Главный картографический закон

Главный картографический закон

«Каменская» — лучший сериал о картографии, который мне довелось смотреть. В первом сезоне объясняют понятие геоинформационных систем с демонстрацией их возможностей. Любопытно, что фильму уже четверть века, а в гисах ничего принципиально не поменялось, лишь кнопки стали круглее и пиксели мельче.

Третий сезон больше понравится оформителям. Там крупным планом демонстрируют карту невероятной уродливости. Великолепный учебный материал: просто не делайте как на этой карте и большая часть возможных проблем вас минует.

Дело даже не в расстановке подписей (тут как раз все правильно), не в избирательном применении объема к элементам на карте, не в качестве самого объемного вида, не в ущербности масштаба, не в качестве заливки, не в отсутствии обводки, не в цветовой неопределенности, не в стиле отрисовки моста и даже, черт возьми, дело не в том, что русло реки представлено странными углами.

Главная беда в том, что составитель понятия не имел о процессе меандрирования. В результате река напоминает деформированный бычий цепень.

Учитывая просветительскую роль сериала, полагаю, это неспроста. Авторы хотели предупредить о том, что даже в оформительской части, составление карты является проектированием. Отсюда следует главный картографический закон, который мой университетский преподаватель сформулировал однозначным требованием: «Если на карте объект напоминает жопу или член, сделай так, чтобы все соответствовало действительности, но никто ничего не обнаружил».

Это неправда, что учебные фильмы больше не показывают по телевизору. Весь секрет в умении учиться. Хотя даже тут ютуб существенно выигрывает возможностью все поставить на паузу и обдумать.

Девять из десяти

Девять из десяти

В урбанистике и городском дизайне девять из десяти проектов обязательно поразят своей бездарностью. Это выражается в полном отсутствии свежих идей, плохой проработке деталей и наивным идеализмом. Иногда складывается ощущение, словно перед тобой один и тот же проект, пропущенный через разные рендеры. Особенно если речь идет о проектировании велодорожек, урн и скамеек.

Не спорю, красивая урна очень важна. Но возьмем современные суицидальные районы пятиэтажной глубинки. Можно подумать, их проектировали мизантропы с маниакальными наклонностями. А ведь не так давно подобная застройка казалась лучшим, на что способна человеческая мысль. Может оно так и случилось бы, но люди реальны, а фантазии нет.

Возьмем любой городской проект. На картинке выглядит изумительно. Одна беда — все люди нарисованы. Никто не изобразил, как из прекрасного дома в прекрасный двор выходит бабка, раскладывает рядом с прекрасной скамейкой пластиковые банки из под селедки, наливает в них борщ, крошит хлеб и созывает всех окрестных котов.

Нет рисунков на которых посреди заснеженного города прочерчены талые линии теплотрассы со свернувшимися на коллекторных люках собаками. На деревьях не прибиты таблички «Ремонт недорого» и «Куплю швейные машинки б/у». Десятки километров велодорожек и ни одного ларька, где можно купить воды не заходя в помещение. Нет стихийных парковок таксистов, а на конечных остановках транспорта никто не нарисует удобное бревно, на котором водители курят и перетирают за жизнь. Дорожки в парках спроектированы красиво, но сразу ясно — никто не подумал о разности в скоростях таяния спрессованного и рыхлого снега.

Никому не придет в голову озаботиться дизайном кормушек для птиц. В результате уже в первую зиму на каждой улице будет висеть разрезанная коробка из под кефира или пластиковая бутылка из под воды. Где в дизайн-коде любого города требования к оформлению скворечников? Да что там оформление, хотя-бы просто соблюсти технологию изготовления. У финнов, немцев, греков, испанцев и португальцев скворечники получаются. При всей вкусовщине видно понимание биологии птиц, хищников и дерева. В России скворечники напоминают гробы.

В урну вложен пакет. Люди тушат бычки о край урны, пакет плавится, когда достают мусор — рвется. Решить проблему можно, достаточно позвать вменяемых урбанистов и дизайнеров городской среды. Беда лишь в том, что на одного вменяемого приходится девять идиотов.

На фотографии скворечник из Елагина парка в Питере и выставленные на продажу скворечники из магазина в Коли (Финляндия). Обратите внимание на скат крыши, расстояние от летка до основания, ширину летка и наличие жестяного кольца.

АИС ГМВО

АИС ГМВО

Автоматизированная информационная система государственного мониторинга водных объектов — это сайт на котором вы можете получить данные по расходам рек и уровням воды на гидропостах. Невероятно крутой ресурс, если бы не два «но».

Во-первых, он сделан для людей у которых орган человечности давно обмяк. Канцелярит служит первейшим симптомом такой болезни. Уверен, что никто из пользователей, разработчиков или заказчиков этой системы не использует в разговоре официальное название. Как можно, вернувшись домой, гордо заявить о том, что последние месяцы был занят на работе созданием гээмвэо?

