Форма аскетизма. Ильичевка-Большенаполовский

Форма аскетизма. Ильичевка-Большенаполовский

Ницше вне всякого сомнения был прав, ставя насилие во главу процесса познания природных тайн. Вот только он умолчал, что насилие придется обратить против себя самого. Особенно сильно я ощутил это после того, как за моей спиной зажужжала молния палатки.

— А где сахар у нас?
— Не знаю, ты его убирал. Возле макарон посмотри.

После первого дня каждое движение вызывало в теле ноющую боль. Хотелось опять лечь к костру и отогревать замерзшие конечности. Или хотя-бы выпить полную кружку сладкого обжигающего чая.

— Коврик-то ты у меня забрал. Я проснулся в два часа ночи от того, что от земли холод идет. Хотя я все шмотки туда подложил и пуховик одел. Так что часа четыре всего наверное поспал. Сейчас солнышко поднимется, можем часик-два еще подремать. Ты то здесь у огня хорошо устроился.

У огня и впрямь было хорошо. Хотя при такой ночевке каждые пол-часа просыпаешься что-бы поправить костер. Иногда после этого ставишь котелок с водой поближе к пламени, кипятишь себе кружку чая, иногда что-то запишешь в дневник, а чаще просто вслушиваешься в затихший лес, ощущая как затухает в голове тщетная городская суета. Согревшись, Даниил ушел досыпать обратно в палатку, а я окончательно разбуженный рассветом попытался вытащить что-нибудь съедобное из Чира. Дно в этом месте пологое, а значительная ширина реки, которая обнадеживала вчера возможностью сплава, была обязана бобровой запруде, сооруженной в нескольких десятках метров от нас. Оборвав леску и едва выцепив свой поплавок обратно, я вернулся к костру и засел за дневниковые записи. Лес растерял свое вечернее сказочное очарование и больше напоминал проходную завода в которой каждый спешил по своим неотложным делам. Мы же, проведя первую холодную ночь, старались шевелиться как можно реже, впитывая всем телом текущее от Солнца тепло.
Лес в верховьях Чира

О том, что ноги не позволят сегодня куда-нибудь идти стало понятно в момент закладки первой пробы. Колени отказывались сгибаться, лопнувшие мозоли кровоточили, а пальцы разбухли как сосиски после длительной варки. Вдобавок, все самые интересные для отбора кернов деревья росли за грудами валежа, через которые невозможно было перелезть не задев пораненной ногой острую ветку. Передвигаясь со скоростью перевернутой черепахи мы отобрали очередную партию древесины.

Запись из дневника:

29 апреля 07:57 ясно
Пробная площадь №3

№ пробы № дерева Диаметр, см Вид
3 1 25 Ulmus glabra (Вяз шершавый)
3 2 30 Acer tataricum (Клен татарский)
3 3 40 Ulmus glabra (Вяз шершавый)
3 4 35 Alnus glutinosa (Ольха черная)
3 5 13 Padus avium (Черемуха)

Это была первая проба, на которой посчастливилось вместе с черной ольхой и черемухой отобрать образец вяза. Если вы когда-нибудь видели старый скворечник, то наверняка знаете, что деревья не растут вверх, только вширь. Вбитый в дерево гвоздь всегда останется на одной и той же высоте, поскольку ствол ежегодно обрастает новым слоем древесины. Это похоже на составленные друг на друга конусы разного диаметра. Каждый такой конус виден на срезе как годовое кольцо, состоящее из проводящей и механической ткани. С наступлением вегетации первой формируется светлая «весенняя» древесина проводящая к листьям воду с питательными веществами. После идет формирование более плотной «осенней» древесины, на которую возложены механические функции. Лучше всего это видно на снимке с увеличением:

Cross_section_of_Larix


Автор: Maria Tabakovaсобственная работа, CC BY-SA 4.0, Ссылка

Беда в том, что тополя, ивы и татарские клены, ежедневно возникавшие на пути, относятся к рассеянососудистым породам, которые не имеют видимого отличия ранней древесины от поздней. В этих условиях вяз имеет двойную ценность: во-первых, позволяет точно датировать приросты, во-вторых, дает дополнительную информацию о строении прироста. Да и обрабатывать эти керны во много раз легче и приятнее:

На этой пробе колебания приростов выглядят хаотичными. Годы повышенной продуктивности (начало 80-х, 90-х, середина нулевых и 2010-х годов) деревьев с прошлых пробных площадей, здесь проходили более разнообразно:

Некоторое сходство с прошлыми пробами несомненно есть, особенно если рассмотреть прирост ранней древесины. Устойчивый тренд сокращения радиальных приростов у вяза 3_1 вызван исключительно уменьшением доли поздней древесины. Весенние приросты достаточно стабильны, а их пики совпадают с озвученными годами повышенной продуктивности:

Второй вяз (№ 3_3) показывает совершенно бешеную кардиограмму приростов. Весенний прирост у него также стабилен с пиками в 82-м, 89-м, 93-м (максимальный), 2001-м (близко к максимальному) году и депрессиями в 80-м, 87-м и 2005-м году. Особенно интересна пятилетняя депрессия 1995-2000-х годов, которая прослеживается как в ширине летней, так и поздней древесины:

Весьма вероятно, что это лишь следствие локальной истории произрастания особи. Кроме того, подобные визуальные сравнения выглядят не слишком достоверно. Но исследователь все-равно бессилен избежать таких мыслей, упаковывая керны среди молодых ростков ястребинок (нieracium sp.), сныти (aegopodium podagraria), лесного купыря (anthriscus sylvestris) и жгучей двудомной крапивы (urtica dioica).

— Ладно, идти пора, а то скоро уже полдень, а мы до сих пор тут ерундой страдаем.

С трудом натянув на ноги испанские сапоги я поднялся, рванул за лямку рюкзак и услышал подозрительное шипение. Шею обдало прохладной волной, а внешний карман рюкзака моментально покрылся тонким слоем инея.

— Что случилось?
— Не знаю. Похоже баллон с газом пробит. Теперь мы еще и автономного источника тепла лишились.

Медленно, осторожно ступая на ноги мы оставили за спиной приютивший лес, выйдя на пыльную грунтовку.
Дорога после Ильичевки

Дорога шла прямой линией в нескольких сотнях метров от правого берега Чира. От реки ее отделяли пойменные заросли и поля подсолнечника. Ветер значительно ослабел, нагнав редкие циррокумулюсные облака, нисколько не защищавшие от палящего солнца. Утирая льющийся по лицу пот не верилось, что еще совсем недавно дрожащим от холода рукам не удавалось насыпать сахар в кружку. Делая привал через каждые пять сотен метров мы ложились на обочину с закрытыми глазами, успокаивая друг друга единственно доступной нам мантрой.

