Прибыльное лесное хозяйство

На минувшей конференции @spbgeotex некоторые участники усомнились в моих словах про убыточное лесное хозяйство в России. Дескать, коэффициент дисконтирования это какая-то фигня — всего-лишь цифры. Можно зачеркнуть одни, нарисовать и обосновать другие. Хорошо, давайте подсчитаем экономику лесного хозяйства на пальцах, без всяких умных слов.

Возьмем сценарий, позитивный до идиотизма. У вас гектар площади. Пусть мы закупили саженцы елки с открытой корневой системой по два рубля штука и сажаем с заниженной густотой. Выйдет около пяти тысяч только на посадочный материал. Но его еще нужно довести — гнать КАМАЗ до питомника и обратно. Сколько стоит работа (кроме лесников работает бухгалтерия, МТО, начальство и другие люди)? Перед посадкой землю необходимо распахать, а вырубка это не черноземные поля — тут расход топлива выше. А еще амортизация, а еще незапланированные траты — постепенно стоимость посадки приближается к пятидесяти тысячам.

А еще допустим, что приживаемость двухрублевых саженцев у нас 100%, мы не тратимся на уходы, в лесу не бывает пожаров, короедов, ветровалов. Предположим, что дороги у нас не зарастают, гидромелиорация не нужна, класс товарности не ниже первого. Посадили деревья и восемьдесят лет на это место не приходили, а когда пришли — там лес поспевший. Да еще и с кубатурой такой, кубов под двести.

Все это необходимо спилить, раскряжевать, убрать порубочные остатки, погрузить на лесовоз-двухтирку и вывезти. Допустим, тут еще уйдет сто тысяч. Итого, вкладываем сто пятьдесят тысяч и через восемьдесят лет получаем двести кубов условной елки. Цена на еловый кругляк сейчас 2-5 тысяч рублей за куб, смотря какой диаметр. Возьмем среднюю (3 тыс. рублей) С гектара выходит 200*3000=600 000 рублей — четыреста пятьдесят тысяч рублей прибыли.

А теперь откроем калькулятор и убедимся, что вложив эти 150 тысяч в банк на 80 лет под пять процентов мы получим 750 000 рублей. На сто пятьдесят тысяч больше, а всю операцию можно проделать на телефоне одним пальцем.

Реальность еще печальнее. Проблемы по мере роста леса возникают почти всегда, а на сто пятьдесят тысяч вы можете вести лесное хозяйство только друг с другом вон в тех кустах. И это не только проблема России. Поезжайте в Вяртсиля на погранпункт — поcмотрите сколько леса идет через границу. Или в Питер на разводку мостов — на мосты смотреть скучно, а вот проплывающие лесовозы очень интересны. А вспомните кризис с вагонами-кониками для Финляндии два года назад.

Европейцы охраняют свои леса не от любви к природе, а от любви к деньгам. Потому что выгодное лесное хозяйство на севере можно вести только по одной схеме: вырубили и на полтора века про эту территорию забыли. Только это не лесное хозяйство, а лесодобыча и вести ее можно только на очень больших и неосвоенных территориях. По этой причине термина «лесное хозяйство» в России не существует уже более десяти лет.

Может ли быть наоборот? В частных случаях наверняка да, но в целом, лесное хозяйство на севере — это фиаско если нет подневольного труда. Прибыль от растениеводства в широком смысле обратно пропорциональна модулю широты. Если где и стоит выращивать лес, то на юге, но не заменяя сельскохозяйственные культуры, а обеспечивая лучшие условия для их возделывания.

Агроном получает от лесничего микроклимат, удержание снега, снижение ветра, уменьшение эрозии. Лесничий получает от агронома дороги, косвенно удобрения с химической защитой и контроль. И все это в условиях повышенной продуктивности.

К большому сожалению, эта схема ведения хозяйства будет работать еще настолько не скоро, что можно считать никогда. Но я про эту мою боль на конференции @spbgeotex не говорил, потому как тема вообще-то была посвящена применению геоинформационных систем в изучении растительного покрова.

Выступление целиком можно посмотреть здесь, доклады адекватных людей можно посмотреть на канале конференции.

Очень советую посмотреть. Хорошая конференция была.