Отвращение на сайте вызывает решительно все. От верстки, до аббревиатур. Ведь можно написать нечто вроде «Кому этот сайт полезен?», но написали иначе: «Заинтересованные ФОИВ». Оказывается, «ФОИВ» — это федеральные органы исполнительной власти, четыре слова, из которых нормальные человек не понимает ни одно. Разработчики явно забыли добавить кнопку перевода на русский язык.

Во-вторых, данные на сайте доступны только с 2008 года. За остальным — добро пожаловать в библиотеку Гидрологического института. Хотя туда без разрешения все-равно не попасть. На днях звучала громкая новость о разработке нейросетевой модели для прогнозирования паводков. Дескать, паводки — это большая проблема. На самом деле, большая проблема в том, что с помощью одной спички можно уничтожить сотню лет гидрографических наблюдений.

Конечно, я сгущаю краски, но принципиально ситуация от этого не меняется. Кого бы я не встречал, он оказывается знающим адекватным специалистом. Но все вместе как система — полное ГМВО.

Уличная картография в Афинах

Продолжаю рассказ о пигс-картографии на примере карт греческой столицы: https://youtu.be/yyNYlcAMuXA

К большому сожалению, запись обрывается за минуту до финала. Впрочем, большинство не досмотрят и до середины, а те, кто досмотрят, все поймут даже без моего заключения.


Карты, которые показаны на видео можно посмотреть в лучшем разрешении:

Пунктир на карте

Пунктир на карте

Прежде чем использовать на карте прерывистую линию, стоит лишний раз подумать. Во-первых, это создает лишний шум, и без явной необходимости лучше пунктир не применять. Во-вторых, если без него не обойтись, то делать это необходимо с умом.

Лучше всего пунктир подходит для объектов с неявным существованием, например пересыхающих рек. Одни и те же объекты в зависимости от карты могут быть как явными, так и неявными, поэтому выбор пунктира (впрочем, и других условных знаков) привязан не к объекту, а к карте. Например, на политической карте государственные границы — совершенно явный объект, показывать их пунктиром глупо. Единственное исключение — спорные и неустановленные границы. Напротив, на физической карте, границ государств может вообще не быть. В этом случае, если наполнение карты позволяет, границы можно изобразить прерывистыми линиями.

Второй важный момент: всякая линия на карте говорит о двух вещах: где расположены точки перегиба и какая между ними связность. Если вы используете пунктирную линию, не теряйте точки перегиба. Часто разрыв пунктирной линии приходится именно на них — ситуация совершенно недопустимая. Лучше уж немного изменить длину штрихов или расстояние между ними.

Картографическое общение

Картографическое общение

Иногда карта — лишь инструмент, вроде молотка или болгарки, а иногда элемент общения. В последнем случае, у карты всегда есть контекст, выдающий истинный смысл послания и работать с ним надо уметь.

Для примера возьмем карту на обратной этикетке бутылки краснодарского вина. Претензий по качеству исполнения много. Тут и плохая генерализация, и лишние данные, и плохая работа с гидрографией, и жуткое размещение подписей. Про отсутствие разрывов линий можно даже не вспоминать.

Но это все технические моменты. Мы же говорим про текст и контекст. Текст прост: виноград выращен на широте Бордо. Контекст же просит: купите наше вино, ведь оно не хуже французского. Можно подумать, качество напитка определяется лишь местом произрастания винограда. С тем же успехом я могу выгнать брагу и картографически доказывать ее превосходство над большинством немецких вин.

Контекст редко осознается людьми, но всегда ощущается. Если краснодарское вино не хуже французского, то лучше все-таки взять французское. Всякая позиция «не хуже, чем» ущербна и заявляет о вторичности. Скажу даже категоричнее: всякая сравнительная оценка подразумевает превосходство эталона. Забывать об этом невероятно глупо. Феминистки, например, однажды забыли, а теперь лозунг «Женщина — тоже человек» вызывает у любого образованного человека насмешку.

Но главный юмор в том, что краснодарское вино действительно ничем не хуже. А если оставаться в рамках вменяемых цен, то даже лучше. Виноделы молодцы: постарались и получили хороший напиток. Но пригласили маркетолога, фантазия которого перечеркнула половину работы. А в конце дали свободу криворукому картографу. Он поработал и от оставшейся половины результата вообще ничего не осталось.

Общение тоже разновидность инструмента. Если возникает идея нарисовать карту, не лишне спросить себя: «Что я хочу этой картой сказать?». Может окажется, что говорить вообще не следует.

Эклектика в картографии

Согласен, что Остап Юрского — это классика, но картографам предлагаю смотреть «Двенадцать стульев» более позднего времени, где Бендера играет Миронов. Именно в этом фильме карта убедительно раскрывает важный, но неочевидный потенциал.

