Шел я к мишке, а попал в параллельный мир

«Всякие предисловия к «К критике политической экономии»,
можете в жопу себе засунуть»

Я

— Почему паспорт в таком состоянии?
— Дожди
— Приложите палец
— Лиза! Селле вене пасс неёб велья нагу сит я мингеид проблееме андмебааси. Тундуб тема ФСБ ей лазе. Фойб баас рипутатуд. Мида теа?
— Ета сее венем
— Проходите в левый коридор.

«Скоро без разрешения ФСБ трусы нельзя будет себе купить» — решил я, убирая паспорт в карман куртки. Уже пол-девятого утра. Магазины закрыты, автобус останавливается редко и ненадолго. Праздники давно прошли, но рождественские елки стоят до победного.
Нарва

Есть не хочется и спать не хочется. Просто откинулся на кресле и смотрю со второго этажа на то как проносится мимо середина зимы. Вдоль дорог сквозь покрытые снегом пустоши пробивается вейник. Снег заметает обочину, поля, через проломленные стены засыпает развалины советских коровников. Бежит по краю дороги зубчатая линия разметки.
Поля зимой

Картина привычная. В редких городках перед панельными пятиэтажками сгрудились иномарки и покосившиеся дорожные знаки. Опять пытаюсь заснуть, но безуспешно. Чего этот мужик про ФСБ речь завел? Да хрен с ним.

В спинках кресел встроены планшеты под андроидом, на которых можно запустить кино, послушать музыку через наушники, купленные у водителя за сотню рублей или просто повтыкать в новые посты.
Телевизоры в автобусе

Мои попутчики к таким чудесам интереса проявляют не больше, чем к пейзажам за окном. Все скучно. Самое лучшее, что можно сделать — это сложить на свободное сиденье куски от гуслей и спать на фоне проплывающих за окном ветрогенераторов.
Ветрогенераторы

Ветряки! Поле, поросшее ветряками никому не интересно. Я же щелкаю затвором фотоаппарата и не понимаю как можно спать, когда за окном вращается такая балда!?
Ветрогенераторы

В автобусе разливают бесплатный кофе в пластиковые стаканчики. Это еще можно пережить. Но на то, как эти стаканчики идеально подходят под отверстие в откидном столике спокойно смотреть уже невозможно. Как в фильме: «чисто, аккуратно — все не по нашему».

И ностальгия
Кофе в стаканчике

Но это все интро. В тот день я ехал фотографировать белого мишку с больной лапой и амурского тигра, а попал в параллельный мир в котором у России иссякли запасы нефти, понтов и мудаков. А что осталось в итоге? Да то же самое, что и сейчас:
жопа

Но жить как-то надо. Поэтому граждане вырыли в центре города огромный котлован, скинули в него Путина, Навального и Собчак, а сверху построили бесплатный общественный сортир. И принялись массово дезаборизировать и дессусеритизировать все вокруг:
Стеклянная дверь

Дезаборизация — это не когда сносят все подряд. Это когда люди перестают готовиться к вооруженному штурму своего участка:

Это когда взгляд со двора не упирается в цельнометаллический лист, а уходит за пределы ограды. А почему-бы и нет? Улицы это теперь тоже наша земля — тот кто с этим не согласен, может устраивать дебаты на дожде, прямо в выгребной яме. Многие вообще не парятся забором и довольствуются тем, что осталось со старых времен.

У нас такие заборы сохраняют только абсолютные маргиналы. Все у кого есть хоть какие-нибудь деньги, давно отгородились от мира:

Некоторые и в этой реальности хотят интима. Имеет право. Но, оказывается, интим можно создать бюджетно без цельнометаллических оград и пуленепробиваемых стен.

Иногда заборчики обрываются, обнажая старые язвы:

пролетарские скверы

и очаги социализма

Когда закончилась нефть все поменялось: язык, власть, экономика. Только любовь вечна.

