Чирская географическая экспедиция в цифрах

Божечки мои, как же прекрасно под мухой возвращаться теплой майской ночью домой. От левого края дороги к правому. Три шага вперед, два назад. Танго, вальс, пасадобль. Но сегодня черный день геноцида, когда спиртное в магазинах не продают, а потому я воспользуюсь случаем и поведаю занятную статистику из Чирской географической экспедиции, полевые работы по которой завершились всего неделю назад. Длинных текстов не ждите — за месяц гребли пальцы на моих руках приобрели настолько сосисочный вид, что нажимают на клавиатуре ноутбука сразу несколько клавиш.

Итак, путешествие, рекламой которого я всех уже заколебал, состоялось и заняло 30 дней, из которых 26 дней проведены исключительно в поле, с редким заходом в населенные пункты для пополнения провизии. Путешествовали в составе двух человек, погибших и раненых нет.

За месяц было пройдено 465 километров, которые с учетом отклонений и погрешностей расчета можно смело округлять до пятисот. Из этого расстояния 168 километров пройдено пешком, 297 километров на двух одноместных байдарках.

График передвижения на байдарках

Пройденно несколько сотен лесных завалов, пережиты три ливня с вымоканием до трусов, три полицейские проверки (не считая те шесть, что случились в Волгограде) и один пожар, уничтоживший урожай яблок в виде айфона и айпэда на сумму равную организации второй подобной экспедиции.

Заложено 32 пробных площади на которых отобраны 156 кернов из преобладающих пород (клен татарский, вяз шершавый, различные виды тополей и ив). Сделано 49 зарисовок речного профиля. Осмотрена лесная полоса Пенза-Каменск. Исписано 93 страницы полевого дневника. Отснято полторы тысячи снимков, все впрочем отвратительного качества: старенький фотоаппарат меня таки подвел. Сделано несколько криворуких фаунистиеских зарисовок. Сформировано несколько гипотетических предположений о причинах усыхания Чира. Зафиксировано около десятка любопытных наблюдений и закономерностей в динамике речных систем. Найдено две утопленных ондатры и одна утонувшая корова. С треками получилось не очень хорошо — в пожаре сгорел один из внешних аккумуляторов, в результате чего на половине пути мы остались без навигатора. Хорошо, хоть в полевом дневнике была карта:

Карта в полевом дневнике

Съедено 23 килограмма греко-рисово-макаронных продуктов, шестнадцать банок тушенки, три банки конины, шесть банок килькосайры и одна банка куриных потрошков, приготовленных в Троицке на улице полковника милиции Курочкина.

Отснято 26 видеозаписей. Впрочем, к большей части из них я имею слабое отношение, поскольку в поездке исполнял роль Кусто, снимая подводный мир с обитающими в нем водорослями, рыбами и ржавым бидоном у хутора Грачев. Встретили полтора десятка сетей, но половина из них в Цимле, ровно в местах нереста, указанных в правилах рыболовства для Азово-Черноморского бассейна.

Но хватит разговоров, лучше наслаждайтесь интерактивной картой на лифлете. Там и маршрут и пробы, и фотографии, вполне смотрибельные при таком масштабе:

Полноэкранную версию можно зазырить тут.

А я буду наслаждаться молоком, лампочкой, табуреткой и другими преимуществами городской жизни. Тем более, что через тридцать дней мне снова придется о них забыть.

Линия электрических передач

Новую экспедицию отменить нельзя

Жеглов дело говорит: наказания без вины не бывает. Но порой, все взаимосвязано настолько, что нет ни малейшего смысла разбирать причинно-следственные хитросплетения. Тут уж нельзя не вспомнить его подследственного Груздева, что цитировал на фоне стены, окрашенной в цвета Зеленого Слоника конфуцианское: «Очень трудно искать в темной комнате черную кошку, особенно если там ее нет».

К чему это я? Оставим клинические случаи специалистам в области психиатрии. Вне прецедентов для их компетенции, едва ли разумно подбирать для своих желаний объяснения, удовлетворяющие широкую общественность. Если я хочу что-то написать — я достаю блокнот и пишу. Если я хочу что-то посмотреть — я иду и смотрю. Если я хочу выпить — я наливаю стакан и пью без всякого повода. Потому что любое логическое оправдание своей страсти — это костыль, а «костыли нужны только хромым». Пламя души не требует извинений, жизнь не нуждается в оправдании.