— Мы же никуда не спешим. Если устали, значит отдыхаем. Торопиться некуда, никто не гонит.

Изредка мимо проезжали старые жигули, нивы и синие трактора МТЗ, громыхающие пустыми прицепами.
Верховья реки Чир

— Какие из них, нахрен, предприниматели? Ты, главное говорит, можешь подсказать, как к нему подойти, что-бы об этом заговорить? Я ему, мол ты чего, совсем дебил? Ты хочешь попросить, что-бы тебе отписали заказ, хотя он на этой должности для того и сидит, что-бы таких как ты не допускать. Ты еще в ютубе посмотри, как правильно входить в хату: нагибаешься и кричишь «кукареку».
— Ну а чего ты хочешь? Хотели кинуть человека, в итоге сами виноваты. Не делается это так.

Как оно там делается мы и сами не очень представляли. Но сложно винить путешественников, если перемывание чужих костей помогает им скрасить пыльную дорогу, каждый шаг по которой отдается острой болью во всем теле. В конце-концов, у нас лишь по одной паре ног, в отличие от кивсяков (предположительно из семейства Julidae), которые изредка попадались на нашем пути:
Кивсяк в верховьях Чира

29 апреля 10:05 ясно
Появились небольшие (5-10%) cc-облака. По дороге распластана мертвая ящерица. По правую руку проходим очередные яблоневые сады в запустении.

За рекой возвышался крутой берег с нераспустившимися посадками акации Robinia pseudoacacia. Глядя на крутизну склонов, оставалось только радоваться удачно выбранному берегу для передвижения. Мы немного нарастили темп, но все-равно шли очень медленно, норовя снять обувь с истертых ног под каждым тенистым деревом.

— Надо эти культуры акации на плакорах посмотреть. Я думаю там несколько проб заложить… о, смотри не указатель ли?
— Должен быть он, сейчас отдохнем — подойдем поближе. Тут до Верхнечирского совсем ерунда осталась — меньше километра.
— Скоро зайдем в магазин, возьмем пивка… В такую жару только это спасет.

Спустя час, хутор Верхнечирский встретил нас клокотом кур, внезапной асфальтовой дорогой по которой ветер гнал облака суглинистой пыли и простреленным указателем:
хутор Верхнечирский

— Ты смотри, людей совсем нет.
— Главное что-бы магазин был.

Центральная улица имела невероятную ширину, по обе стороны от которой выросли окруженные металлическими заборами дома. Большая часть зданий построена из кирпича, реже из обмазанного раствором самана. Перед заборами, особенно в закоулках, топчется домашняя птица. Все люди будто спрятались от дневного света.

— И спросить некого. Вон в том здании я думаю магазин. Оно на жилое не похоже совсем.

Магазин «Людмила» представлял собой одноэтажное здание с красной крышей и небольшой асфальтовой площадкой перед входом. Площадку окружал декоративный кирпичный забор у которого стояла видавшие виды информационная доска.

— Ну чего, вместе пойдем или не будем с рюкзаками туда оба заходить?
— Да пойдем вдвоем, протиснемся как-нибудь.

Внутри нас ожидала прохлада и поистине райский выбор. Еще вчера мы ехали в московском поезде, а уже сегодня с жадностью принялись разглядывать скупой, по меркам супермаркетов, прилавок. Продавщица средних лет принимала от пожилой покупательницы деньги за две буханки хлеба и упаковку пластиковых крышек для трехлитровых баллонов.

— Добрый день. Нам рис, вот тот, который с краю, две бутылки пива, хлеб белый, буханку, чего еще… — Даниил посмотрел на меня — водку какую будем брать?
— И мороженое!

Выйдя на улицу, мы сели прямо тут же, на площадке перед магазином, опершись на кирпичную ограду, словно классические маргиналы крупных городов. Отломили хлеб и впервые за переход смочив горло, почувствовали себя удовлетворенными.

— Теперь нужно все эти продукты по рюкзакам распихать.
— У меня мешки строительные есть. Часть можно положить в такой мешок и привязать к рюкзаку. Нужно только водку перелить, что-бы не тащить лишний груз.
— Добрый день, молодые люди, а вы что тут делаете — обратился к нам со спины усатый коренастый мужик в камуфляжных штанах, похожий на типичного школьного трудовика.
— Экспедиция. Обследуем растительность поймы реки Чир. Есть проблема общего усыхания донской водной системы, мы один из аспектов изучаем. Дело в том, что гидропостов на реках очень мало, но если удастся выявить связь между скоростью роста деревьев и уровнем воды, можно будет анализировать динамику изменения гидрологических условий в разных местах реки, что, в свою очередь, даст инструмент для понимания динамики водной системы в целом…

В такие моменты главное говорить уверенно, даже если понимаешь, что несешь полную ахинею. Уж лучше выдать наукообразную тираду, полную методических и терминологических глупостей, чем заиметь себе проблемы с местным населением.

— А я уж думал вы туристы какие-нибудь. Еду, смотрю — сидите. Я вообще председатель хутора.

Обсудив с председателем несколько насущных вопросов о жизни людей в сельской глубинке, мы остались одни на фоне доски объявлений с написанными от руки предложениями о продаже крупного и мелкого домашнего скота. Посреди всей коммерции висело скрытое за пакетом расписание движения общественного транспорта:
расписание движения общественного транспорта в хуторе Верхнечирский

— Все, ну его нахрен. Я еще за пивом пойду.
Магазин Людмила в Верхнечирском

— Ну что, куда дальше?
— Я думаю надо к Чиру выбираться. Мы достаточно прошли, он может уже для сплава пригоден. По карте отмечен как постоянный водоток.
— Ну пойдем, тогда.

Карта не соврала. Чир действительно превратился в постоянный водоток, который сильно разлился в половодье. Но плыть по нему было совершенно невозможно, поскольку сразу за подвесным мостом начиналась плотная стена тростника Phragmites australis.
Подвесной мост в Верхнечирском

Сам подвесной мост был напрочь лишен перил и раскачивался при каждом шаге сильнее чем пакистанский Хуссаини через реку Гунцы.

— Как тут местные ходят? Ладно сейчас лето, упадешь — не страшно. А в феврале?
— А куда тебе по этому мосту в феврале ходить? Чего сейчас, как пойдем?
— Давай попробуем обогнуть эту высоту и выйти на поворот реки. Может после деревни русло почище будет, тогда надуем байдарки и поплывем.

