Невротическая прокрастинация мышки

Невротическая прокрастинация мышки

На большей части страны уже середина осени. Холод, серость, дожди, грязь. А тут, на юге, солнце еще хранит остатки лета. Ночи стремительно холодают — каждые два-три дня температура опускается на один градус. Прекратились ночные стрекотания кузнечиковых, вокруг лампы на крыльце не вьются чешуекрылые. Отчетливей стал перестук поездов за лесом. По ночам красиво, но ужинать приходится уже в домике.
Ночь в сентябре

С каждым восходом листва все сильней покрывается ксантофилл-каротиновыми пятнами
каротин-ксантофилл

Но днем еще достаточно тепло для ос, поедающих последние груши
оса на груше

разных пластинчатоусых
Пластинчатоусые

и расплодившихся соек Garrulus glandarius, которые, несмотря на обильность, совершенно не дают шанса себя сфотографировать:
Тут была сойка

Чудесное время. Все пытаются урвать последнее тепло и наесть жирка перед зимовкой. Я сам такой, поэтому зла на заполонивших мой дом мышей Mus musculus совершенно не держу. Для тех кто наглее стоят мышеловки, остальных я подкармливаю гречкой. Не то, что-бы специально, но раз уж они прогрызли пакет, грех этим не воспользоваться. Ставишь крупу посередине комнаты и садишься писать очередной рассказ. Слышишь — шлепки за спиной. А это мышь прыгает на пакет, пытаясь проникнуть к лакомству. С пятой-шестой попытки запрыгивает, пролезает в отверстие и начинает уминать гречку.

Тут-то и начинается интересное.

Отверстие в пакете совсем небольшое, быстро через него не выбраться. Я подбегаю, зажимаю пакет прищепкой и отношу мышь в сад камней.

Бедняжка явно понимает, что происходит какая-то фигня, но какая именно понять не может. А главное, что в такой ситуации делать? Увы, эволюция не оставила инструкций на тот случай, если тебя вынесут из дома в пакете с гречкой. Поэтому мышка то спокойно продолжает есть:
Мышь есть

то пытается зарыться с головой в гречку:
Мышка прячется

то притворяется мертвой — лежит неподвижно четверть минуты:
мышка притворяется

потом вскакивает и пытается выбраться — расцарапать или прогрызть пакет:
Мышка выбирается

Зубы у нее острые, да и когти вполне себе:
мышиная лапа

Но и я не зря рядом сижу — пресекаю любую успешную попытку выбраться наружу. Но самого зверя не трогаю, даже шуметь стараюсь минимально. От такой неопределенности мышь совсем теряет рассудок и начинает попеременно, каждые 5-15 секунд менять стратегии поведения: притворяться мертвой, пытаться выбраться, спрятаться в крупе или спокойно есть, будто ничего не происходит.

В конце концов, это мне надоедает и я отжимаю прищепку.

— В следующий раз придешь в дом, фотосессией дело не закончится — усмехаюсь, глядя как мышь вылезает из пакета, прыгает и со всех сил бежит к непролазным кустарникам.

Возвращаю пакет на место в ожидании новой жертвы, а сам сажусь за описание деятельности хищных грибов Нижнего Дона.после хищных грибов

Через час-другой попадается новая жертва и цирк повторяется по старому сценарию.

Надеюсь вы поняли, что не про мышей этот рассказ был.

Бензол

Хирономида кусающая себя за хвост

Знакомьтесь: это бензол. А впрочем, о чем это я? Вы прекрасно знаете, как рисовать в пэйнте бензольное кольцо. А еще наверняка знаете формулу бета-глюкозы, цикл Кребса, алгоритм разложения этанола до уксусной кислоты через ацетальдегид и легенду про то, как похожий на бородатого Буденного Фридрих Август Кекуле проснулся от ночного кошмара в котором змея кусала свой хвост.