Так какого же хрена, я все размышляю над тем, как объяснить мою новую авантюру? К чему все эти надуманные сопли? Пора добавить в эту жизнь немножко веселья.

Итак, год назад я высказал желание отправиться на лодке по реке Аксай. Чем это закончилось, вы все в большей или меньшей степени знаете. В этой игре пора немного поднять ставки:

Маршрут Чирской географической экспедиции

Да, друзья. В этом году на повестке стоит река Чир. Лет пятнадцать мечтаю на ней побывать, пора уже сбывать эту мечту. Протяженность маршрута 385 км, из которых часть предстоит пройти пешком. Отправка в конце апреля-начале мая, в зависимости от погоды и загруженности транспорта.

Что пользы в таких путешествиях? Не больше чем от наблюдения за формой клювов галапагосских вьюрков. Географию малых мест можно изучить разве что по редким рассказам туристов, рыбаков и местных жителей. Местных жителей еще нужно найти, да и знают они обычно немного. Рыбаков мало интересует то, что не связано непосредственно с ловлей, а туристов часто вообще ничего не интересует. Мы можем от полюса до полюса разглядывать Землю из космоса в видимых и невидимых диапазонах, но никто не знает, как выглядит эта Земля между хуторами Рябухин и Кзыл-Аул. Да что-там Кзыл-Аул — даже о возможности добраться на общественном транспорте до хутора Ботановский не знает ни один из мировых поисковиков.

Одно из самых коварных заблуждений современности — считать, что интернет вобрал в себя всю доступную человечеству информацию. Это не соответствует действительности даже на сотую долю процента. Вы, конечно, можете ознакомится с наиболее популярными фактами, но суть всех вещей все-равно останется для вас неразгаданной, ибо самые ценны пласты этого месторождения истины кроются не в сети, а в реальной жизни.

Скажу более того: мы вступаем в эпоху малых географических открытий. Воодушевленные удобством цифровых технологий, мы напрочь забыли, что любая технология ограничена и налагает разного рода издержки. В годы, когда на дискету умещалось несколько фотоальбомов эти издержки были столь незначительны, что вошло в привычку их игнорировать, но времена меняются и с каждым годом все чаще происходят ситуации, когда поиск в огромном объеме информации обходится дороже повторного исследования. Как ни печально, но терабайты информации тоже подвержены усушке, утруске и бою при перевозке. А значит пора вновь спускать со стапелей Бигль и Писарро.

мой бигль

Что такое река Чир? Согласно «Экологическому вестнику Дона» за 2015 год — Чир это водный поток, несущий у Обливского гидропоста 356 миллионов кубических метров воды в год со скоростью 11.3 кубометра в секунду. Это чуть больше половины (61%) среднемноголетних значений.  Правый приток Дона, разрезающий южные черноземы, темно-каштановые почвы и глауконитовые пески. В верховьях представлен цепочкой озер и водохранилищ, связанных пересыхающим руслом с периодически встречающимися порогами.

Река Чир Автор фото - Виктор Римчук

Автор фото — Виктор Римчук

В низовьях наполняется до широкой (более 50 м) по степным меркам реки, впадая в Цимлянское водохранилище.

При движении от истока к устью, полоса, шириной три километра по обе стороны от русла пересекает населенные пункты: Ботановский, Ильичевка, Верхнечирский, Большенаполовский, Ейский, Козырек, Разметный, Грачев, Лиховидовский, Рогожкин, Климовка, Каргинская, Латышев, Грушинский, Вислогузов, Попов, Коньков, Боковская, Дуленков, Земцов, Евлантьев, Свиридов, Краснокутская, Каменка, Илларионов, Фомин, Хохлачев, Пичугин, Новомосковка, Демин, Ставиднянский, Чистяково, Советская, Русаков, Русская, Новорябухин, Аржановский, Чирский, Рябухин, Малые Озера, Осиновский, Варламов, Усть-Грязновский, Синяпкин, Александровский, Артемов, Сосновый, Караичев, Киреев, Паршин, Попов, Солонецкий, Глухомановский, Ярской, Паршино, Лобачев, Лагутин, Рябовский, Большетерновой, Малотерновой, Средний Чир, Синяпкинский, Обливская, Кзыл-Аул, Сеньшин, Ковыленский, Секретев, Стародербеновский, Новодербеновский, Дубовой, Чувилевский, Стариковский, Нижнеосиновский, Суровкино, Свиридовский, Островской, Ближнеосиновский, Ближнемельничный, Новомаксимовский, Верхнечирский.

