Уличная картография

Уличная картография

«Он нам и нахуй не нужон, интернет ваш»
Из интернета

Я человек простой, урбанистов от пидарасов не отличаю, поэтому буду говорить прямо. Тайлы, которые отдают картографические сервисы — это не карты, а говно. То, что картографы занимаются вопросами навигации — это недоразумение, которое исчезнет вместе с пейджерами и CD-дисками. Мы напрочь забыли смысл навигации — если рядом навигатор (в смысле человека, а не пластиковой хуеты), то тебе не нужно смотреть карту. Я жду если не дронов, которые будут вести тебя к нужному адресу, то хотя-бы простого приложения без всяких карт, которому можно сказать: «Пивная «У братьев» и он расскажет на каком перекрестке куда свернуть. В мобильных навигационных приложениях карты нахуй не нужны.

Другое дело — уличная навигация. Карты, которые висят на остановках, в метро и расставлены по площадям. Свою навигационную роль они почти исчерпали, но это не значит, что от таких карт следует избавляться. Во-первых, они интересны. Во-вторых, карта любой территории — это такой же бренд (прости господи), как и его название. В-третьих, это кладезь для рекламодателей. Рано или поздно все города введут собственные дизайн-коды, тогда рекламные агентства не смогут завешивать фасады ебучими баннерами с рекламой матрасов и начнется эпоха картографического продакт-плейсмента.

Эту идиллию омрачает лишь то, что к заветному времени создавать годноту станет просто некому. Уличные карты всегда выглядели хуево. Во многом, потому что к их установке причастно государство — вспомните хоть одну частную сетку картографических билбордов. А все к чему государство (неважно какое) прикасается неизбежно превращается в мерзкую ебанину. Вдобавок, раньше у городских карт не было альтернативы, за исключением туристических справочников. Сейчас же наоборот, поганенькие, но карты есть у каждого. Уличная картография напрочь проебала мимолетный момент здоровой конкуренции.

К этим факторам добавился третий — в уличную картографию пришли хипстеры, убежденные в своем исключительном таланте. В результате с каждым годом мы видим на улицах все больше богомерзких решений стилистического, ситуационного и технического характера. Особенно это касается столичных городов. Так, например, Хельсинки почти полностью перешли на мониторы с картами от гугла:
Уличные карты в Хельсинки

Картографические сервисы будто специально сговорились использовать мелкие нечитаемые шрифты. При работе на компьютере, а тем более на телефоне это еще можно оправдать (на самом деле нельзя), но когда такая карта появляется на большом экране с низким разрешением мелкие подписи карту только ухудшают. То же касается бликующего экрана — если с мобильником вы можете отойти в тень, то с картографическим дисплеем извольте ждать пасмурной погоды, а еще лучше наступления темноты.

Дисплей позволяет выводить информацию о транспорте, но карта для этого абсолютно не требуется. Какая разница, где находится твой автобус, если ты знаешь, что к остановке он подъедет через сорок восемь секунд? Хорошо хоть, такие мониторы установлены только на остановках. Вдоль улиц еще несложно найти прекрасные аналоговые версии с приличным картостилем.

Несколько лет назад подобное стали испытывать в Санкт-Петербурге. Напротив Московского вокзала установили терминалы с картой OpenStreetMap и сенсорным экраном. Это был просто вопиющий пиздец. Во-первых, нет более идиотского решения, чем использовать стандартный мапниковский стиль за пределами сайта openstreetmap.org. Во-вторых, карту дополнительно загрузили разными кнопками вырвиглазной расцветки и непонятного назначения. В-третьих, никто не подумал о том, что дисплей необходимо регулярно мыть. В результате, изучение карты сводилось к тому, что вы пять минут водите пальцем по жирному налету, пытаясь изменить экстент карты. В это время за вашей спиной пьют и обсуждают прогресс интеллигентные питерские бомжы.

