Го выпиливаться

Как у меня дела, спрашиваешь? Спички закончились, портянки не просохли. В четыре утра взвыла пожарная сирена, возвестившая о возгорании. Конечно же ложном. В шесть утра залетел через форточку шмель, а в восемь пришли какие-то гандоны со стремянкой. Бесследно пропала буссоль, равная по стоимости трехмесячному проживанию во дворце и в довершении четыре раза после шестнадцати, одиннадцати, пятнадцати и восемнадцати я вытягивал туза. Четыре, блядь туза подряд!

Ну конечно, зато погода хорошая, вчера отработали три пробы за день, разбили наконец-таки зеркало у буханки и вернулись в половине первого ночи. Да что говорить, пошарив по карманам понимаешь, что все не так уж плохо на сегодняшний день, осталось только зажигалку найти. Я по прежнему практикую то, что в общей психологии называется сдвигом мотива на цель, но окружающие думают, что я просто алкоголик. Э нет, друзья. Где-то внутри меня сейчас маленький человечек, запертый в темнице пороков трудится над великой монографией по гештальт-экологии. Мешать ему было бы великим кощунством, а потому я выпью еще стакан и молча уйду в сторону, позволив ему рассматривать окружающий мир из своей камеры сквозь зарешеченные окна моих зрачков.

Я более того скажу. В эти дни, все прогрессивное человечество не просыхает уже третью неделю, поминая благополучно умершего во сне Элвина Тоффлера. Старик верно дал понять: если ты хуевый серфингист, тогда доставай печатную машинку и прощайся со своим оружием. Жизнь, как учили нас в школе, следует прожить. Желательно, что-бы при этом не было мучительно тошно. Но если даже на пачке сигарет под мелким текстом «Великая Россия» крупными буквами выведено слово «Страдание», то нам простым морякам китобойных судов остается только ссать кривой струей, беспрерывно пить все что горит да травить похабные анекдоты про былинных героев.

А ты еще спрашиваешь, как у меня дела.

Добавить комментарий