Пластушка

Добыча пластушки во Владимировке

Объявления о добыче пластушки регулярно появляются то на «авито», то в «кву-шке». Причем зарплаты там, зачастую указаны завидные даже по столичным меркам (1,5-3 тысячи в день). При этом, кого не спроси, все что-то о такой добыче слышали, но никто подробностей не знает, но уверяют, что из всех работ это самое большое говно.

Судя по описаниям работодателя — некоевого мужика по имени Женя, работа по добыче это первый шаг к роскоши. Свои слова он подтверждал историей, как один из его работников за ночь спустил на водяру и шлюх сорок пять тысяч рублей, при том, что куб пластушки стоил тогда 500 рублей против современных 1200.

История, конечно, не показательная, наши люди могут годами работать в адских местах, что-бы потом прокутить все за несколько дней. Но в целом условия, в которых предполагалось проживание мне понравились и ощущение, что тебя собираются наебать притупилось.

Тут надо сказать, что особо вечером домой не наездишься. Работа начинается в семь часов с развозки на карьер и завершается в восемь вечера. В течении дня по самой жаре можно не работать. Жить предполагается во Владимировке, поэтому если соберетесь туда ехать не забудьте с собой постельное белье и деньги на питание. Харчеваться можно исключительно за свой счет. Бухать тоже не рекомендуется, поскольку за сие положен штраф в размере двух тысяч рублей.

На следующий день мы выехали на карьер. Всего рабочих было трое, я четвертый. Перед самой отправкой двое из них залупились и попросили у Жени расчет, сказав, что херасдва они поедут сегодня на карьер. В итоге в машину сел я и парень по имени Денис, примерно моих лет.

Ехали долго, в начале до Большой Федоровки (кстати, местные говорят не Фёдоровка, а ФедорОвка), после чего долго ехали по степной дороге с изумительными видами до самого горизонта.

Степь у Большой Федоровки

Степь у Большой Федоровки

По прибытию на место, Женя показал на «тумбу» которую надо расчищать, пожаловался на мужиков, что не вышли на работу и уехал. Мы переглянулись, сказали друг другу по паре матерных и приступили за работу.

Собственно на этом можно заканчивать. Минут через двадцать, я начал понимать, что означали вчерашние слова Жени «Забой должен быть чистым». Дело в том, сама пластушка за добычу которой предполагается оплата, скрыта под обломками старых разработок и под полуметровым покровом алевролитов, настолько слоистым, что добывать его не имеет никакого смысла.

За очистку забоя, естественно, никто платить не собирается, платят только за кубатуру.

Лом пластушки

Перед началом добычи необходимо убрать все обломки, лежащие сверху, после чего снять еще полуметровый слой на выброс. И естественно, за свой счет.

 

Напарник Денис тоже вяло поковырялся, после чего бросил лопату и принялся искать ранее добытые пласты, особо обращая внимание на пласты с неровной поверхностью. «Дракончики» как он их называл попадались редко и стоили на сто рублей дороже — 1300 рублей за куб. Впрочем и это занятие ему быстро надоело, поскольку было очевидно безсмысленным.

Мы приступили к складке куба пластушке из ранее добытых слоев, сваленных в куче метрах в тридцати. В теории, у нас должен был сформироваться вот такой архитектурный объект:

Куб пластушки

Несмотря на то, что работали нормально, куб собирался крайне медленно. В основном по причине того, что таскать пласты приходилось руками, а за один раз реально унести два-три, редко четыре пласта. Я долго матерился, на отсутствие примитивной тележки, из-за которой мы должны тратить время не на работу, а на беготню. Оказалось, тележка была, но привозить ее с места ночевки на карьер, работодатель не хотел. Видимо, боялся, что украдут.

Вообще, пока таскали, разговорились. Денис работал на этом карьере четвертую неделю и за все это время заработал около двенадцати тысяч рублей. Причем, надеялся получить из них хотя бы десятку, поскольку ни одной выплаты еще не было, а работодатель запросто может «кинуть». Примерно такой же доход вышел у мужиков, которые в последний приезд практически ничего не добыли по причине завала забоя.

Получалась совсем невеселая история. На вопрос: «А зачем вообще было работать здесь, если с первых же дней было ясно, что больших денег, да какой там больших, хотя бы адекватных денег тут не заработать?» Денис отвветил, что вначале на это была надежда, тем более, что месяц назад тут оставалось хоть что-то, что можно реализовать, а после была опасность не получить ничего, поскольку деньги платят только по отгрузке, а отгрузка была только вчера. Собственно, поэтому получив расчет, остальные рабочие разъехались сегодня по домам.

После этих слов, мой интерес к данному карьеру иссяк окончательно. Не очень то понимаю смысла работать на человека, который может кинуть, только потому что он может кинуть и не заплатить того что уже заработано. Мы перетащили еще па паре пластов, после чего я бросил это бессмысленное занятие.

К моему удивлению, тоже сделал и Денис, сказав, что больше работать он тут не собирается и вообще в гробу видал и этот карьер, и эту пластушку, и того коммерса, который все это затеял. Мы передохнули минут десять в вырытой неподалеку полуземлянке и забрав вещи пошли обратно.

Полуземлянка

Кстати, полуземлянка, это второе, после окрестных красот, ради чего имело смысл приезжать на этот карьер.

По пути посмотрели, как работают узбеки на соседнем карьере. Забой чистый, как сказал Денис, снимают мусор трактором. Не знаю так ли это, но на машину, готовые кубы складовали краном. Нам же предлагалось проводить эту операцию вручную, за просто умопомрачительные деньги — сто рублей за погрузку куба пластушки. За погрузку бутового камня зарплата, видимо, еще меньше.

На обратном пути нас докинул до Большой Федоровки водитель того самого Камаза с краном в который осуществлялась погрузка. По дороге предложил поработать у его работадателя, к чему я уже отнесся с большим скепсисом. Хотя за подброску, конечно ему спасибо, сэкономил нам часа полтора похода по степи под палящим солнцем.

Камаз с пластушкой

Если подытожить, то в целом работа хоть и сложная, но реальная. Все зависит от того в каком состоянии карьер и насколько надежен работодатель. Обещаемых трех тысяч за день из рекламы вакансии, вы конечно ни где не заработаете, но по тысяче, в лучшем случае по полторы наверное сможете получить. Если повезет.

Заодно, получите бесценный опыт работы методами раннего палеолита. И не надо говорить, что эти методы устарели на два с половиной миллиона лет. В отличии от древних гоминид, у вас будут и металлические инструменты.

Молоток и зубило

P.S. Особая благодарность диаволу на пятнашке. Без него эта поездка была бы на порядок менее позитивна.

Добавить комментарий