Изумляющий вопрос

Изумляющий вопрос

У ботаников свой дуалистический спор. Какая жизненная форма была у покрытосемянных раньше: дерево или трава? Если спросить об этом далекого от ботаники человека, он скорее всего ответит, что трава. Действительно, ведь дерево — это что-то большое и сложно устроенное, а трава? Да что трава — фигня какая-то, чуть посложнее дрожжей.

В любом сложном вопросе обязательно найдется конформист-примиритель, обреченный на критику с обеих сторон. В ботанике таким стал Адрианус Меузе, выступавший сторонником широкой полифилии цветковых. По его мнению, первые покрытосемянные растения могли быть и травами и деревьями. Идея была бы замечательная, если бы возникновение таксонов не было результатом приспособления к новым экологическим условиям. Возможности таких приспособлений ограничены, эволюция должна протекать в сторону специализации наиболее успешной жизненной формы. Проще говоря, будь древние растения равно представлены как травами, так и деревьями, осталось бы что-то одно.

Лично мне эта концепция кажется высосанной из пальца, но мы же не про мое мнение сейчас говорим. У эволюционных ботаников веские доводы против идей Меузе, вне зависимости от того, какая, по их мнению жизненная форма возникла первой.

Когда начали выяснять, оказалось, что деревья обычно устроены примитивнее, чем травы. Под примитивными признаками понимают отсутствие специализированных подземных органов, преобладание стержневой корневой системы, неопадающие и неразделенные на влагалище, черешок и пластинку листья, многолетние травянистые, прямостоячие стебли без разветвлений и с многочисленными узлами. Если терминология ясна не полностью, представьте нечто среднее между борщевиком, пальмой и брусникой. Получится совсем не то, но столь же уродливое.

Казалось, вопрос решен. У деревьев чаще встречаются примитивные признаки, значит они были первыми, травы возникли позже. Но тут задумались о темпах эволюции. Если одни таксоны эволюционировали быстрее других, то примитивные признаки могут сохранится у более молодых таксонов, а у более старых исчезнуть. И потом, речь ведь о жизненной форме, а она за время эволюции запросто могла измениться. В итоге, по этому вопросу к шестидесятым годам ботаники окончательно запутались и переругались. Цвелев спорил с Красиловым, а Серебрякова критиковала Цвелева.

Так что было первым: трава или дерево? А хрен его знает. Но существует одна прелюбопытная теория, получившая название горной. Согласно горной теории, пока в мелу Лавразия и Гондвана разваливались на части, среди высокогорий формировалось нечто похожее на современный альпийский пояс, только условия жизни там были мягче. В этих местах и зародились первые покрытосемянные, которые представляли из себя многолетнюю траву с розеткой неопадающих листьев и соцветием на верхушке. Позже, такие растения начали спускаться в низины и уже там образовались и деревья, и травы, и кустарнички, и разная прочая благодать. Впрочем, нельзя исключать, что за время, пока мы тут сидели, ботаники опять что-то новое придумали.

Вывод из этой истории совершенно прост. Гоголь в эволюционной ботанике ни бельмеса не понимал. Уж если что в мире и «наводит изумление», так это истории о том, как и почему организмы сформировались в знакомом нам виде.

Дедовский метод

Если вы жаждете грязных сексуальных игрищ, то немедленно отправляйтесь картировать деревья. В блогах OSM по этому поводу недавно был любопытный мануал, а в прошлом году я написал по этому поводу развернутую статью. Но ни в одной, ни в другой публикации не было сказано самого притягательного.

Когда вы укажете на плане местоположение дерева, запишете породу, окружность ствола, санитарное состояние и в очередной раз убедитесь, насколько уродлива схема тегирования деревьев в OpenStreetMap дело останется за измерением высоты. Конечно, можно использовать высотомер за сто евро или оценить высоту на глаз, но где же тут разврат?

Прислонитесь к дереву спиной, а после шагайте прочь в любом удобном направлении. Остановитесь примерно в той точке, где дерево, будь оно тут же свалено налетевшим штормом, хлестнуло бы вас по голове кончиком вершинки. Раздвиньте ноги, наклонитесь и постарайтесь через промежность увидеть вершину дерева. Если вершина не видна, пройдите еще немного вперед и повторите наблюдение. Если вершина слишком выступает — вернитесь назад, вы должны увидеть только самый кончик верхней ветви.

Когда искомое положение найдено, распрямитесь, а после испытайте настоящий оргазм, поскольку в этот момент расстояние от вас до ствола равно высоте дерева. И не надо вам знать ни теорему Фалеса, ни особенности лазерных дальномеров, результат работы которых ничуть не лучше.

Конечно, если ровно отмерить базис и глянуть на вершину через суунтовский высотомер, результат будет точнее, но уж больно это трудоемкий способ, да и работает не всегда. А уж про цены на дендрологические инструменты без слез не расскажешь.

Самое время, в рамках импортозамещения, перейти на старые проверенные дедовские методы. Тем более, что смотреть через промежность на вершины деревьев — это единственный полезный навык, который вы можете получить за десять лет обучения в Лесотехнической академии.

Картографирование деревьев в городе

Картографирование деревьев в городе

Практикующие ботаники используют разные методы городской дендросъемки. Выбор зависит от исходных данных и ожидаемого результата. Самая трудная работа — обследование кгиоповских объектов, где от ботаника требуют подробную информацию о каждом дереве: породу, вид, местоположение, диаметр кроны и ствола в двух местах, контур кроны на плане, повреждения, заболевания, особенности (вплоть до ширины дупла и угла наклона ствола) и другую информацию. На другом конце списка — сбор данных для расчета восстановительной стоимости. Это ситуация при которой деревья все-равно вырубят под какую-нибудь стройку и необходимо лишь оценить нанесенный ущерб.

