Двойное удовольствие

Двойное удовольствие

Человек, который желает поумничать, непременно вспоминает принцип бритвы Оккама, суть которого — не выдумывать разную хрень без веских на то причин. Нет сомнений — принцип важен и выручал не раз. Но сильнее всего он помог тем, что был изобретен лишь семь столетий назад. Знай о нем наши предки, все бы совершенно иначе получилось.

— Давайте у той зверюги, которая детей сожрала, щенят отберем и за несколько тысяч лет приручим — будут наши пещеры охранять.
— Ты еще предложи вон ту желтую фигню на палке принести, а потом на ней мамонта жарить.

Или ацтекский вариант: «Пока ты с игрушками развлекался, мы весь день булыжник тащили».

На всякую бритву непременно найдется свой Курт Гедель с теоремами о неполноте. Сравнивать философию с математикой сомнительно, а использовать результаты сравнения в быту еще сомнительнее, но опыт подсказывает: бывают ситуации, решить которые логическим способом нет никакой возможности. Приходится на основе интуиции предлагать разную хрень до тех пор, пока нужное решение не будет найдено. Заодно изменится и научная парадигма.

В любой момент времени найдется верное, но недоказуемое утверждение. А вместе с ним миллионы недоказуемых и неверных. Главное выбрать правильный подход и не считать утверждения самоценными.

— А мы говорим, что Земля плоская!
— Да я согласен хоть на форму банана, если вы скажете, что это дает и как объяснить тысячи других наблюдаемых вещей.

Молодец Курт Гедель. Теперь умничаешь так же, а удовольствия в два раза больше. Да и бриться веселее стало.

Научная неполнота

Иногда в разговоре коллеги называют себя учеными. В этот момент не остается иного выхода, кроме как вспомнить хармсовский ответ Вани Рублева (кстати, это одна из причин избегать конференций). «Ученый» — это худшее оскорбление для образованного человека.

С ростом образования человек сильнее понимает ничтожность своих познаний. Но дело даже не в этом. Методология науки ставит жесткие рамки: объяви цель и разбей ее на задачи. При таком подходе, любая научная цель обязана быть аддитивной. И это во времена, когда теореме Геделя исполняется почти век. Будь так всегда, хрен бы когда человек колесо изобрел.

Методология устарела. Об этом косвенно свидетельствует даже отказ ведущих журналов считать статьи результатом научной деятельности. Былых заслуг нельзя отрицать, но жить в старой парадигме — все равно, что допытывать Демокрита о заряде t-кварка.