Основы панка. Основной инстинкт

По приезду в лагерь началась суета: ставили палатки, настраивали кухню, рыли сортир, холодильник (да, епта, холодильник), окапывали сушилку… Весь день я охуевал от происходящего – люди уехали из города, чтобы пользоваться газом и электричеством, мыть руки под краном, спать на кровати и пить по утрам свежесваренный кофе.

Вы я вижу мне не верите. Что-ж, вот как выглядит настоящий геологический лагерь:
Палатки

Мы, вместе с Никитой и поваром Костей поселились в двухместной палатке, но настолько большой, что там с комфортом могли бы ночевать шестеро человек. Остальные устроились поодиночке. Самая крупная палатка из старого советского брезента отводилась под сушилку, внутрь которой помещались козлы для сушки и обычная печка-буржуйка:
Палатка-сушилка

При электричестве, при свете, в тепле. Такой комфорт не во всяком городе есть. Не один год я скитаюсь по разным полям с ботаниками, географами и алкашами. Но только среди суровых геологов узнал: чтобы вскипятить чайник нужно просто поднести к открытой конфорке зажигалку:
Чайник на плите

А если у тебя разрядился телефон, достаточно приткнуться к свободной розетке:
Розетки в поле

Но апофеозом всего стало это:
Кровати в поле

Кровати блядь! Геологи привезли в поле кровати! Напилили кругов из полена, и поставили на них кровать прямо внутри палатки. Я совсем не аскет и не прочь пожить в комфорте, но когда я слышу про кровать в палатке, моя рука инстинктивно тянется к стакану.

Сортир я фотографировать не стал, и без него достаточно упреков в том, что я пишу исключительно про говно, хотя с инженерной точки зрения это вещь многим показалась бы интересной.

Покончив с обустройством лагеря, сели за столы и стали пить водку под суп с куриными потрохами. Я же, оставив застолье, прихватил с собой стульчик и отправился на ближайший ручей ловить рыбу. До лагеря от него было метров триста, поэтому периодически прерывая рыбалку я появлялся у стола. Где-то на третье такое появление раздался пламенный тост начальника отряда.

— Предупреждаю. Если кого-нибудь увижу пьяным, на следующий же день отправлю в Питер. Я это всем говорю. Пьяный – домой на поезд. Я этого уже в прошлом поле натерпелся. Чтобы такого не было. Если кто запьет – сразу буду увольнять. Нахер. Сразу и без предупреждения.

Он повторил свою мысль еще несколько раз, после чего все выпили.

Июньское солнце в Карелии заходит поздно. Только к полуночи оно склоняется к глади озера Хедо. Сосняк-брусничник шевелит своими кладониями на пнях. Клесты готовятся к новому потрошению шишек, холодеет песок и лес принимает свой самый красивый летний облик… На этом месте стало настолько темно, что записи в моем блокноте хер прочтешь. Какие-то лирические строки о взаимовлиянии русла и потока, но судя по почерку, они навсегда останутся невысказанными.

Точки на карте

Основы панка. Бетмен с яйцами

«Вон геолог с картой идет. Сейчас дорогу спрашивать будет»
Анекдот от опытного геолога

С геологической картой района работ я познакомился на следующий день после приезда. Геологи усмехались, глядя как я держу ее вверх-ногами, но позже оказалось, что как ее ни крути, один хрен содержимое карты не сходилось с реальностью.

Как создается геологическая карта? Очень просто. Берете картину любого абстракциониста, например Девида Духовны, который, как утверждал один из номеров газеты «Спидинфо», творит свои полотна, размазывая краски на холсте голой жопой. Расставляете на этой картине индексы комплексов и свит, добавляете легенду и карта готова:

Геологическая карта
Я не утрирую – геологическая карта как никакая другая далека от истины и представляет собой скорее продукт воображения, чем реальную интерпретацию полевых данных. Смотришь на карту — вот он, Сумий-Сариолий, представленный в виде двух яиц Селецкой свиты. Или вот голова Бетмена в подробностях, сложенная нюкозерскими гранитами:

Голова Бетмена
Все так детально, красиво прорисовано. Но приходишь на место и весь день пытаешься найти хоть какое-нибудь обнажение. Какой там, нахуй Бетмен с яйцами. Порой даже просто подтвердить наличие указанной структуры невозможно без бурения — кругом одни сплошные морены, озы, камы, болота и непросматриваемые вырубки, обросшие густой ольхово-березовой хуетой.

Болотина

Я скорее поверю, что держу в руках геологическую карту планеты Нибиру, чем в то, что эти тарканьи залупы границ геологических структур реально существуют. Одни мудаки придумали несуществующие контуры, а другие теперь пытаются найти в границов этих контуров обнажения горных пород.

И странно еще, что какие-то полевые данные вообще удается собрать, слишком уж много времени в маршруте уходит на откровенную хуету – разведку дорог и последующую прокладку маршрутов. Казалось бы, кто мешает перед полем подготовить абрисы дорог? Хрен с ним, нет денег на свежие спутниковые снимки, но хоть в том-же OpenStreetMap-е дороги-то можно было обрисовать? Чем так возбуждают карты генштаба, которые наполовину не соответствовали действительности при издании, а на вторую половину устарели еще в прошлом тысячелетии?

Геологи нихуя не картографы. От слова совсем. Даже постоянная работа в гисах не может привить им современной парадигмы картографии. Иногда это выглядит достаточно мило и винтажно: помнить номенклатуры, стандартные ряды масштабов, ходить по азимуту, периодически прикладывая транспортир к карте и навигатору на телефоне (я сам охуел когда первый раз увидел) и раз за разом оказываться в местах, в которых не планировал оказаться.