Если выйти за границы массовых методов, с одной стороны стоит добавить ультразвуковое обследование стволов и прочую фантастику, а с другой — картирование в OpenStreetMap, которое обычно даже не картирование, а так, «заодно дерево отметил». Сейчас в базе OSM около тринадцати миллионов деревьев, но мануала по полевому маппингу и обработке данных до сих пор нет. Появится он скорее всего не скоро (если вообще появится), поэтому я решил изложить опыт десяти интенсивных дней полевого маппинга деревьев, в результате которого удалось увеличить количество точек natural=tree на сотую долю процента. Это примерно полторы тысячи деревьев. Однако, не так важны сами деревья, как обнаруженная ущербность нынешней схемы тегирования городской растительности.

Для выхода в поле необходимо минимум две вещи: знание видов и полевые материалы. К сожалению, первое из мануалов не узнать: даже если выучить все определители, умение отличить один вид от другого приобретается только с опытом. Однако, если есть сомнения, рекомендую особое внимание перед выходом обратить на вид листьев, коры и самое главное: тип ветвления побегов для основных городских деревьев. Для Санкт-Петербурга это клен остролистный, липа, дуб, вяз, ясень, береза, тополь, осина, черемуха, рябина, ива, ольха серая и ольха черная, боярышник, вишня, яблоня, конский каштан, ель, сосна, лиственница, пихта и туя. Знание этих пород поможет вам в девяти случаях из десяти.

Полевые материалы каждый готовит под себя. Многие ботаники используют карту и бланк, но я убежден в недальновидности такого подхода. Если вам не требуется вносить много данных о каждом дереве — лучше сразу писать на карте. Это уменьшает количество работы, и снижает вероятность ошибки, поскольку пропадает потребность в проставлении номеров на карте и в бланке. Если данных много (как при обследовании объекта, который охраняет КГИОП), то на карте стоит лишь указывать местоположение дерева, его номер и контур кроны, а всю остальную информацию записывать на диктофон. Я указывал только местоположение, породу, высоту, диаметр, количество стволов и санитарное состояние по четырехбалльной шкале: такое количество данных можно вносить без всякого диктофона.

Полевые карты изготовил в QGIS, загрузив данные через QuickOSM — это такой модуль overpass для QGIS. Главное требование к полевым материалам — карты должны быть бледными и содержать только нужную информацию, в моем случае, это дома с номерами, дороги с подписями улиц и заборы.

Карта до выхода в поле

Кроме этого я отметил на карте границы зеленых насаждений общего пользования из питерского RGIS-a. Последнее я не рекомендую повторять, поскольку процедура сомнительна в плане лицензионной чистоты и помогает лишь ориентироваться (и то не всегда). Я спокойно признаюсь в этом по двум причинам: во-первых, никакие данные из посторонних источников в OSM не внесены, границы RGIS только помогают ориентироваться в больших дворах (вот аналогия: можно ли вносить название улицы на которой ты стоишь если ты пришел к ней используя условные карты от Google). Во-вторых, согласно OSM-Wiki эти данные доступны как общественное достояние (public domain). В любом случае, не так страшно использовать чужие данные, как умалчивать об этом.

Я работал в конце декабря (нашел время), что накладывало ряд сложностей. Короткий световой день, холод, затрудненное определение видов и полные газоны собачьих фекалий, которые в такую погоду не разлагаются неделями. Но хуже всего дождь от которого намокает карта. Дабы избежать простоев из-за непогоды и облегчить процесс письма я использовал планшетку для спортивного ориентирования. Она крепится к телу как столик у продавца папирос в начале двадцатого века, складывается при необходимости и позволяет накрыть карту или хотя-бы ее часть прозрачной пленкой. Единственный недостаток — видя эту штуку дворовые бабки проявляют повышенное внимание к картографу и отвлекают от работы. Еще немного устает спина, но это все-равно лучше любых испытанных альтернативных методов.

Планшетка для спортивного ориентирования

Планшетка для спортивного ориентирования

Размер планшетки определяет формат карт, в моем случае A5. По многолетнему опыту могу сказать, что это наиболее удобный формат для полевых работ. Главное, не забыть про обзорную карту:

Обзорная карта

Обзорная карта

Полевая работа не представляет большой сложности если не брать в расчет физиологические неудобства. Желательно отмечать деревья так, что-бы карта была ориентирована на север. Это не принципиально, но облегчает обработку. Важно меньше размышлять и больше делать. Для размышлений есть подготовительный этап, в поле это приводит к потерянному времени и ошибочному результату. Выбираете первое дерево, определяете направление движения и отмечаете на карте точки — местоположения ближайших 5-10 деревьев. Далее идете от дерева к дереву и для каждой точки записываете что-то типа «2л22+28у24», где 2 — количество стволов, л — липа, 22+28 — диаметры стволов на высоте груди в см, у — удовлетворительное состояние, 24 — высота в метрах.

Очень важно сохранять бланки в чистоте — вносить минимум исправлений, а те, что неизбежны не закрашивать, а просто аккуратно и однообразно зачеркивать. Иначе потом предстоят отдельные мучения по дешифрированию написанного. Удивительно, но этим банальным правилом пренебрегает огромное количество специалистов.

Информация на карте

Таким способом в день удается картировать около трехсот деревьев. Летом больше, но все-равно после третьей сотни наступает усталость и темпы работы заметно снижаются. После заполнения, карта выглядит так:

Карта после заполнения

Карта после заполнения

Здесь красным обведены границы — это уже результат камеральной обработки. Придя в тепло я прорисовываю границы съемки красным, здания черным и нумерую все деревья по порядку проводя через каждое дерево ходовую линию зеленого цвета. Важно, что-бы линия нигде не пересекала себя, а первое, последнее и каждое десятое дерево были подписаны. В этом вопросе необходима внимательность, поскольку ошибка или пропущенное дерево потом создадут много хлопот.

