Диагональные связи

Диагональные связи

Чтобы оказаться понятым, сразу оговорюсь: ничего против необычных форм досуга я не имею, за исключением случаев, когда мне предлагают стать невольным соучастником. Одни устраивают семинары по уринотерапии, вторые в очередной раз бегут улавливать кремлевскую таблетку, третьи составляют открытую карту деревьев. Если в этом для вас источник удовольствия — пожалуйста. Но если речь идет о социальных, экономических или природоохранных изменениях, я позволю себе тонкий намек на перспективы.

Хрен вам, а не открытая карта деревьев. Не потому, что возникнут технические или организаторские проблемы. Это следствие. Причина в том, что социальные движения возглавляют речевые онанисты — люди, которые умеют общаться только с собой, в крайнем случае — с подобными себе. Сейчас это модно называть «горизонтальными связями». Дескать, в России они развиты плохо и это невероятная проблема. На самом деле — это невероятная чушь. Однако, прошу меня простить: критикуя горизонтальные связи, я не могу отказать себе в примере горизонтально устроенной больницы, но дважды упоминать в одном тексте сторонников уринотерапии совершенно бестактно.

Если оставаться в рамках модной терминологии, то следует говорить не о горизонтальных, не о вертикальных, а о диагональных связях в обществе. Всякое общественное начинание должно подкрепляться государственным и коммерческим интересом. Допустим, сделаете вы открытую карту деревьев, что дальше? Максимум пользы от нее — это постер на стенку и доклад на очередной конференции. Ни один чиновник на нее не взглянет. «Мы составили карту деревьев: вот эти надо вырубить, а вот тут новые посадить». Замечательно, только сперва получите согласование КГИОПа, ознакомьтесь с требованиями оформления порубочного билета, дайте расчет восстановительной стоимости и не забудьте приложить лицензии на право осуществления этой деятельности. А лучше не заморачивайтесь — дендроинвентаризацию по муниципалитетам проводят каждые десять лет, поэтому последняя или была недавно проведена, или вот-вот начнется.

Можно предположить, что карта будет полезна в коммерции, но нет. Для этого необходимо обеспечить полноту данных, гарантировать соблюдение методики и знать особенности коммерческих запросов. Конечно, проблемы решаемые, но ведь для этого надо уметь разговаривать. В миллион раз проще и полезнее обклацывать деревья в OpenStreetMap.

Что же делать? Во-первых, зайти на сайт госзакупок и посмотреть технические задания, в тексте которых упоминается фраза «инвентаризация древесной и кустарниковой растительности». Во-вторых, посмотреть сами отчеты и сопроводительную документацию.

Знаете деревья и хотите поработать в поле? Прекрасно. Открываете хедхантер и по запросу «дендролог» находите подходящие компании. Предложите полевые данные по рублю за дерево и вам разрешат публиковать результаты хоть на сайте порнхаба.

Более склонны к работе за компьютером? Тоже хорошо. Выкачивайте деревья из OSM, готовьте презентацию и добро пожаловать в кабинеты муниципальных служб по архитектуре, озеленению и охране окружающей среды. Только помните: ни слова о карте и деревьях. Никому не интересно, что вы предлагаете, главное чтобы чиновник не тратя бюджетных денег первым сделал работу, которая впечатлит начальство.

Ну и если уж вы совсем мизантроп, то займитесь тонкостями обмена данными между QGIS и автокадом. Составители дендрологических планов вас за это в ноги будут целовать. Да, это костылестроение, но раз уж хозяйственная деятельность в городе не может обойтись без программы для черчения болтов, значит хромать ей еще долго.

Коптер, панорамы в мапилари, схема тегирования в OSM, наполнение базы gps-треков в парках — кучу разных полезных дел можно придумать для любителей городских деревьев. Можно даже смотреть старые фильмы и сохранять скриншоты с видами улиц. Главное совсем в маразм не впадать, а то может дойти до того, что люди соберутся, посмотрят на деревья, а после никто из них даже JOSM не откроет. Тогда уж лучше сразу в пивную идти. Пользы гораздо больше, а связи образуются такие, что горизонтальнее не придумаешь.

Простое решение

Простое решение

Главную экономическую мудрость я услышал во времена работы в питерском порту. Зашел к руководству справиться об остатках бензина, разговорились и в процессе диалога прозвучала прекрасная фраза: «действие контракта прекращается не при наступлении даты из документа, а когда выполнение договоренностей становится одной из сторон невыгодным».

Люди не работают под принуждением. Максимум, делают вид, и то, лишь некоторое время. Без репрессий никакое большое дело не сделать, но одними репрессиями добиться результата сложнее, чем отбойным молотком собрать швейцарские часы.

Если думаете, что услышали банальность — поговорите с любым экологическим активистом. Если убрать всю патетику, слюни и сопли, кристаллизовать основную идею, звучать она будет так: «Мы хотим заставить ленивых чиновников наказывать плохих людей». Мы — люди хорошие, это аксиома. Значит те, кто делают противные для нас вещи — подонки. Тут самое время второй раз за месяц вспомнить ответ Вани Рублева.

