Из окна поезда

Основы панка. Глава которая появилась из моей попытки начать разговор о том, что геологи — изнеженные разъебаи

Поезд до Муезерки отправился с Ладожского вокзала в три часа дня. Наскоро перезнакомились. Ехали впятером в разных купе: три геолога и двое рабочих. Компашка еще та. Один – мутный хер с гитарой и животом. Вторая вообще баба, значит точно жди какой-нибудь хуйни, тем более, что она, насколько я понял, едет не в качестве санитарки или поварихи, а в роли настоящего, прости господи, геолога.

— Ну и хер с ним – решил я, глядя на то, как мы проезжали платформу «Ручьи» — Во всяком случае, я опробую свой новый спиннинг, купленный пару дней назад на Кондрашке за триста рублей. Если уж будет полная жопа – пройду за пару дней сорок километров до железной дороги.

Но тревога не проходила. Лежа на верхней полке с книжкой в руках я беспрерывно ощущал себя Брюсом Уиллисом, который постоянно попадает в какое-то говно и ощущение это не проходило, а напротив, становилось только сильнее. Второй рабочий заснул, а я, провалявшись без особой пользы на полке, вышел в тамбур, исполненный мрачных настроений.

— Просто сейчас процент разводов таков, что это не может не сказываться на культуре воспитания детей… — лысый хер, напоминающий трехдневного призывника что-то впаривал геологичке.
— У мормонов вообще групповая ебля часть обязательного ритуала посвящения… — беседовали друг с другом геологи.

В Приозерске я в последний раз вышел из купе, спустился на пару минут из вагона подышать воздухом, а после отправления завалился спать и проспал до полуночи, очнувшись за несколько минут до длинной остановке в Суоярви. Помог вынести из вагона пороги от какой-то иномарки. Узнал от проводника, что вагоны, состыкованные так, что проводники оказываются рядом, называют поцелуйчиками. Прихлопнул первую десятку комаров.

Тяжелые ощущения не проходили, наоборот, к ним добавился еще и странный смрадный дух. Но терпеть такое уныние больше не было никакого желания, поэтому едва поезд набрал ход, я распаковал рюкзак, наполнил стаканы самодельной перцовой настойкой и протянул один из них Никите – парню который не просто оказался моим попутчиком, а ехал в ту же экспедицию, что и я в качестве рабочего.

Сразу дело пошло веселей.
— Это мой родной город – сказал он после того, как мы вышли отдышаться в коридор.
— Большой?
— Десять тысяч население. Вот картонная фабрика, которая недавно закрылась, а вон там озеро из него речка Шуя вытекает.
— Ну пойдем тогда еще по стаканчику.
— Давай, только я огурцы из рюкзака достану…

Знаете что самое главное при поездке на поезде? Правильно – плотно упаковывать опарышей. Я проснулся около пяти утра от жуткой вони. Такое ощущение, что я вернулся во флотский кубрик утром. Пару недель спустя, Никита закусив паштетным бутербродом пояснил эту ситуацию окружающим так.

— Я утром смотрю – по простыне опарыш ползет. Ну хуй знает – думаю, может простыни не постирали.

Эти пидоры расползлись по всему купе и все утро до прибытия в Муезерку я провел в надежде на то, что мои остальные попутчики будут спать до самой Костомукши. А за окном уже светило солнце. Поезд пересекал беломошные, брусничные, долгомошные сосняки, болота и гари.

Позвольте я расскажу вам про Муезерку.
Муезерка

Это административный центр одноименного района, по местным карельским меркам – столица мира. Здесь есть асфальт, мобильная связь, два сетевых магазина, банкомат, сауна и железнодорожная станция. На ней нас уже ждал пограничник, который доебался сразу же, едва мы спустились с поезда.

— Добрый день. Старший лейтенант погранслужбы какойтотам. Ваши документы.
— Это не ваш мешок? – закричала проводница из тамбура. — Бля, да я же мешок с вещами забыл!

Пограничник, удостоверившись в подлинности геологов ушел, а мы побродив по привокзальной площади уселись на остановку и откупорив пакет с вином принялись ждать пока за нами кто-нибудь приедет. Пить с утра хотелось неимоверно. Позвонив близким, я достал из рюкзака кружку и напился холодной воды из уличной колонки.

— Так, господа, чтоб вы знали. Воду для питья тут берут из колодца, а в колонках течет только техническая.
— Да похуй – Если уж организм переносит технический спирт, то техническую воду как-нибудь переживет.

Через час к остановке подъехала белая буханка с синей эмблемой, до степени смешения напоминающий символ петербургского метрополитена.
— Здорово. Нормально доехали?
— Сергей
— Никита
— Сергей
— Привет Игорь
— Здорово. Коль, так мы сейчас в Пятерочку или за плиткой?

С Колей – начальником нашего отряда я познакомился в день устройства на работу и до середины первого поля не мог отделаться от ощущения, что моим начальником является Макс плюсстопятьсот: такие-же серьги в ушах, татуировки, стрижка и голос. Каждый раз, сталкиваясь с ним, я ловил себя на мысли, что он махнет руками и крикнет: «Здорово! Чуваки зацените новое мегаохуенное видео!». Но Коля этого не говорил и постепенно ощущение сходства пропало. Седой мужик рядом с ним – водитель Серега.

— Так я не понял, за плитой вначале или в магазин?
— Давай вначале к четвертичникам, магазин еще закрыт. Оттуда заедем в Магнит, потом за плиткой.
— Ну тогда поехали.

Четвертичники – это тоже геологи. Хотя все, с кем я работал произносили эти слова также, как мужики произносят фразу: «Женщина – тоже человек». Работают четвертичники в той-же организации, живут в доме и честно говоря, сталкивался я с ними всего несколько раз и ничего сказать не могу. В тот же день, я вообще не стал к ним заходить, а отошел к штабелю дров и подключился к разговору о проблемах лесного хозяйства:

— Я так однажды видел, как мужик бревно распиливает, а у него от цепи дым идет. Ему говорю – возьми напильник, хоть цепь подточи. Он остановился, заглушил пилу, достал сигаретку, закурил и спрашивает:
— У тебя пила есть?
— Есть
— Ну вот ей мозги и еби.

Я знал, что в лагерь мы поедем не сразу, а только после открытия магазина. Но то, что мы поедем по всем магазинам Муезерки, оказалось для меня полным открытием. В Пятерочке купили морковку и лук, в Магните хлеб и водку. После три часа пытались найти в продаже газовую плиту, поскольку обе взятые с собой в поле оказались неисправны.

Да, блядь. У нас в поле была газовая плита. Но лучше я вам об этом завтра расскажу, а то без бутылки о таком не скажешь, а я завтра с утра еще на рыбалку за плотвой собираюсь поехать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.