Однажды я перепил пива и подготовил демку на район. Хочешь горизонтали вытаскивай, хочешь DTM-фильтром склоны выделяй. Вместо этого последовал вопрос: «Демка – это что, демо-версия?». Да, блядь. Я подготовил демо-версию нашего района. Триал – главное все успеть, а то, как пизданет через тридцать дней по району работ очередным метеоритом.

Но хуй-то со всеми этими демками, фильтрами и парадигмами картографии. Хуже всего то, что многие (замечу, не все) из геологов нихуя не умеют ходить по навигатору. Зато все берут азимут с точностью до градуса — похуй, что трек по форме больше похож на кардиограмму при аритмии.

— Нам по азимуту триста четырнадцать градусов, вон туда идти
— Обратно через болото, что-ли? Оттуда же пришли
— Эээ, ну значит тогда вот туда…
— Бля, отдай мне навигатор — сам поведу.

Просто пиздец какой-то. Идешь с геологом и гадаешь — куда он тебя сейчас заведет и как его потом из этой жопы вытаскивать. Прямо как мой пес по кличке Лишай. Тот тоже всегда выбирал ебанутые маршруты, но в отличие от геологов всегда знал как вернуться. 

Хождение по азимуту — это как алхимия в средние века — все верят, но кто-бы не пробовал, получает в результате какое-то говно. Причем, так было есть и будет во все времена. Именно поэтому глобальная навигация и возникла.

геологический молоток

Основы панка. Пролог

«Ну все, теперь когда в гараже пить будем, ты меня еще и геологией заебешь»
Диавол на пятнашке

Ну и куда меня опять занесло? Серый барак с выбитыми стеклами, бродячие собаки, увядшие уличные сортиры и отражение лампы накаливания в ленте для поимки мух. О том, что я тут делаю можно рассказать целую историю и даже не одну.

Но начну издалека. Семьсот миллионов лет назад по территории современной Карелии ебнул здоровенный метеорит, образовав аллогенную брекчию и дыру в которой я живу уже четвертую неделю. Чуть позже здесь сформировалась большая система озер, окруженных ельниками черничного и кисличного типа.

Потом пришли люди и назвали самое крупное озеро заячьим.

Заячье озеро

Через некоторое время им надоело ощущение перманентной тоски, холода и комаров, поэтому люди решили перестрелять друг друга, а позже вообще съеблись из этих мест, оставив после себя старые фундаменты, колодцы и леса полные пробитых ржавеющих касок.

Каска времен войны

На их место пришли другие, которые вырубили к хуям все леса и устроили вселенский праздник Чучхе, эффект от которого по разрушительной силе оказался мощнее чем метеорит и вообще любая хуета, прилетавшая к нам когда-либо из галактических пустот.

В конечном итоге все закончилось тем, что я, отыграл восемь карточных партий на маленькой железнодорожной станции, сел в буханку цвета «Белая ночь» и приехал сюда начинать новую жизнь рабочего геологической партии. За месяц до этого я уже умудрился вписаться в подобную авантюру. Поэтому честнее и правильнее было бы начать мою историю с того, как выходя из дома для распития пива в гараже, мне позвонил старый знакомый.

— Здорово! Не желаешь в отпуск скататься на полтора месяца?
— Паша, не еби мне мозг, говори прямо, что за работа
— Нужен помощник геолога в Карелию с конца июля по сентябрь. Работа простая: камни носи, по лесу гуляй и рыбу лови. Тридцатка в месяц.

Ехать в Карелию мне совершенно не хотелось. Но, с другой стороны, на ближайшие два месяца никакой вменяемой работы не планировалось, а тут выпала интересная возможность отдохнуть и узнать много новой интересной хуеты. И потом, я еще не так стар, чтобы отказываться от спонтанных, заведомо хуевых, но азартных предложений. Я выпил по пиву и согласился. Правда тут же оказалось, что отправка не в июле, а в июне, но я уже соскакивать не стал и по приезду без колебаний подписал должностную инструкцию рабочего третьего разряда в геологической партии.

Собственно на этом вся правда заканчивается и начинаются события, которые в действительности никогда не происходили с людьми, которых в действительности никогда не было. И если уж эти люди прочитают когда-нибудь мои строки — пускай сами сознаются друг другу, что было на самом деле, а что выдумало мое больное воображение.

 

Колоризация разреза

В шестом томе сборника «Гидрогеология СССР», что издан еще в 1971 году под редакцией А.В. Сидоренко, есть примечательная иллюстрация:
Гидрогеологический разрез города Шахты

Недавно пробежал ее глазами: едрен-батон, знакомые ведь места разрезаны:
Гидрогеология города Шахты карта

А ведь стоит только добавить немного цвета, как подземные воды, четвертичные обнажения, известняки и угли различаются гораздо легче:
Гидрогеология города Шахты

Колоризация «Семнадцати мгновений весны» это унылая и бесполезная шняга. Если уж есть что-то старое, что стоит раскрашивать, то это фундаментальные научные труды и учебная литература, иллюстрации которых, в силу особенностей типографского производства, почти повсеместно представляют собой абсолютный беспросветный пиздец.

Собственно, к чему это я? Часа три не мог вспомнить местоположение шахты «Октябрьской Революции» и факт того, что шахта имени Артема №2 носила в последние годы название «Глубокая». А лет через десять этого вообще никто не будет знать, даже гугл с яндексом. Познание человечества замкнется и наступит эпоха…, а впрочем нет, это уже из другого поста. Позже расскажу.