Несколько полезных улучшений для возрастного бурава Haglof

Возрастной бурав — крайне нужный и дорогостоящий инструмент. Тем удивительнее, с какой небрежностью с ним обычно обращаются. Я даже не говорю о заточке, инструкцию по которой мне потребовалось запрашивать у компании — изготовителя, поскольку таковая на русском языке отсутствовала. Даже элементарные правила использования и хранения бурава часто не соблюдаются, отчего большинство инструментов находятся в жалком, малопригодном для работы состоянии. Здесь я расскажу о некоторых улучшениях, которые полезно произвести с буравом для обеспечения его сохранности и повышения производительности труда. Итак, погнали.

Во-первых, прежде чем выйти с буравом в лес, найдите яркий шнурок, проденьте ее через отверстие в ложечке и завяжите на конце булавку. Примерно вот так:
Ложечка возрастного бурава

Ложечка — самый повреждаемый элемент в конструкции бурава, даже хуже хрупкой режущей кромки. Когда подходишь к дереву, первое о чем приходиться думать — куда положить ложку, что-бы ненароком на нее не наступить. Лучше всего прислонить ее к дереву, но лишний раз кланяться обычно нет никакого желания, поэтому ложку мостят на ближайшую ветку, откуда она благополучно падает, теряется и обнаруживается только согнутой под чьим-то сапогом. Булавка позволяет ее легко цеплять на кору, а яркая ленточка поможет легко ее обнаружить.

На ручку бурава лучше сразу нанести сантиметровую шкалу. И не надо мне рассказывать про то, что вы ходите с мерной вилкой. Мы все прекрасно знаем, что эти вилки используются только когда приезжает проверка или необходимо сделать фотографию для отчета.
Линейка на ручке бурава

Если есть такая потребность — на ручке бурава можно нанести не сантиметры, а сразу двух — и четырехступенчатую шкалу:
Четырехступенчатая шкала на ручке бурава

Шкалы лучше наносить аккуратно, используя масляную краску, поскольку даже перманентный маркер имеет обыкновение стираться, что уже после пяти-десяти кернов делает линейку почти незаметной:

Такую-же линейку полезно иметь на буровой колонке, но с нее любая, даже масляная краска слезает моментально. Можно сделать аккуратные надпилы надфилем, но это чревато коррозией. Поэтому я просто рекомендую дождаться естественного истирания колонки, после чего отметить расстояние от режущей кромки, до какого-либо примечательного места:
Истирание буровой колонки возрастного бурава

Для того, что-бы режущая поверхность не ржавела, бурав на следующий день после эксплуатации следует обязательно собрать и мягкой тканью стереть ржавый налет или ввернуть колонку в сухую древесину. После этого я обычно вворачиваю бурав в кусок мыла, что предохраняет кромку от появления ржавчины даже при хранении в сыром месте:

Да, и еще. Если вам предстоит бурить старое, толстое и, вероятно, гнилое дерево, то после того как выбрано направление бурения и колонка ушла на глубину 2-3 сантиметра, воткните в отверстие тыльной части колонки небольшую веточку (можно даже иметь для этого специальный небольшой чопик). В девяносто девяти случаях из ста, он вам не потребуется. Но зато однажды вы не обнаружите себя облитым мощным потоком воды, льющимся из просверленного вами дупла, что случилось со мной однажды в момент бурения липы на Новодевичьем кладбище. Да и в недавней поездке по Чиру мы таких деревьев встретили немало:
Дупло, просверленное возрастным буравом

Поздравляю. Только что ваш скилл обращения с возрастным буравом возрос до уровня «готов преподавать магистрам лесного дела».

Презумпция открытости

Презумпция открытости — это результат моих долгих и мучительных поисков верной стратегии работы с информацией. Нет ничего более мудацкого, чем прилепить к своей статье первую найденную в интернете фотографию с подходящей картинкой. Или использовать в карте наборы иконок, выдранные из другого проекта. Или подложить под свою видеозапись первую подходящую мелодию.

Если мне нужна фотография бородатого мужика с бутылкой балтики девятки я не лезу в интернет, а просто беру фотоаппарат и отправляюсь на охоту к ближайшему пивному ларьку. И даже если в результате на фотографии вместо мужика будет одноногая собака — это все равно лучше, чем пользоваться поиском по картинкам. Если мне нужна музыка — я использую сервисы типа джамендо, предоставляющие ее на открытых и прописанных условиях.