Подъем начался сразу, едва мы бросили прощальный взгляд на прохладную зеленую пойму:
Пойма реки в хуторе Вехнечирский

С каждым шагом крутизна дороги возрастала, а направление уходило прочь от желаемого курса. А тут еще порвался мешок, привязанный к рюкзаку, норовя упустить полтора литра пива «Дон живое». «Ну как же так» — дятлом долбила меня мысль в голове — «как же так, ведь я три часа смотрел на крутизну левого берега, благодаря фортуну за то, что нам не нужно ощупывать ее своими ногами. Какого же хрена мы перешли реку, поперлись в эту горку, да еще в самом неудобном месте? А главное, нахрена нам столько продуктов, если совершенно очевидно, что мы подохнем до того момента, как успеем съесть половину из них?»

Здесь на горке, степь еще хранила следы зимних холодов в виде пожухлой травы. Ящерицы и жуки-навозники попадались гораздо реже, хотя, единственное, на что хватало сил обращать внимание — это место для очередного шага. Кругом открывался потрясающий вид, который от набежавшего на глаза пота растворялся будто при миопии:
размытая линия горизонта

Лишь в моменты отдыха, которые наступали каждый раз после того как одна из полторалитровых бутылок с пивом выскальзывала из мешка, удавалось рассмотреть, что материнская порода берега сложена желтыми известняками-ракушечниками, обломки которых иногда выступали на поверхность:
Известняк на склоне

Ближе к вершине крутизна склона упала, а вместе с ней, повалились на землю и мы, совершенно измотанные и опустошенные.

— Я вот чего подумал — спустя несколько минут молчания Даниил приподнялся и закинул руки за голову:
На привале у хутора Верхнечирский

— Не буду я никаких проб в этих культурах акации закладывать. Лучше я просто буду все снимать. Поработаю оператором.
— Ну и правильно. Если бы они тебе нужны были, можно было бы заложить. Но просто так: материал ради материала собирать смысла нет. Но раз уж пришли, давай тут пробу заложим.
— Да ну его нахрен, тебя же пойменные леса интересуют.
— В общем-то да, но…
— Но вот и все, забей на них.
— Ладно — недовольно проворчал я, поблагодарив в душе день когда разделить неудобство полевой жизни со мной согласился человек, ограничивающий мой безграничного размаха идиотизм.
— Теперь-то куда?
— Теперь вниз
Спуск к Чиру

Перевалив через высоту, мы вышли к пологой грунтовке, которая по иронии судьбы привела нас почти в то же место, с которого мы начали подъем. Потратив время и все оставшиеся силы на солидный крюк, мы продвинулись в итоге вниз по течению всего на семьсот метров. Поэтому, когда искомый поворот реки был достигнут, мы оба синхронно подумали про большой привал.

— Слушай, а нахрена мы тащим с собой это чертово пиво? И так рюкзаки тяжеленные, а тут еще три килограмма лишнего груза.
— Так давай половину выпьем. В самом деле, идиотизм какой-то. Тут передохнем, тут и пробу можем заложить.

Запись из дневника:

29 апреля 15:20 ясно
Выпили первую бутылку пива. Очень устали после перехода через плакорный акацийник.

Пробная площадь №4

№ пробы № дерева Диаметр, см Вид
4 1 17 Acer tataricum (Клен татарский)
4 2 21 Ulmus glabra (Вяз шершавый)
4 3 40 Populus alba (Тополь белый)
3 4 35 Alnus glutinosa (Ольха черная)
4 4 16 Populus alba (Тополь белый)

К большому сожалению, образец вяза из этой пробы оказался слишком сомнительным для выделения ранней и поздней древесины. А свежие данные приростов по остальным породам, вообще все запутывают. Разве что пик в середине двухтысячных выделяется достаточно четко.

— Смотри, а Чир тут уже для сплава пригоден. Тесновато будет, но плыть можно. Если коряги сильные не попадутся.
— Нет, давай уж лучше пройдем до того расширения по карте, тут километр всего остался через поле, а там уже будем сплавляться.

Мы оставили место привала. Река в этом месте имеет ширину несколько метров, глубину 1-1,5 метра и достаточно быстрое течение:
Профиль 3

Но впереди нас ждало желанное место стапеля в котором можно будет спуститься на широкую воду и надолго забыть о трудностях транспортировки:
разлив Чира у хутора Вернечирский

— Слушай, хрен его знает, как тут на лодке спускаться — покачал головой Даниил после того как мы прошли два поля подсолнуховой стерни. Крутые берега повсюду заросли тростником и несмотря на достаточную ширину реки, отсутствовала всякая уверенность в том, что через сотню метров после стапеля нам мне придется вылезать обратно на берег. — Давай лучше еще метров пятьсот вперед пройдем, посмотрим, может расчехлять тут байдарки смысла нет.

Правота опасений подтвердилась, едва мы прошли половину намеченного расстояния. С каждым шагом тростники смыкались все сильнее, пока наконец, полностью не скрыли Чир. На подходе к меандру стало совершенно ясно, что увиденный нами разлив представляет собой небольшое естественное водохранилище, за которым река вновь превращается в непроходимый ручей. Оставалось лишь грязно обругать тщетную надежду.

— Пойдем обратно к дороге. Не тут же ночевать.

Впереди лежали очередные шесть сотен метров, пройти которые предстояло по заболоченной пойме, пересекая старое русло реки, валежник и кустарниковые заросли. Ноги проваливались в мягкий грунт, заливая водой ботинки. Рюкзак цеплялся за ветки. Расстояние, которое в городе проходишь быстрее чем в голове сменяются мимолетные мысли, не сокращалось. Лишь вечернее солнце все сильнее указывало на скорую необходимость ночлега.

— О, смотри, пока мы ходили, тут асфальт успели положить — пошутил Даниил, едва мы вернулись на прежнюю дорогу.

Начиная с Верхнечирского, грунтовка перешла в хороший асфальт по которому раз в четверть часа проезжал случайный автомобиль.

— Вот все так. Там где машин нет кладут хороший асфальт, там где трафик — одни колдобины.
— Скорее асфальт потому и сохранился, что машин нет.

После мокрой поймы идти стало легко, даже несмотря на усталость. Последние три километра мы преодолели за праздными разговорами о шведских завтрах в Турции и преимуществах квадроциклов в пустыне. Лишь раз мы сошли с дороги прилечь под куст шиповника.

— Колбасу будешь?
— Давай.
— У нас же пиво еще есть. Давай его сейчас допьем?
— Вот как надо любить пиво, что-бы весь день тащить его вначале в горку, потом через поле, кусты и эту дорогу?

И все-таки, оно того стоило.

