Дендрофилическая дискриминация

Даже такой убежденный сексист как я не может не понимать: чем больше в деле мужчин, тем сильнее проект гендерно-специфичен. Но это делает его менее привлекательным для женщин. Закономерность нелинейная, я бы даже сказал с фазовыми переходами, но принципиально верная. Причем в обратном порядке все работает аналогично.

В этой связи возникает вопрос: а что такое женщина? И что такое мужчина? Не в половом, конечно, плане, а в социальном. В чем различия между потребностями, интересами, восприятием, наконец, формой взаимодействия?

Без этого гендерное равенство выглядит как желание каждому болту найти свою гайку. Результат сомнителен, но процесс может быть очень полезен. И все-же, я не могу удержать свое сексистское воображение от внутреннего диалога.

— Почему так нужно заманивать женщин в какой-то проект?
— Потому что в этом проекте их мало
— Но в мужском туалете их тоже мало, почему тогда их туда не пригласить?
— Потому что для этого у женщин есть собственные туалеты
— Так может у них и собственные проекты есть?

Сколько можно мусолить феминизм? Надо идти дальше: приглашать в любое начинание людей с шестью пальцами на левой ноге и дендрофилов. Почему никто не вспоминает про дендрофилов? Ведь это дендрофилическая дискриминация.

Как же хорошо стали жить люди, раз их на полном серьезе волнуют подобные проблемы.

Картографическое общение

Картографическое общение

Иногда карта — лишь инструмент, вроде молотка или болгарки, а иногда элемент общения. В последнем случае, у карты всегда есть контекст, выдающий истинный смысл послания и работать с ним надо уметь.

Для примера возьмем карту на обратной этикетке бутылки краснодарского вина. Претензий по качеству исполнения много. Тут и плохая генерализация, и лишние данные, и плохая работа с гидрографией, и жуткое размещение подписей. Про отсутствие разрывов линий можно даже не вспоминать.

Но это все технические моменты. Мы же говорим про текст и контекст. Текст прост: виноград выращен на широте Бордо. Контекст же просит: купите наше вино, ведь оно не хуже французского. Можно подумать, качество напитка определяется лишь местом произрастания винограда. С тем же успехом я могу выгнать брагу и картографически доказывать ее превосходство над большинством немецких вин.

Контекст редко осознается людьми, но всегда ощущается. Если краснодарское вино не хуже французского, то лучше все-таки взять французское. Всякая позиция «не хуже, чем» ущербна и заявляет о вторичности. Скажу даже категоричнее: всякая сравнительная оценка подразумевает превосходство эталона. Забывать об этом невероятно глупо. Феминистки, например, однажды забыли, а теперь лозунг «Женщина — тоже человек» вызывает у любого образованного человека насмешку.

Но главный юмор в том, что краснодарское вино действительно ничем не хуже. А если оставаться в рамках вменяемых цен, то даже лучше. Виноделы молодцы: постарались и получили хороший напиток. Но пригласили маркетолога, фантазия которого перечеркнула половину работы. А в конце дали свободу криворукому картографу. Он поработал и от оставшейся половины результата вообще ничего не осталось.

Общение тоже разновидность инструмента. Если возникает идея нарисовать карту, не лишне спросить себя: «Что я хочу этой картой сказать?». Может окажется, что говорить вообще не следует.