Но позвольте, зачем это потребовалось змее? У рептилий мозг состоит из пяти отделов, включающих два полушария, эпифиз, гипофиз, зрительные доли, мозжечок и множество другой херни, благодаря которой нет никакого повода тащить в пасть всякую дрянь. Другое дело — личинки хирономид, более известные как мотыль. Под микроскопом видно, что хирономида — это вылитый я: абсолютно тупое создание с ганглием вместо мозгов, которое постоянно шевелит мандибулами (челюстями) в попытке что-то сожрать.
Мотыль под уведичением

В естественной среде эти твари окружают себя коконом из окружающих частиц, высовывают на поверхность голову и непрерывно работая челюстями откармливаются, что-бы потом перерасти в безвредных комаров-звонцов. Другое дело, если мотыля хранят в холодильнике. Тут их единственная надежда выползти из мотыльницы и проникнуть в кастрюлю с борщом. Впрочем, выживаемость личинок хирономид в искусственных субстратах до сих пор изучена недостаточно, несмотря на то, что патент на разведение мотыля был получен более полувека назад:
Патент на разведение мотыля

Внутреннее строение этих милых созданий описано достаточно подробно, что обусловлено удобством мотыля для кариологических исследований. Вот, например, прекрасная иллюстрация из методички новосибирского университета (В.В. Голыгина и др., 2013):

С другой стороны, хирономидологических статей по этологии мотыля пока еще крайне мало (гуглшуляр по запросу «Этология хирономид» вообще выдает лишь 110 результатов, из которых большая часть посвящена систематике, рыбоводству и прочим вопросам). В то-же время, каждому рыбаку известно, что лежалый мотыль имеет обыкновение сворачиваться кольцами. Для прояснения причин, которые вынуждают его принимать столь причудливую форму, а равно для уточнения методов диагностики качества рыбацкого мотыля я с помощью двухстороннего скотча приклеил к старому фотоаппарату объектив от микроскопа «Биолам» и принялся за съемку содержимого моей мотыльницы.

Отдельно предупрежу, что мотыль под микроскопом выглядит страшнее, чем «Чужой» с «Хищником» вместе взятые, поэтому впечатлительным людям на трезвую голову лучше это видео не смотреть.

Это настоящий триумф инстинкта над здравым смыслом, если допустить, что понятие «здравый смысл» применимо к мотылю. В этих протокомарах настолько развит инстинкт питания, что в случае голода они начинают жрать сами себя! Я не берусь гарантировать верную трактовку увиденного, ведь в отсутствие доказательств всегда можно допустить альтернативное объяснение. Однако, одно для меня понятно теперь совершенно точно. Фридрих Кекуле в своих снах мечтал бросить, наконец, эти чертовы исследования структуры бензола и хоть раз сходить на зимнюю рыбалку как нормальный человек.

К большому сожалению, я не успел завершить наблюдения в связи с экстренным отъездом. По этой причине не могу дать вам ответ на совершенно логичные, простые и первостепенные вопросы: Действительно ли хирономиды поедают себя или такое кольцевание связано с иными факторами? Все ли виды комаров склонны к такому поведению? Поедают ли мотыли друг друга и если нет, то почему? Как долго может поедать себя мотыль? Поедает ли он себя только в тепле или аналогичное поведение отмечается в иных температурных и физических средах? Как такое поведение связано с возрастом личинки? И самое главное, возможно ли по этому признаку определить срок сохранности мотыля после покупки?

Надеюсь, что с наступлением нового сезона зимней рыбалки я проясню эти вопросы. Но сейчас извините: весна пришла.

Карельская дворняга

Выдающийся палец

Однажды я провел весь вечер лежа на плащ-палатке, разглядывая свисающий из разбитой форточки хмель (Humulus lupulus L.). Мое очередное жилище было столь же убогим и безысходным, как и все прошлые. Из развлечений была только водка и пожелтевшая книга 1990-го года о полезном и здоровом сексе, изданная в Белорусской ССР. Накануне сосед на пятерке привез голую бабу с подругой и двумя утырками. Примерно в половину первого ночи бабы передрались между собой, а в начале третьего с шумом и скандалами уехали. Естественно, все пьяные в полное говно.

