Гербариум

348 views

Травки-муравки

Большие статьи на ботанические темы

Записи не найдены


Changed status to publish

Кривая культуры

Лучший ботанический символ России — борщевик Сосновского. Ни лиственница, ни береза, ни дуб на эту роль не подходят. Только борщевик в полной мере демонстрирует народную особенность, которую писательница Толстая емко выразила триадой «удаль, долготерпение и авось». Жизнь в стране протекает на фоне бесконечной череды глупостей, пафосно именуемых борьбой: от борьбы за урожай, до борьбы с коррупцией. Пока делаем вид, что достигли успеха в одной борьбе, назревает другая. Теперь настало время борьбы с борщевиком.

Всего пять лет назад борщевик Сосновского имел статус сельскохозяйственной культуры, а десять лет назад входил в реестр селекционных достижений. Знать об этом растении необходимо только две вещи: почему он называется «борщевик» и кто такой Сосновский. Точного ответа на первый вопрос нет. Принято считать, что название возникло из традиции добавлять растение в борщ, но есть мнение, что не растение назвали в честь еды, а еду в честь растения. Со вторым вопросом проще: Дмитрий Иванович Сосновский — советский ботаник, много лет изучавший флору Кавказа.

Борщевики бывают разные, но объединяет их одно — голод. Борщевик сибирский в средней полосе рос еще до того как Рюрика позвали. Он съедобен, но от хорошей жизни его не едят. Со времен Древней Руси жить стало сытно и о гастрономических свойствах сибирского борщевика забыли — заготавливали только на корм скоту. Сражения второй мировой уничтожили большие площади пастбищ, поэтому сразу после войны важно было восстановить кормовую базу скота и ботаники вспомнили о работе Иды Пановны Манденовой. В 1944 году она нашла в Месхетии новый вид борщевика, который назвала в честь Сосновского.

Собранные на Кавказе семена отправили в Полярно-Альпийский ботанический сад Мурманской области. Там группа биологов под руководством Николая Александровича Аврорина с 1947 года изучала кормовые свойства растения. Не дожидаясь окончания исследований, борщевик ввели в культуру. Уже спустя год первые одичавшие экземпляры появились в Подмосковье. В список растений, которые подлежат испытанию, борщевик Сосновского внесли только в 1956 году, а спустя четыре года начали его массовое выращивание.

Центры интродукции создали в республике Коми (Сыктывкар), Ленинградской (Отрадное) и Московской (Лобня) областях. Б.В. Лавров в работе 1978 года пишет о посадке 140 гектар борщевика и рассылке 76 центнеров семян по шестидесяти адресам в рамках работ на соискание степени кандидата наук. В шестидесятые и семидесятые годы семена рассылали для посадки по всему Советскому Союзу. Над новой культурой работали крупнейшие организации: Ботанический институт имени В.Л. Комарова, Институт биологии Коми, ВНИИ кормов им. В.Р. Вильямса, Тимирязевская сельскохозяйственная академия. Результатом опытов стало распространение растения в Тверской, Рязанской, Тамбовской, Ивановской и других областях.

Полярно-Альпийский ботанический сад. Отсюда началось наступление борщевика Сосновского. Мурманская область, Кировск, июль 2008 г.

Сок борщевика содержит фотосенсибилизирующие фурокумарины — вещества, которые резко повышают чувствительность кожи к ультрафиолету. Это приводит к ожогам от воздействия простых солнечных лучей. Ботаники знали об этом, но полагали: авось смогут избавиться от этого свойства. С пятидесятых годов на протяжении тридцати лет в Кабардино-Балкарии вели работы по выведению безопасных сортов, которые не принесли результата. За фурокумарины борщевика Сосновского отвечают доминантные гены от которых можно избавиться только межвидовым скрещиванием. Но гибриды малопродуктивны и для сельского хозяйства не интересны. Кроме того, после знаменитого съезда ВАСХНИЛ, говорить о доминантных или рецессивных генах стало опасно для жизни.

В начале восьмидесятых появились доказательства влияния фурокумаринов на качество молока и мяса животных. Появились свидетельства мутагенности сока борщевика. Растение внесли в список эргазиофигофитов (одичавшие растения), а после полностью вывели из культуры. Но самая масштабная инвазия произошла в девяностых. Распространение борщевика среди заброшенных полей и обочин дорог приобрело взрывной характер. Площадь занятая борщевиком ежегодно возрастала на десять и более процентов. В Литве, где первый одичавший борщевик нашли в 1987 году, к 2002 было шестьдесят пять мест произрастания, а к 2003 — двести шесть. В 2011 году Овчаренко впервые обнаружил случай произрастания светолюбивого борщевика под пологом пойменного леса. Исследования по внедрению борщевика сменились на исследования по его уничтожению. Тут и началось самое интересное.