Вдудь и пятерочка

Не знаю, чего все так возбудились. Дважды посмотрел дудевский фильм про Колыму и нашел его безнадежно унылым. Если кто не смотрел, суть видоса такова: в ГУЛАГе было плохо, очень плохо, на Колыме сейчас плохо, но в ГУЛАГе было еще хуже, не ссыте, вы можете, хоть в ГУЛАГе и было плохо. С посылом я согласен, но нельзя же все сводить к одним соплям.

Из всего фильма самым адекватными оказались водители и мужик-архивист. Последний создал полное впечатление промытости мозгов («Мы будем под американцами»), но внимательный глаз всегда различит зерно разума. «Все говорят, что Сталин — зло, я согласен, но давайте обсудим его положительную роль».

Это прям моя жизненная позиция. Соотношение между «хорошо» и «плохо» во все времена одинаково. Поэтому я не верю в светлое будущее цифровых технологий и считаю вторую мировую войну лучшим, что произошло с человечеством (не путайте лучшее с приятным).

Возьмите магазины «Пятерочка». Они уродуют города, но строят велопарковки. Убивают мелкие магазины, но снижают цены. Продают безвкусную дрянь, но содержат все в чистоте.

— Как ты смеешь сравнивать ГУЛАГ, фашизм и Пятерочку?! — воскликнет тут фанатичный читатель. Что сказать? Все вокруг лишь случайная космическая пыль, которая на фоне дуальности эмергентного мира сливается в неразличимую точку.

Космос

Основы панка. За периметром

Сегодня я предстану перед вами нерешительным, словно трезвый Раджеш Кутрапали. И весьма надеюсь, что нерешительность эта заразит вас, поскольку проистекает из осознания ложной синонимичности рефлексивных понятий приятности и позитива, порождая целый каскад вопросов с единым ответом, в котором подобно зеркалу отражается вся ваша хромота и уродство.

Представьте, что вам пришло приглашение на кинопоказ. Вам дали фрак с бабочкой, довезли на лимузине до кинотеатра, подали шампанское. Милые барышни и солидные мужчины обсудили с вами совершенно пустяковые вещи. Конферансье (или кто там у вас будет) указал ваше место — самое лучшее в зале. Погас свет, затихли голоса. И после минутной пустоты на экране появились вы, в спущенных трусах на унитазе, пытающийся попасть выковыренными из носа козявками в лампочку Ильича на потолке. Ах да, совсем забыл — глава эта вовсе не связана с геологией, просто события последних дней неожиданно продлили и дополнили недавние впечатления.

К тому дню подходили к завершению работы по обследованию северных районов янисъярвинской геологической площади. Мы дополна набившись в буханку ехали вдоль инженерно-технических сооружений, проще говоря забора, за которым проходила граница Российской Федерации.
граница России

Временами этот забор отмечался воротами, шлагбаумами и пограничными будками довольно ухоженного вида
ворота на границе России

Но чаще всего забор выглядел как шеренга пьяных солдат, в разную сторону оперевшихся на ржавую колючую проволоку. Некоторые столбы сгнили настолько, что вовсе не касалась земли или лежали пластом, подмяв проволоку под себя будто одеяло.

Наш маракас цвета «белая ночь» вез трех кандидатов наук, начальника отряда, водителя и двух распиздяев, бросивших институты ради невнятных авантюр. Компания в высшей степени уважаемая, снабженная всеми необходимыми документами и доверием со стороны двух государств, которое выражалось в наличии пропуска за ИТС, заграничных паспортов и даже нескольких открытых виз. Многие уже сейчас могли бы спокойно проехать вяртцильский пропускной пункт и оказаться в Финляндии на законных основаниях. Другим же требовалось для этого лишь небольшая формальная процедура.

Мы не перевозили наркотики, драгоценности и оружие, если не считать таковым несколько геологических молотков. Нас вообще заграница интересовала куда меньше, чем обнажения горных пород зеленокаменного пояса. Мы ехали вдоль границы нашей великой страны и всю дорогу пытались высмотреть самое удобное место для того, что-бы эту границу пересечь

— Вот, смотри, здесь можно перелезть
— А тут по луже можно ксп пройти и если вон там проволоку перекусить, то пролезешь
— А у финов тоже такой-же забор?
— Не, вот, это самое лучшее место, если переходить, то здесь надо

Зачем? Ни одному нормальному человеку в голову не придет искать дырку в заборе, когда у него не только нет в этом нужды, но и есть официальное приглашение через парадный вход. Забор в России вещь прежде всего статусная — основной его смысл в том, что за забором ваши права меньше чем права тех, кто этот забор установил (я уже подробно освещал этот момент в соответствующей статье). Внутри ограждения правила поведения устанавливает владелец ограды, и большой ошибкой было бы считать, что в самом центре этого огорода прав у вас больше, чем на окраине. Но пограничный забор настолько огромен, что влияние его подобно тяжести атмосферного давления — привычно и ощущается лишь в моменты, когда это давление неожиданно исчезает.