Через три километра Чир растекся тонким слоем воды, пронизанной растрепанными водорослями. Солнце стремительно уходило за горизонт оставляя нас совершенно одних в распаханной пойме без дров, без нормального подхода к воде, без естественного укрытия. С темнотой на северо-востоке зажглись огни хутора Большенаполовский. Чудом найдя небольшую сушину, мы приготовили гречневую кашу с тушенкой, моментально опустошив весь наличный запас водки.

— Если замерзнешь ночью — в палатку приходи. Я спать.

Оставшись в одиночестве, я подгреб несгоревшие веточки поближе к слабому огоньку костра. Лежа на плащ-палатке подложил под голову спинку рюкзака и потянулся за блокнотом. Ночь ожидалась холодной, тем более, что костру осталось гореть от силы пол-часа. Но тело пока еще хранит дневное тепло, которое разливается волнами усталости. Вблизи костра не так заметен пар изо рта, а я помню что должен сделать что-то важное, но что? Ах да, блокнот. Я же собирался внести последнюю запись на сегодня, даже потянулся к карману куртки. Вот сейчас, еще немного полежу и обязательно все опишу. Все опишу, это очень важно… Обязательно… Все…


Видео второго дня:


Карта второго дня:

Первый день экспедиции

Форма аскетизма. Ботановский-Ильичевка

Первый день экспедиции завершился тем, что я обидел иноземный разум, случайно спутав программы СЕТИ и МЕТИ, отчего на утро мы проснулись совершенно разбитые и претерпевали нескончаемые мучения в течение нескольких дней. Но началось все достаточно позитивно. Едва мы сошли с дороги на Ботановский, как стало понятно, что перед нами полная и беспросветная жопа.

Уж если вы решили плыть от самого истока, то полагаю, имеете право видеть перед собой если не полноводный поток, то хотя-бы нечто похожее на русло. Но куда там. Мы шли посреди степи, окруженной со всех сторон безводными крутосклонами. Весьма подходящее время для начала небольшой панической атаки. Тревоги добавлял щелкающий звук кнута, которым молодой парнишка погонял овец.

— Красота какая! Нам в ту сторону?

Да хрен его знает в ту или нет. Судя по навигатору, следует брать значительно левее, но там ветер перевивает огромные пространства ковыля Лессинга Stipa lessingiana. При наличии там воды, всю траву давно бы выбили овцы. По солнцу пойдем! Только вот какую из петляющих под нами дорог выбрать? И где этот чертов исток? Ладно, разберемся. Главное демонстрировать уверенный вид — хватит с нас одного мандражирующего путешественника.

— Да в ту. Сейчас идем прямо по этой дороге, позже она повернет, там и свернем.

Степные дороги всегда будто проложены пьяницами. Можно не сомневаться, что если пройти по такой дороге небольшое расстояние, она обязательно куда-нибудь повернет.

Вдоль дороги тянется небольшая ложбина, в которой периодически проступает вода. Это без сомнения Чир, другой альтернативы тут не может быть, но два человека с лодками на его фоне выглядят диковато:
Чир до истока

Начало реки, сформированное в отечественном сознании мультиками и сказками непременно выглядит как бьющий из под земли ключ в окружении кудрявых берез. Более реалистичный человек имеет основания полагать, что глубина и протяженность этих лужиц будет возрастать, пока однажды они не сольются в единый поток. Ни то, ни другое не имеет ничего общего с действительностью: зарождение степной реки в суглинках всегда результат катастрофического процесса в терминах теории Тома-Зимана. Через одну-две недели половодье спадет и ложбина высохнет окончательно до глубокой осени. Но водосбор продолжит запасать утренний конденсат и редкие дожди, направляя воду вдоль суглинистых бортов. Напитанные водой суглинки будут сохранять форму ложбины до наступления критического момента, в котором произойдет обвал грунта с выходом грунтовых вод на поверхность.

Так начинается пятисоткилометровая река Чир:
Исток реки Чир

Так начинается стометровая промоина на Грушевке:
Начало промоины на Грушевке

Не нужно быть математиком, что-бы видеть в таком обычном процессе минимум гиперболическую омбилику в которой переменными выступают мощность потока грунтовых вод и вязкость грунта. Естественно, это самая примитивная модель, реальность в разы сложнее. Форсируя истоптанное овцами русло Чира я заподозрил наличие целого каскада эмергентных процессов в русловой динамике, поэтому тут-же предложил испить коньяка.

Запись из дневника:

28 апреля 10:00 ясно
Дошли. В верховьях русло Чира имеет отрицательный уклон. Норы. Привал под яблонями. Коровы, овцы. Много прытких ящериц Lacerta agilis серого цвета (около тридцати штук вспугнули по ходу движения за километр). Размер ящериц до десяти сантиметров. Машина до Ботановского стоит 1400 рублей, до Артамошкина 1200 рублей.

— Я мокрый весь, надо хоть переодеться и футболку просушить. Стаканчики далеко у тебя?
— Кто же самое ценное далеко убирает? Мы с этой суетой ничего пожрать не купили.
— Да и хрен с ним. На сегодня хватит, а завтра дойдем до магазина — пополним запасы.

Даниил развесил футболку на ветвях яблони, которая трепетала на ветру как флаг, символизирующий уверенность в благоприятном исходе авантюры. Я же прислонился мокрой спиной к рюкзаку, весом в четверть центнера и вслушался в приближающиеся хлопки пастушьего кнута.

— Ну, давай за старт экспедиции и за яблоню под которой мы остановились на первый привал!

Яблоня согласно покачала ветвями
Яблоня в степи

— Давай еще по одной и надо уже идти, а то стадо приближается. Нас эти овцы затопчут скоро.
— Разливай, я пока профиль зарисую

Профиль №1

После такого отдыха дорога пошла значительно веселей. Чир петлял справа от нас едва различимым ручейком, все время норовя исчезнуть.
Чир в верховьях

Здесь в верховьях периодически встречаются небольшие участки на которых русло реки имеет отрицательный уклон. Проще говоря «течет» в горку. Этот неочевидный факт обязан постоянному смыву почв с прилегающих берегов. Пролювиальные конусы выноса разбивают течение на отдельные участки, которые сливаются лишь в очень сильные половодья. Воды тут еще так мало, что даже тростник встречается лишь редкими небольшими куртинами. Стоит отойти от поймы на несколько метров, как растительность сменяется либо на ковыльные степи в неудобьях:
Овраг в верховьях Чира

либо на бесконечные поля озимых:
Озимые в верховьях Чира

Через несколько месяцев эти поля дадут по девятьсот килограмм зерна на каждого человека в стране. При грубом подсчете, это два килограмма муки ежедневно в течение года на каждого, включая новорожденных и больных. К тридцатому году этот объем планируют нарастить до тонны с лишним. Естественно за счет удобрений и генной инженерии. Я не против ни того, ни другого, но чем такая добыча, а другого слова и не подобрать, отличается от выкачивания нефти не понимаю. С началом каждой посевной земля содрогается от скорости вращения Докучаева и Вильямса в гробах.