Карта с границами, зданиями и номерами

Теоретически, данные уже можно вносить в OpenStreetMap, но к сожалению OSM, который зародился как проект полевого картографирования, последний десяток лет развивается в направлении диванного маппинга. Вносить полевые данные с помощью JOSM или ID — это неоправданная трата сил и времени, поэтому прибегнем к дополнительным инструментам.

Первым делом вносим данные о деревьях в любой редактор, текстовый или табличный. Я использую WPS — это аналог Excel для линукса. Путем нехитрых манипуляций разбиваем формулу вида «2л22+28у24» на пять столбцов (количество, порода, диаметр, санитарное состояние и высота). В шестом стобце указываем номер дерева (по зеленой линии). Вносить лучше всего по порядку идя по зеленой линии от точки к точке. Когда все готово — переводим все в csv-формат (кому лень переводить — может подгрузить в QGIS модуль для импорта данных из табличных редакторов). На этом этапе создаем дополнительные столбцы: natural (все строки заполнены текстом «tree»), genus (род на латыни), genus:ru (род на русском), health (санитарное состояние), height (высота), kind:ru (порода).

Сканируем или фотографируем карты и привязываем их в QGIS. Если они не сильно измялись в поле и сканированы — для привязки достаточно трех точек и аффинной трансформации. В моем случае точек потребовалось больше, поскольку иначе как проективной трансформацией фотографию нормально не привяжешь.

Привязанная в QGIS полевая карта

Привязанная в QGIS полевая карта

После привязки создаем точечный слой и обклацываем все точки вдоль зеленой линии одну за другой, ничего не пропуская и не ставя лишнего. Это крайне важно, поскольку определяет как будут сцеплены атрибутивные данные с геометрией. Для контроля полезно включить отображение количества объектов в слое. Когда все готово, остается только создать в таблице столбец с целочисленными значениями и заполнить его формулой $id+1 — в результате каждой точке будет присвоен номер, под которым он упомянут в таблице с данными. Остается лишь связать геометрию с внешней таблицей и скопировать данные из привязанной таблицы в атрибуты слоя.

Внесение геометрии в QGIS

Внесение геометрии в QGIS

Сохраняем файл в формате geojson в WGS84 (EPSG:4326). Теперь через оверпас проверяем наличие деревьев в базе OSM на территорию обследованных районов. В моем случае таковых было всего пять. Сверяем их со своими данными и если все совпадает (при обследовании вы их нашли), а теги на деревьях не содержат важной информации — смело удаляем их через JOSM. Если не нашли, но вы в качестве своей работы уверены — тоже удаляйте.

Осталось только загрузить в JOSM ваш район работ, открыть файл geojson, копировать из него данные в слой openstreetmap и убедиться, что все на своих местах. У меня иногда вставленный слой по неизвестной причине съезжает, но это ошибка систематическая и исправляется элементарным перемещением.

JOSM с данными о деревьях

JOSM с данными о деревьях

Казалось бы, загружай в базу и радуйся. Но есть пару щепетильных моментов, на которые опытный осмер уже наверняка обратил внимание. Начнем с базового: а что именно мы вносим? Понятно, что деревья, но вот мы полторы тысячи деревьев осмотрели и ощупали. Самое время спросить: «Что такое дерево?». Сирень — дерево или нет? А липа? А дюжина лип, которые растут как кустарник? В OSM внесено не тринадцать миллионов деревьев, а тринадцать миллионов natural=tree, среди которых и трава, и кустарники, и деревья и все, что угодно.

Теперь наименование. Если следовать описанию тега natural=tree, мы должны указать вид (species), в крайнем случае род (genus). Подход логичный, но так делать нельзя. Могу ли я указать вид липы? Допустим, с очень большой погрешностью могу, благо их всего два в городе: платифиллос и кордата. А как быть с ясенями, у которых диагностический признак — почки, расположены на высоте трех человеческих ростов? А как быть с лиственницами, виды которых во всем Питере может нормально различить только один человек?

Для таких ситуаций есть род (genus). Но вот передо мной вишня. Если я внесу genus для вишни по всем правилам, то выйдет, что у меня никакая не вишня, а слива. Потому как вишня — это сливовый подрод (Prunus subgenus Cerasus). И черемуха, кстати тоже. А как быть с трактовкой разных таксонов? Никогда вы эту проблему не решите, если не признаете, что вносить вид в OSM столь же глупо, как и указывать для каждого дерева нуклеотидную цепь. Вид и род — это очень, очень, очень тяжело и сложно. То что определяем мы, называется «порода» — группа растений, выделенная на основе практической целесообразности. Это может быть и вид (конский каштан обыкновенный) и род (вяз) и подрод и все, что угодно. Хороший пример с тополями, которые разделяют на две породы: осину, которая populus tremula и тополь, который объединяет все остальные тополя.

А как обстоит дело с морфометрией? Есть circumference=* — окружность ствола в метрах. Но как быть, если стволов несколько? Как обозначить, что дерево является угрозой? Как тегировать кронированный обрубок тополя? Как тегировать особые случаи произрастания, например, когда береза вьется лианой по сосне? Или черемуха, ветви которой в четверть метра толщиной вросли в землю? Как обозначать скворечники и кормушки? А если в них живут белки? Хотя стоп, сейчас меня в нечеткое тегирование унесет, а я все это не для того рассказываю. Рассказываю я это для того, что неожиданно хороший повод для встречи образовался — поработать над схемой тегирования деревьев. Ну и еще немного для того, что-бы похвастаться. Что я, зря полторы недели корячился?

Дендрофлора ямальских городов

Дендрофлора ямальских городов

Ниже приведен конспект видов деревьев и кустарников, произрастающих в городах Воркута (контроль), Пуровск, Тарко-Сале, Пурпе, Губкинский, Муравленко. Это исследование я проводил в 2012 году, поэтому с тех пор что-то могло измениться, в частности, сюда не включен виды, посаженные в рамках эксперимента по интродукции, проводимого с 2013 г.

