покрытие, напротив, не может превышать ста процентов, а все возгласы о перекрытиях можно вертеть на ботаническом хую, ибо при желании вместо проективного покрытия можно рассмотреть его божественный аналог — биомассу и тут же убедиться, что рост ее ограничен физическим пространством. Короче, Склифософский: оба фактора влияют на сложность структуры живого напочвенного покрова, но раз уж область значений функции изменения проективного покрытия от объема поступающей энергии ограничена, то за ее правым пределом (за левым как вы понимаете живого напочвенного покрова вообще нет) сложность структуры зависит исключительно от видового разнообразия. Внутри области значений функции изменения проективного покрытия влияние видового разнообразия на сложность структуры незначительно при низком проективном покрытии, однако возрастает, при покрытии высоком. Проективное же покрытие, напротив по мере возрастания вносит все меньший вклад в увеличение сложности. Говоря языком Гете: «средь пышных травостоев примат разнообразья и похуй густота его сложенья, но средь редин пустынных, обилие лишь важно и до пизды нам все разнообразье».

А вот и она, великая секунда откровения: одна из немногих вещей, за которые я люблю жизнь во всех ее проявлениях. Вы только посмотрите как до кровавых мозолей на глазах похожи кривые Лотки-Вольтерра на кривые изменения видового разнообразия и обилия видов в живом напочвенном покрове! Конечно же, похожесть еще ни о чем не говорит, не тычьте художника в мольберт. Однако, в потенции, это новый взгляд на оценку структурных изменений экосистемы, включая ее животный компонент. Судите сами: те же два параметра. Количество хищников ограничено и не может превышать некоторого предела, после которого эти мудаки выжрут все и подохнут от голода.  Количество жертв тоже не может расти бесконечно, однако в рамках системы, с наличием хищника верхней границей их роста можно пренебречь.  Примитивно говоря: может быть очень много мышей и мало лисиц, но очень много лисиц и мало мышей быть не может, ибо жрать нечего.

Сразу же напрашивается сравнение проективного покрытия с хищником. Юморная, конечно, аналогия, но напомните-ка мне, а не Тильман ли развивал гипотезу о снижении видового разнообразия за счет усиления доминантной роли нескольких видов? И в чем кроется наша уверенность в том, что мы не спутали в очередной раз повод и причину происходящих процессов?

Тут-то меня и отпустило.

Го выпиливаться

Как у меня дела, спрашиваешь? Спички закончились, портянки не просохли. В четыре утра взвыла пожарная сирена, возвестившая о возгорании. Конечно же ложном. В шесть утра залетел через форточку шмель, а в восемь пришли какие-то гандоны со стремянкой. Бесследно пропала буссоль, равная по стоимости трехмесячному проживанию во дворце и в довершении четыре раза после шестнадцати, одиннадцати, пятнадцати и восемнадцати я вытягивал туза. Четыре, блядь туза подряд!

Ну конечно, зато погода хорошая, вчера отработали три пробы за день, разбили наконец-таки зеркало у буханки и вернулись в половине первого ночи. Да что говорить, пошарив по карманам понимаешь, что все не так уж плохо на сегодняшний день, осталось только зажигалку найти. Я по прежнему практикую то, что в общей психологии называется сдвигом мотива на цель, но окружающие думают, что я просто алкоголик. Э нет, друзья. Где-то внутри меня сейчас маленький человечек, запертый в темнице пороков трудится над великой монографией по гештальт-экологии. Мешать ему было бы великим кощунством, а потому я выпью еще стакан и молча уйду в сторону, позволив ему рассматривать окружающий мир из своей камеры сквозь зарешеченные окна моих зрачков.

Я более того скажу. В эти дни, все прогрессивное человечество не просыхает уже третью неделю, поминая благополучно умершего во сне Элвина Тоффлера. Старик верно дал понять: если ты хуевый серфингист, тогда доставай печатную машинку и прощайся со своим оружием. Жизнь, как учили нас в школе, следует прожить. Желательно, что-бы при этом не было мучительно тошно. Но если даже на пачке сигарет под мелким текстом «Великая Россия» крупными буквами выведено слово «Страдание», то нам простым морякам китобойных судов остается только ссать кривой струей, беспрерывно пить все что горит да травить похабные анекдоты про былинных героев.