Тут же гектары брошенных и часто погибших яблоневых садов:
Брошенный яблоневый сад

Запись из дневника:

28 апреля 10:40 ясно
По долине часто встречаются одичавшие яблони. Прошли заброшенный сад на южном склоне. На деревьях растет xantoria. В пойме Phragmites australis, urtica dioica, arctium lappa. Листья только начали распускаться. Ветер 3-5 метров в секунду. Обильный выпас и водопой коров и овец.

С каждым километром становилось все сложнее выбирать место для очередного шага. Ноги горели, а плечи ломило от тяжести рюкзаков. Мы сделали еще несколько коротких остановок, но темп, взятый от Ботановского держать уже не могли. Тем более, что под ногами непрерывно бегали ящерицы Lacerta agilis, численность которых при грубом подсчете составила 100-150 особей на гектар. Грунтовая дорога синусоидой стелилась по бортам оврагов между редкими экземплярами краснокнижных ирисов Iris pumila
Iris pumila

— Все, нахрен, давай уже привал делать.
— Согласен, уже ноги не идут. Тут вот под деревьями встанем, заодно и первую пробу заложим.

Бросив рюкзаки, мы обессиленно повалились следом. Ветер усилился. Исчезло всякое желание двигаться. С четверть часа мы валялись на свежей траве словно выброшенные на берег киты.

— Ладно, доставай, чего у нас там осталось, а я пока пойду керны отбирать.

Нелепо думать, что на примере одной реки можно изучить усыхание всей водной системы Дона. Максимум — вычленить несколько вероятных гипотез. Нас из этой громадной задачи интересовал лишь небольшой аспект динамики радиального прироста пойменных деревьев. Есть ли связь между погодными условиями и приростом? Удастся ли найти достоверную корреляцию с полноводностью реки? И вообще, возможно ли проследить изменение годичных приростов на протяжении Чира или локальные особенности произрастания дерева сказываются сильнее, чем все климатические и гидрологические факторы вместе взятые? С этой целью я сунул босые ноги в шлепки и с буравом в руке вступил в холодную воду:
Деревья залитые половодьем
Запись из дневника:

28 апреля 13:00 ясно
Пробная площадь №1

№ пробы № дерева Диаметр, см Вид
1 1 42 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
1 2 33 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
1 3 41 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)

Буровая колонка ввинчивалась в черный тополь со скрипом, пугающим все живое в округе. С этими ивами и тополями вечные проблемы: они моментально гниют и нет никакой надежды получить образец сохранившейся сердцевины. Но для старых деревьев в этом нет особой нужды — все равно адекватные метеоданные доступны лишь за последние 20-30 лет. Гораздо хуже, что Salicaceae обладают рассеянно-сосудистой древесиной, выделить на которой годовые кольца чрезвычайно проблематично, а про разделение прироста на первичную и вторичную древесину вообще не может быть речи. Больше всего меня беспокоила опасность того, что при подсчете я пропущу кольцо, либо приму за таковое след от колонки, что приведет к смещению данных. Надежда оставалась лишь на достаточную величину выборки.

Вверив себя богу репрезентативности я извлек три первых образца:

Последующая камеральная обработка показала мою правоту. Данные не стыкуются идеально год в год, но несмотря на это, можно видеть общую тенденцию в изменении радиального прироста. Повышенная продуктивность тополей наблюдалась на рубеже 80-х, 90-х, середине нулевых и середине 2010-х годов. Прирост космического масштаба у первого тополя в 1960-м году вернее всего явился следствием ошибки измерения:

— Эй, водоплавающий! Хватит уже ковырять, коньяк стынет — Даниил упаковывал на берегу керны в трубочки из под коктейля и нетерпеливо топтал прибрежные виды arctium lappa, potentila anserina, ranunculus sp., trifolium pratense и elytrigia repens, размахивая своей селфи-палкой.

Меня самого водные процедуры утомили. Тем более, что на берегу уже все было подготовлено и прохлаждаться в зарослях тростника больше не было никакой нужды. Мы тут же допили приготовленный для особого случая коньяк и озаботились кипячением чая на газовой горелке.

— Быстрее было бы дров на костер собрать
— Да какие тут дрова. На ветру долго закипает. Сейчас передохнем, дойдем до дамбы, там дальше посмотрим как идти. Байдарки я думаю тут нет смысла надувать.
— Конечно нет, толку от них. Там за дамбой скорее всего опять такой-же ручей течет.

Ручей за дамбой оказался гораздо полноводнее, чем мы ожидали. Удивительно вообще, как столь немощный водоток, который все утро едва появлялся на поверхности смог наполнить целое водохранилище:
Водохранилище в верховьях Чира

— Ветер непривычный. Если в лесной зоне всю жизнь провел, от такого ветра устаешь быстро. Погоди, я видео сниму… Вот такая красота!
Дамба на водохранилище в верховьях Чира

Перекрикивая ветер мы спустились к дамбе за которой предстояло преодолеть вброд отводной канал. Чир в этом месте уже напоминал небольшую реку с ощутимым течением и выраженным речным профилем.
Отводной канал дамбы в верховьях Чира

— Ты чего босиком будешь идти?
— А хрена ли? Мне лень тапки надевать.
— Не, я надену, а то стоит разуться, так обязательно на репейник наступишь — подытожил я, надел тапки и обеспечил себе дополнительные страдания. Суглинки в этом месте сменились песком с неокатанным мелкозернистым известняком желтого цвета. Едва я вступил в воду, дно стало нежно засасывать оба моих тапка. Каждый шаг давался все труднее. При попытке вырвать ногу рюкзак за спиной раскачивался, норовя искупать меня целиком. Я не преодолел еще и трети расстояния, когда Даниил уже выбрался на берег и направив на меня объектив, издевался как мог:

— Водку бросай!

Да какую, нахрен водку. Тапок мой соскочил с ноги и застрял в песке. Я же, все сильнее погружаясь вглубь одной ногой, второй ощупывал дно в надежде его найти. Водная обувь должна быть плавучей! С трудом подцепив тапок пальцем, я едва устоял на ногах. Это стало решающей каплей. Разулся, ухватил руками всплывшую обувь и с яростными ругательствами бросился на противоположный берег словно Александр Матросов на амбразуру.

