Красный шахтер

Почему в городе Шахты такая говеная журналистика?

Конечно, не только в городе Шахты, но и по всей стране, а может и в других странах. Но иностранную прессу я читаю редко и в переводе, а провинциальные издания не читаю вообще, поэтому о забугорных газетах мнения не имею. Что касается российских иногородних изданий, так я в них не работал (хотя был шанс) и честно говоря, мне до их проблем абсолютно похуй. Хотя полагаю, что сказанное ниже на них можно смело экстраполировать.

Если кратко — причина в журналистах. Специально не говорю «плохих», поскольку хороших во всех этих «тумбах», «шахтинских известиях» и «квушках» нет вообще. А если случайно появляются, то немедленно уезжают нахрен из этой клоаки. В журналистике, равно, как и в остальных сферах работает пылесосный принцип: если ты органически не являешься частью среды — тебя немедленно затягивают к себе крупные города. В результате, на должностях журналистов и редакторов работают девочки, которые за пять лет в институте научились только лид к заголовку приписывать и честно полагают, что это умение и есть критерий оценки работы.

Почему так невыносимо утомительна каждая статья? Да потому, что человек, которому объяснили, что он может засунуть собственное мнение в задницу берет интервью у чиновника, чье мнение определяется другим чиновником и комментарий у местного жителя, мнение которого и так всем известно. Весь собранный материал опресняется и подается в нейтральных тонах примерно вот так:

— По словам местных жителей, администрация не приняла необходимых мер по ликвидации аварийного разлива. В городской мэрии назвали это заявление несостоятельным, поскольку все работы были проведены в точном соответствии с инструкциями на случай аварии водопроводящих коммуникаций.

А в действительности было так:

(Местные жители) — Да эти гандоны сюда вообще не приезжали!
(Мэр про себя) — Блядь, как же они все меня заебали!
(Мэр вслух) — Да, мы знаем об этой проблеме. Но сейчас главная задача — избежать волнений и возобновить нормальную подачу воды. Поэтому все заявления о, якобы, «бездействии» можно расценивать только как провокацию. Это совершенно несостоятельные заявления. Устранение таких аварий требуют привлечения специалистов, а на это нужно некоторое время. Нами уже приняты необходимые мероприятия по локализации повреждения. Область обещает прислать нужное количество техники и специалистов, но пока мы вынуждены работать в четком соответствии с «Инструкцие на случай предотвращения аварийных разливов».
(Журналист про себя) — Сейчас он закончит, поеду домой. Аванс выдали — тортик себе куплю.

Заметьте, что большинство новостей обязательно связано с городской администрацией. Люди ее терпеть не могут, поэтому про администрацию надо писать плохо. Но так плохо, что-бы никто не обиделся, поскольку тогда пропадет последний источник новостей. В каждом номере обязательно нужна острая тема, но такая, что-бы никто не возбудился, а то рекламодатели могут уйти.

Так происходит последние сто лет. Если в инженерных или естественнонаучных видах деятельности существует понятие «старой школы», то в журналистике старая школа всегда была лизоблюдским говном. Особенно в малых городах, где все друг друга знают и писать про то, что твой сосед пидарас, как-то неудобно.

Но хуже всего то, что шахтинские журналисты годами сидят в одном и том же городе, работая над совершенно однотипными материалами. В результате они приобретают заводской навык быстрой штамповки объемных, но совершенно однотипных текстов. Ими даже жопу подтирать скучно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.