Судоходного значения река не имеет, впрочем — посмотрим.

Основное внимание, я конечно же уделю пойменной растительности. Большой интерес вызывает связь древесного прироста и гидрологического режима. Гидропостов на каждом километре не расставишь, а растительность, даже в степной зоне встречается достаточно регулярно. Отчего-бы не сравнить, с какой скоростью росли деревья на разных участках реки за последние двадцать-тридцать лет? Насколько тесна связь между уровнем воды и приростом пойменный ивняков и тополевников? Это тем более интересно, что в последние годы с водой на Дону творится странная катастрофическая фигня:

Для такого анализа потребуется в разных местах с помощью возрастного бурава отобрать из деревьев вот такие керны:

После чего подсчитать величину приростов за последние годы, оценить влияние на прирост фитоценотических факторов, сравнить приросты в сходных местообитаниях на разных участках реки (здесь пригодятся методы экологического шкалирования) и проверить наличие достоверной связи между приростами и данными по объему стока в реке.

Попутно я обязательно посмотрю на сохранность одной из крупнейших лесных полос «Пенза-Каменск», созданную по проекту «сталинского плана преобразования природы». Сейчас о состоянии таких объектов нет практически никакой информации, хотя в свое время им посвящали целые монографии:

Лесополоса Пенза-Каменск

В последнем официальном экологическом отчете фигурировала информация о том, что в целях улучшения экологического состояния расчищено аж 650 м русла реки Чир и убрано целых сто кубических метров мусора. В связи с этим, весьма любопытно будет взглянуть на состояние местообитаний редких и охраняемых видов растений и животных.

В качестве побочного результата путешествия можно будет получить уточненную границу Ростовской и Волгоградской областей, которая проходит по реке Чир. Юридического значения в этих данных не будет, но зато будет с чем сравнить топорную кадастровую карту:

Публичная кадастровая карта

Ну и самое главное. Я владею небольшой компанией, которая занимается сбором и анализом географических данных. Судя по бухгалтерскому балансу, предприниматель из меня так себе, но все-же оплачивать исследования из собственного кармана проще, честнее, а главное удобнее, чем бесконечно заполнять невнятные заявки на гранты в каком-нибудь НИИ. Основные расходы понесет моя лаборатория, но я буду чрезвычайно раз любой поддержке. Во-первых, из чисто материальных соображений, а во-вторых, это даст мне дополнительную ответственность, поскольку отчитываться перед другими людьми всегда сложнее чем перед собой. Кроме того, осознание, того, что в труде заинтересован кто-то, помимо тебя, приносит удовлетворение гораздо более высокого порядка.

В качестве благодарности постараюсь отправить вам из путешествия открытку, выслать после обработки керн на сувенир или отдам бесплатно/по себестоимости свою научно-антихудожественную книжку для взрослых, которую я таки предоставлю в печать в ближайшие пару месяцев. Такой вот научный краудфандинг.

Если вы представляете коммерческую компанию, то велика вероятность, что мы найдем отдельные взаимовыгодные формы сотрудничества.

Само-собой, все полученные результаты будут открыты, использовать их сможет любой желающий. Я, как обычно, не против компании людей, стойких к бытовым невзгодам, адекватным чувством юмора и космическим терпением к вредным попутчикам. Как сказал бы тот же жегловский Груздев: «Путь не делает человека великим, но человек может сделать великим путь». Впрочем, это уже какая-то пафосная философия.

Демонические лики идиотизма

Так подготовка к экспедиции еще никогда не проходила. Хотя, что уж греха таить, ко многим экспедициям люди сейчас вообще не готовятся: обсудят за пару дней детали маршрута, покидают в рюкзак вещи и в путь. В этом даже есть некий шарм вольности, мол настоящий профессионал готов к работе всегда. Но все-таки это безответственность, а в моем деле безответственности допускать было нельзя.