Но очень-очень редко случаются ситуации, когда что-то все-таки приходиться брать из интернета. И как назло к нужному медиафайлу не прилагается ни малейшего подобия на лицензию. Максимум копирайт. Использование таких материалов вызывает большие сомнения, для развеивания которых я и принял для себя презумпцию открытости: любая информация, для которой явно не указаны особые правила использования считается пригодной для воспроизведения, изменения и распространения в некоммерческих целях с указанием источника, откуда эта информация была получена.

Да, юридически это неверно. Да это отдает некоторой паранойей. Но зато жить так становится гораздо проще.

Собственно, это не то о чем я хотел рассказать, просто вспомнилось. Я тут такую штуку на сайте запилил: вводите свой адрес электронной почты в окошко в правой части сайта, нажимаете на кнопку и хуяк! Вы уже подписаны на все новости, обновления, объявления и прочую хуету. Не то, что-бы это была охуеть какая новость, но я давно задумывался о чем-то подобном, да все руки не доходили. Как и всякая экспериментальная функция она поживет пол-годика — год, а потом я ее либо оставлю, либо удалю ко всем хуям.

погрыз бобра

Навальному можно, а мне что, нет что-ли?

Как только я слышу о пользе бобров —

моя рука инстинктивно тянется к пистолету

Й. П. Геббельс (на самом деле не он, но похуй)

Ну пиздец. Держите меня семеро. Сейчас я всех победю и выведу на чистую воду. Прижму коррупцию к ногтю и может даже пойду в президенты.

Итак, вы наверное уже знаете, что недавно я вернулся из длительного сплава по реке Чир. Плыли мы почти месяц, прошли всю реку от истока до устья и с уверенностью могу сказать, что нет ни одной причины, которая по количеству доставленных нам хлопот, страданий, потерь и унижений могла бы сравниться с деятельностью бобров.

Бобер — это самое вредное животное, какое только возможно. На севере эти пидарасы затопили каждый второй кисличник (ну ок, не каждый второй, но все-равно дохуя). Теперь там вместо леса — ебучие непроходимые болота. Здесь на юге они завалили весь Чир, привнеся свой вклад в обмеление донской водной системы. Мне очень хочется рассказать вам о механике этого процесса, но нет времени — нужно бороться с коррупцией. Поэтому продолжим про бобров.

Бобры это злоебучие вредители с абсолютно безвкусным мясом. Их следует отстреливать вместе с теми активистами, которые предлагают закапывать каналы гидромелиорации и превратить всю страну в единый бобровый заповедник. Если встретите человека, который будет вам хвалить все эти хатки, плотины и запруды — знайте, перед вами мудак, который в жизни никогда на этих запрудах не был, а приобрел весь свой опыт через телеканал Дискавери и картинки в стоматологической поликлинике.

Нет, я против того, что-бы уничтожить бобров как вид. Но еще Екклезаст говорил, что есть время охранять бобров, а есть время бобров отстреливать. За пол-века охраны и разведения этих грызунов расплодилось столько, что теперь их численность можно и сократить. Иначе они нам все ландшафты поменяют.

Собственно, задумавшись о ландшафтах, в прошлом году администрация Ростовской области решила впервые в истории провести учет бобров. Двадцать девятого июня появилась новость о предстоящем учете, а уже пятого декабря оглашены все результаты. За пять месяцев! Всю область! Нет, ну а что такого? Составом в десять бригад это вполне выполнимо.

Но давайте посмотрим на результаты.

По результатам проведенных исследований, в Ростовской области насчитывается от 1900 до 2400 особей бобра. Из 43 муниципальных районов бобр обитает только в 13. Максимальная численность отмечена в Шолоховском, Обливском и Советском районах.

Учеными зарегистрировано более 500 поселений бобра, составлена подробная карта их распространения по территории области.