Вспоминая это, я не мог избавиться от навязчивой мысли: теория эволюции в лице учебника биологии учит нас, что отстоящий большой палец у приматов есть следствие эволюционного отбора особей, которым развитое умение хватать и лазать дало преимущества в борьбе за жизнь. Но на кой хуй тогда отстоящий большой палец собаке?
Пятый палец у собаки

Можно вспомнить курс эволюционной биологии, согласно которому отстоящий палец есть атавистическое наследие, доставшееся некоторым собакам (да и кошкам тоже) чуть ли не от миацид. Некоторые из этих протохищников теоретически могли жить на деревьях, где и приобрели отставной палец в ходе эволюционного отбора.

С другой стороны, возьмем белку.
Рыжая белка в Елагином парке

Если отстоящий палец на передней конечности играет важную роль в эволюционном отборе, почему белки его не имеют? Или держать орехи удобнее четырьмя пальчиками? Допустим, эта недостача — следствие того, что беличьи предки Paramys и Ischyromys хоть, возможно, и лазали по деревьям, но вели преимущественно роющий образ жизни (тут я ссылаюсь на заметку Станислава Владимировича Дробышевского).

Но вот перед нами слон, у которого шесть лет назад нашли шестой палец (пятничный выпуск Science от 23 декабря 2011 г.: «From Flat Foot to Fat Foot: Structure, Ontogeny, Function, and Evolution of Elephant “Sixth Toes”»), ранее считавшийся простым наростом. Фотографии слоновьей ноги у меня нет, поэтому вот вам пикча из упомянутой статьи:
Пикча из статьи

Замечательно видно, что сколько бы не было у слона пальцев — пять или шесть, один из них явно отставлен от других. Очевидно, что слонячьи предки от эоценового свиноподобного меритерия, до плиоценового стегодонта в гробу видали идею лазания по стволам и хватания предметов, но отстоящий палец у них развился. Впрочем, это легко объяснить необходимостью площади опоры, которая должна расти пропорционально массе животных.

Или вот птицы. Отстоящий палец имеет огромное число видов, причем с совершенно разной специализацией: от коршуна до кряквы
кряква

от певчего дрозда, до обыкновенного голубя
голубь

Каждый из видов приобрел, точнее сохранил этот выдающийся палец так, что-бы от поколения к поколению он помогал выжить и оставить потомство. Ну или хотя бы не мешал этому. Тут мы подходим к одной из главных претензий к теории эволюции, а именно, искусственной подгонке объяснения анатомического строения вида под результат естественного отбора. Почему водяной уж (Natrix tessellata) имеет равномерную шахматную окраску? — так легче маскироваться. Тогда хрена-ли у обыкновенного ужа (Natrix natrix) однотонный цвет и два желтых пятна вдобавок?
Natrix natrix

Их местообитания не идентичны, это правда, но очень близки, поэтому вполне логично смотрелась бы дивергенция обыкновенного ужа на сухопутный и похожий на Natrix tessellata водный подвид. Пример не идеальный, но суть претензии передает верно. Перефразируя утрированный тезис Ю.В. Чайковского: «Если волк серый для маскировки, какого хрена лиса рыжая?».

Я ни в коем случае не отрицаю естественный отбор, но считаю, что роль многих видовых особенностей в сохранности вида значительно преувеличена, а наследственная изменчивость носит не случайный, а диатропический характер. Иными словами, виды в процессе эволюции могут перемещаться словно элементы по ячейкам таблицы Менделеева, где роль самой таблицы выполняет множество видовых признаков. Ваши потомки могут со временем вернуться в водную среду, потерять отстающий палец или отрастить рога, но хуй на лбу у них не вырастет, подобно тому, как у щелочного металла не появится свойство невиданной твердости.

Пока я лежа на плащ-палатке под свисающим из разбитой форточки хмелем обдумывал эти мысли, окончательно стемнело. А чуть позже я переехал и решил придержать для вас эту историю до праздников. Уж если вы решили поверить в то, что скоро к вам придет старый хер с бородой, то пусть это будет Дарвин, который положит вам под елку монографии Мейена, и Чайковского.