Посконная топонимика на карте OpenStreetMap

С главным правилом картографического дизайна меня познакомил преподаватель из академии. Мы тяпнули по пятьдесят, закусили, после чего он глубокомысленно изрек: «Если объект на карте напоминает член или жопу — его следует отобразить так, что-бы это не привлекало внимание». Например, наложить поверх надпись. Но что делать, если сама топонимика такова, что шишка Роскомнадзора встает и начинает малафитить все подряд? Например, в Тосненском районе Ленинградской области есть ручей «Пиздинский», который на генштабовских картах стыдливо обозначен как «Пизинский».

Более того, если обратиться к сборнику «А Се грехи злые, смертные…» любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России Х — первая половина XIX века», что вышел в Институте этнологии и антропологии им Н.Н.Миклухо-Маклая РАН (1999 год — о было время!), можно найти прелюбопытнейшую статью Владимира Дмитриевича Назарова («Срамословие в топонимике России XV — XVI веков»), который утверждает, что на тот период каждый тысячный топоним был образован от матерного корня. И где теперь все эти речки Блядея, Еботенка, Пиздюрка, Наебуха и Ненаебуха, местечки Хуярово, Пезделёво-Долгое, деревни Пезделка, Пиздюрино, Хуйково, Ебехово, Поиблица, Мудищево и овраг Блядейский отвершек? Не может быть, что-бы ничего подобного не сохранилось до настоящего времени.

Понятно, что коммерческие картографы никогда не разместят на карте такие подписи. Потому что они ссылаются на документы, а чиновники, которые их составляют ссутся от малейшей возможности вдохнуть жизнь в результат своей работы. В результате мы имеем поселок Гавриловский в городе Шахты, который в действительности называется Пьяная Балка, причем этот топоним возник еще во времена Грушевского горного поселения, но по сей день живет, здравствует и никуда исчезать не собирается.

Другое дело, OpenStreetMap. Здесь тоже есть известные ограничения, но в отличие от остальных наборов геоданных, OSM должен быть просто кладезем посконной топонимики. А что же мы видим в реальности?

Хуй (точнее Hue) — деревня во Вьетнаме:
хуй во Вьетнаме

Как так? Ни одного топонима в России. И это при том, что родственным ему топонимом «Хвойное» (согласно работе Г. Ф. Ковалева «Русский мат — следствие уничтожения табу», опубликованной в сборнике «Культурные табу и их влияние на результат коммуникации. — Воронеж, 2005» на страницах 184-197) обладают около десятка населенных пунктов.

А что с остальными словами? Лет пятнадцать назад, я услышал прелюбопытнейшую версию значения слова «пизда», которая гласила, что сие есть «углубление на местности из которого течет вода». Спустя годы в Румынии неожиданно обнаружилось подтверждение. Пизда — родник у дороги в город Пояна Бленки:
пизда

Обсценный аналог копуляции в русской топонимике OpenStreetMap не представлен. Но если мы введем в поиск «Ебать», а еще лучше «Ebat», то получим множество топонимов во Франции, Эфиопии, Камеруне и Нигерии. Кстати, камерунский Ebat не отрисован от слова вообще. Займусь им после того как закончу с мадагаскарской деревенькой на реке Онилахи:
Ебат в Камеруне

Еще больше топонимов можно найти по созвучию со словом «манда». В основном Манда присутствует в странах Африки и Ближнего Востока, но есть и несколько европейских примеров, которые, впрочем, не относятся к России. Например Манда из итальянского Турина:
манда в Италии

Топоним Елда (Elda), напротив, характерен более для европейских стран и США (будете в Нью-Йорке, прогуляйтесь вдоль переулка Фелпса, что на Статен-Айленде):
елда в США

Даже в России есть топоним Елда, который несколько завуалирован умляутом (или как он там — я не спец по диакритике):
Ёлда в России

А в Крыму жопа:
Жопа в Крыму

Если не считать Крыма, жопа больше нигде в мире не встречается, да и там она одна и является достопримечательностью. А «Блядь» в топонимике OSM отсутствует вовсе, как в написании с «ть» на конце, так и с «дь».

Таким образом, вся матерная топонимика русскоговорящих областей представлена лишь рекой Ёлда и камнем-жопой, причем происхождение Ёлды еще необходимо уточнить. Есть еще одна из гор с названиями Сиська, работы на которых я неторопливо описываю в цикле очерков «Уральские сиськи»:
Гора Сиська

Но этот топоним совсем невозможно признать табуированным. А уж отсутствие в русской топонимике OpenStreetMap производных от таких слов как «хуй», «пизда», «блядь» и «ебать» лучше всяких цифр доказывает насколько по-прежнему пуста база OSM в части наименований объектов. Равно, как и отражает одну из фундаментальных проблем проекта OpenStreetMap, развитие которого идет по пути копирования коммерческих продуктов. Тот кто постоянно сравнивает себя с великаном навсегда останется карликом.

P.S. К чему это я? Сервис OSM streak, запиленный не так давно Ильей Зверевым из Maps.me офигенен. Он каждый день присылает на почту или в телеграмм небольшое задание на маппинг. Оно несложное, но не позволяет забыть какой клавишей углы выпрямляют.  А ведь в теории, к нему можно прикрутить и обратную форму, которая позволяет отправлять не правки с выполненным заданием, а задания, которые требуют выполнения. Нужно вам нарисовать дороги в деревне Миндюкино, рисуете пирог, снабжаете тегом #МиндюкиноНидХелп и все, кому этот район интересен, периодически получают напоминалку. Это быстро перерастет в рубльдомиковою коммерцию (хочешь что-бы карту рисовали за тебя — плати), но какая разница? Все равно результат будет такой же чумовой как у Альбера Камю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.