Стиль картографа

Вопросы картографических стилей, геоданных, OpenStreetMap, ГИС и прочей чепухи

Answered question

Яркие карты

Современные юридические нормы ограничивают употребление в печати некоторых слов, которые начинаются на буквы «х», «п», «е», «б» и «м». При общении с картографами к этому списку добавляются слова на буквы «я» и «к». Все потому, что стоит разговору зайти на тему оформления карт, как многие теряют голову и просят сделать что угодно, только бы выглядело ярко и красиво.

Если вы не видите в таком желании ничего странного, представьте, что вам предстоит создать не карту, а, например, молоток. Тем более, что между ними не так уж много различий. Это совсем не значит, что карты должны быть уродливыми, но согласитесь, эстетическая составляющая инструмента прежде всего проявляется в его работе.

Другое дело яркость. Стоит ли делать карты яркими? Сегодня ответ на этот вопрос почти всегда под рукой: достаточно всего-лишь поиграть с настройками телефона. Многие годами ходят с наполовину тусклым дисплеем: заряда тратится меньше, а картинка на экране та же.

Первым это явление обнаружил немецкий анатом Эрнест Вебер почти двести лет назад. Телефона у него не было, поэтому он клал на своих испытуемых грузы различной тяжести, пытаясь выявить минимальный порог чувствительности. Оказалось, что эта величина не только не постоянна, но еще и зависит от интенсивности воздействия. Вы легко отличите пятьдесят грамм от ста, но если взвалите на плечи мешок с цементом, ни за что не распознаете пару пропавших килограмм.

Формула Вебера позволяет вычислить минимально различимую величину раздражителя. У человека восемь анализаторов: зрительный, слуховой, тактильный, вкусовой, обонятельный, температурный, висцеральный и вестибулярный. Для каждого анализатора эта величина константна (насколько вообще применимо понятие константности в биологии). Константа Вебера для зрения составляет примерно 0,01. Это означает, что какова бы не была абсолютная яркость у двух объектов, если она отличается менее чем в сто раз, мы не сможем сделать различия.

Спустя треть века идею Вебера развил другой немецкий физиолог Густав Фехнер. Он сформулировал основной психофизиологический закон, согласно которому сила ощущения пропорциональна логарифму интенсивности раздражителя. В полной версии «закон Вебера-Фехнера» выглядит как E=k*lnJ+C, где E — интенсивность ощущения, k — константа Вебера для анализатора (0,01 для зрения), lnJ — логарифм интенсивности раздражителя, а C — индивидуальные свойства особи — коэффициент, более известный в биологии как подгониан.

Яркость на экране телефона увеличивается линейно, но чем он светлее, тем сложнее нам отличать изменения. Та же ситуация с картами. Когда человек смотрит на яркие цвета, мозгу сложнее уловить оттенки цвета, соответственно ухудшается либо читаемость карты, либо возможность ее наполнения. А ведь кроме яркости еще есть насыщенность, композиция, текстура, особенности носителя и много других вещей.

Значит ли это, что карты не должны быть яркими? Ни в коем случае. Есть тысячи ситуаций, где без ярких карт не обойтись: начиная от художественных произведений и заканчивая попытками скрыть проблемы наполнения. Но в целом с яркостью стоит обращаться столь же бережно, как и с деньгами. Не случайно ведь при изготовлении купюр разные страны тоже стараются использовать приглушенные цвета.

Changed status to publish

Чудо образования

Росстат в очередной раз показал как следует критиковать ситуацию в стране. Сборник «Регионы России. Социально-экономические показатели — 2018 г.» открывает глаза сильнее, чем все оппозиционные расследования вместе взятые. Такое бывает, главное этими глазами видеть.

Возьмем раздел про образование. Вы верно уже забыли — через четыре месяца в стране возникнет двадцать пять миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Я не вижу повода в этом сомневаться — странно жить без веры в чудеса. Беспокоит другое: численность рабочей силы в стране Росстат оценивает в 76 млн. человек. Значит на одну «хорошую и интересную вакансию» будет приходиться только две обычных. На самом деле еще меньше, поскольку под «рабочей силой» мы понимаем людей в возрасте от 15 до 72 лет. Но если нанести данные на карту — выходит еще меньше.