— Твою мать! Все, отдыхаем, ну его в задницу. Чуть не утоп.
— Давай посидим, передохнем. Смотри тут тоже тополя растут, не хочешь еще одну пробу заложить?

Запись из дневника:

28 апреля 15:21 ясно
Пробная площадь №2

№ пробы № дерева Диаметр, см Вид
2 1 27 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
2 2 20 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
2 3 23 Populus nigra (Тополь черный, осокорь)

Для второй партии кернов опять потребовалось лезть в воду. «Я так себе туберкулез заработаю» — крутилось у меня в голове. Где связь между бурением тополей и туберкулезом непонятно, но именно так в тот момент я сформулировал конечный результат экспедиции. Ноги, лишенные груза рюкзака гораздо прочнее стояли на зыбком дне. Пальцы от холодной воды сморщились и приобрели нужную цепкость.

— По три дерева маловато, надо пять минимум отбирать.
— Ничего, для начала пойдет. Лучше больше пробных площадей заложить. Это еще обработать все надо — утешил меня Даниил и был абсолютно прав. Подсчет годовых колец тут оказался столь же утомительным, что и на прошлой пробе:

а данные по радиальному приросту менее согласованы между собой, хотя пики в середине нулевых и десятых годов все-равно просматриваются:

Да разве можно ожидать стабильной динамики прироста от тополей, которые растут на острове?
Тополя в отводном канале Чира

— Все теперь точно отдыхаем. Видел, мужик на дамбе рыбу вытащил?
— Гибрида-то? Да, неплохого взял.
— Гибрид это реально чей-то гибрид или название такое?
— Карпокарась. Хотя по большому счету это все серебрянные караси Carassius gibelio из Амура. У них самцов почти нет, поэтому когда трахаться нужно, икру кто попало оплодотворяет. Ну как, оплодотворяет… Стимулирует партеногенез. В итоге опять одни карасевые бабы вылупляются:
Серебрянный карась
— Ну чего мужики, ловится? — подъехали сзади два местных рыбака на «Ниве» с лодкой.

Плавно наступал вечер. Солнце опустилось ниже, удлинив тени. Ветер немного утих, зацепившись за многочисленные норы сусликов:
Норы сусликов

— Надо разделить данные по приросту на периоды, что-бы погрешность меньше была. Лет по пять или десять.
— По четыре. И привязать это к президентским срокам. Потом статью написать: «Влияние правления президента Медведева на радиальный прирост деревьев поймы Чира».
— А что, может это и не лишено смысла. Сейчас пройдем Ильичевку и после нее заночуем. Там по карте лес и река уже нормальной ширины, может быть оттуда завтра сплав и начнем. Можем идти, я только профиль в месте второй пробы зарисую:
Профиль 2

Запись из дневника:


28 апреля 22:40 звездно
Остановились после Ильичевки на берегу Чира. Левый берег открыт, тростниковые заросли, переходящие в неудобья, а после в степь. На правом берегу кленовник снытевый. Много дров. Чир в этом месте разливается до 5-20 метров. На берегу нашли рыбацкую рогульку. В самой Ильичевке приметны лишь четыре водонапорные башни, да ясенелистные клены по обочине центральной улицы. Вдоль домов много посаженных тополей Populus alba.

Итог дня: 6 кернов в двух описаниях. Даниил в норме, устал, спит. Есть небольшие жалобы на натертые ноги. Свою мозоль на левой ноге залил перекисью, завтра залеплю пластырем. Перекомпоновал вещи в рюкзаке. Завтра сожгу гамак — оказался абсолютно бесполезной хренью. Рыбу половить не удалось — стемнело. Но я подготовил удочку для завтрашней рыбалки. Ночью активны совы, скорее всего сычи Athene noctua. В реку при испуге от света фонарика прыгают бобры или ондатры, в темноте хрен разберешь.

Прошли около 15 километров. До Верхнечирского остается 3 километра. В местном магазине следует купить:
— чай
— батарейки типа ААА 6 штук
— хлеб
— колбаса
— крупа
— туалетная бумага
— пиво и водка
— соль
— тушенка

Комаров почти нет. Весь день под ногами навозники Geotrupes stercorarius и ящерицы Lacerta agilis. Активны клопы Pyrrhocoris apterus.

NextGIS Mobile в конце дня перестал отображать часть трека, возможно он его не записывал. Кроме того, он нестабильно отображает кешированные тайлы. Надеюсь, это временная беда. Телефон разрядился до 25%.

Следует активнее закладывать пробы. Завтра попробуем начать водный режим движения.

Закончив писать, я подкинул в костер еще немного дров, лег рядом и закурил, уставившись на ночное небо. Даниил сказал, что в этих местах все жирное, даже звезды. Сейчас он спал, забравшись в палатку посреди сказочного леса, а я светил кончиком сигареты прямо в открытый космос.

Зачем глядеть в ночное небо

Видео первого дня:

Карта первого дня:

Степь у хутора Ботановский

Форма аскетизма. Петербург-Ботановский

Только насилием, силой и неумолимостью можно вырвать у природы ее заветные тайны
Ницше

С наступлением двадцать четвертого дня экспедиции я понял, что окончательно заблудился. Через десять минут после полуночи батарея в фонаре полностью иссякла, позволив темноте окружить меня со всех сторон. В гортани сгустился комок из смеси страха и покинутости — я был совершенно один посреди огромного поля. Уютно спавший вдали хутор светился столбом уличного освещения, только добавлял тревоги. С каждым шагом я все дальше уходил от него, пытаясь разглядеть на противоположной стороне поля редкие тополя, которыми Чир окружал себя уже несколько дней подряд.

Иногда я выходил на старые дороги и пытался идти по ним. Но буквально через сотню метров очередная найденная дорога делала поворот, уводя в противоположную сторону от моей цели. Обнаружив очередное разочарование я стиснув зубы вступал в холодную от ночной росы траву, скользил по пахотной грязи и путался в остатках веревочных ограждений. Каждый шаг, особенно неудачный — когда нога проваливалась в мокрую борозду, отдавал сильной болью. Пучки стерни, вонзались между содранной кожей ступней и дешевыми китайскими шлепками будто раскаленные иглы. Лямки пакета, который я нес на манер рюкзака сковывали движение, а тысячи звезд над головой нисколько не нагревали мокрую куртку. Я мучительно делал шаг за шагом, но тополя у реки не приближались, будто это поле было вечным. Вселенная сократилась до гигантского острова на одном конце которого росли недостижимые деревья, а на другом сливался со звездным небом далекий хуторский фонарь.