Петербургу особенно не везет с OpenStreetMap. C завидной периодичностью появляются карты на основе данных проекта и каждый раз они выглядят чудовищно:
OpenStreetMap в Питере

Последний случай произошел совсем недавно — все остановки на центральных улицах обклеили плакатами с картами. Копирайты соблюдены. Компоновка аккуратная. Стиль свой. Но до обидного примитивный. Почему нельзя было потратить на него хотя-бы шесть дополнительных часов? И для чего точка «Вы здесь» превращена в размытое белое пятно?
Еще OpenStreetMap в Питере

На этой карте нет ничего. Ни станций метро, ни объектов интереса, ни названия районов. Дороги показаны самым примитивным образом — простыми линиями. Надписи почти не читаются. Может такую карту и хорошо повесить в детской, что-бы вместе с ребенком наносить маркером разные подписи, но как карту для навигации — я бы ее даже на дачный сортир не прикрепил.

И все-таки, эта карта в миллион раз лучше того ужаса, что заполонил отечественные города. В конце-концов, есть же определенные гигиенические правила: нельзя ковырять в носу двумя пальцами одновременно, стирать в бассейне трусы и применять яндекс-карты в наружной рекламе. Но у рекламщиков из Ростова-на-Дону свои понятия о чистоплотности:
Яндекс-карты в Ростове

Другой постоянной проблемой уличных карт является пренебрежение антропометрическими принципами. Вот, в том же Ростове создали карты для размещения на остановках. Мягко говоря не идеальные — видно что с геоданными никто не заморачивался — просто отобразили атрибутику как есть. В результате подпись улицы Седова появляется дважды друг за другом. Подпись реки сделана горизонтальной, что режет глаз, почти вся текстовая информация представляет собой подписи улиц — ни названия районов, ни придонских портовых зон. Текст сделан с избыточным буфером, слово «Проспект» зачем-то выведено целиком.

Но это все-же картографические вопросы. Тем более, что на карте требовалось изобразить маршруты движения общественного транспорта, а это одна из самых сложных задач в картографии. Допустим, не нашлось специалистов и возможностей, что-бы довести эту неплохую, но сырую версию до идеала. Но зачем было помещать легенду в то место, где ее можно прочесть лишь согнувшись пополам?
Уличные карты в Ростове

Поставить человека раком — одно из любимых занятий в картографии. Вот питерская сеть велопроката — текст на билбордах начинается где-то на уровне коленки. Да и сама карта сделана наотъебись — как и в Ростове, авторы проигнорировали обработку геоданных. В результате река подписана в четырех местах, причем в двух как «р. Нева», а в двух как «р. Большая Нева».
Карта велопроката в Петербурге

Только мудак мог создать карту проката велосипедов, не нанеся ни единой велодорожки, кратчайшего и прогулочного маршрутов, опасных направлений и велосипедных парковок.

Но не стоит думать, что распиздяйство и похуизм исключительно отечественная беда. Те же европейцы не брезгуют лепить адскую халтуру. Обычно это касается карт, которые имеют отношение к официальным ограничениям и запретам. Взять хотя-бы стенды со схемой акватории города Йоэнсуу. Вынести такой пиздец на люди у нас решится не каждая собесовская тетка:
Карты в Йоэнсуу

Хотя я кусаю локти от зависти — в левом верхнем углу картинки изображена карта пляжа с вынесенным рельефом дна. Карта — говно, но решение элегантное, почему-бы не применить его в России? Хотя где у нас пляжи с картами? К огромному сожалению, уличная картография в России редка даже в крупных городах. Но при этом карты ничуть не уступают, а часто превосходят европейские. Компромисс удалось соблюсти лишь эстонцам — таллинские карты аккуратны, не перегружены и висят на каждой остановке. Обратите внимание на горизонтальную компоновку макета — оказывается текст вовсе не обязательно прятать под лавку:
Таллин карты на остановках

Если не брать Швейцарию, где плохая картографическая работа абсолютное религиозное табу, европейцы относятся к уличным картам гораздо прагматичнее нас. Советская картографическая школа выдрачивала скрупулезных педантов, в результате большинство карт напоминают третий концерт Рахманинова — произведение невероятной сложности, хотя слушать эту поебень невыносимо. Уличная навигация должна быть такой, что-бы в случае вторжения войск НАТО ты мог сорвать карту с любой остановки и корректировать по ней артиллерийский огонь. Даже если вы не можете позволить себе качественную полиграфию и на одном квадратном метре нужно изобразить пол-Москвы, все-равно, не нарисовать домики — это как Родину предать.