Общие замечания:  Города Пуровск и Пурпе обследованы с меньшей тщательностью вследствии транзитного пребывания в них. По результатам обследований видны общие свойства растений.

  1. Подмерзают молодые особи (до 15 лет).
  2. Подмерзают особи лишенные достаточного освещения.
  3. Старые (50 и более лет) отдельно стоящие деревья имеют обширные механические повреждения.

«Жимолость» в Губкинском это не жимолость. Растет деревом и я так и не понял, что это.

 

Деревья и кустарники г. Воркута
Воркута

Betula pendula Roth – Береза повислая, или бородавчатая – Деревья высотой 8-10 м. Встречаются очень редко.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Деревья высотой 8-10 м. Встречаются очень редко.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Деревья высотой 8-10 м. Встречается дов. редко. В условиях недостаточной освещенности, близости к зданиям неморозостойки.

Larix sibirica Ledeb. – Лиственница сибирская – Деревья высотой до 12 м. Встречается редко (ул. Московская, д. 27) Зимостойка. В современном озеленении города не используется. Все встреченные экземпляры старше 30 лет.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Лиственница Чекановского — Дерево высотой до 12 м. Встречается редко. Зимостойка. В современном озеленении города не используется. Старше 30 лет.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Деревья высотой 11 м. Повреждаются заморозками. Встречаются очень редко (перед зданием управления МЧС по г. Воркута, ул. Яновского).

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко. Морозостоек. В современном озеленении города не используется, распространяется самосевом.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья или кустовидные деревья высотой до 9-11 м. Встречаются очень часто, морозостойки. Широко использовались в городском озеленении 25-30 летней давности. В настоящее время активно распространяется самосевом.

Salix lanata L. x S. glandulifera Flod. – Кусты. Встречается редко.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кусты до 3 м выс. Встречается дов. редко. Подмерзает.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Деревья или кустовидные деревья высотой до 8-10 м. Встречаются часто, морозостойки. Наряду с ивой шерстистопобеговой широко использовались городских посадках 25-30 летней давности. В настоящее время активно распространяется самосевом.

Sorbus aucuparia L. – Рябина обыкновенная – Кустовидные деревья, высотой 4 м. Встречаются очень редко (парк Первостроителей). Растут на открытом освещенном месте. Периодически повреждаются заморозками, но обильно плодоносят.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Кустовидные деревья, высотой 4 м. Встречаются очень редко (парк Первостроителей). Растут на открытом освещенном месте. Периодически повреждаются заморозками, но обильно плодоносят.

 

Деревья и кустарники г. Пуровск

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой до 12 м. Некоторые деревья повреждаются заморозками. Встречается дов. часто.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой до 12 м. Некоторые деревья повреждаются заморозками. Встречается часто.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Дерево, высотой до 6-7 м. В городе встречается довольно редко, но преобладает в городских зеленых массивах. Зимостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 8 м. Встречается редко. Зимостойка. Высаживается в основном в придомовых посадках.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко, в основном на придомовых территориях окраины города. Заморозками повреждается незначительно.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Кустовидные деревья высотой до 8 м. Встречаются часто. Используется в озеленении и распространяется самосевом. Повреждается заморозками.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кустарник высотой до 1,5 м. Зимостоек. Встречается редко.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 4-5 м. Встречается довольно редко. Зимостойка.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Дерево или кустовидное дерево высотой до 4 м. Встречается довольно часто. Обильно плодоносит. Зимостойка.

 

Деревья и кустарники г. Тарко-Сале
Тарко-Сале

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой до 12 м. В общем, зимостойка, но встречаются деревья поврежденные заморозками, приобретшие кустовидную форму. В основном это связано с затенением. Встречается часто.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой до 12 м. В общем, зимостойка, но встречаются деревья поврежденные заморозками, приобретшие кустовидную форму. В основном это связано с затенением. Встречается часто.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Древовидный кустарник высотой до 2-2,5 м. Встречается редко. Зимостойка.

Juniperus sibirica Burgsd. – Можжевельник сибирский – Кустарник, высотой 1 м. Встречается очень редко – обнаружен лишь один экземпляр, произрастающий на территории частного участка по ул. Мезенцева. Зимостоек.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Дерево, высотой до 6-7 м (отдельные растения до 13 м). В городе встречается довольно редко, но преобладает в городских зеленых массивах. Зимостойка.

Larix sibirica Ledeb. – Лиственница сибирская — Дерево, высотой до 6-7 м. В городе встречается довольно редко, но преобладает в городских зеленых массивах. Зимостойка.

Padus avium Mill. – Черемуха обыкновенная – Кустовидные деревья высотой до 6-7 м. Встречается редко, используется в придорожных посадках. Зимостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 8 м. Встречается редко. Зимостойка. Высаживается в основном в придомовых посадках. Растет в сквере тарко-салинского лесничества.

Pinus sibirica Du Tour – Сосна кедровая сибирская, сибирский кедр – Дерево, высотой до 8-9 м. Встречается редко, преимущественно в парке у «вечного огня» и прилегающих территориях. Зимостойка.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза – Дерево высотой до 9-10 м. Зимостойка. Встречается редко.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Дерево высотой 7-9 м. Встречается довольно редко. Зимостойка.

Ribes spicatum E. Robson – Смородина колосистая – Кустарник высотой до 1,5 м. Встречается очень редко. Зимостоек.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко, в основном на придомовых территориях окраины города. Заморозками повреждается незначительно.
Rubus matsumuranus Lévl. et Vaniot – Малина Мацумуры, или сахалинская – Встречается очень редко. Высаживается местными жителями на придомовых территориях. Повреждается заморозками.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Кустовидные деревья высотой до 8 м. Встречаются часто. Используется в озеленении и распространяется самосевом. Повреждается заморозками.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кустарник высотой до 1,5 м. Зимостоек. Встречается редко.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 4-5 м. Встречается довольно редко. Зимостойка.

