Военное кладбище

Коллекция жуков

Прошлым летом довелось побывать мне в Вальверде, где по прежнему здравствует и занимается контрабандой мой старый знакомый. Наша дружба зародилась на коммерческой основе, но быстро переросла уровень простого товарно-денежного обмена. Я зову его дядюшкой, хотя никаким дядей он мне не является. Он зовет меня чужим именем — эти прозвища устоялись со времен нашего знакомства, и по сей день остаются неизменными.

В этот раз я оказался у него совершенно случайно — проездом. До отправки борта был еще целый день, а потому я заглянул в знакомую квартирку с рассохшейся скрипучей лестницей, пыльными подоконниками и сухими цветами в пустой вазе.

Дядюшка по случаю моего приезда открыл «Рэй Соланьехо» и под неспешное распитие текилы повел разговор о текущих делах, вечных проблемах на таможне, новом префекте и недавнем захвате партии кокаина с перестрелкой.

— Что нам говорили? Уйдет генерал Эсперанса — наступит порядок. Ну хорошо, уже двадцать восемь лет прошло с его смерти. Где порядок? Только кричат без конца и обсуждают странный бизнес. А я простой работяга — мое дело груз получить и груз передать. Мне все эти разговоры до лампочки.
— Так хорошо ведь. Наступит порядок — что ты будешь делать? Как дела будешь вести?
— Ты меня не учи. Старый койот может сквозь песок пройти. Я свое дело знаю — еще в старой войне первым следопытом был.
— Ты не рассказывал, что воевал.
— А чего там рассказывать? Когда старик Рамон устроил переворот, начались по всей стране волнения. Я тогда совсем молод был — моложе тебя. Вечеринки, женщины, вольная жизнь. Не заметил, как вся эта — дядюшка произнес незнакомое мне слово — переросла в настоящую гражданскую войну. В семьдесят третьем, в апреле, вернулся я домой под утро, а дверь выломана. На столе записка — немедленно явиться в жандармерию.
— И чего, ты так взял и пошел?
— А чего мне не пойти? У меня там чужих нет, да и предъявить мне нечего. Спрятал на всякий случай все лишнее и пошел в дом под платаном, а там мне объявляют — ты, дескать рекрутирован на борьбу с Рамоном Эсперанса. А не хочешь — вон карабинер тебя во дворик отведет. Тут уж некуда было деваться. Подписался. Тем более, в стране все закрутилось так, что и бежать смысла не имело — не было более безопасного места в стране, чем армия. Во всяком случае, пока тебя в бой не пошлют.

Отвезли нас на запад к Рио-Де-Сангре. Выдали одежду, дали винтовку и стали учить как убивать повстанцев. Утром покормят вареным сорго с жиром — редкостная дрянь, я тебе признаюсь. Потом на плац: винтовку поднять, винтовку опустить. Альфарес стоит, потом обливается, орет, а нам что? Нам эти винтовки и даром не нужны. Кто уронит, кто не на то плечо ремень накидывает. Кто закурит. Альфарес, аж раздуваемся, мы стоим смеемся.

Однажды нас повезли на стрельбы. В паре миль от лагеря мы получили винтовки без патронов, выстроились в каре и смотрели, как Альфарес штыком протыкает мешок с соломой.

— А стрелять будем?
— Стрелять будете во врагов.

Большую часть дня мы сидели в казарме и часами собирали и разбирали винтовку. День за днем. Сорго с жиром и сборка-разборка винтовки — вот и все, что запомнилось. Хотя нет, помню еще, как по вечерам строили нас на плацу и выходил толстый коронель по фамилии Собесто. Выйдет перед нами, осмотрит, помолчит, а потом начинает:

— Строй! Встань ровно, сперма мофета! Сыны Отечества! В скором времени вам предстоит оборонять Вальверде от полчищ Рамона Эсперанса. Проклятый предатель нарушил присягу и желает превратить нас в своих вассалов. Но мы не позволим ему! Проклятый враг должен быть уничтожен! Стреляйте его бандитам в голову, проткните им брюхо вашими штыками. Не оставляйте никого в живых! Я хочу, что-бы по всей стране скрипели веревки висельников. Что-бы песок стал красным как на закате! Выпустите всю поганую кровь этого отродья! Пусть они захлебнутся в крови, пусть булькают и хрипят, тянут свои мерзкие руки в мольбе о помощи — нет сочувствия им от нас — глубже вонзайте ножи в самое сердце предателей! Ваш долг — заткнуть эти поганые пасти, перемолоть эту дрянь как мерзких жуков. Разорвать на части. Если не будет патронов — бейте их гранатами, пусть лишатся они своих грязных рук, которыми хотели взять власть, пусть оторвет им поганые ноги, которыми смели они топтать нашу землю. Не будет гранат — режьте эту падаль ножом нещадно — пусть размотается по земле их брюшина, пусть почувствуют они на себе вашу поступь. Не будет ножа — грызите им горло зубами, не жалейте зубы! Настало время защитить нашу страну!