Установить границы нового ареала оказалось невозможно. Во-первых, никто не знал где именно и в каких масштабах высаживали борщевик. Часть документов пропала, а в остальных борщевик учитывали вместе с другими силосными культурами. Во-вторых, гербарные сборы борщевика были скудны — многие ботаники отказывались брать его в коллекцию. В-третьих, выяснили, что вместе с борщевиком Сосновского по ошибке интродуцировали еще несколько видов. Например, для разведения в Белоруссии, семена собирали в окрестностях Сочи, где борщевик Сосновского никогда не рос. Так в северные районы попали борщевик персидский и Борщевик Мантегацци. Борщевик персидский в отличие от других поликарпик — может плодоносить несколько раз. Борщевик Мантегацци может подкрепляться инвазиями из Европы, где его высаживали с середины девятнадцатого века как декоративное растение.

Молодые растения борщевика Сосновского с остатками стеблей прошлого года на линии газопровода. Ленинградская область, июнь 2008 года.

В разных регионах возникли общественные движения против борщевика. Государственные организации ежегодно стали выделять деньги на проекты по картированию мест произрастания растений (в одном из таких проектов мне довелось принять участие). Научный центр в Коми собрал большую базу данных о распространении борщевика, официально зарегистрировал ее как «Базу данных для ЭВМ», презентовал открытую лицензию, но исходные данные скачать не позволяет. Страна ищет, режет и поливает раундапом весь борщевик до которого может дотянуться. Под горячую руку попадает все: и борщевик Сосновского, и борщевик сибирский, и другие виды зонтичных, которые никакого отношения к борщевикам не имеют.

Несколько лет подряд борщевик рекомендовали косить, но в 2010 году выяснили, что растение не только может отрастать заново, но и становиться при этом многолетним. Стали советовать химическую обработку, но оказалось, однократного воздействия недостаточно. Ботаники пишут статьи, упоминая негативное влияние борщевика на флору и никто не говорит о том, как влияет на флору борьба с борщевиком. Изредка появляются работы о возможности переработки борщевика на целлюлозу или биоэтанол, но практическое применение эти исследования получат еще не скоро (если вообще получат). Базовые проблемы землепользования при разговоре о борщевике вообще не принято обсуждать.

Без подробных статистических фактов об использовании земли, моделирование распространения борщевика превращается в теоретическую игру. Спутниковых данных мало, а те, которые есть, позволяют находить заросли слишком поздно и с большой вероятностью ошибки. На основе работы А.Н. Афонина с соавторами, я сделал карту возможного распространения борщевика по России. Результаты вызывают сомнения, поскольку методика сбора и обработки исходных данных у авторов не идеальна, распространение растений не обусловлено одним сочетанием температуры и влажности, а пределы зимостойкости не могут быть безграничны. Борщевик Сосновского выносливое и холодостойкое растение, но его потенциальная северная граница до сих пор не ясна. Однако, даже если учесть эти замечания, видно, что предел распространения еще не достигнут. Единственные причины, которые действительно сдерживают инвазию — это слабая заселенность территории и редкая дорожная сеть.

А ведь исследования борщевика основаны на стабильности вида, климата и социальных процессов. Действенных вредителей у борщевика мало, да и сама биологическая борьба дорога, непредсказуема и опасна. Как будет изменяться ареал растения на самом деле — никому не известно.

Сегодня нас удивляет недальновидность ботаников, которые пол-века назад совершили экологическое преступление. Еще через пол-века потомки будут удивлены нашей борьбой с борщевиком. Но уже сегодня можно спросить, почему склонный к такой агрессивной экспансии вид не переходит русско-финскую границу?

Борьба с борщевиком Сосновского — прекрасный пример затрат времени, денег и сил на борьбу со следствием, вместо устранения причины. Столь широкое его распространение стало возможным не только благодаря интродукции. Масштабы инвазии обусловлены огромным количеством бесхозных земель и территорий на которых хозяйственную деятельность ведут примитивным и ограниченным способом. Можно залить все гербицидами и устраивать на обочинах ежегодные покосы, но до тех пор, пока у растения будет «тыл» в виде заброшенных полей и пастбищ, борщевик будет наступать вновь. Борщевик Сосновского — это не просто сорняк. Это индикатор качества использования территории. Может ли у страны быть символ лучший, чем отражение мудрости ее жителей?

Ссылка на карту в полном разрешении:

Edited answer
Вы просматриваете 1 из7 ответов, нажмите здесь, чтобы просмотреть все ответы.