Что, блядь? Пятьсот поселений? Две с половиной тысячи бобров на всю область? А не маловато-ли? Я неделю как вернулся из сплава по Сухому Донцу. В прошлом году проплыл весь Аксай. Ну и Чир, о котором я уже говорил. Да, подтверждаю, в Обливском и Советском районах бобров обитает значительно больше, чем в среднем по области. Но эмпирический опыт говорит о том, что в Боковском районе их немногим меньше, поскольку в каждом из семи муниципальных районов мы находили погрызенные стволы. Та же ситуация в Советском (еще плюс три муниципальных района) и Обливском (плюс еще семь) районах. Уже семнадцать против официальных тринадцати. А если добавить Шолоховский и Усть-Донецкий район, то выяснится, что результаты занижены раза в два.

Но хрен с ними с районами. Пятьсот поселений — это максимум полторы тысячи километров протяженности рек с облесенными крутыми суглинистыми берегами (предположим, что ростовские бобры в озерах не живут). В реальности же, примерно триста-четыреста километров, что подтвердит вам любой натуралист.

Две с половиной, а может и без половины, тысячи бобров это адекватная численность для такой реки как Чир. Если брать область целиком, со всеми ее 165 реками общей длиной почти в десять тысяч километров, то заявленную численность бобров можно смело умножать на два. А может и на четыре.

Насколько я помню из курса зоологии, для подсчета бобров в настоящее время известно четыре основных подхода: статистический (считаем количество поселений и умножаем на среднюю численность бобров в поселении), эколого-статистический (считаем количество погрызанных стволов и умножаем на коэффициент), морфоэкологический (считаем количество вариантов ширины резцов на погрызанных деревьях) и и мощностной (когда нет времени и желания считать специалист смотрит на погрызанные стволы и говорит: «здесь одно поселение в котором живут восемь бобров»). Очень бы хотелось узнать, про то, каким именно методом и, собственно кто проводил эти исследования. Но официального отчета в интернете нет.

Да и что за цифры-то такие? Более пятисот поселений это сколько: пятьсот одно или пятьсот девяносто?  И как получилось от 1900 до 2400? Что в поселении живет от 3,8 до 4,8 бобров? И это еще не учитываются звери, которые ведут одиночный образ жизни. Как бы не вышел конфуз, когда в поселении живет меньше двух бобров.

Знаете как на самом деле был произведен этот учет? А вот так:

— Иваныч, сколько бобров у нас в области?

— Ну хуй знает. Поселений, наверное штук пятьсот есть.

— А бобров сколько?

— Да я ебу, что-ли? Умножь на четыре или пять бобров в поселении

— От двух тысяч до двух тысяч пятьсот? Не, цифры больно красивые.

— А давай мы их для правдоподобности на сто уменьшим. Смотри как заебато выглядит!

— Охуенно, Иваныч. Держи свои девяносто девять штук.

А это вишенка на торте. На выполнение этой работы администрация выделила «сэкономленные» девяносто девять тысяч. Прям тютелька в тютельку. Не сто, а ровно девяносто девять тысяч. А все почему? Правильно, потому что при ста тысячах пришлось бы устраивать открытый аукцион, на котором мог победить кто угодно. Мог свой ламповый и теплый Иваныч, а мог и какой-нибудь дотошный пидарас, который очень любит считать.

Итак, за девяносто девять тысяч, минус налоги и пять месяцев, минус согласования некие люди провели учет бобров на площади в сто тысяч квадратных километров. Примерно по рублю за квадратный километр. Обследуя шестьсот шестьдесят шесть километров в день. И даже «составили подробную карту». Тут нужно прищуриться и с одесским акцентом произнести: «Ой, да ви мне, таки, пиздите!». Тем более, что я знаю о чем говорю — сам в таких заказах участвовал.

Я вертел всю вашу борьбу с коррупцией на бобровой струе, поскольку вся эта борьба есть бесполезная хуета на палке, о чем уже было сказано. И я крою мудаков хуями не за эту жалку сотку (право, смешно), а за то, что они выполнили работу наотъебись, не приложив ни малейших усилий для того, что-бы получить хоть сколько-нибудь правдоподобный результат.

Написал в администрацию области письмо с просьбой ознакомиться с отчетом или хотя-бы назвать исполнителя. Может быть я ознакомлюсь с отчетом и признаю свою ошибку. Тогда обязательно извинюсь и начну боготворить такой мегапрофессионализм. Но жизненный опыт подсказывает мне, что не пойду я в президенты.