Несколько лет подряд я мотался по всей стране изучая растительность Ростовской, Воронежской, Липецкой, Ленинградской и Мурманской областей, четырежды пересекал Полярный Урал (правда на поезде), ходил по россыпям гранатов в прислоненный к скале горный клозет, дрался со щуками пустой бутылкой из под коньяка и едва не утопил в Белом море корабельный инклинатор. Весьма увлекательно, в общем, жил. Но почти за каждой поездкой наряду с собранными материалами и впечатлениями тянулся негативный шлейф неорганизованности и пустой суеты. С каждой новой поездкой я все больше убеждался в необходимости организации собственной экспедиции. Здравый смысл подсказывал мне плачевность вероятных итогов такого предприятия, но что стоит даже самая структурированная логика перед лицом амбициозного тщеславия?

Мечты обычно сбываются после получения весомого пинка от реальности. Я не стал исключением. В какой-то момент дела в моей компании стали настолько печальны, что я переключился на покраску детских площадок и оградок на юге Санкт-Петербурга, а после вообще прекратил работу своей скромной лаборатории на Васильевском острове и устроился работать в порт.

Поскольку к тому времени я был знаком с трудами Сукачева, Морозова, Клементса, Гордягина, Шенникова, Раменского, Работного, Василевича, Грейг-Смита, Одума и Розенберга, имел опыт оценки и анализа растительности и даже обладал скромными заслугами в области изучения фрактальной структуры живого напочвенного покрова, в порту мне удалось устроиться по специальности — газонокосильщиком.

Это было славное время. Возвращаясь в четыре утра на велосипеде с привязанной к нему газонокосилкой и еще не зная, что бразильские футболисты проиграли немецким со счетом семь один, я омрачался лишь мыслью о предстоящей через несколько часов работе по разработке генерального плана деревни Иссад в офисном аквариуме с видом на Неву. Но всему есть предел и в один из дней я, закончив стрижку газонов, покраску детских площадок, разработку генерального плана и отчет об экологических рисках полигона промышленных отходов Ленинградской атомной станции, сел на самолет до Ростова, погасил кредитную задолженность своей фирмы, купил хорошую лодку в магазине на Победе Революции, на остаток приобрел две бутылки пива и устроился разнорабочим на стройку.

Собственно, с этой лодки все и началось. Пока ее не было, все мечты об экспедиции туманно растворялись в суете, но после приобретения плавсредства медлить нельзя было не секунды, поэтому спустя два года я решился сплавиться по реке Аксай.

За время жизни в Петербурге я заимел от коллег вредную привычку обосновывать любые свои путешествия научной необходимостью. Вы напрасно считаете, что полевая командировка это то же самое, что поездка к теще в деревню. Все научные поездки начинаются одинаково: нарежет себе человек свежий батон с толстым куском колбасы, включит телевизор а там новости идут, скажем про Воркуту. Показывают кадры с работающим экскаватором под оптимистичный голос ведущего: «В Воркуте несмотря на многочисленные проблемы продолжается подготовка к отопительному сезону. Во вторник в администрации президента прошло селекторное совещание на котором мэр Воркуты заверил, что сроки сдачи…» и в таком духе.

— Так! — Думает человек с куском колбасы на батоне. Странно, что я еще в Воркуте не был. Там уже вовсю тундровая зона, интересно было бы там поприключаться. Заодно там можно и рыбы половить неплохо. У меня на август поездки пока никакие не запланированы.

И вот через несколько дней уже остро стоит необходимость изучения влияния угледобычи на динамику оттаивания тундровых почв на Европейском Севере. Решить эту проблему нужно непременно не позже ближайшего лета, желательно в августе (да-да, это обусловлено спецификой оттаивания почв). Не требуется больших экономических познаний, для понимания того, что такой подход к исследованиям возможен только в очень крупной компании с обширнейшей географией многочисленных заказов. Или в российских государственных организациях, где никто не может адекватно объяснить на что и зачем тратятся деньги.

Моей компании, к сожалению, пока еще до обширнейшей географии заказов далеко, но к счастью, из государственного учреждения я был уволен ко всем чертям еще до покупки лодки. Потому первым вопросом, который надлежало решить при подготовке к экспедиции — как вернуть затраченные на нее деньги.