— Ну давай, уже, рассказывай, где это?
— А вы сами догадайтесь. Например, по дворам пятиэтажек:

По мусорным бакам:

По дорогам:

И тотальной тоске:

Я же вам говорю, это Россия, только в параллельной вселенной. Все то-же самое, что и на улице Шишкина, только вы буквы перепутали:

Людей совершенно не парит, что их пиписька не самая длинная в мире. Они просто одели штаны и принялись за работу. Поэтому никому не придет в голову менять дешевый деревянный столб на помпезную хренотень в центре европейской столицы. Функции свои выполняет? Ну и хер с ним, пусть стоит.

Если светофоры включаются нажатием кнопки, то на кнопку не надо давить до хруста фаланг, а о том, что сигнал на переключение светофора принят, вы узнаете тут-же, по загоревшемуся индикатору. Это божественно.

Земля очищается. Из под старых лоскутов проступает молодая кожа жизни, прорастая, будто ветрогенераторы на поле. Еще много времени пройдет, прежде чем наступит полное выздоровление. Еще не раз и не два будут появляться поклонники карго-культа, уверенные в том, что для изменений достаточно лишь создать внешнюю имитацию. Но для появления велосипедистов в городе недостаточно просто нарисовать знак на тротуаре:

или даже поставить в центре новомодные велопарковки:

А для того, что-бы по улице стало приятней идти недостаточно подписать очередную «дорожную карту». Нужно закатать рукава, взять валик и нахер скрасить неизбывную тоску:

Местным улицам до уровня приемлемого комфорта ползти еще миллион лет. Нашим улицам тоже. Но, в отличие от наших, эти все-таки к комфорту ползут.

Преображая все метр за метром. Иногда можно даже наткнуться на границу происходящих изменений:

С одной стороны тут вот так:

С другой стороны так:

Мне очень нравится эта игра. Вышел из автобуса — хоба! а кругом Европа:

Зашел в магазин — хоба! а там Россия:

Все на латинице и в евро, но половину ассортимента можно даже не переводить:

Все, хоть и с акцентом, но свободно общаются на русском. Вышел из магазина — опять Европа. Или Россия. Вообще хрен поймешь, всего понамешано:

Зашел в переулок, а там хоба! — на Новой Азовке асфальт положили:

Конечно, есть вещи, которые мы наверное нескоро поймем, если вообще сможем когда-нибудь понять:

Но сама идея лежит на поверхности. Даже из старого совкового наследства можно создать что-то годное. Поэтому, если вы живете в беспросветном говне, это означает не то, что вам место плохое досталось, а то что вы мудаки. И всякие предисловия к «К критике политической экономии» про бытие, определяющее сознание, можете в жопу себе засунуть. Но об этом я уже говорил.

паровозы

День Шелдона

Я собираю большое количество разных коллекций и одна из них — фотографии паровозов, сделанные мной в путешествиях по стране. Она не очень большая, но горячо любимая. Если приехав в новый город я узнаю о существовании памятника паровозу, меня не удержит никакая непогода.

Мне нравятся поезда и железные дороги. Но не настолько, что-бы ради этого идти в музей. Я очень скептически отношусь к массовому возбуждению хипстоты по поводу нового паровозного музея в Питере. И хрен бы кто меня туда затащил, если бы не моя коллекция, которая без этого посещения оставалась неполной.

Абсолютно не разделяя всеобщих восторгов по поводу «единственного нормального музея в России», должен заметить, что, как и в любом музее, здесь можно обнаружить чрезвычайно занятную хрень:
Вода отравлена, пить нельзя

Но прежде чем вы до нее доберетесь, вам предстоит преодолеть рамки металлодетекторов, которые установлены исключительно ради декора:
рамки на входе в музей

До конца года вход в музей и экскурсии бесплатны. Но кассиры уже сидят на своих местах, спрятавшись за стойку кассы.
Касса в музее

Напротив кассы в затемненном помещении, под звуки мрачной музыки работают гардеробщики, которые честно предупреждают, что в помещении прохладно и куртки лучше не снимать.
гардероб в музее поездов

Без куртки вы не замерзнете, но значительная часть экспозиции расположена во дворе музея, куда в такую погоду выходить раздетым нет никакого желания.
вид за окно

Что можно посмотреть в музее железнодорожного транспорта? Конечно-же, паровозы
паровоз