Карта необходима для ориентации в пространстве, но большое заблуждение измерять пространство только в геометрических метриках. Бывает временное пространство (привет изобретателю кругов пешей доступности), денежное, рисковое, какое угодно. Даже эмоциональное.

Пространство «Двенадцати стульев» абсолютно вымышленное. В нем на фоне привычного мира происходит невероятный фарс и карта на первых же минутах это наглядно демонстрирует. На знакомой позднесоветской топографической карте «в стиле ГенШтаба» надписи выполнены итальянским шрифтом. Этот шрифт в первой половине двадцатого века использовали для афиш, вывесок и заголовков газет. Встретить его на карте, да еще в подписях топонимов можно лишь в работе очень саркастичного картографа.

Глядя на карту, даже без пристального изучения, видишь три главных элемента: невероятность происходящего, отсылка к старине и знакомая брежневская реальность. Прошлое, настоящее и объединяющий их фарс — вот главные координаты, которые описывают пространство карты, фильма и жизни.

Кто-то возразит: на карте есть север и юг, значит широта и долгота. Соглашусь. Но главная цель их наличия — усилить достоверность происходящего. Роль географических координат на этой карте ничуть не выше чем у родника или кладбища. В привычном мире есть север, юг и карты с зелеными лесами и синими реками.

Карта способна донести не только географическую, но и любую другую информацию. «Двенадцать стульев» — прекрасный тому пример. Во времена контроля и цензуры никто не произнес ни одного слова, но все прекрасно поняли о чем именно идет речь.

Куда едет Россия

Куда едет Россия

Москва — очаровательный город, почти как Шахты. Но о Шахтах никто не знает, все едут в Москву, творя давку, конкуренцию и новую стадию урбанизации Нефедовой-Трейвиша: переселение из малых городов сразу в столицу, минуя средние города. В результате все говорят о централизации, но мало кто представляет этот термин наглядно.

В России одна тысяча сто семнадцать городов — запомнить легко три единицы и семь, как десять пальцев. Из них примерно полторы сотни с населением свыше ста тысяч человек. Динамика прироста жителей различна: некоторые уверенно растут, большинство же демонстрируют Г-образную кривую: рост на протяжении двадцатого века и снижение количества жителей в последние годы.

Разбираясь в этом вопросе, я пытался использовать коэффициент асимметрии. Идея была такова: отрицательные значения коэффициента по выборке ежегодной численности жителей покажут прирост населения, положительные — отток. Идея, в целом верна, но динамика численности жителей в русских городах не всегда нормальна. Другое дело — отношение числа жителей в городе на 1 января 2019 года к медианному числу жителей за период 2010 — 2019 г.

Простой расчет с четырехстепенной IDW-интерполяцией геоданных все проясняет. В европейской России сильнее всех выделяется Москва с ожерельем из сателлитов: Балашиха, Подольск, Красногорск, Домодедово и др. Последние растут даже быстрее Москвы (привет эффект низкой базы). За пределами дневной поездки в столицу начинается пояс депрессии. Из Сергиева Посада, Рыбинска и подобных городов люди бегут как из зоны боевых действий.

На юго-западе две зоны с притоком населения: Краснодарский край с уходящим до Ростова языком и область Дагестана: территория «пятой России» по версии Натальи Ивановны Зубаревич. На Севере положительная динамика лишь у Питера. Остальные города теряют жителей с необычайной быстротой.

За Уральским хребтом выделяется Омск, Братск и дальневосточные города. Люди не хотят там жить ни в какую. В остальных динамика роста населения положительна. Это не от того, что города прекрасны, а от того, что в окрестных деревнях совсем плохо, но до Москвы далеко. Особо показателен юг Ямало-Ненецкой автономной области. Все что не область нефте-газозобычи (тот же Ноябрьск) не может сохранить жителей. В Югре особо выделяются светлая точка низкого роста количества жителей в Нефтеюганске (как там поживает Ходорковский?) и темная точка Сургута с его прекрасным университетом.

Централизацию страны часто винят в низком качестве жизни людей. Но простая схема показывает — сделай жизнь лучше, Россия опустеет окончательно. Причина не в Москве, причина в новой форме урбанизации Нефедовой-Трейвиша. Радует лишь то, что при любом раскладе город Шахты будет становиться все прекраснее.

P.S. А вообще я исследовал применимость практики разводки микроэлектронных плат к созданию выносок на карте. Но не пропадать же добру.

Уроки истории

Рекомендую к просмотру чрезвычайно познавательный выпуск «Уроки истории» про Екатерину Вторую. Ведущий долго и увлекательно говорит, но самое интересное наступает в последние десять минут. Зрителю демонстрируют карту восстания Емельяна Пугачева. Кадр длится несколько секунд, но этого хватает, что-бы увидеть самое главное.