А ты еще спрашиваешь, как у меня дела.

Сага о дожде

«Пора заканчивать эту хуйню…»
Диавол на пятнашке

Собственно, еще и четверти часа не прошло, с момента, как автор этого жизнеутверждащего эпиграфа ушел через турникет железнодорожной станции «Тосно», а я уже вибрирую на заднем кресле уазовской буханки в попытке попасть по клавишам ноутбука. Раньше в буханке только на рыбалку ездили и водку пили по дороге на овощные склады в поселке Зеленый Дол. А теперь в абсолютной трезвости и вялости духа, почитай уже тринадцать часов ничего кроме чая и дождевой воды с крыши дворца не пил, пишу я эту невнятную сагу о лесонаслаждениях.

Это одна из тех историй, о которых не принято рассказывать детям. Да и взрослому не всякому согласишься признаться, что ты есть суть полный мудак и квинтессенция твоей жизни в полной мере соответствует карго-культу с деклассированными элементами в качестве объекта поклонения. До деревни со сказочным названием Чаща еще больше сотни километров, а значит у меня есть немного времени, что-бы рассказать вам историю, которая всосала меня настолько, что за целый месяц я не написал ни одной маленькой строчки.

Все началось с того, что три чудака в одном тазу решились как-то плыть в грозу. Не успел я просушить портянки после Аксайской картографической экспедиции, как мне позвонил старый товарищ, предложив сезон поработать на обследовании лесов юго-запада Ленинградской области. Сулил немыслимые бырыши и весьма интересную работу. Обычно деньги меня не возбуждают, а всякого рода работу я вообще в гробу видал, но тут я поплыл и купился. Бюджет моей скромной научно-исследовательской лаборатории после работы по изучению русловой динамики непроточных водоемов ушел в крутое пике, да и кто устоит после парилки от запотевшей рюмки водки и лисички на вилочке? А уж если работа в лесу, то баня должна быть обязательно, иначе это не работа, а поебень размером в несколько параллакс-секунд. Поэтому я допил свое пиво и сел на самый дешевый самолет до Питера.

Хорошие заказчики и в тучные времена попадались редко, а уж в нынешнее непростое время, когда умы заполонили мысли о войне, кризисе, падении рубля, продэмбарго и несмываемых втулках от туалетной бумаги, хорошие заказчики и вовсе пропали. И вдруг, совершенно неожиданно, один из бывших советских НИИ предложил за достаточно вменяемую сумму сесть в предоставленный ими автомобиль, ехать в произвольно выбранные ебеня в рамках района работ и творить там любую хуйню в рамках технического задания и уголовного кодекса. Проще говоря не работа, а мечта. Но, как всем известно, с богатой почвы кондовой древесины не собрать, а елка радуется богатству до первого ветра. Вот так-же и я потерпел сокрушительное фиаско или говоря строгим языком проебал все что только возможно. И все исключительно от идеализма, смешанного с распиздяйством. Представьте себе, бывает и такая смесь. Плывет мой корабль к своему идеалу, под полными парусами, надуваемыми ветром страстей и я как капитан его в высшей степени идеалистичен. Но по врожденному распиздяйству паруса не убираются ни в штиль, ни в самый свирепый ураган, а потому носит меня по этой стране и корячит порой самым возмутимым образом. С другой же стороны, исключительно врожденное распиздяйство потворствует тому, что давно познал я тщету корч в этом святом краю. И в этом смысле я как капитан в высшей степени человек непоследовательный и живой.

Не хотел-бы внести этими словами сумятицу в ваши ясные целеустремленные головы. Лишь доношу мысль о том, что как руководитель бригады таксаторов я не гожусь и потому в будущем прошу подобные заказы мне не предлагать. И пусть даже за прошедший месяц мы оправдали ожидания заказчика по качеству и объему работ, но за последние тридцать пять дней меня в силу упрямства, порожденного наследственностью и скрупулезности, порожденной синдромом Аспергера, тридцать два раза обозвали мудаком, двадцать один раз занудой и двенадцать раз грозились отпиздить. А как бы вы поступили с человеком, который заставляет вас в дождь в лесу в облаке из комаров делать работу, которую при формальном подходе к техническому заданию делать вовсе не обязательно? Но я твердо помню работу Симона Шноля о космофизических эффектах, порождающих нестандартные результаты измерений элементов множества с гауссовым распределением, а потому вертел на своем космофизическом хую любое мнение без необходимой и достаточной фактологической аргументации.