Где взять деньги вопросов никогда не возникало. Поскольку я очень трепетно отношусь к своим финансовым обязательствам, получить кредит мне удалось даже в условиях тотального помешательства. Благо, кредитная история у меня хорошая, а сумма смешная. Мне кажется это честный подход. Отчего-то среди моих коллег из государственных учреждений принято постоянно жаловаться на нехватку финансирования научных исследований. При том, что реальная ценность большинства получаемых результатов ничтожна. Конечно, от идеалов высокой духовности я отстранился навсегда еще с юных лет, начав сбывать рыночным торговцам краденные на ткацкой фабрике болты от станков. Но в даже роли беззаветного альтруиста я нисколько не возбуждаюсь от пафосных речей про безмерные исторические долги человечества перед наукой.

Прежде всего нужно было определиться с товаром, который я буду продавать. Не продавать я не мог. Без продаж невозможно покрыть затраты на экспедицию. А путешествовать на свои деньги я мог бы и без претензий на научные исследования. Что может продавать никому не известный человек, путешествоваший в надувной лодке на маленькой реке? Рекламу? — смешно. Гербарий пойменных растений? — еще смешнее. Наловленных ящериц и змей? Может они и продадутся, но выручу я за них копейки, а если не успею их быстро продать профессиональным террариумистам они наверняка передохнут. К тому же у ящериц есть обыкновение при неподходящих обстоятельствах лишаться хвостов и терять товарный вид, а змей я панически боюсь с детства.

Оставался только один вариант — продать книгу о путешествии. Поскольку я известен в основном как автор печально известных очерков о судьбах России и месте лишнего человека в ее истории, вариант с книгой мне казался наиболее реальным. К тому-же книга никого не кусает, не дохнет и не отбрасывает хвост. А еще книга — это лучший подарок. Ее всегда можно кому-нибудь подарить. А лучше продать. А если будут плохо брать в интернете, всегда можно спуститься в метро и нагло попирая административный кодекс, продать весь тираж там. В конце концов, если уж барыжить, то почему бы не делать это интеллигентно, продавая свои книги?

Так я начал подготовку к экспедиции. Не с проработки маршрута. Не с закупки тушенки. И даже не с формулирования научной темы. Начал я с того, что запустил калькулятор и начал считать расходы на типографию.

Так, сверстаю я, допустим сам, все-таки два года главным редактором в журнале работал. Корректорскую правку тоже заказывать не буду, во-всяком случае для первого тиража. Если найдут ошибки всегда можно сказать, что я стал таким диким путешественником, что стал забывать человеческий язык. А вот без всего остального не обойтись.

Из чисто экономических соображений было ясно, что книга должна быть черно-белой на восьмидесятиграммовой бумаге с цветной обложкой на сто тридцатой меловке и сто тридцать пятой ламинацией на обеих сторонах. Я просчитал все, вплоть до количества полос, строк, типа крепления блока и наиболее выгодной верстки. По всему выходило, что всего за четыре года все вложенные деньги я верну и начну получать небольшую, но чистую как вода в дистилляторе, прибыль. А если инфляция будет меньше ожидаемых 10-15 процентов, то я вообще озолочусь.

После этих расчетов уже не составляло труда рассчитать объем материала, который необходимо собрать. Нужно было только определиться с объектами моего интереса и распланировать-таки маршрут хотя-бы в общих чертах. Подготавливая карту сплава я неожиданно удачно разделил весь маршрут на 144 отрезка, что без остатка укладывалось в запланированный девятидневный маршрут. За исключением двух неприятных мест вся акватория для лодки была проходима, во-всяком случае, теоретически. Поэтому зависнув на несколько недель в сайтах туристов, охотников и рыбаков, попутно отыскав сайт моей любимой газеты «Рыбак Рыбака» и выяснив, что непреодолимых препятствий нет я вступил в воды своего Рубикона.

В банке, перед тем как поставить подпись, ко мне ненадолго вернулся рассудок и здравый смысл. Передо мной лежал кредитный договор, потраченные деньги по которому я собирался вернуть продав книжки о своем путешествии на надувной лодке по маленькой степной речке.

— Вот здесь и здесь распишитесь — девушка поставила галки напротив необходимых полей. И рассудок и здравый смысл видя это в один голос закричали одно и то же.
— Ты что делаешь, идиот?
— Живу — ответил я. И подписал.

Так подготовка к экспедиции еще никогда не проходила.