А вот в Лапееранте не заморачиваются. Нужна карта общественного транспорта — пожалуйста:
Карты в Лапееранте

Или вот карта немецкого Кельна при изучении которой остается открытым вопрос технологии достижения столь потрясающего визуального эффекта. Я до сих пор не пойму, это такой картографический стиль или у меня просто глаза кровоточат. Но зато проведена генерализация и нет никаких домиков:
Уличная карта в Кельне

Они там в своих Европах полностью ушли в разврат и грехопадение. Контуры домиков не рисуют, но нумерация строений проставлена. Вот еще пример из Йоэнсуу (обратите внимание на размещение текстовки на билборде):
Карты в Йоэнсуу

Или еще пример оттуда-же:
Карты в Йоэнсуу

Стилистическая невыдержанность разных карт — общая проблема разных стран. Понятно, что карты в разных районах могут отличаться по оформлению, но сейчас это исключительно анархическая практика. Из всех городов, только в Шахтах удалось добиться стилистического единства уличной картографии. И то лишь по тому, что карта в городе только одна:
Карта в Шахтах

Весь остальной мир пока не готов придти к консенсусу. Остаются островки стабильности, вроде метрополитена, где обычно висят детальные олдскульные карты, но однажды их тоже придется обновлять. Я очень рассчитываю на то, что руководство метрополитена, особенно питерского не позволит хипстоте нассать себе в уши и сохранит прекрасный образец современной уличной картографии:
Карты в питерском метро

Особенно тревожит то, что чем глубже мы вязнем в стабильности, тем больше закрывается барбершопов, постоянные посетители которых от тоски начинают привносить в мир собственное видение прекрасного. Но об этом, я пожалуй в другой раз расскажу. Послезавтра например. И без того, я тут бизнес-идей на две жизни вперед описал.

Мужик на лавке

Настоящий ученый

Пару месяцев назад зашел разговор о зонировании северных территорий. Тема эта старая и больная, поскольку каждый люмпен желает жить на широте Сочи, получая полярки Певека. В этом споре я многие годы последовательно отстаиваю единственно верное решение: территорию севернее Воронежа и восточнее Волги признать непригодной для постоянного проживания людей, но полярные выплаты отменить. Поймите меня правильно — север прекрасен, но мне как-то нужно было начать разговор про Воронеж.

Воронеж прекрасен и уютен словно советская открытка:

Рыцари альтернативной пропаганды пятый год промывают мозги фразой «бомбить Воронеж», но меня не проведешь — это по-прежнему красивейший город юга и один из лучших городов в стране. Здесь есть свое маленькое море с советским конструктивизмом и видом на дома-корабли:

Уютные частные домишки на крутых склонах воронежского водохранилища:

Светлый и опрятный центр стараются поддерживать в чистоте. Тут и не перекладывают плитку трижды в год, но не позволяют засрать рекламой все вертикальные поверхности. Уже поэтому стоит побывать в Воронеже.

