Кучерявая жизнь

Кучерявая жизнь

Если вы нуждаетесь в деньгах, советую продать последнее и уехать в Салехард. Это один из лучших городов Западной Сибири. Центр города невероятно масштабен: но не по размеру, а по замыслу. Тут зафигачим огромный парк, тут белый монолит администрации, рядом айсберг прокуратуры. И ни одного человека. Люди живут по окраинам, например, на улице Ангальский Мыс в деревянных покосившихся бараках.

Конечно я утрирую. Много новостроек и бараки еще не все покосились. Однако впечатление от города это не меняет. Особенно после посещения парка ветеранов всех войн, кажется он так называется. Расположен сразу за зданием областной администрации.

По сравнению с этим парком, архитектура инков и ацтеков — это куличики в песочнице. На площади установлены самолеты, танки и другая техника, а в центре возвышается здоровенная кубическая хрень, словно для жертвоприношений.

Но главное в парке не самолеты и не кубический алтарь. Лет десять назад задумали в администрации добавить к этому великолепию деревья. Заказали полный самолет елок из Голландии и высадили на непростой ямальской земле. Все бы ничего, но обсчитались — с десяток посадочных мест остались пусты. Что-бы не гнать еще один самолет, наняли мужиков, те спустились к Оби и выкопали недостающие саженцы.

Чем все закончилось представить несложно. К весне вокруг кубического алтаря на фоне пожелтевших голландских елок светились зелеными пятнами обские аборигены. Вот тут и стало понятно: богатство вещь хорошая, но никакие деньги не помогут, если у вас нет мозгов.

Сейчас уже никто самолетами елки из Голландии не возит и научных программ по озеленению Ямала не проводит. Но Салехард, при всей эпичности его центра, ничуть от этого не ухудшился. Разве что бараки сильнее покосились. Ну и что? Разве из-за такой мелочи теперь в Салехард не ехать?

Осознание масштаба

Осознание масштаба

Мечтать о заработке в научных исследованиях может лишь идиот. Жаль, мне об этом никто не сказал шесть лет назад. А может и говорили, да я, идиот, не услышал. Причина проста: людей мало интересуют результаты исследований. Но те, кого интересуют, бедны.

Научный эскапизм я наблюдал много раз. Выглядит удручающе: женщина постбальзаковского возраста на пол-ставки в НИИ, каком-нибудь «центре чего-то там», или университете. Без оборудования, без стажировок, с окладом в пятнадцать тысяч и фанатичной уверенностью в том, что ее работа спасет мир. И мир, поэтому ей всем обязан.

Мужчины тоже такие бывают, но встречаются реже. Не потому, что эта зараза на них не действует. Мужчины сильнее подвержены социальной дивергенции: либо спиваются, либо уходят туда, где можно заработать. В научной среде их мало, а те, кто остались, едва ли не в эпоху НЭПа родились.

Все эти люди беспрерывно заняты одним — пьют чай и рассказывают о том, как воруют в государстве. Предметный разговор о теме их исследования заводить бесполезно — вас не поддержат. Да и как поддержать, если последняя вменяемая деятельность закончилась в девяносто четвертом году. Но если вы скажете о том, что наука — это третьестепенная обслуживающая отрасль экономики — будьте готовы к яростным оскорблениям и нападкам.

А собственно, что такого? Да третьестепенная, да обслуживающая. И что? Область развлечений стоит еще дальше, но я не помню историй о том, что корпоратив спасет мир, поэтому страна обязана его оплатить. Более того, в России нет проблем с финансированием исследований: бери в любом банке кредит и вперед. «Так ведь его придется отдавать!». Вот и я говорю: занимаемся фигней. С тем же успехом из носа можно разного наковырять, а потом это долго систематизировать.

Если государство решит оплачивать науку в полной мере, все начнется с того, что половину расстреляют, а половину в шарашки загонят. А уж потом обеспечат всем необходимым, вплоть до полевых дневников государственного образца. Когда открываешь такой — лучше всякой статистики осознаешь масштабы финансирования науки в Советском Союзе. А потом вспоминаешь, что исследования в области лесоводства и картографии нужны были, в первую очередь, для оптимального размещения лагерей.

Научные исследования всегда существовали только в двух форматах: либо как развлечения богачей, либо как один из методов войны. Важно сделать правильный выбор. Впрочем, если страна войну не ведет, выбора вообще не остается.