Salix x stipularis Sm. (Salix viminalis x S. dasyclados) — Кустовидное дерево высотой до 4-5 м. Встречается редко. Зимостойка.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Дерево или чаще кустовидное дерево высотой до 4 м. Встречается довольно часто. Обильно плодоносит. Зимостойка.

 

Деревья и кустарники г. Пурпе

Betula nana L. – Береза карликовая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Зимостойка. Встречается довольно редко.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Зимостойка.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Зимостойка.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Кустовидное дерево, высотой до 4-4,5 м. Встречается редко. Зимостойкий.

Larix x czekanowskii Szaf. (L. sibirica Ledeb. x L. dahurica Laws.) — Встречается довольно часто. Дерево высотой до 15-18 м. Широко распространена в прилегающих к городу территориях. Зимостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 4-6 м. Встречается очень редко. Зимостойка.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза – Дерево высотой до 17-18 м. Встречается часто, особенно во дворах жилых домов и на прилегающей к городу территории. Зимостойка. Часто с механическими повреждениями. Распространяется самосевом.

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 3 м. Встречается редко. Распространяется самосевом. Зимостойка.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья и кустовидные деревья высотой до 6-8 м. Встречается очень часто. Широко используется в городском озеленении. Распространяется самосевом, особенно на окраине города. Зимостойка.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Встречается редко. Распространяется самосевом по окраинам города. Зимостойка.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 5-6 м. Встречается довольно редко. Зимостойка. Распространяется самосевом, особенно по окраинам города.

Sorbus sibirica Hedl. – Рябина сибирская – Кустовидное дерево, высотой 2 м. Обильно плодоносит. Встречается редко. Зимостойка.

 

Деревья и кустарники г. Губкинский
Губкинский

Betula nana L. – Береза карликовая – Кустарник, высотой до 1,5 м. Встречается довольно редко. Зимостоек, однако, при затенении повреждается отрицательными температурами.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Используется в городском озеленении. Зимостойка.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Дерево высотой 6-7 м. Встречается очень часто. Используется в городском озеленении. Зимостойка.

Caragana arborescens Lam. – Карагана древовидная, желтая акация – Кустарник, высотой до 2 м. Встречается очень редко (ул. Нефтянников – гостиница Сибирь и пр. Мира – сквер близ здания «Пургаза»). Незначительно страдает от заморозков.

Crataegus dahurica Koehne ex C. K. Schneider – Боярышник даурский – Кустовидное дерево высотой до 2 м. Встречается очень редко (ул. Мира). Незимостоек, значительно повреждается отрицательными температурами.

Crataegus sanguinea Pall. – Боярышник кроваво-красный, или сибирский – Кустовидное дерево высотой до 2 м. Встречается очень редко (ул. Молодежная). Повреждается отрицательными температурами.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Кустовидное дерево, высотой до 4-4,5 м. Встречается редко. Большая часть произрастает в сквере у здания «Пургаза». Зимостойкий.

Larix archangelica Laws. x Larix dahurica Laws. – гибрид Лиственницы архангельской и даурской (или Larix x czekanowskii Szaf., близкая L. dahurica Laws.) – Встречается довольно часто. Дерево высотой до 15-18 м. Широко распространена в городских парках. Зимостойка.

Malus prunifolia (Willd.) Borkh. – Яблоня сливолистная – Встречается очень редко – два экземпляра у здания администрации города. Дерево высотой 2 м, повреждается заморозками. Плодоносит.

Padus avium Mill. – Черемуха обыкновенная – Дерево, высотой 2 м. Встречается редко. Сильно повреждается заморозками, особенно при затенении.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Дерево высотой до 4-6 м. Встречается очень редко (ул. Калинина). Зимостойка.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза – Дерево высотой до 17-18 м. Встречается часто, особенно во дворах жилых домов. Зимостойка. Часто с механическими повреждениями. Распространяется самосевом на открытых местах (район пляжа, парк).

Pinus sibirica Du Tour – Сосна кедровая сибирская, сибирский кедр – Деревья до 5 м высотой. Зимостоек.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Дерево высотой до 9 м. Встречается очень редко. Единственные встреченные посадки на ул. Нефтянников (напротив гостиницы «Сибирь»). Зимостоек.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Кустарник высотой до 1,5 м. Встречается очень редко. Обнаружено несколько видов по ул. Набережной и прилегающих улицах. Растения высажены на территории частных владений. Плодоносит. Зимостойка.

Rubus idaeus L. – Малина обыкновенная – Кустарник высотой 0,5 м. Встречается очень редко, единственный экземпляр произрастает на набережной. Зимостоек.

Salix bebbiana Sarg. – Ива Бебба – Куст высотой до 1,5 м. Зимостоек. Самосев. Редко.

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 3 м. Встречается редко. Распространяется самосевом. Зимостойка.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья и кустовидные деревья высотой до 8 м. Встречается очень часто. Широко используется в городском озеленении. Распространяется самосевом, особенно на окраине города. Зимостойка. Широко практикуется стрижка и формирование кроны.

Salix lapponum L. – Ива лапландская – Куст высотой до 1 м. Зимостоек. Очень редко.

Salix phylicifolia L. – Ива филиколистная – Кустарник высотой 1,7 м, возникший путем самосева. Встречается редко. Распространяется самосевом по окраинам города. Зимостойка.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 5-6 м. Встречается довольно редко. Зимостойка. Распространяется самосевом, особенно по окраинам города.

Sorbus aucuparia L. – Рябина обыкновенная – Кустовидное дерево, высотой 2 м. Обильно плодоносит. Встречается редко, большая часть высажена в сквере у здания «Пургаза». Зимостойка.

Spiraea nipponica Maxim. – Спирея ниппонская – Встречается очень редко – единственный обнаруженный экземпляр растет у здания городской администрации. Кустарник высотой 0,3 м. Значительно повреждается заморозками, однако плодоносит.

