Восьминогие ужасы

Пауки, сенокосцы, скорпионы, акариформные и паразитоформные клещи как средство борьбы с арахнофобией.

Решенный вопрос

Биологический вопрос
Пока все праздновали, путем нечеловеческих усилий мне удалось вырастить самку Ixodes ricinus. Эта круглая серая, шевелящая лапками фигня бесподобна, особенно, если вспомнить, что потенциально может нести в себе энцефалит, боррелиоз, сыпной тиф, крымскую геморрагическую лихорадку, Ку-лихорадку, туляремию и много чего еще.

В связи с этим не лишне вспомнить, что каждый из нас минимум пять лет жизни учил биологию и все-равно ни хрена не знает об иксодовых, кроме занимательной пикчи «как бороться с энцефалитным клещом». Особо продвинутые помнят про то, что «нельзя оставлять хоботок». А уж про то, что делать при укусе клеща, вообще никто не знает. А делать нужно вот что:
Вначале убедитесь, что к вам действительно присосался клещ. Для этого пересчитайте ноги животного — клещи, вместе с пауками, скорпионами и прочей милотой входят в класс арахнид. Это значит, что во взрослом состоянии у них четыре пары ног, каждая из которых состоит из шести члеников: коксы, вертлуга, бедра, голени, преднелапки и лапки. Каждая лапка снабжена двумя коготками и присоской.
Если все верно, посмотрите на хоботок и анальную бороздку. Если основание четырехгранное, длина хоботка больше его ширины, а бороздка огибает анус спереди, то скорее всего на вас сидит один из представителей двадцати пяти видов иксодовых клещей отечественной фауны.


После этого обратите внимание на дорсальный (спинной) щиток. Если он покрывает всю верхнюю поверхность тела, то перед вами самец. Его можно удалять сразу — ничего интересного вы не увидите. Но если щиток покрывает тело лишь на треть, значит на вас сидит самка. Подождите неделю, она напухнет до размера небольшой виноградины, отвалится и тут главное не прозевать момент: поймать клещиху и невредимой посадить в круглодонную колбу.


В теории, там она отложит около тысячи яиц из которых выйдут шестиногие личинки. Но на практике, никто не может вразумительно сказать, откладывают ли самки Ixodes ricinus яйца в круглодонных колбах, поскольку каждый минимум пять лет жизни учил биологию, но все-равно ни хрена не знает об иксодовых.

Изменен статус публикации

Клещиха ставит новый вопрос

С прискорбием вынужден сообщить, что самка Ixodes ricinus, которой была посвящена заметка от 11 мая отложила яйца в круглодонную колбу, после чего резко похудела, покрылась пятнами и снизила активность. Последние несколько дней она совершенно не двигалась, что дает основания предположить — клещиха сдохла.

Эксперимент повторен еще на двух особях — все отложили яйца, а сейчас внешним видом и поведением не отличаются от главной героини. В этой связи возникает закономерный вопрос: каковы диагностические критерии смерти иксодовых? Или хотя-бы любого другого организма?

У человека все понятно, во всяком случае с точки зрения Приказа минздрава № 908н «О порядке установления диагноза смерти мозга человека». А как быть с животными вне класса млекопитающих? Казалось бы, любой биологический справочник должен давать на этот вопрос четкий и однозначный ответ. А вот хрен там.

Мало мне проблем с выведением клещат, теперь еще и о диагностике клещевой гибели думай.

Изменен статус публикации

Микромата

Два часа бегал по дому за новой соседкой — самкой микроматы зеленоватой (Micrommata virescens) — это небольшой паучок салатового цвета. Самки однотонные, самцов отличает коричневая полоса на брюшке. Абсолютно безвредное и замечательное животное — паутины не плетет, охотится в кустах из засады. Бегает быстро, поэтому нормально рассмотреть паука можно только в пробирке, но нужно ухитриться запихнуть его туда невредимым.

Микромата — это совершенно типичный вид, который хоть раз в жизни, но попадается на глаза. Этим знания о пауке почти ограничиваются: есть ряд работ по таксономии, несколько статей об ареале и несколько об анатомии. Чаще всего паук фигурирует в литературе как «один из …», выступая обычно в роли птичьего корма. Если бы не окрас — вообще бы про такого паука не вспоминали.

Окрас — самое главное. Зеленый цвет паку придает пигмент — микроматабелин. Это смесь производных биливердина. Последний формируется обычно в результате разрушения гемоглобина в крови. Биливердин зеленый, но чаще всего мы наблюдаем его в виде желтоватого оттенка на синяках. Он же отвечает за пожелтение кожи при нарушениях работы печени. Какую роль биливердин выполняет (и выполняет ли вообще) никто не знает, одни догадки. Есть предположения о том, что этот пигмент препятствует инфекционным и мутагенным процессам, есть даже исследования о его роли при сердечно-сосудистых заболеваниях, раке и СПИДе, но все это большей частью из области предположений.

Любопытно другое. Раз в несколько лет появляются сообщения о рождении животных с зеленой шерстью. Последнее из тех что я помню — около пяти лет назад в Испании родились два щенка зеленоватого цвета. Окрас вызванный повышенным уровнем биливердина постепенно прошел, но остался важный вопрос: каково эволюционное значение травм и заболеваний в контексте внешнего облика животных?

Синяки не столь часто покрывают большую часть тела, поэтому они скорее всего не могли играть существенную роль. Но говоря об эволюции мы часто скатываемся в дискретные категории: выгоден, вреден, неважен, что не вполне верно. Все зависит от контекста, но в любом случае переход из «вредного» в «полезное» представляет собой градиент. Сохранение признака — это вообще вероятностный процесс.

Раз речь пошла о вероятности, было бы крайне занятно рассмотреть роль биливердина с позиции квантовой физики. Но пока это лишь размышления, которыми я поделился только в качестве иллюстрации того, что происходит в голове человека, который не обладает подтвержденным психическим заболеванием, но все-равно для какой-то цели распихивает по пробиркам домашних пауков. Ну и еще для того, что-бы показать вам очарование моей новой соседки — замечательной самки микроматы зеленоватой.

Решенный вопрос