Второй слой

За время работы в трех газетах и одном журнале я приобрел заветную мечту освоить русский язык. Хотя-бы до второго уровня. Любую информацию можно разбить на то, что сказано, что не сказано, что хотелось сказать и чего говорить не хотелось. К сожалению, большинство умеет обращаться с языком лишь на уровне «что сказано», да и то плохо. Профессиональная вершина современных журналистов — обнаружить ошибку в слове «вылазиит», зачеркнуть и написать «вылазиет».

А ведь можно гораздо тоньше, например так: «Проблема в том, что пассажиры туристических кораблей не могут сойти на берег». Опытный взгляд видит ошибку. Не бывает туристических кораблей, поскольку корабль — это вооруженное судно предназначенное для решения боевых задач. Глупость, а не предложение. Любой опытный редактор его перечеркнет и совершенно напрасно.

Никакой ошибки в предложении нет и настоящий мастер слова это увидит. Есть то, что сказано и то, что хотелось сказать. «Пассажирами» на кораблях называют бесполезных людей, часто гражданских, которые ничем не заняты, всем мешают и объедают команду. Сказано: «бедные люди заперты», а подразумевается: «эти уроды всех достали, но не уходят».

Пример плохой, но смысл понятен. Хотя если в качестве примера взять этот текст целиком, получится еще лучше.

Харрасмент

Мир сошел с ума, но есть в году день, когда здравый смысл торжествует, и этот день наступил. Поскольку мы стоим перед эпохой нетрадиционной сексуальной гомосятины я не могу не вспомнить замечательную историю моего институтского преподавателя. Мы с ним служили в одном и том же знаменитом шестом дивизионе, только он служил на треть века раньше и попал на другой корабль.

Боевые корабли инспектируют часто, но обычно этим заняты военные мужчины. За свою службу я видел на корабле только одну женщину — старую бабульку, которую привели проверять сохранность пломб на оборудовании радистов. А тогда, во времена лохматого Союза, кто-то совершил трагическую ошибку и направил на военный корабль инспекцию гражданских, да еще и включил в состав инспекции женщину.

На корабле нет только двух вещей: женщины и велосипеда. Но если женщина появляется — точно жди беды, особенно если женщина молода и ретива. Эта дура отделилась от группы и полезла проверять торпедный аппарат. Торпед внутри тогда не было, а сам аппарат напоминает две больших спаренных между собой трубы.

Люди все разные, есть Ковалевская, Кюри, Нетер, а есть человек, который будучи жещиной на корабле среди молодых матросов вздумала по пояс влезть в этот чертов отсек для торпеды. Где был мозг у человека? Естественно, кто-то подошел сзади и трахнул. Не изнасиловал, а именно трахнул: изнасиловать на флоте может только офицер, матросы только трахают, хоть и редко.

Потом она вылезла из трубы, побежала к командиру, построили на юте команду, да разве найдешь виновного? С тем инспекция и ушла: написали пару стандартных замечаний, да и простились. Команду потом насиловали еще не один месяц. Все мучались, но хохотали. Это же флот.

И когда в мою службу кока за плохой суп подвесили за борт, никто не переживал. И когда меня направляли на ампутацию уха, все смеялись. И когда на палубу с пусковой грохнулись две боевые ракеты тишина наступила на несколько секунд. Кто-то произнес что-то про мать, заработала аварийная тревога и жизнь пошла как обычно. Для человека жизнь — это самое важное. А для матроса самое важное — верно сделать свое дело и достойно умереть.

Наверняка, я многих обидел этим текстом, но знаете, что скажу? Идите все в задницу с вашей рефлексией. Запритесь в комнатках и мастурбируйте свою обиду. А пока, баковым на бак, ютовым на ют, шкафутным на шкафут.

Спокойных вам вахт, что-бы звонки только на обед и что-бы сход не задробили. С праздником, мужики!

Борьба за живучесть

На этой мутной фотографии я устраняю пробоины в отсеке подводной лодки. Мало того, что пробоин несколько, так на нас еще чертовы гидрокостюмы. В них угол зрения составляет всего пятнадцать градусов, движения скованы, и вонь от спирта, которым протирают костюмы изнутри. Если в данную минуту вас не тошнит в скафандре на тонущей подводной лодке — нет особого повода унывать.

Применив пластырь, домкрат и много полезных слов мы не дали подводной лодке утонуть. К тому же она стояла на севере Калужской области в паре часов от Москвы. Потом мы сдали еще несколько экзаменов, получили справки о том, что прошли учебные циклы моряков-подводников, разобрали рундуки и поехали служить на надводные корабли. А все потому, что русский флот непредсказуем.

Всем умельцам шкерта, мастерам подсчета шпигатных дырочек, бакалаврам капелькана, магистрам ПЭЖа и академикам КИНО желаю не слышать непрерывных звонков. И что-бы сход не задробили.

Баковым на бак, ютовым на ют, шкафутным на шкафут! С праздником, мужики!

Про эффективность преподавания

Не знаю где как, но на кораблях Северного Флота ежедневно наблюдают за погодой. Беда в том, что происходит это так же, как и все остальное, что происходит на кораблях Северного Флота. Месяц с лишним я ежедневно залезал с анемометром на крышу мостика (мостик — это там, где в сказках капитан крутит деревянный штурвал) и под леденящим ветром стоял сто секунд в позе Фредди Меркьюри. Затем спускался к термометру, попутно фиксировал облачность и осадки, при их наличии. Барограф стоял в штурманской, а компас, если ты затерт льдами совершенно не нужен.

В середине февраля старшина второй статьи, рулевой (который на самом деле стоит за штурвалом) отвлекся от изучения анкет северодвинских проституток и спросил, за каким хреном я в такой мороз вышел наружу.
— Температуру измерял
— Ты совсем дебил? Вон в столовой телевизор, по каналу ТНТ в углу температуру показывают. Всегда там смотрели.
Тут я понял, что ТНТ — это стратегический канал, а Бузова — надежда и опора нашего военного присутствия в Арктике.

Ежедневно к девяти утра матрос должен закончить все измерения и составить метеограмму. Для этого достают с полки истрепанную пожелтевшую брошюру, в которой указаны шифры всех возможных состояний погоды. Тот кто смотрел фильм «Как я провел этим летом», мог слышать как такую метеограмму диктуют главные герои. Выглядит она примерно так:

06041|99645|397|41197|11085|30305|40975|52003|70021|88121|222000|

Я передавал метеограмму радистам, а уж куда передавали они — не знаю. Допускаю, что просто выбрасывали мои бумажки в ведро.

Зато я навсегда запомнил поговорку «Ветер дует в компАс». Если вы спрашиваете себя: «Западный ветер дует на запад или с запада?», вспомните эту поговорку. Если западный, значит дует в западную часть компаса, значит дует с запада.

Иногда в трех словах знающего человека заключено больше смысла чем во всех лекциях кандидата наук за семестр.