В России семь территорий, на которых доля студентов ВУЗов превышает три процента от населения. Это крупные города (Москва, Питер, Севастополь), условный черноземный пояс на юго-западе страны, Северная Осетия на Кавказе, научные центры юга Западной Сибири и Хабаровский край.

Специалистов среднего звена больше всего готовят в  Калмыкии, Чечне, Пермской, Свердловской, Омской области, Алтае и Якутии:

Рабочим специальностям обучают преимущественно на севере и северо-востоке страны. Отдельным пятном выделяются Югра и Ямал — там люди идут на работу сразу, не тратя время на учебу в бюджетных организациях.

Учитывая распределение студентов и обратную взаимосвязь между уровнем образования и мобильностью (кто едет через всю страну ради навыков аргоновой сварки?) можно смело заключить: в европейской части страны выпускам ВУЗов диплом еще долго не пригодится. Разве что, во ФГУПах крупных городов. Основная движуха продолжится на севере и северо-востоке.

Но не это главное. Сколько рабочих необходимо на одного руководителя среднего звена? Два? Пять? Десять? Расслабьтесь — в стране нет региона, где эта величина превышала бы 0,6. Больше всего рабочих на одного руководителя готовят в Еврейской А.О., Магадане, Архангельской области и в Крыму. В подавляющем большинстве регионов на одного студента — рабочего выпускают от трех до семи руководителей среднего звена:

Похожая ситуация с выпускниками ВУЗов. На развитой части страны, исключая Ленинградскую область и Южную Сибирь мы готовим по два человека с высшим образованием на одного выпускника техникума.

Хорошо еще, что на Крайнем Севере в советское время мало университетов построили. Иначе бы совсем некому работать было. Сейчас по Заполярью тянется полоса в которой на одного выпускника ВУЗа приходится полтора выпускника техникума.

Примерно каждый двадцатый человек в нашей стране — студент. При этом на одного потенциального рабочего приходится от двух до десяти потенциальных начальников. Значит, сколько бы не возникло высокотехнологичных рабочих мест — на всех их все равно не хватит. Это не только потому, что образование у нас злокачественное, но еще и потому, что чуда обычно на всех не хватает.

Edited answer

Куда едет Россия

Москва — очаровательный город, почти как Шахты. Но о Шахтах никто не знает, все едут в Москву, творя давку, конкуренцию и новую стадию урбанизации Нефедовой-Трейвиша: переселение из малых городов сразу в столицу, минуя средние города. В результате все говорят о централизации, но мало кто представляет этот термин наглядно.

В России одна тысяча сто семнадцать городов — запомнить легко три единицы и семь, как десять пальцев. Из них примерно полторы сотни с населением свыше ста тысяч человек. Динамика прироста жителей различна: некоторые уверенно растут, большинство же демонстрируют Г-образную кривую: рост на протяжении двадцатого века и снижение количества жителей в последние годы.

Разбираясь в этом вопросе, я пытался использовать коэффициент асимметрии. Идея была такова: отрицательные значения коэффициента по выборке ежегодной численности жителей покажут прирост населения, положительные  — отток. Идея, в целом верна, но динамика численности жителей в русских городах не всегда нормальна. Другое дело — отношение числа жителей в городе на 1 января 2019 года к медианному числу жителей за период 2010 — 2019 г.

Простой расчет с четырехстепенной IDW-интерполяцией геоданных все проясняет. В европейской России сильнее всех выделяется Москва с ожерельем из сателлитов: Балашиха, Подольск, Красногорск, Домодедово и др. Последние растут даже быстрее Москвы (привет эффект низкой базы). За пределами дневной поездки в столицу начинается пояс депрессии.  Из Сергиева Посада, Рыбинска и подобных городов люди бегут как из зоны боевых действий.

На юго-западе две зоны с притоком населения: Краснодарский край с уходящим до Ростова языком и область Дагестана: территория «пятой России» по версии Натальи Ивановны Зубаревич. На Севере положительная динамика лишь у Питера. Остальные города теряют жителей с необычайной быстротой.