электровозы
тепловозы

тепловозы
Тепловоз

вагоны разных классов и возрастов
служебный вагон

и одинокую дрезину
дрезина

Техники очень много, около сотни единиц. Если вы разбираетесь в марках и особенностях локомотивов, в этом музее можно застрять на несколько дней. Поезда и вагоны расставлены по кругу в старом здании, служившим ранее в качестве локомотивного депо. До сих пор здесь сохранилась дореволюционная кирпичная кладка и сводчатые потолки
сводчатые потолки в музее

Новодел выглядит уже не так винтажно
стена с сигнализацией

но все-равно здание музея выше всяких похвал
здание музея

У паровоза при входе в главный зал вскрыты внутренности, демонстрирующие устройство парового двигателя, что, впрочем, слабо поможет вам оценить конструктивные особенности. Но зато вы навсегда избавитесь от мысли, что паровой котел — это просто бочка с водой.
разрез парового котла

Под ним же, между рельсами проложена смотровая яма, спускаясь в которую вы можете представить себя на месте Карениной:
Паровоз наезжает

Осмотрев экспозицию приходишь к выводу, что паровоз, несмотря на простоту технологии, устройство чрезвычайно сложное и в высшей степени геморройное в обслуживании. На их фоне, более современная техника выглядит скучно:
Электровоз

Если, конечно, исключить модели, возникшие как следствие конструкторских приступов футуризма:
поезда в музее

и обострений милоты
Милота

Но паровозы тоже крутые:
паровоз

Все покрашено и отреставрировано, даже слишком. Я уверен, что в процессе эксплуатации техника выглядела попроще. Во многих местах сохранились аутентичные таблички:
герб СССР на поезде

Но там где их нет наклеена чудовищная пленка с интерьерной печатью. Выглядит жутко неестественно, особенно в местах, где пленка начала отслаиваться:
Наклейка герб СССР

Вообще, по музею не скажешь, что с момента его открытия не прошло еще и двух месяцев. Где-то продолжают починку паровозов
Ремонт паровоза

где-то уже все износилось и выглядит совсем уныло
музею полтора месяца

Оформление же просто чудовищное. Как в том анекдоте: «Ваш дизайн — говно». Все аккуратно, красиво, но абсолютно непригодно для использования. Подписи техники исполнены на полу параллельно локомотивам:
подпись паровоза

В результате, при осмотре поездов, вы либо вынуждены останавливаться напротив каждого паровоза, либо не читать подписи вообще, что в результате снижает ценность от увиденного на порядок, более того, дезавуирует саму идею развития железнодорожного транспорта. А ведь все легко можно было исправить на этапе проектирования:
Вариант размещения надписей

Повсюду установлены интерактивные панели, в половине из которых меню представлено только одним пунктом
Меню интерактивной панели

а всю информацию можно разместить на меленькой табличке:
табличка на панели

Встречаются и обратные случаи, когда информация представляет собой простыню текста, который никто дальше второго абзаца не осилит:
текст простыней

План выставки вообще сделан криворуким ненавистником людей:
План выставки

Даже если у вас небольшой рост и прекрасное зрение, для того, что-бы прочесть условные обозначения, вам непременно придется присесть на корточки. Тем более, что буквы на экране расплываются в белые пятна:
подпись к карте

Что, скажите, мешало вынести этот текст наверх? Ведь это элементарное решение. Но не все так просто в нашей жизни, особенно в случае пожара:
Противопожарный план

Не дай бог пожар, а на плане не указаны углы, под которыми сходятся рельсы в бывшем депо. Зато привычные красные ящики на месте
красные ящики

под потолком висят датчики дыма, похожие на смесь камеры видеонаблюдения и лазерного оружия
датчики дыма

а в стенах попадаются странные кнопки, которые, несмотря на большое количество детей никто при мне так и не нажал.
странная кнопка

Второй этаж в музее прекрасен. Вы можете рассматривать вагоны и локомотивы с идеального расстояния или просто неспешно гулять по мосту, стилизованному под железнодорожный виадук:
Второй этаж

Зато дверь туалета рядом с симулятором может запереть только обладатель соответствующего ключа:
дверь в туалет

Про сам симулятор можно написать отдельную статью. Если будете в музее — обязательно прокатитесь между станциями. Я пока ехал сбил корову, которая не желала уходить с путей сколько бы я ни жал на кнопку тифона, выехал за пределы платформы и постоянно очищал ветровое стекло от налипшей на нее газеты. Симулятор немного мультяшный, но поскольку в настоящий локомотив вас все-равно хрен кто пустит, альтернатива достойная.