Само-собой, долго так продолжаться не могло, поэтому спустя тридцать пять дней наш дружный коллектив распался, а мне осталось только завершить некоторые формальности, да готовить материалы к предстоящей экспедиции в Западную Сибирь, где предстоит оценить успешность рекультивации песчаных карьеров в окрестностях Салехарда.

Вы конечно же задали себе вопрос: откуда у простого НИИ такие заказы? О, друзья мои, я и сам часто спрашивал себя об этом. Чудеса в этом мире случаются редко, поэтому, когда я бывало пил у всех на виду со своим коллегой крепкое пиво из полторашки, а спустя пять лет в этом же кабинете мне налом возмещают понесенные на закладку пробных площадей расходы, поневоле закрадывается мысль о том, что речь идет об обосновании увеличения расчетной лесосеки. А все эти сказки о глобальных потеплениях можете бабушке моей рассказать. Один знакомый дендрохронолог из Германии впаривал мне, что сейчас на фоне глобального потепления наблюдается период локального похолодания климата. Другими словами, происходит чрезвычайно неоднозначная климатическая поебень. Но если даже согласиться с тем, что потепление имеет место быть и продуктивность лесов действительно возросла, то не логичным ли будет спросить себя: а не изменилась ли от этого форма дерева? Насколько наши елки теперь далеки от теоретической модели в виде параболоида вращения? Ведь если мы таксируем леса измеряя запас с помощью старых видовых чисел, то это, простите, хуйня какая-то, а не результат. Впрочем, я не вижу картины целиком и могу ошибаться. В конце-концов, надо верить в добро, чудеса и в то, что кто-то решил заниматься интенсивным лесным хозяйством, блядь, да хоть каким-нибудь лесным хозяйством в России.

И все-же, несмотря на трудности, которые выпали на долю нашей бригады, в работе таксатором несомненно есть свое очарование. Достаточно вспомнить, как сквозь советские окна императорского особняка проникал колокольный звон церкви святых древ креста господня, вызывая столь глубокие мысли о духовности, что просто невозможно было не воскликнуть «ёб твою мать».

От такого странного сочетания различных культур, я даже написал в блокноте черновик очередной главы из моего «Путеводителя по России для иностранцев». И раз уж появилось немного свободного времени, так и быть, поделюсь с вами этой идеей.

Как известно, жизненный опыт, здравый смысл и официальная наука утверждает, что в любом лесу всегда растет дохуя всяких овощей:

DSCN8531

 

В лесу на богатой почве главенствует эколого-ценотическая группа кислицы, включающая в себя двулистный майник (Majanthemum bifolium):

100_0410

 

Седмичник европейский (Trienthalis europeus), с которым, кстати, не все так просто, ибо встречал я его не только в кисличниках, но и в мончегорских горных лесотундрах, где богатыми условиями и не пахло.

100_0426

 

Еще несколько видов и конечно-же кислицу, которую в народе зовут заячья капуста — Oxalis acetosella (она съедобная, но только когда больше нечего жрать):

100_0402

 

В некоторых случаях в таких местах растет ландыш майский (Convallaria majalis):

DSCN8553

 

Иногда даже целые заросли ландыша:

DSCN8533

 

Из кустарников нередко можно встретить розу иглистую (rosa acicularis). Рискну предположить, что вы представляете себе розу как-то так:

100_0335

 

А вот хрен вам. Роза иглистая выглядит так:

DSCN8616

 

Во влажных лесах растет сабельник (Comarum palustre):

100_0415

 

Лапчатка прямостоячая, которая звучит похабно хоть на русском, хоть на латыни — Potentila erecta

100_0437

 

Если увлажнение проточное, то наверняка вы встретите щитовник игольчатый (Dryopteris carthusiana) — один из самых распространенных папоротников. Светлозеленые пятна на листе содержат в себе споры. Да, те самые, которые «ах оставьте ненужные споры и возьмите уже наконец споры сибирской язвы».