Первым бросается в глаза, что карта больше подходит для учебника альтернативной истории Фоменко. Карты реальных событый должны быть четко привязаны к реальному периоду времени. Здесь мы видим рядом Царицын и Волго-Донской канал. Это примерно то же самое, что правление Екатерины Второй в Ленинграде. При этом Цимлянского водохранилища нет, вместо него вымышленный меандр, а Москва судя по всему вообще во власти советов. С другой стороны, значки в легенде не совпадают по размеру со значками на карте, можем предположить, что это альтернативная версия противостояния красных и белых в Гражданскую, а легенда по ошибке из другой карты сюда перекочевала.

Стилизация под старину — это всегда крайне сомнительная затея. Мону-Лизу любой дурак может нарисовать, а ты попробуй банкноту изобрази. Но если уж автор решил прибегнуть к этому приему, то почему сделал исторические пятна в самых трудночитаемых местах карты? Каким образом бумага состарилась, а текст и линии выглядят новыми? Почему соотношение сторон листа старинной карты на 94% совпадает с аналогичным соотношением в формате A4?

Отдельно радует на старинной карте шрифт без засечек. Если в названии городов его еще можно вытерпеть, то исполненный подобным шрифтом заголовок — это уже перебор. Про отсутствие рамки, гербов и всяких старинных завитушек я вообще умолчу.

Сетка на карте странная, но в проекционные детали не будем вдаваться, это ведь старинная карта. Но заметим, что экстент карты не совпадает с сеткой, более того, легенда положена прямо на сетку, будто карту печатали на школьном листе в клетку. Хотя это объясняет, почему линии потерлись, а текст нет. Видимо тетрадный лист был не первой свежести.

Очень странно обрезан Каспий. Да и реки возникают словно из ниоткуда. Конечно, если это реки, поскольку на карте я вижу впадающий в Каспийское море Дон. Может быть это все-таки Ахтуба, но она неотличима от Волги.

Горизонтальная подпись Каспийского моря конечно допустима, но это плохой стиль. Решение делать все надписи горизонтальными принимают в двух случаях: первый — если на то есть жесткая необходимость, например технические ограничения рендера. Второй — если автор видел до этого в своей жизни только две карты, одну от Гугла, вторую от Яндекса. Здесь я склоняюсь к последнему варианту. Не может опытный картограф столь нагло нарушать принципы гештальта, пересекая текст с линией без разрыва или буфера. Кроме того, нельзя настолько небрежно делать карту, что-бы не заметить две темные точки по краям красной линии. Либо картограф поленился использовать ластик, либо хотел показать, что крестьянская война была прямо в водах Каспия, но на мелководье, не уходя далеко от берега.

Кто-то скажет, что я придираюсь к ролику на ютубе. Он же не про картографию, а про роль Екатерины Второй. А я и впрямь придираюсь. Представьте, покупаете вы новый автомобиль и тут на ваших глазах с него шильдик отваливается. А продавец вам такой: «Не заморачивайтесь, это просто кусок пластика для красоты, а все остальное надежно и тысячу раз проверено». Может оно и так, но ведь от сомнений уже никуда не денешься.

Как же так, Яндекс?

Сложность и красоту стиля Яндекс-карт я по настоящему оценил несколько лет назад, после того как украл его для одной таксомоторной компании. С тех пор Яндекс пережил несколько больших обновлений: появился девятнадцатый зум, исправлены многие косяки, особенно ошибки в уровнях слоев (например, стрелки направления движения несколько лет назад были под пешеходными переходами). Даже подчищены многие данные, не говоря уже о наполнении базы.

Яндекс никогда не обещал оправдывать надежд, но раньше ему это удавалось. Во всяком случае, до последнего обновления. Полагаю дело было так: в офис пришел новый хрен и говорит: «Мы крутая технологичная компания, а до сих пор живем на растрах, как лохи». Взяли и перенесли Яндекс-карты на векторные тайлы. Теперь пользователь не ждет, пока загрузятся нужные квадраты. Он ждет появления линий и дополнительных точек.

За всю жизнь в картографическом бизнесе я заработал только мозоль на заднице, но видимо в Яндексе дела идут еще хуже, раз они не могут нанять трех студентов для генерализации низких зумов. Могли бы позвать любого технического работника в офисе, поставить ему бутылку и спросить мнение о карте.

Идея векторных тайлов хороша, спору нет. Главное помнить, что при шаге зума в 0.5 и диапазоне зумов 2-19 пользователь при масштабировании увидит от нескольких десятков до нескольких сотен разных карт, каждая из которых должна выглядеть как минимум вменяемо.

Если уж вы переходите на современную технологию, хорошо бы и подход к проектированию обновить. А то выглядит так, словно египтяне освоили фотошоп и теперь на компьютерах рисуют рисуют чуваков с повернутыми головами.