В уголке музея расположена выставка инструментов и станков. Полагаю, что благодаря этой выставке за последний месяц огромное количество человек узнало, как выглядят тиски.
тиски

Стол, к которому прикручены тиски, имеет три ящика. Первая мысль — они приварены намертво. Но нет — просто потяни за ручку. Оказывается, необязательно заваривать и привинчивать любые подвижные элементы. Можно просто оставить все как есть и ничего страшного не произойдет.

Но тут же рядом станки и дизель,

на котором приклепан шильдик

И рядом же надпись «Руками не трогать». Видимо это последний двигатель, который смогли собрать в России. Если вы, не дай бог, решите дотронуться до суппорта токарного станка, или необдуманно коснуться станины

мгновенно прибежит уставшая женщина в форме ржд с криком «написано-же, руками не трогать!». Эти надписи по всему музею. Нельзя трогать стол

нельзя трогать шкафы

В ящик из под лендлизовской тушенки встроен телевизор с аполитичными программами

но его тоже трогать нельзя

Я не против, но почему нельзя написать это вежливо или, что еще лучше, разместить все так, что-бы отсутствовала необходимость в таких объявлениях? Почему якобы «лучший» музей так стремиться походить на краеведческий музей города Шахты (в котором работают исключительно одни мудаки)? Удивительно, что некоторые надписи все-же получается делать в нейтральном фоне.

Но красные таблички с запрещающими надписями расставлены повсюду. В помещении:

и на улице, где они уже сильно размокли от непогоды:

Да и как подняться, если лестница, приставленная к вагону ракетного комплекса упирается в стенку
БЖРК

У меня осталось еще много, о чем стоило бы сказать, но пора завершать эту простыню. Музей прекрасный. Не знаю, соответствует ли он «уровню европейских музеев», но во всяком случае, иностранцы в него ходят, сам видел. Да и как не ходить — там действительно есть на что посмотреть.

Оценивать музей сложно, поскольку то, что видят посетители это даже не вершина айсберга, а снежок, выпавший на него прошлой ночью. Я убежден что посещение любого музея это в основном хрень и пустая трата времени, поскольку все увиденное начинает приобретать ценность только после длительного изучения. Несмотря на это, идти в питерский музей железнодорожного транспорта стоит непременно, пусть даже для того, что-бы увидеть, как сквозь привычную маразматическую паранойю медленно пробиваются ростки адекватности и здравого смысла. Кроме того, это все-таки музей поездов!

Чем российская власть отличается от террористов с которыми она борется?

Чем российская власть отличается от террористов с которыми она борется?

Вероятно вы, знакомые с моей провокативностью, решите, что эта статья состоит из одного слова: «ничем». А вот хуй там. Давайте возьмем в руки калькулятор и рассмотрим проблему с холодной беспристрастностью.

Кто такие террористы? Рассмотрим для примера условного Бен-Ладена в вакууме — бородатый хер, который стремится, по выражению нашего вечного Пу: «укантрапупить» вас в тот момент, когда вы после бани попиваете коньяк напротив памятника Лермонтову. Причины в данном случае неважны. Важно то, что эта ситуация полностью укладывается в аксиоматику теории о смене социально-политического строя в результате смещения баланса издержек обменных операций. Если вы знакомы с этим замечательной работой, то для вас совершенно понятно, что между Гитлером, Чикатилло, Фондом по спасению больных детей, Полпотом, вашей мамой, которая заставляет вас купить новые штаны, потому что «старые с дырками», доктором Менге и местным профи гоп-стопа качественных отличий нет. А если вспомнить, что любое количественное измерение есть суть лишь чуть более пристальная и формализованная качественная оценка, то становиться совершенно очевидно, что различия между названными людьми объясняются исключительно моральными договоренностями, а любая мораль — это извращение и просто говно на палке. Все вышеназванные люди крадут ваши ресурсы, точнее говоря один ресурс, которым можно оценивать все остальные — ваше свободное время. То же самое делают террористы — крадут ваше время, вместо того, что-бы обменять его на свое. В результате времени у вас либо совсем не остается (ну ладно, несколько минут, пока мозг не погибнет), либо становиться существенно меньше, поскольку ваши временные издержки колоссально возрастают: на двух ногах вы поднимались по лестнице за минуту, а на культяпках будете делать это два часа.