 

Деревья и кустарники г. Муравленко
Муравленко

Betula nana L. – Береза карликовая – Кустарник. Встречается очень редко. Встречен всего один экземпляр. Зимостойка.

Betula pubescens Ehrh. – Береза пушистая – Встречается часто. Используется в городском озеленении. Средняя высота деревьев 4-6 м. Морозостойки.

Betula x aurata Borkh. (B. pubescens x B. pendula) – Береза золотистая – Встречается очень часто. Используется в городском озеленении. Средняя высота деревьев 4-6 м. Морозостойки.

Caragana arborescens Lam. – Карагана древовидная, желтая акация – Дерево высотой 2 м. Встречается очень редко (ул. Муравленко). Повреждается заморозками.

Crataegus pinnatifida Bunge – Боярышник перистонадрезанный – Встречается очень редко (ул. Муравленко). Дерево высотой 1,7 м. Очень сильно повреждается заморозками.

Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – Ольховник кустарниковый – Кустовидное дерево высотой 4-5 м. Встречается редко. Зимостоек.

Larix sibirica Ledeb. – Лиственница сибирская – Дерево высотой до 12 м. Встречается довольно часто. Широко распространена в городских парках. Зимостойка.

Padus avium Mill. – Черемуха обыкновенная – Дерево высотой 2 м. Встречается редко (ул. Муравленко). Сильно повреждается заморозками.

Populus tremula L. – Тополь дрожащий, осина – Дерево высотой до 11 м. Встречается довольно редко. Посадки осины сосредоточены по ул. Ленина (ДК «Украина»). Морозостойка.

Picea obovata Ledeb – Ель сибирская – Встречается очень редко. Описан один экземпляр (ул. Ленина). Дерево, высотой 7м. Зимостойко.

Pinus friesiana Wich. (P. sylvestris ssp. lapponica (Fr. ex Hartm.) E. Holmb.) – Сосна Фриза –Деревья высотой до 12-14 м. молодые посадки малочисленны. Большая часть старых деревьев имеет обширные механические повреждения. Встречается часто. Зимостойка.

Rosa acicularis Lindl. – Роза (Шиповник) иглистая – Встречается очень редко. Несколько экземпляров – кусты высотой 1,3 м произрастают вблизи здания «Муравленковскнефть». Незначительно повреждаются заморозками.

Salix bebbiana Sarg. – Ива Бебба – Кустовидное дерево высотой до 5 м. Зимостойка. Редко.

Salix caprea L. – Ива козья, бредина – Кустарник высотой до 3 м. Встречается редко. Распространяется самосевом. Повреждается заморозками, в местах затенения.

Salix dasyclados Wimm. – Ива шерстистопобеговая – Деревья высотой до 8 м. Встречается очень часто. Широко используется в городском озеленении. Морозостойка. Широко практикуется стрижка и формирование кроны.

Salix viminalis L. – Ива прутовидная, или корзиночная – Кустовидное дерево высотой до 6 м. Встречается редко. Зимостойка.

Sorbus aucuparia L. – Рябина обыкновенная – Кустовидное дерево, высотой 1,5-3 м. Встречается довольно часто. Используется в озеленении площадей и придомовых территорий административных зданий (здания «Муравленковскнефть», «управление МЧС по г. Муравленко», ДК «Украина» и др.). Обильно плодоносит. Повреждается зимними температурами.

Оценка сбежистости, возраста и высоты широколиственных пород по диаметру кроны и ствола

Эта статья написана исключительно в прикладных целях, для решения ситуаций, находящихся в стадии «ебтвоюмать, делать-то че?». Поэтому в отношении приведенных здесь формул следует избегать научного промискуитета и не совать их куда попало. Но в случае широколиственных парковых насаждений Петербурга они могут вас здорово выручить. Особенно когда вам требуется оценить кучу всякой ебанины, а из данных есть только диаметры.

Материал для регрессионного анализа (около тысячи деревьев) собран этой осенью в Елагином парке. Из выборки исключены хвойные деревья, поскольку ими преимущественно были лиственницы, больные трутовиком Швейница (Phaeolus schweinitzii), который портил, падла, мне всю картину.

Для начала сбежистость. Вот график, соотношения окружности  на высоте груди (абсцисса) к окружности у основания ствола (ордината):
График диаметров

Идея определять сбежистость по двум диаметрам, мягко говоря — говно. Но мы можем использовать грубую модель ствола, коей является параболоида вращения, аппроксимируя три известных диаметра (у основания, на высоте груди и ноль на макушке) соответствующей функцией. Нужно только определить высоту. Но сделать это достаточно проблематично, поскольку теснота связи между высотой и диаметром для выборок такого объема слишком низкая. И вообще, определять высоту дерева через диаметр могут только склонные к тривиальным решениям мудаки. Поэтому мы пойдем другим путем и определим высоту через диаметр кроны. Если мы решим сделать это напрямую, то непременно получим в результате невнятную хуету, поскольку однозначной связи между этими параметрами нет. Казалось бы, чем выше дерево, тем шире у него крона, но в реальности все выглядит вот так:
Диаметры крон

Нам следует отделить для сравнения молодые деревья с большой кроной, от старых с малой и наоборот. Поэтому не будем ебать мозг и просто перемножим диаметры стволов на диаметр крон. Этим мы получим ряд, на одном конце которого тонкие деревья с малой кроной, на другом толстые деревья с большой кроной. Первые однозначно соответствуют низким растениям, вторые высоким. С этим уже вполне можно работать:
График высот от произведения диаметра кроны и диаметра ствола

Вы можете сказать, мол кроны все равно нужно измерять, на что я замечу, что процесс этот гораздо менее трудоемок и протекает по сравнению с замерами высот молниеносно. Поэтому в какой бы жопе по срокам вы не находились, у вас всегда есть время метнуться и добрать нужные данные. А если уж вы работаете с парковыми насаждениями, то диаметры крон у вас и подавно должны быть.