Среди старинных церквей ютится стеснительный новодел:

Церквей очень много. Почти как в Тихвине, только тут они не стоят посреди кромешного серого пиздеца. После революции большинство церквей приспособили под нужды народного хозяйства, а с приходом воинствующего православия отреставрировали, что породило диковинное смешение разных стилей. Старинный православный храм легко может быть окружен кованной оградой с символикой рабоче-крестьянской красной армии:

По городским лавкам мирно спят бомжи, а на центральную площадь садится вертолет с местной шишкой из полиции:

На здании театра барельеф изображает обнаженных мужчину и женщину, прямо как на золотой пластинке «Вояджера». Сложно представить, что в нынешней России кто-то решится на подобное — официальное искусство боится показать лямку лифчика, а неофициальное прибивает яйца к брусчатке и устраивает массовую еблю в библиотеке. Третьего не дано. За третьим нужно ехать в европейские страны. Или в Воронеж.

Но я туда приехал не баб на барельефах разглядывать. Меня интересовали крайне южные насаждения ели и лиственницы. И те и другие представляют собой географические культуры — экспериментальные посадки саженцев, привезенных из разных мест Советского Союза. Между этими насаждениями несколько сотен километров: лиственичник заложен на севере Воронежской, а ельник на юге Липецкой области.

Задача не сложная — снять основные биометрические показатели и отобрать материал на генетический анализ. Гораздо труднее эти площади найти. Эксперименты с географическими культурами в свое время носили если не глобальный, то во всяком случае континентальный характер. Опытные площадки заложены в Архангельской, Ленинградской, Костромской, Новгородской, Псковской, Липецкой, Воронежской, Омской, Вологодской, Свердловской областях, Красноярском крае, Карелии Татарстане и других регионах ресефесеэр, Украине, Белоруссии, Прибалтике и даже Франции с Германией. Израсходовано космическое бабло, убиты года чистого времени, исписаны кубометры бланков наблюдений. Но хоть конем ебись, а не найдешь даже самой поганенькой карты размещения площадок. За четверть века все кто был в теме ушли в бизнес, умерли или спились. Архивы закинули в дальний угол, а некоторые выкинули. Часть опытных площадок уже наверняка вырублена, часть сгорела. На тех, что остались почти не разобрать границ, поэтому наблюдения ведутся так: низкие елки — значит саженцы были из Карпат. А тут высокие пошли — это Архангельские. А тут тоже высокие — хуй знает откуда — напишем, что из Вологды.

Частично может помочь генетика, но без массового анализа толку в ней почти нет, а удовольствие это дорогое, погуглите хотя бы стоимость амплификатора. Поэтому приходится искать площадки методом Эйса Вентуры. Сперва в воронежской лесотехнической академии:

Воронежская лесотехническая академия

потом в парке, пивной и местном аналоге НИИ лесного хозяйства. Главное не отчаиваться и сохранять позитив. Немного настойчивости и вот она — удача. Найден дедушка, который со времен посадок географических культур впал в милую деменцию. Далее дело техники — находим водителя на «козле», садим дедушку на штурманское место и мчим сквозь поля:

Пересекаем Дон:
Воронежская лесотехническая академия

Далее несколько часов поисков, фрирайд по мокрым суглинкам низин, отломанное зеркало козла и отбитая на проселочных кочках задница. Вот они!

Дедушка тут не был уже очень давно. От ностальгических чувств он окончательно теряет рассудок и водитель козла увозит его обратно в город. Работать сегодня уже некогда — солнце зашло и под кронами сгустилась темнота. Благо, рядом есть березняк с обильным запасом дров. Причем все как на подбор калиброванные — выложил на земле циновку из поленьев, под голову бутылку с водой и кружку для чая поблизости. Вот тебе и готовая постель:
Полевая постель

Остается лишь ощущать костер, ждать появления пегасид и слушать заговоры насекомых на стебле тысячелистника:
Бронзовка в Воронежской области

Осознав масштаб проделанных работ по закладке географических культур остается только развести руками. Лучше бы на все эти деньги построили огромную ракету в виде фаллоса и запустили ее во след Вояджеру — за пределы Солнечной Системы. Пользы столько же, но это хотя-бы вошло в историю. А теперь проделанная работа останется лишь в наборе бессодержательных статей и рассказах пенсионеров, которые с трудом могут вспомнить отличие посадки географических культур от назначения товарища Слюнькова секретарем центрального комитета партии. То же касается и всей советской науки: может она и была великой, но ценность ее была ничтожна.