Аналогичной кражей времени занимается государство, когда заставляет проходить через всевозможные рамки и рентген-аппараты. А это значит, что для решения задачи о необходимости антитеррористических досмотров достаточно лишь сдуть пыль с калькуляторных кнопок.

Примем количество погибших от террористических актов последних семнадцати лет равным 1500 человек (на самом деле меньше, но хуй с ним, дадим фору государству). Ожидаемая продолжительность жизни в России 70 лет. Вычтем из этого значения 20 лет исходя из того, что на момент гибели люди уже успели часть жизни отжить. Итого имеем, что за семнадцать лет террористы напиздили 50 * 1500 = 75 000 лет, по четыре с половиной тысячи лет ежегодно.

Теперь рамки. В России 323 железнодорожных вокзала, 254 аэропорта, 329 станций метрополитена и неисчислимое количество учреждений, вход в которые возможен только после досмотра. Примем для ровного счета последнее за 94 (хотя это меньше действительности на несколько порядков). Итого имеем 1000 мест в которых установлены рамки.

На досмотр уходит 10 секунд, в минуту через рамки проходит три человека. Заметили, как я занижаю числа? При десятичасовом режиме работы за день через рамки проходит 3 * 60 * 10 * 1000 = 1 800 000 человек. Или по другому, ежедневно государство крадет у людей ровно 5 000 часов свободного времени (208 дней). Умножаем это число на триста шестьдесят пять дней в году и получаем 75 920 дней или без умножения 208 лет ежегодно. Переводя на жизни: четыре человека в год — четыре с половиной процента от того, что забирают себе террористы.

К этому можно относиться как к вакцине, если бы не одно но. Помните как я занижал числа? Если вспомнить, что режим работы многих вокзалов круглосуточный и принять средний режим работы за 18 часов, количество рамок увеличить в десять раз (помните мы занижали их на порядок? — настало время вернуть долг), а число досмотров увеличить хотя-бы до четырех человек в минуту (вы же помните очереди перед металлодетекторами), получаем 4 * 60 * 18 * 10000 * 10 / 3600 / 24 = 5 000 дней. На одиннадцать процентов больше чем террористы.

Но власти поступают умнее. Они размазывают кражу на огромное число людей, в результате чего никто не чувстствует себя обделенным. Отберите у человека тарелку супа и он даст вам в морду. Но если недоложить десять килограмм мяса в похлебку, которая варится на тысячу человек, никто не заметит разницу.

Формализованно это выглядит так. Существуют две группы людей, которые решили для себя выбор Достоевского: «мудак ли я или власть имею» в пользу последнего варианта. Но первые менее образованы и знакомы только с теорией вероятности, поэтому добавили в жизнь каждого человека вероятность погибнуть, равную 6 × 10−7. Вторые тоже использовали это значение, но не как вероятность, а как значение характеристической функции, поскольку учились в институтах и слышали про работы Лотфри Заде.

Число 6 × 10−7 у террористов означает, что вы будете жить как и раньше, но есть очень маленький шанс, что вам в этом году на крыльях содержимого пояса шахида прилетит карачун. Это вероятность.

Число 6 × 10−7 у власти означает, что к вам в вагон в этом году не зайдет бородатый хер с пластидом, но качество вашей жизни однозначно ухудшится. Это значение характеристической функции.

Поздравляю. Только что ваши знания теории нечетких множеств выросли на 15 пунктов.