100_0433

 

На окраине леса нередко встречается манжетка (Alchemilla vulgaris sensu lato), которую разделили вместе с одуванчиком и ястребинкой на хуеву тучу видов, которые никто между собой не отличает.DSCN8530

 

По пояс выросла ежа сборная (Dactyllus glomerata):

DSCN8538

 

А под ежой ютится вероника дубравная (veronica chamaedris) с будрой плющевидной (glechoma chederaceae):
DSCN8540

 

И купырь лесной (Anthriscus sylvestris)
DSCN8536

Другими словами: дохуя чего растет в лесу. Все растения либо съедобные, либо лекарственные, либо иным образом полезные. Но откровение мое в том, что какой бы тип леса не раскинулся перед вами, какая-бы трава там не росла, какие-бы деревья не шумели над вами, все равно. Если в этот лес ведет тропинка от автозаправочной станции, вы неминуемо упретесь в чье-то говно.

DSCN8535

Нам вообще в этой поездке на всякое говно везло. Куда бы мы ни приехали, неизменно натыкались то на могилы, то на подозрительные церкви, то на окопы, а то и вовсе на снаряд, который мирно лежал с самой войны. Что ни проба, то обязательно говно. Причем во всех смыслах этого слова:

DSCN8745
Естественно, я опять наступил в медвежьи какашки. И что характерно, такие, блядь, свежие, хоть на хлеб мажь. Который год подряд такая хуйня происходит. Однажды мое терпение лопнет и я впишусь в компанию охотников. Главное, когда медведя встретишь, в свое говно не наступить. Но благо, люди опытные давно все продумали и обустроили:

DSCN9099

 

Внутри засидки все по уму. Ощущение, что в КАМАЗе сидишь. Все продумано и маскировка и лавка с поролоном, что-бы жопу не отсидеть и полочка для удобства.

DSCN9076

 

Вообще все продумано.

DSCN9074

 

На линии огня в ясную погоду стоять неуютно, даже если знаешь, что никто в тебя не целится. Но оно того стоит. Да что-тут говорить — сами смотрите:

DSCN9101

 

Сразу за лугом к небольшому ручью примыкает знатный осинник устланный зарослями орляка и щитовников:

DSCN9091

 

Охуительное место для работы. Подрост, подлесок, еловый ярус в древостое

DSCN9089

 

и неебического размера осины.

DSCN9087

 

Лишь полный мудак не почувствует красоту, величие и всепронзающий детерминированный хаос в фитоценологических процессах этого леса. Только в таких местах проявляется характер настоящего ученого-исследователя. Пока все слабые духом съебывают описывать нищебродские сосняки, где кроме сфагнума нет нихуя, истинный натуралист, даже отойдя поссать, совершит научное открытие. Дамы и господа, представляю вашему вниманию лобарию легочную, она же lobaria pulmonaria — краснокнижный лишайник, индицирующий биологически ценные леса.

DSCN9082

 

Хер с ней с самой лобарией, гораздо интереснее тот факт, что растет она на пне старой осины, которую несколько лет назад залетный ветер переломил пополам.

DSCN9084

 

Самой лобарии в последнее время развелось хоть жопой жри. Что ни старовозрастный осинник, то с лобарией.

DSCN8911 — копия

 

Лесотехническая академия проебала все что только смогла. Малиновский стационар весь прогнил и покосился. Жаль, у меня в объктив попало не все. Сверху на стационар положен огромный, размером до самых небес, хуй.

DSCN8862

 

Про систему гидролесомелиорации я вообще молчу. Куда не ткни — везде процессы повторного заболачивания. Я уже этот ебучий сфагнум во сне вижу.

DSCN8605

 

Куда-бы ты ни пошел, под ногами обязательно будут шароебиться лягушки:

DSCN8925 — копия

 

толстые с рыхлым телом жабы:

100_0320

 

и мелкие ящерицы.

 

 

DSCN9627

 

Или, скажем вот такой момент. Если мне не изменяет память, Разумовский писал, про то, что болота есть типичные климаксовые.., э, да я смотрю вы порядочно устали….

DSCN9706

 

А знаете, пожалуй вы правы. Я что-то тоже заебался. Пошло оно все нахуй. Сегодня Англия с Германией играет, так что идемте лучше пиво пить.