Удивительно, но с момента распада Союза прошло больше четверти века, а никто до сих пор не переосмыслил роль науки в жизни современного общества. Ребята, я открою вам страшную тайну: настоящий ученый — это обслуживающий персонал второстепенного значения. А ваши мечты об историческом значении, элитности и неприкасаемом авторитете опишите в диссертации, скрутите ее трубочкой и ебите друг друга по очереди вооон на том симпозиуме.

Невротическая прокрастинация мышки

Невротическая прокрастинация мышки

На большей части страны уже середина осени. Холод, серость, дожди, грязь. А тут, на юге, солнце еще хранит остатки лета. Ночи стремительно холодают — каждые два-три дня температура опускается на один градус. Прекратились ночные стрекотания кузнечиковых, вокруг лампы на крыльце не вьются чешуекрылые. Отчетливей стал перестук поездов за лесом. По ночам красиво, но ужинать приходится уже в домике.
Ночь в сентябре

С каждым восходом листва все сильней покрывается ксантофилл-каротиновыми пятнами
каротин-ксантофилл

Но днем еще достаточно тепло для ос, поедающих последние груши
оса на груше

разных пластинчатоусых
Пластинчатоусые

и расплодившихся соек Garrulus glandarius, которые, несмотря на обильность, совершенно не дают шанса себя сфотографировать:
Тут была сойка

Чудесное время. Все пытаются урвать последнее тепло и наесть жирка перед зимовкой. Я сам такой, поэтому зла на заполонивших мой дом мышей Mus musculus совершенно не держу. Для тех кто наглее стоят мышеловки, остальных я подкармливаю гречкой. Не то, что-бы специально, но раз уж они прогрызли пакет, грех этим не воспользоваться. Ставишь крупу посередине комнаты и садишься писать очередной рассказ. Слышишь — шлепки за спиной. А это мышь прыгает на пакет, пытаясь проникнуть к лакомству. С пятой-шестой попытки запрыгивает, пролезает в отверстие и начинает уминать гречку.

Тут-то и начинается интересное.

Отверстие в пакете совсем небольшое, быстро через него не выбраться. Я подбегаю, зажимаю пакет прищепкой и отношу мышь в сад камней.

Бедняжка явно понимает, что происходит какая-то фигня, но какая именно понять не может. А главное, что в такой ситуации делать? Увы, эволюция не оставила инструкций на тот случай, если тебя вынесут из дома в пакете с гречкой. Поэтому мышка то спокойно продолжает есть:
Мышь есть

то пытается зарыться с головой в гречку:
Мышка прячется

то притворяется мертвой — лежит неподвижно четверть минуты:
мышка притворяется

потом вскакивает и пытается выбраться — расцарапать или прогрызть пакет:
Мышка выбирается

Зубы у нее острые, да и когти вполне себе:
мышиная лапа

Но и я не зря рядом сижу — пресекаю любую успешную попытку выбраться наружу. Но самого зверя не трогаю, даже шуметь стараюсь минимально. От такой неопределенности мышь совсем теряет рассудок и начинает попеременно, каждые 5-15 секунд менять стратегии поведения: притворяться мертвой, пытаться выбраться, спрятаться в крупе или спокойно есть, будто ничего не происходит.

В конце концов, это мне надоедает и я отжимаю прищепку.

— В следующий раз придешь в дом, фотосессией дело не закончится — усмехаюсь, глядя как мышь вылезает из пакета, прыгает и со всех сил бежит к непролазным кустарникам.

Возвращаю пакет на место в ожидании новой жертвы, а сам сажусь за описание деятельности хищных грибов Нижнего Дона.после хищных грибов

Через час-другой попадается новая жертва и цирк повторяется по старому сценарию.

Надеюсь вы поняли, что не про мышей этот рассказ был.