И все в таком духе. Строй гудел, иногда взрываясь одобрительными выкриками. Саленто — мой сосед по койке срывал с плеча винтовку и тряся ей в воздухе повторял: «Верно, Санта-Лючия! Разорвать их!». Потом Собесто устраивал перекличку, распределял наряды на следующий день и все начиналось как обычно: сорго с жиром, плац и бесконечная сборка-разборка винтовки.

Так мы жили несколько недель. Потом приехали грузовики из которых выгрузили новых рекрутов, а мы заняли их место и поехали воевать с генералом Эсперанса.

Высадили нас возле какой-то скалы у палаточного лагеря с ранеными. Все орут, стонут. Бинты какие-то, труп на носилках. Рядом сидят солдаты и один саргенто — играют в карты, хохочут и пердят так, что раненых не слышно. Мы как-то потускнели сразу. Капитан проводил нас в палатку и объявил, что завтра идем в наступление — нужно отбить поселок, я уже и не помню какой. Поели, легли, но разве заснешь? — кругом бесконечно стонут раненые, молчат мертвые и хохочут живые.

Проснулся от команды капитана. Построились. Выслушали задачу. Солдаты, которые еще вчера хохотали за игрой в карты стояли с серыми лицами не соблюдая строя.

Вышли походным строем, через несколько часов подошли к поселку. Никто не стреляет, тишина. Рассредоточились. Рядом со мной шел солдат, хохотавший вчера за картами.

— Будут стрелять — не высовывайся. Успеешь еще — проворчал он. Больше мы не разговаривали.

Обошли дом — никого. Двухэтажная развалюха. Стена с пробоиной. Рядом разбитый автомобиль. Осколки стекла на земле. Давай-ка я еще бутылочку открою — дядюшка встал из-за стола и потянулся к шкафчику.

— А дальше что?

— Дальше? Как тебе сказать, что-бы ты почувствовал? Представь разрушенный город на рассвете. Тишина абсолютная, только под ногами стекло хрустит. Идешь — как в глубину ныряешь — каждый метр вперед все тяжелее и тяжелее. Повернули за угол там кусты какие-то и еще помню окно в глаза бросилось — аккуратное такое, со стеклом. Я еще думаю, как так — везде окна выбиты, а это целое и такое чистое и резко шум откуда-то сверху. Будто радиопомехи на полную громкость включили, я и не понял ничего. Солдат передо мной дернулся и завалился. Чувствую в ногу что-то ударило. Отскочил. Вспомнил что стрелять надо — поднял винтовку и начал палить наугад, в сторону звука. Опять тихо стало. Ощущаю как по ноге что-то теплое течет, а посмотреть боюсь, надеюсь что обмочился, а если кровь? Сижу не двигаясь, слышу в стороне стреляют. Сзади из-за дома вышел Саленто и вновь этот шум радиоприемника, такой громкий, что уши закладывает, вспышка, грохот такой, что уже ничего не слышу. Надо думаю выбираться отсюда. Ну ее нахрен эту войну и этого генерала Эсперанса. Начал обратно пятиться, но за что-то зацепился. Смотрю, а у меня из живота кишки волочатся, а я на них коленом наступил. Это как, умру что-ли? Да ну, не может такого быть. Есть же какой-нибудь способ, сейчас обратно уползу, врачи промоют, обратно положат. Бросил винтовку, кишки подобрал, главное, думаю, что-бы грязи на них не налипло или стекла не дай бог. Все мокрое от крови, скользкое. Метра четыре назад отполз, тут мою голову что-то толкнуло, все потемнело и я умер. Через семь месяцев Рамон Эсперанса по всей стране диктатуру установил, а Коронель Собесто занялся изготовлением оверлоков для швейных машинок.

— Ах ты, вьеха либре! Я повелся вначале. Сидит тут сказки мне рассказывает. Давай выпьем лучше. Зачем врешь-то?
— Если бы я не врал, разве сумел бы тебе правду сказать? Про подвиги пусть другие втирают, а моя история самая правдивая. Пойдем лучше я тебе коллекцию жуков покажу, у меня пару новинок появилось — ты таких явно еще не видел.

Все-таки замечательно, когда в чужом краю есть к кому зайти в гости, выпить текилы, обсудить текущие дела и посмотреть на лучшую в стране коллекцию жуков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.