За Уральским хребтом выделяется Омск, Братск и дальневосточные города. Люди не хотят там жить ни в какую. В остальных динамика роста населения положительна. Это не от того, что города прекрасны, а от того, что в окрестных деревнях совсем плохо, но до Москвы далеко. Особо показателен юг Ямало-Ненецкой автономной области. Все что не область нефте-газозобычи (тот же Ноябрьск) не может сохранить жителей. В Югре особо выделяются светлая точка низкого роста количества жителей в Нефтеюганске (как там поживает Ходорковский?) и темная точка Сургута с его прекрасным университетом.

Централизацию страны часто винят в низком качестве жизни людей. Но простая схема показывает — сделай жизнь лучше, Россия опустеет окончательно. Причина не в Москве, причина в новой форме урбанизации Нефедовой-Трейвиша. Радует лишь то, что при любом раскладе город Шахты будет становиться все прекраснее.

P.S. А вообще я исследовал применимость практики разводки микроэлектронных плат к созданию выносок на карте. Но не пропадать же добру.

Changed status to publish

Минус картографии

Если долго работаешь с картами, особенно в разных проекциях, осознаешь насколько велика планета. Все время куда-то едешь, плывешь, идешь, летишь. Потом нанесешь на карту посещенные за десятилетие города — будто из дома не выходил. Не то, что страны — континенты не открыты.

С другой стороны, астрономам еще хуже. Аж шипишь от досады.

Changed status to publish

Монополия

Вы когда-нибудь пьяным в гараже играли в самодельную монополию, сделанную с использованием карты OpenStreetMap?

Unselected an answer

Голливуд просвещает

В кои веки решил посмотреть оскароносный фильм с мужиком из «Титаника» и через десять минут выключил эту хренотень. Один из героев-индейцев говорит, что отправляется на запад. Я не спец, но слабо верю в то, что индеец может идти на запад. Всегда считал, что он может идти только на закат.

В русском языке связь между западом и закатом никто не оспаривает (солнце «западает»). С востоком сложнее. Простое объяснение слова связано с восходом, но Шанский Н.М. в своем этимологическом словаре говорит, что «восток» — калька с греческого «anatolē» (место восхода солнца), что на мой взгляд высосано из пальца, тем более, что переводчик ничего подобного не подтверждает. О связи восхода и стока упоминает и М. Фасмер, но в чем конкретно эта связь я так и не понял.

Еще сложнее с меридианальными сторонами. «Юг» по Г.А. Крылову имеет общие корни с греческим «auge» (сияние). Словарь этого слова не знает, а я помню, спасибо раммштайну, только то, что с немецкого это «аугэ» переводится как «глаз». Л.В. Успенский приводит в качестве прародителя древнеславянское слово «угъ», которое означало еду в полдень и дошло до нас в виде слова «ужин», означающее в оригинале трапезу в середине дня, а не килограмм пельменей в пол-первого ночи.

Самая захватывающая история у севера. Скучное объяснение в том, что это слово изначально звучало «сѣвер» и означало холодный ветер. Отсюда же и название Сибири. Но гораздо круче версия о праславянском «sěu-er-os», что означало «левый». Дескать предки в молениях смотрели на восток, а север оставался у них слева. Отсюда же и топоним реки Шуя. Хотя, положа руку на сердце, Шуя все-таки восточный приток, а как с этим мнением соотносится Сибирь мне вообще непонятно.

Нельзя забывать и про слово «шивер», которое, согласно Далю имеет связь с «северным склоном». Но берем, к примеру статью Н.В. Галиновой «К изучению явления контаминации в лексике говоров Русского Севера», где рассмотрены слова «шивера», «шавера», «шевера» и другие, но никаких отсылок к северу не приводится.

Из всего этого складывается впечатление, что официальная этимология точно такая же хрень, как и задорновская «Ра». Возникает разумный вопрос к языковедам: как названы стороны света у народов, живущих за полярным кругом? Есть ли у них особые направления, которое они называют западом (закатом) и востоком (восходом)? Что означает у них север и юг?