Мы хотим выкосить весь борщевик, мы хотим победить пожары, мы хотим убрать свалки. Люди которые это произносят, выглядят как ангелы. Человеку на земле сразу понятно к чему это приводит: люди, время, техника, гсм, отчетность, да куча разных проблем. А какая польза? «Мы очистим планету и спасем редких птиц» — отвечают ангелы. Да пусть бы эти птицы все передохли, чем я буду взваливать на себя такие проблемы. «Если вы не хотите взваливать на себя эти проблемы, то мы взвалим на вас другие» — отвечают ангелы и пишут письма в прокуратуру и росприроднадзор.

В результате все мероприятия выполняют как попало, экологов ненавидят, а птицы вымирают. Тем временем, жизнь развивается сама по себе без всяких скандалов. Еще недавно на свалках за гаражами ржавели кузова автомобилей, а сегодня люди с металлоискателями и домкратом тщательно вычищают территорию от любого брошенного куска металла. Если завтра разработают выгодную технологию переработки пластика, послезавтра вы в радиусе ста верст ни одной полторашки не найдете.

Несколько недель назад сосед установил на крыше солнечные панели. Но не потому, что фанатеет от «зеленых технологий». Вижу прямо своими глазами: «Папа, отчего мы три месяца голодаем?». «Я спасаю планету, сынок». Да просто электросеть изношена, при каждом ветре электричество отключается. Столбы сгнили, не этой зимой, так следующей упадут, начнем по вечерам вместо лампочек свечки зажигать. Светло будет лишь у соседа.

Охрана природы должна быть выгодной. И не в общих словах о пользе для человечества, а выгодной конкретному человеку, в конкретный срок и в конкретном измерении. Это самое простое и единственно верное решение. Хотите убрать свалки — покупайте мусор. Любые альтернативные способы уборки приведут лишь к перемещению свалок с одних мест на другие.

«Мы хотим этих уродов наказывать, а ты о них заботится предлагаешь». Вот уж действительно, не будь активисты такими импотентами, кровавые режимы у них бы уроки брали.

Проектирование реальности

Проектирование реальности

Всех активистов, ратующих за сохранение природы, пригласить в реальные проекты невозможно. А жаль. Полагаю, пыл бы тогда их очень быстро угас. Оказывается, природоохранные мероприятия — это не речи толкать и не создавать движения по «спасению экологии» из десятка сумасшедших, а заниматься нудной, однообразной бюрократической работой.

Речь даже не про общественные слушания, не про суды (которых не избежать), не про тендеры, и не про согласования. Допустить к такой работе волонтеров — это садизм. Для начала, можно просто попросить их составить план лесонасаждений.

Начинается работа с поездки в лесничество. Звонить туда все-равно бесполезно, максимум вы договоритесь о встрече. Но когда приедете, нужного человека на месте не будет. Придется приезжать несколько раз. Нужна вам габаритная тетенька в должности помощника лесничего. Сам лесничий либо в лесу, либо в бане, ему не до вас. Впрочем, тетеньке тоже.

Необходимо узнать о наличии и состоянии лесоустроительной документации. А дальше прикинуться студентом и добиться разрешения на фотографию. Для этого необходимо взять в каком-нибудь подходящем институте сопроводительное письмо. Без этого материалы вам не покажут, поскольку вы — негодяи, собираетесь на этом деньги зарабатывать.

Но даже если справка есть, сканировать материалы все-равно не позволят. Ведь вам несколько часов придется сидеть, а тетеньке домой надо идти, а перед этим чаю попить. Быстро все фотографируете, попутно фиксируя и то, что надо, и то, что не надо. Возвращаетесь обратно.

Теперь материалы нужно привязать. Работа монотонная, но нервная, поскольку будь вы хоть гением маткартографии, ничего вменяемого у вас не выйдет. Во-первых, по причине дисторсии, во-вторых, состояние планов, которые вы сфотографировали часто чудовищное. В-третьих, потому что фотографии сделаны под разными углами. А самое главное: планы лесонасаждений никогда не бьются ни с картой, ни со спутником, ни с кадастром.

Да, чуть не забыл. Полтора десятка лет назад мы все это делали в автокаде. Когда появился ArcView 3.2a, казалось будто большего счастья в жизни испытать не доведется.

С тех пор, конечно, много поменялось. Я уже не помню, когда последний раз привязывал растр. Ладно, помню — два месяца назад. Но формулы преобразования, хоть Гельмерта, хоть Молоденского, хоть Бурса-Вольфа позабыты напрочь. Все автоматизировано, но это не значит, что процесс работы стал гораздо легче. Технологии улучшаются, но люди остаются людьми.

Жаль, что волонтеры не принимают участия в реальных проектах. Но это не потому, что проектов на всех не хватает, а потому, что ни один вменяемый человек их к работе не подпустит.