Планы эвакуации

Всегда полагал, что планы эвакуации — это очередная отечественная дурь. Вот начался пожар и чего? Найди сперва этот план, а после попробуй по нему понять направление выхода. В спокойной обстановке это не сразу сделать, что говорить о панике при задымлении.

Впервые к этому вопросу я обратился работая в полиграфии. Печатали довольно много таких планов, но никто из заказчиков не мог разумно объяснить их назначение. «Пожарная инспекция требует» — говорили заказчики. «Очередная бюрократическая хрень». Ответ казался разумным, но чем чаще я его слышал, тем меньше верил. Технологически это слишком сложный продукт, что-бы служить простой формальностью. Тогда я начал охоту за планами эвакуации.

Я фотографировал их везде, где встречал: в общественном туалете Вологды, в офисе Mail.ru, в шахтинской маршрутке, в питерском планетарии, в Ашанах, Икеях, шавермах, университетах, мэриях городов и куче других мест. Потом оказалось, что такие же планы повсюду висят в финских, эстонских, немецких, греческих, испанских и других европейских городах. И вот, когда коллекция перевалила за несколько сотен, правда открылась.

Планы эвакуации нужны не во время пожара, а во время ожидания пожара. Это часть общего проекта системы безопасности помещения. В любое время инспектор или другой гражданин может спокойно изучить план, а после проверить соответствует ли информация на плане реальности. Оборудован ли указанный на плане путь световыми табло, на своих ли местах огнетушители. Если вам скажут, что заваленная задняя дверь — это нормально, вы всегда можете быстро узнать, служит ли эта дверь аварийным выходом.

План эвакуации — это не подсказка на случай возгорания, а инструмент повседневного контроля исполнения противопожарных мероприятий. Сейчас модно говорить об ответственном гражданском обществе. Я за. Предлагаю начать с приобретения огнетушителя и плана эвакуации для своей квартиры.

Но мораль истории в другом. Теперь, видя очередную бюрократическую дурь я в десять раз более осторожен в своих выводах. Обилие странных вещей и событий не гарантирует полноту и справедливость самого простого объяснения.

Социальный инстинкт

Если вы следите за модой, то наверняка знаете айброу флеш — приподнимание бровей на 0.6 секунд при встрече со знакомым человеком. Айброу флеш считают чуть-ли не единственным настоящим инстинктом человека. На самом деле, есть еще несколько инстинктов, но все они столь же незаметны (например, брезгливость или боязнь пауков у детей). И еще большой вопрос — являются ли такие примеры поведения настоящими инстинктами. Тот же айброу флеш выявлен при исследовании всего 255 человек из Гвинеи и Верхнего Ориноко. Не удивлюсь, если признают, что человек напрочь лишен всех инстинктов.

То, что принято называть инстинктами в повседневной жизни (самосохранение, размножение, питание и др.) — это либо рефлексы, либо социальные паттерны поведения. Инстинкт — это внешний орган вида, он жестко закреплен и непререкаем. Перебороть инстинкт так же сложно как согнуть колено в обратную сторону.

У меня рядом с домом выходит вентиляционный ствол шахты — туннель, уходящий на глубину сотню метров. Школьники кладут поперек ствола бревно и на спор переходят с одной стороны на другую — невозможное развлечение для владельца инстинкта самосохранения. Обет безбрачия невыполним для обладателя инстинкта размножения, а про анорексичных обладательниц пищевого инстинкта я вообще молчу.

Инстинктивное поведение — архаичный признак, у человека он почти не выражен. Но при этом в полной мере присущ социуму. Что есть бюрократия, как не внешний орган общества, жестко определяющий ответную реакцию на раздражитель? Если на секунду согласиться с этим антинаучным заявлением, то общественные процессы последнего времени, начиная от движения «Me too» и заканчивая делом Голунова, предстают как новый эволюционный этап в развитии социума. Кто знает, когда мы увидим как изменятся нормы морали, коммуникации и поведения?

А может все изменения уже произошли. Просто мы этого не видим.