Теоретически, можно добавить в качестве дополнительного параметра в эти расчеты возраст, благо рассчитывается он достаточно просто:
График возрастов

Но именно потому, что возраст мы не измеряем, а рассчитываем исходя из диаметра, ценность этих данных для оценки высоты ничтожна и нет нужды усложнять формулу дополнительными параметрами.

На тот случай, если у вас на момент прочтения этого поста не подгрузятся картинки (ну всякое бывает, может вас, как и меня таращат консольные браузеры в линуксе), опубликую формулы в текстовом виде.

1. Определение окружности основания ствола (C0):

C0 = 1,406 * C1,3 — 2,164

где C1,3 — окружность дерева на высоте груди. Достоверность аппроксимации (r2) = 0,855

2. Определение возраста (А):

А = 0,317 * C1,3 + 10,27

где C1,3 — окружность дерева на высоте груди. Достоверность аппроксимации (r2) = 0,785

3. Определение высоты (H):

H = 1,154*(C1,3 * Dкр)0,377

где C1,3 — окружность дерева на высоте груди, Dкр — диаметр кроны Достоверность аппроксимации (r2) = 0,801

Лиственницы в Елагином парке

О глазомерном измерении возрастов деревьев в парковых насаждениях

Я понимаю, что без этой информации вы жить не могли, но все таки. При повторной глазомерной оценке возрастов деревьев в парковых насаждениях ошибка составляет пол-процента на дерево, математическое ожидание ошибки 11,5 процента. Максимальная ошибка 30%, минимальная 0. В абсолютных числах это соответствует погрешности в четыре месяца на дерево (во пиздец-то!), средняя ошибка семь лет, максимальная — 20 лет. Ошибки в 10 лет чаще всего возникают при оценке возрастов в диапазоне 50-80 лет, ошибки в 20 лет возникают при оценке возрастов старше 80 лет. Породы разноплановые, от липы до лиственницы.

Впрочем реальный возраст все-равно не измерялся, так что эти данные еще ни о чем не говорят. К тому же, выборка включает всего двадцать два дерева, поэтому это не данные, а шляпа какая-то.

Но у многих и такого нет.

PS. Фотку хотел другую поставить, с годовыми кольцами, но она проеблась куда-то.

Буровых дел мастер

Когда вокруг начинает происходить абсолютно трансцедентальный пиздец, я захватываю возрастной бурав Пресслера и объявляю себя главным бурильщиком поездки. Никто особо не против — деревья бурить процесс не самый легкий, зато абсолютно не мозгоебельный.

Нахуя бурить деревья? — спросит человек, не знакомый с вопросом.

Во-первых, для того что-бы узнать их возраст. В процессе бурения извлекается керн — тонкий деревянный цилиндр, на котором видны годовые кольца. По величине годовых колец можно сделать некоторые выводы об условиях произрастания (чем пизже дереву растется, тем шире его годовые кольца). Есть даже наука соответствующая — дендрохронология. Мне с ее представителями фатально невезет — что ни дендрохронолог, то обязательно либо по русски не говорит, либо мудак какой-то.

Во-вторых, бурение — практически единственный способ определить наличие в дереве гнили. Есть, конечно всякие сканирующие электронные приблуды, но стоят они как электровоз. Да и не набегаешься с ними по тайге. Кстати, если у вас есть потребность в оценке дерева — обращайтесь. У меня очень либеральные цены: 1500 руб. за выезд и 300 руб. за каждый извлеченный керн.

Еще извлеченные керны используют для определения физических, химических, механических и всяких других показателей древесины. Но это уже отдельная, исключительно камеральная тема.

Сразу предреку заебавший вопрос: да, дереву ущерб наносится, но если соблюдать правила бурильщика, то этот ущерб не больше чем от анализа крови здоровому мужику. Главных правил два: не надо оставлять оставлять рану открытой ибо туда норовят заползти всякие лесные мандавошки. Но самое главное — помнить, что отбор образцов древесины это как секс: если не хочешь проблем, не стоит тыкать куда попало. За годы работы с буравом я ни разу не встречался с ситуацией, когда причиной усыхания здорового дерева стал отобранный образец, хотя по справедливости говоря, неплохо бы ознакомиться с нормальным исследованием на соответствующую тему.

Для лесника отобрать керн — как врачу пластырь наклеить. Это стандартная операция, которой знакомят, пусть даже теоретически, всех, вплоть до распиздяев из лесотехнической академии. Но весь юмор заключается в том, что никто не знает как правильно обеспечить долговременную сохранность бурава.

В производстве буравов сейчас монополия принадлежит шведской фирме Haglöf, других буравов на рынке почти нет. Несмотря на это Haglöf говна не производит и действительно делает буры, пользоваться которыми без заточки можно годами.

DSCN8239

 

Но, как известно, инженерная мысль бессильна если руки потребителя растут из жопы. Поэтому многие инструменты уже через три-четыре года требуют устранения дефектов, очистки от ржавчины и заточки.

Когда я покупал свой первый бур, в дополнение к нему мне подарили (вот были-то времена!) аутентичный набор для ухода за буравом COSHARP.

DSCN8242

 

Все бы ничего, но инструкция к этому кошарпу была напечатана на очень хуевом принтере, к тому же на шведском языке. Лет десять меня это совершенно не ебло, но в один из дней я пизданувшись нырнул вместе с рюкзаком в ручей, после чего на бураве проступила ржавчина. Зная свои деструктивные таланты, я чистить его на свое усмотрение не стал, а написал в головной офис Haglöf с просьбой выслать инструкцию на русском языке. Напомню, это крупнейшая компания в области производства инструментов для лесного хозяйства.