Трудно осознать причины, которые перенесли тогда перенесли меня в это черное поле. Да и нет особого смысла их выделять. Каждая отдельная причина эмергируя переплетется с другой, создавая такой каскад Фибоначчи, что разумнее будет просто рассказать вам эту длинную историю с самого начала. А вы уж сами решайте, стоит ли ваше внимание того, что-бы разбираться в материалах Чирской географической экспедиции случившейся девять месяцев назад.

Началось все в питерской бане у Кондратьевского рынка. Точнее, все началось еще раньше, но только там сформировалось то будущее, которое направило поезд истории по нашему пути. Мы с моим другом и коллегой Даниилом только вышли из парилки, сделали по большому пивному глотку и принялись обсуждать обычные в таком случае пустяки.

— Эти дебилы достали со своей сигнализацией. Там тетка одна, заведующая, сидит. Гундит каждый раз: «Включайте сигнализацию перед выходом». А мне оно нахера? Я ее принципиально не включаю. Причем остальные тоже, мол как же, сигнализацию не включил!
— Ну а что, привыкли. Это же до автоматизма доводится, помнишь как в опыте с блохами в банке.
— Да ну. Бюджетники, что с них взять. Тупо сидят весь день, нихера не делают. Попробуй раньше времени домой уйти, даже если все сделал — вой поднимут, дескать совсем обнаглел. Это сейчас зима была, а летом там вообще невыносимо будет. Лучше на рыбалку куда-нибудь уехать.
— Так, кто спорит-то? На рыбалку конечно лучше. Я в прошлом году по Аксаю три дня плыл — красотииищщща! Народу-никого, спокойствие. Вода тихая-тихая. В этом году по Чиру собираюсь. Там побольше, четыреста километров, но зато десять дней без суеты, без мудаков. Плыви себе, рыбу лови, да пробы закладывай с описаниями.
— А что ты там хочешь сделать?
— В основном керны отобрать. Донская система усыхает в последние годы сильно, никто толком не понимает в чем дело, а нормальной сети гидропостов нет. Интересно посмотреть на динамику прироста и прикинуть, реально ли из нее получить полезные данные о гидрографическом режиме. Ну и попутно несколько задач выполнить.

Тут надо сказать, что проблема усыхания донской водной системы известна достаточно широко. Нагляднее всего она описана в репортаже двухлетней давности:

Не полагаясь на телевизор, посмотрим, что пишет об этом академическая наука. Здесь мнения не так однозначны. О собственно усыхании Дона упоминают в своих работах лишь М.С. Григоров и др. (2008), Н. И. Алексеевский и др. (2012), В.В. Зарубин и др. (2016) и Д.В. Гавриловский и др. (2016). Большая часть этих упоминаний косвенная, без пояснений особенностей и масштабов обмеления.

Авторы, непосредственно изучающий донской гидрологический режим скорее склонны говорить не про обмеление, а про изменение сезонности стока (И.И. Зинева в 2009 году и В.А. Дмитриева с коллегами в первой, второй, третьей и сотне других статей). Причем Вера Александровна Дмитриева в работе 2011 года указывает на то, что «на реках бассейна верхнего Дона в 1991-2009 гг. наблюдается сокращение весеннего стока [19.5%], увеличение летнего [7.8%], осеннего [8.1%] и зимнего [3.6%] сезонного стока по сравнению с периодом климатической нормы 1961-1990 гг.». Впрочем, я скептически отношусь к этим цифрам, во-первых из-за их симметричности (если сложить проценты — обнаружим, что сток за двадцать лет не изменился даже на пол-процента), а во-вторых, потому что сама Вера Александровна семь месяцев назад указывала на то, что: «Наряду с нетипичным характером половодья 2016 г. в бассейне Верхнего Дона зачастую отмечаются годы с очень низкой водностью. К таким годам текущего столетия относятся 2010, 2011, 2014, 2015 гг. Среднегодовые расходы воды оказались ниже средних многолетних значений в 2-2,5 раза. Вода во время половодья не выходила из берегов, а в 2014 и 2015 гг. не заполнила русла рек до верхних границ».

В любом случае понятно, что гидрологические проблемы начинаются еще с верховьев Дона. Но максимальную остроту они принимают в нижней, судоходной части реки, отделенной от Среднего Дона Цимлянским водохранилищем. В последнее время без появления проблемы усыхания Цимлы в научной печати года не проходит. В прошлом году об этом писали Ю.М. Косиченко и др., в 2016 — Д.В. Гавриловский и др. и В.В. Зарубин и др., в 2015 — Д.В. Гавриловский и так далее, хотя это далеко не все авторы. Обычно проблемы в этих статьях сводятся к снижению уровня и качества воды, береговой эрозии и массовому размножению сине-зеленых водорослей.

Логично предположить, что проблема обмеления Дона, если таковая существует, должна коснуться не только самой реки, но и всей водной системы вцелом. Здесь все авторы единодушны. Та же Вера Александровна с коллегами и без в 2008 и 2010 и 2016 г.г., а равно А.В. Панин и др. (1997), Князев А.П. и др. (2008), В.Б. Михно и др. (2006) и прочие авторы описывают многочисленные случаи усыхания прудов, обмеления и полного исчезновения малых рек в Ростовской, Воронежской и Волгоградской областях. Подобная ситуация происходит и в степной зоне Краснодарского края (Н.Н. Мамась, 2011).

Наши украинские соседи озабочены проблемой обмеления поверхностных вод в меньшей степени, но и там можно найти аналогичные упоминания, причем как современные, например Г.Я. Дрозд (2017 г.), так и позднесоветского периода (работа Г.А. Черной в 1982 г.). Украинцы выделяют в качестве приоритетной проблемы не столько усыхание водоемов, сколько их загрязнение, причем преимущественно шахтными водами: В.К. Костенко и др. (2006), Е.С. Матлак и др. (2008), И.А. Коршикова (2011). Е.С. Матлак с соавторами приводит любопытный факт того, что: «в Донбассе сложилась парадоксальная ситуация: регион испытывает дефицит питьевой воды, а попутно-добываемые в огромном количестве шахтные воды не используются для его преодоления и вызывают значительные негативные экологические последствия в окружающей гидрографической сети». Впрочем все эти авторы в своих работах указывают на дефицит воды в реках Кальмиус, Миус, Бахмут, Крынка, Соленая, Самара и многих других, не конкретизируя источники такого дефицита.

