Размер профессии

Размер профессии

«А я проститутка. Я с осу.»
Эдуард Суровый

В различных лекционных аудиториях, кабаках и подворотнях, где мне время от времени приходится выступать я часто обращаю внимание на то, что большинство современных карт в части стилистического исполнения представляют собой кромешный пиздец. Если поднести их к могиле Дюфура можно услышать достаточно сильный шум — это бренные останки старика вертятся в гробу со скоростью ротора корабельного гирокомпаса. А все отчего? — спрашиваю я. И образованная аудитория хором отвечает, что все это от того, что современные карты изготавливают программисты, нихуя не проникшиеся картографией.

— Но позвольте! — непременно воскликнет какой-нибудь хрен — карты делают гисовики, а вовсе не программисты!
— А какая разница? — отвечаю я и утыкаюсь в стену непонимания, ибо сам вижу, что без иллюстрации и разъяснения тут обойтись нельзя.

Давайте разберемся. Карта — есть исключительно прикладной инструмент для решения задач, а потому требует для своего создания абсолютно тех же подходов, что и молоток, огнетушитель или салат Оливье. Не нужно думать, что утилитарное значение инструментов тождественно их примитивности, это глубокое заблуждение, ибо инструмент должен обеспечивать не только факт выполнения операции, но и комфортность рабочего процесса. Как утверждение о том, что прикладное значение здания не означает, что для жилья сгодится любая коробка из под холодильника, так и ограниченность использования карты не дает картографу права рисовать любую хуйню, которая только в голову взбредет.

В создании любого инструмента принимают участие три специалиста: специалист по разработке, специалист по эксплуатации, специалист по применению. Если речь идет о разработке паяльника, то первый знает из каких материалов его изготавливать, второй — как держать паяльник максимально удобно, а третий знает в какую задницу этот паяльник совать. Для разработки карты тоже нужны три специалиста: программист, психолог и географ (если речь идет о карте участка Земли).

У каждого специалиста свой круг ответственности и свои знания. Первым выступает географ. Допустим, потребовалось разработать карту плотности населения. Что делаем? Правильно, скачиваем официальные данные по числу жителей в каждом регионе, карту региональных границ и совокупляем это в единый полигональный слой с атрибутами. Но этого мало, нам же нужна карта, а не какая-то блядская схема. Требуется выделить плотность населения в каждом отдельном регионе, а потому географ морщит мозг и вспоминает, что данные никогда не бывают сами по себе. Мы, если хотите, живем в едином информационном пространстве и если из этого пространства какие-то данные извлечь, то на их месте останется аналогичного размера каверна. А значит, не имея данных о численности населения внутри региона, нужно, думает географ, найти доступную информацию, которая с достаточной степенью корреляции отражает число жителей. Сам географ тоже часть населения, а потому, если, конечно, он не полный мудак, первейшим решением будет проанализировать свой типичный день и отметить в нем внешние индикаторы жизнедеятельности.

Так, проснулся — не подходит, пожрал, выпил — в этом что-то есть: мусор и говно. Где больше людей, там больше мусора и говна. Но полигоны ТБО находятся за городом, а данных по канализации вообще так просто не найти. Не подходит. Закрыл окно, что-бы не холодно было, о бля — тепло! В городах всегда теплее. Но, на заводах и свинарниках тоже теплее, да и природные ландшафты по температуре разнятся. Зажег свет и нашел решение: чем больше людей, тем больше огней ночью зажигается. Берем карту светового загрязнания, вычленяем из нее буферные зоны вдоль дорог и индустриальных объектов, а потом дешифрируем. Если результат не устраивает, то продолжаем искать дальше.

Или требуется создать карту пожарной опасности региона. Поскольку наш географ не мудак, он знает о чем говорит наука пирология: для возникновения пожара требуется наличие трех факторов: высокая температура, наличие горючего материала и источник огня. Значит требуется найти три вида данных по каждому из этих факторов.

Программисту, он же гис-специалист, он же геоинформационщик или еще какое новомодное название, в отличие от географа нет никакого дела до того, как связаны между собой причины и следствия. Ему что статистика по числу пожаров, что среднее по длине хуев единорогов. Зато он может эти данные извлечь, преобразовать, сохранить и продемонстрировать в том виде в котором это требуется.

Ну а что, до психолога, так тот в гробу видал и данные, и их физическое значение. Но он знает законы Вебера и Фехнера, знает, что переводя взгляд с желтого на красный цвет читатель карты вместо красного цвета видит пурпурный, знает, что знаки серого цвета на черном фоне светлее, чем на белом и то что в сумерках наиболее ярко будет восприниматься зелено-голубой цвет, а наиболее темно красно-оранжевый. Он не знает о существовании понятия «атрибутивный запрос», но ему нет равных в том, что касается оформления карты, акцептирования данных и визуализации.

— Ну а где-же во всем этом картограф? — спросите вы.
— А вот он:
kartograf

 

Если однажды в вашу голову придет мысль, о том, что вы хороший картограф, вспомните основные факторы размещения производства, суть передискретизации Ланцоша и значение отношения приращения интенсивности раздражителя к интенсивности исходного раздражителя. Тут же все сразу встанет на свои места и вы вернете себе утраченную возможность повышать свой профессионализм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 comments

  1. Эдуард Казаков:

    Я бы «психолога» поменял на художника или дизайнера. Потому что художник это по сути дела психолог, работающий в пространстве визуальных образов.

  2. Она Самая:

    Кстати, ценное замечание. Ощущение иногда такое, как будто гисеры(или гисисты как их?) смутно представляют себе саму картографию, а труЪ картографам пофиг на ГИС-технологии.