Changed status to publish

Парадокс картографии

Я постоянно утверждаю два противоположных тезиса. С одной стороны, картография — это искусство. С другой, карта — это не про красоту. Даже странно, что никто еще не обратил на это внимание.

Из разных сфер человеческой деятельности картография ближе всего к программированию. Красивый, отформатированный код может не работать, а хаотичное нагромождение синтаксиса решать все задачи пользователя. Это не значит, что код должен быть путанным, а карта выглядеть как детские каракули, но если вы хотите проложить маршрут, лучше иметь на руках кривую схему, чем гениальное полотно Босха.

Картография — это не живопись. Это искусство более высокого порядка. Мне еще ни разу не приходилось слышать, что-бы перед художником ставили задачу сделать из черного квадрата Малевича «Лунную ночь» Куинджи, да так, что-бы посетители выставки ни о чем не догадались. В картографии такое сплошь и рядом.

Дорогу нарисовать и дурак может. Попробуй сделать так, что-бы глядя на эту линию ты ощутил каково сейчас стоять именно на этой дороге. Что-бы глядя на карту чувствовал куда следует повернуть на следующем перекрестке. Что-бы при взгляде на Питер тянуло сырым ветром, а переведя взгляд на Бразилию слышались звуки карнавала.

Мне ни разу не удавалось достичь подобного. Но с другой стороны, я хотя-бы знаю чего хочу. А еще знаю, что никакая нейросеть не сможет заменить картографа. А если сможет, то лишь такая, которую в полном праве можно назвать человеком.

Changed status to publish

Сосновка

Десять лет назад вместе с коллегами я занимался оценкой мощности торфа в питерском парке Сосновка. Пришло время посмотреть на результат. Изопахиты проведены через 0.5 м. Максимальная мощность > 3 м.

Edited answer

Про деньги

Вот многие таятся и жмутся, а я прямо говорю: разработка картографического стиля под данные OpenStreetMap для регионального (Россия) или глобального российскостремительного охвата не может стоить менее трети миллиона с минимальным сроком выполнения четыре месяца.

Эта минималка не гарантирует успеха, но все что дешевле/быстрее явно порождает треш, безумие и говно. Вся поддержка и развитие таких «экспресс-стилей» заключается в необходимости все удалить и начать заново. Да, кстати, если нужно создавать стиль не с нуля, а на базе чужого кода — цена возрастает минимум в два раза, но это как раз не важно — ни один здравомыслящий человек за такую задачу не возьмется.

Почему так дорого? Потому что картографический стиль — это когда ты знаешь между какими зумами карта используется водителем при движении и не должна отвлекать от дороги. А раскрасить воду синим, лес зеленым и девочка на ресепшене сможет.

Answered question

Сгущения

Нашел в базе свой самый эпичный gps-трек и задался вопросом — кто-нибудь массово искал POI на основе областей сгущения треков? С удовольствием бы изучил такой опыт.

Changed status to publish

Про столичный снобизм

Чаще всего, москвичи, которым я рассказываю про Чир снисходительно кивают — да, мол, мы поняли, что это не то река, не то ручей. Вроде того потока в Химках, когда там канализацию прорвало. Наверное даже село какое-нибудь на реке стоит.

Так оно примерно и есть: длина Чира равна длине Москвы-реки, а на водосборном бассейне уместятся четыре нерезиновых столицы с присоедененной «Новой Москвой». И еще останется место под картошку.

Changed status to publish

Палитры

Не понимаю, отчего картографы в разработке не применяют палитры картостилей. Вместо того, что-бы сказать «здесь подходят 3, 8 и 24 стиль», люди тратят недели, обсуждая яркость, цвета и прочую фигню.

Changed status to publish

Новогоднее
Дамы и господа, представляю вам новый образец девиантной картографии. Карта мира в проекции мандарина.

Changed status to publish

Самолет на снимке

Решил по снимку добраться до истока реки, а там самолет заходит на посадку. А когда нужно их хрен найдешь. Наглядная иллюстрация того, как снимают землю из космоса.

Edited answer

Мобильная навигация

Когда от разработчиков навигационных приложений я слышу словосочетание «кратчайшее расстояние» — моя рука инстинктивно тянется к пистолету.

Answered question