О причинах этого усыхания толком ничего не известно. Большинство авторов, включая В.А. Дмитриеву прямо или косвенно ссылаются на глобальное потепление. Я полностью согласен, что глобалварм — это новая современная религия и лавкрафтовский НЁК, более того, в недавней истории уже отмечались периоды аридизации, как например, две тысячи лет назад в Танаисе близ будущего Ростова-на-Дону (статья О.С. Хохловой и др. в 2016 г.). Однако, механику обмеления донской водной системы потепление совершенно не проясняет. Особенно, если учесть, что соседняя Волга не только не усыхает, но и напротив, с каждым годом становится все полноводнее (М.С. Григоров и др., 2008 г.). Для справедливости замечу, что последние авторы, одной из причин повышения уровня воды, наряду со СПАВ-загрязнением, называют подпитку Волги донской водой через волгодонский канал.

Еще одним важным суждением против влияния глобального потепления (пусть мы даже примем его реальность), является работа А.В. Панина и др. (1997), который установил, что: «С 17 — начала 19 века (в зависимости от начала массовой распашки земель) по настоящее время отмирание малых рек, достигающее более половины от первоначальной протяженности речной сети, зафиксировано в целом ряде регионов Русской равнины. Интересно отметить, что этот процесс относительно слабо проявляется в гумидной зоне (южная тайга), но в семиаридных (лесостепь, степь), имеет выраженный региональный характер». Авторы, которые объясняют современное усыхание рек глобальным потеплением приводят сравнимые цифры (В.Б. Михно с коллегами в 2006 году ссылается на А.Г. Курдова, согласно которому «из 239 рек (1950 г.) к 1991 году 47 рек перешли в разряд рек с постоянным (эпизодическим) течением, а 120 вообще исчезли»).

До тех пор, как вера в глобальное потепление стала мейнстримом, ислледователи писали так (А.В. Панин и др., 1997): «Отсутствие масштабных климатических изменений в последние 150-200 лет позволило большинству авторов увязывать исчезновение малых рек с антропогенным воздействием на речные водосборы». Собственно это, а конкретнее массовая распашка степи и уничтожение лесов является второй по популярности среди причин массового усыхания донских рек.

Я полагал, что ближе всего к ответу на вопрос о причинах обмеления донской водной системы подошел Фокс Малдер, регулярно заявлявший, что: «истина где-то рядом», чем и поделился с Даниилом. Он выслушал меня, сделал большой глоток пива и неожиданно сказал.

— А давай я с тобой поеду. Ты уже билеты купил? Кинь мне номер поезда, мне нужно только лодку купить, а с работы я уволюсь нахрен.

Собственно, с этого все и началось. Через несколько недель мы уже проверяли снаряжение на Ижоре. Проплывая на новеньких байдарках среди снегов, с трудом верилось в успешность всей запланированной авантюры:
река Ижора

Запись из дневника:

26 апреля 18:54
Пять с половиной часов до отправления, а я уже четвертый час перекладываю вещи в рюкзаке. Вещей не просто много — их слишком много. Я цепляю к большому рюкзаку рюкзак поменьше, но все-равно половина барахла не влезает. Чертовски злит. Что за хрень? Где я прежний, которому для готовности к любой, самой дальней поездке достаточно было только носки в карманы засунуть? А к черту все! Отстегиваю маленький рюкзак. Все что не влезет, то лишнее. Что там у нас? Тент три на три? Тоже мне фифа — к чертям его, будет дождь — укроешься дождевиком, не сахарный. Меховые вкладки от сапог на случай холодной погоды? — в топку! Натянешь лишнюю пару носков. Жидкость для розжига? Что? Откуда у меня взялась жидкость для розжига? Все вон. Оставляю только оборудование, лодку, снасти, перекись водорода и часть одежды.

В Москве снег сменился дождем и ничто не мешало людям стоять раком перед центральным домом предпринимателя
Дом предпринимателей в Москв

Запись из дневника:

27 апреля 11:34
Всего несколько часов в Москве, а я уже все эти собянинские ремонты тротуаров в гробу видал

Выйдя из поезда в Чертково мы попали в настоящее лето:
Вокзал в Чертково

Чертково — приграничный гоород. Настолько приграничный, что половина путей на железнодорожном вокзале принадлежит другому государству. Вы просто поднимаетесь на виадук и выбираете страну в которую хотите отправиться. Впрочем, выбор небогатый:
Государственная граница в России и Украине

Мы выбрали Россию и нас тут же остановил пузатый прапорщик полиции в черной куртке.
— Добрый день, ваши документы. Куда направляетесь.
— Добрый день, в хутор Ботановский, экспедиция, обследование реки Чир.

А командировки-то, которые я заранее заготовил так и остались неподписанными, поскольку кроме карандашей у нас с собой ничего пишущего не оказалось (а нахрена оно нам в поле?). Прапор скептически посмотрел на нас, на документы и проводил через особый выход «для своих», что позволило нам избежать здоровенной очереди на спуске с моста.

Эх, если бы это была последняя встреча с полицией в этой поездке. Но кто-же знал, что нам месяц предстоит просвещать ростовских и волгоградских ментов на темы русловой динамики, гидрологии, ботаники и охраны окружающей среды.

Мы попрощались с ментом и как-то сразу все пошло через жопу. Не поели, как хотели, не пополнили запасы в дорогу и не обновили счета на телефонах. Просто зашли в контейнерную будку у железнодорожной станции в попытке ответить на старый вопрос: «Как доехать в хутор Ботановский?«.
Расписание автобусов в Чертково

До ближайшего автобуса на хутор Артамошкин была еще уйма времени, а от Артамошкина предстояло идти пешком еще около десяти километров. Поэтому мы просто договорились с таксистом на убитой шестерке. Прямо тут же, напротив вокзала.

— Ботановский? Где это?
— Это километров десять от Артамошкина.
— Я до Артамошкина не доезжал ни разу. До туда стоит — он достал потрепанный журнал совкового вида — до Артамошкина тысяча двести. До Ботановского тогда давайте тысячу четыреста рублей, только на заправку заедем. Дорогу покажешь?

Ехали около часа под русский рэп, вороваек и Долорес О’Риордан. Водитель высадил нас на разбитой обочине у придорожной канавы.

— Ну вы звоните, если что, вдруг вас забрать потребуется
— Нет. Не потребуется.
— Ну-ну — И захлопнув разболтанную дверь уехал.

Перед нами лежал хутор Ботановский. Явно не заброшенный, но все-равно глухомань.
хутор Ботановский

Людей нет. Звуков техники нет. Только шелест поздней весны. Мы присели на дорожку перед бетонным трубопереездом.

— Тут как в Новгороде все. Трава такая-же. И деревня такая-же — прервал молчание Даниил.

Все вокруг шевелилось и прорастало. Теплый умеренный ветер безуспешно пытался зацепиться за безоблачное небо. Мы сидели с четверть часа, но цивилизация так ничем себя и не выдала.

— Ну что, пойдем?
— Пойдем, хрена ли тут сидеть. Нам туда.