Через несколько дней мне пришла инструкция на русском от их российского дистрибутора — магазина «Лесник«. Авторы письма любезно разрешили мне процитировать на сайте текст инструкции, со ссылкой на www.haglofrus.ru

Итак, внимайте и впитывайте.

Как чистить и затачивать приростной бурав:
«Ваш приростной бурав должен всегда быть чистым и острым!
Это должно продлить срок службы вашего бурава и улучшить его эксплуатационные характеристики. Кончик бурава можно чистить небольшим куском мягкой бумажной салфетки или хлопчатобумажной ткани. Коррозия и грязь со временем разрушат режущую кромку. Можно использовать любое светлое масло, распыляя его прямо на коронку бурава и стирая бумажной салфеткой. Осторожно! Режущая кромка острая, и, чтобы избежать травм, при чистке оборачивайте бумажную салфетку вокруг, например, кончика извлекающего устройства. Для удаления ржавчины можно использовать стальную вату.

Как затачивать головку бурава с помощью комплекта COSHARP:
Комплект COSHARP состоит из 1 бутылки светлого масла, 1 бутылки абразивного песка, пчелиного воска и 3 различных абразивных брусков. Налейте несколько капель светлого масла на плоский брусок.
Расположите кончик бурава на масле под углом 40 градусов и осторожно перемещайте кончик туда и обратно, поворачивая коронку. Не давите, не используйте силу. Продолжайте до тех пор, пока кончик не станет острым.
Нанесите небольшое количество масла на круглый брусок (заостренный конец). Очень осторожно вставьте заостренный конец в коронку бурава и несколько раз поверните вал бурава только до тех пор, пока внутренняя поверхность бурава не станет ровной. Для лучшего рассмотрения используйте увеличительное стекло.
Песок используется для заточки кончика бурава если он заржавел или имеет небольшие сколы.
Просверлите отверстие в дереве или куске древесины под наклонным углом на глубину приблизительно 2 см. Всыпьте в это отверстие песок и осторожно снова ввинтите бурав и затачиваемый кончик в песок, по пол-оборота в каждом направлении. Для снижения трения в отверстие нужно влить немного масла. После этого очистите бурав куском бумаги или хлопчатобумажной ткани, и пусть бумага/ткань пройдет через всю коронку бурава снизу вверх, чтобы удалить излишки песка.»

1

2

В той же инструкции, помимо правил заточки было еще пару страниц полезной инфы:

Как защищать приростной бурав фирмы Haglöf:

«Материал [бурава] чувствителен к ударам и неправильной обработке, но он не изнашивается, если эксплуатировать и обслуживать его правильно. Если при изготовлении прецизионного инструмента, такого как приростной бурав, используется более мягкая сталь, бурав очень скоро затупится и через короткое время эксплуатации придет в негодность.
Правильно содержащийся бурав будет работать в течение отбора 1000-2000 образцов или даже большего количества. Нам известно о приростных буравах, которые регулярно эксплуатировались в течение 40 лет и все еще сохраняли свое качество.»

В Швеции, похоже, дохуя старых пердунов, которые брюзжат о том, что раньше все было заебись:

«Многие считают, что 30-40 лет тому назад приростные буравы были лучше, ссылаясь как на качество материала, так и на искусство их изготовления. По нашему мнению, хотя мы занимаемся изготовлением буравов на протяжении 60 лет, мы никогда не делали буравов лучшего качества, чем в настоящее время.»

В теории, наклоненное дерево следует бурить перпендикулярно линии наклона. На практике это не всегда возможно, особенно если буришь елку — к некоторым деревьям из-за сухих ветвей хрен подлезешь, но все-таки лучше по линии наклона не бурить. Во-первых, ошибка в динамике прироста получается значительной (такой керн почти не сравним с остальными), а во-вторых можно засадить в сжатой древесине бур и ебаться с его вытаскиванием до ночи.

Благодаря возрастному бураву я познакомился с автостопом. Лет семь назад, мой коллега проебал на пробе буровую колонку, вкрутив ложечку прямо в рукоятку. В результате пришлось устроить стокилометровый трип по Кольскому полуострову, попутно обнаружив неизвестно откуда взявшиеся двухсотлетние лесные культуры. Насколько я знаю, лопари такой хуйней, как посадка леса не страдали, а о русских там тогда и слыхом не слышали.

Ну и наконец, немного матчасти. В институте вам такого не расскажут.

 

«Длины:
Мы изготавливаем приростные буравы длиной от 100 мм или 4” до 1000 мм или 39”. Чтобы получить максимальную глубину проникновения головки, сверло должно быть длиной, равной приблизительно половине диаметра дерева.
На нашем внутреннем шведском рынке самая распространенная длина бурава составляет 200-250 мм. В Африке и в Азии, например, более популярны длинные буравы, длиной 800-900 мм.

Внутренние диаметры:
Наши стандартные внутренние диаметры составляют 4,35 мм и 5,15 мм (0,169” и 0,200”). Наиболее популярен внутренний диаметр 5,15 мм, так как извлеченную сердцевину легче исследовать и считывать. Буравы диаметром 12 мм также производятся как стандартные, но без адекватного разнообразия вариантов длин. Буры с внутренним диаметром 12 мм используются, главным образом, для измерения длины волокон древесины, а также когда выполняется количественный анализ с необходимостью наличия образцов большего размера.

Резьбы:
Существует два различных вида нарезки наших буравов: 2- или 3-резьбовые. 2-резьбовые больше подходят для твердой древесины, так как такие буравы медленнее вворачиваются в дерево (8 мм за оборот) и формируют большее усилие при сверлении. 3-резьбовые быстрее и легче проникают в дерево (12 мм за оборот).
3-резьбовой бурав на 66% быстрее, чем 2-резьбовой.»

Если бы мудаки с кафедр лесной таксации хоть раз вместо блевотных совковых бланков дали студентам почитать инструкцию к возрастному бураву, может быть лесное хозяйство в этой стране сохранилось хотя бы как юридический термин.