Попробуйте отъехать от границы всего на пол-сотни километров (это меньше чем от Шахт до Ростова). Маленький городок Лапееранта, с населением в семьдесят три тысячи человек. На первый взгляд никаких отличий нет. Дороги ничуть не лучше, чем у нас, а местами и вообще от наших не отличить
пешеходный переход в Лапееранте

А почему, собственно дороги должны отличаться? За исключением некоторых эксцессов исполнителя (когда пиздят не просто сверх нормы, а все что только возможно), дороги в России ничуть не уступают, а местами даже превосходят финские. Другое дело дома. Люди живут преимущественно в типовых пятиэтажках, но от наших их отличает три принципиальных момента. Во-первых, дома не делают вытянутой формы. Во-вторых, их стараются как можно сильнее отдалить друг от друга. В-третьих, фасад каждого дома не выглядит так, будто его делали по остаточному принципу из любого говна. Я не знаю почему, но финские архитекторы не вдохновились образом скученных серых вытянутых бараков.
Пятиэтажка в Лапееранте

Из-за этого, даже не сразу понимаешь, что перед тобой типовое сооружение в пять этажей. Сравните нашу действительность:
Пятиэтажка на ХБК

пусть даже в прекрасную погоду и замечательное освещение
Пятиэтажка на ХБК

с действительностью финской провинции
Финская питиэтажка

Эта разница проявляется не только во внешнем виде, но и в практике использования домов. Каждый раз, когда железная дверь моего подъезда открывается под тревожный звук домофона, я чувствую себя заключенным, которого переводят из одного тюремного блока в другой. Вы можете сутками промывать себе мозг либеральными речами о правах и независимости, но стоит спуститься за пивом, как вы упретесь в стальную дверь безысходности.
подъезд

На третий день жизни в Финляндии у меня стало ослабевать привычное желание скрестить руки за спиной при движении по лестницам и коридорам
Подъезд в Финляндии

Я всегда был противником домофонов. Домофон — это мерзейшее унизительное зло. Единственная дверь, на который стоит устанавливать наши обычные домофоны должна вести в ад.
Домофон в ад

Но неожиданно выяснилось, что если у этой хуеты убрать красный индикатор и сигнал химического заражения при каждом открывании двери — скрепя сердце с ним можно согласиться
Финский домофон

Если что и нужно делать в России в первую очередь, то это, безусловно, проводить политику дезаборизации и десуссеритизации. Потому что русский человек живет за забором и под охраной не только всю жизнь, но и после смерти. Нет лучшей рекламы кремации, чем кладбище в России.
Кладбище в Шахтах

Представьте, насколько чудовищна убита инфраструктура, что любое кладбище без периметров охраны вокруг каждой могилы становится не только местной достопримечательностью, как например это кладбище в Златоусте
Кладбище в Златоусте

Но и местами проведения досуга и культурного отдыха
культурный отдых на кладбище

Вот вам для сравнения альтернатива — воинское кладбище на улице Кауппакату
Воинское кладбище на Кауппакату

А вот сейчас, извините, будет обидно. Возможно вы слышали, что арабы, негры и прочие нелегалы оскверняют чистоту европейского уклада, но хитрый прищур заключается в том, что по шкале дикости и варварства мы гораздо ближе к неграм и арабам, чем к европейским соседям. В качестве доказательства достаточно хотя-бы привести фотографию туалета в магазине ношенной одежды. Всякое место, в котором концентрируются наши сограждане превращается в Россию:
Туалет в Киркутори

Основные покупатели здесь даже не туристы, а просто, русские, приезжающие специально за дешевым барахлом (оно и впрямь дешевое, я себе куртку за сто сорок рублей купил)
Киркутори

Мы приезжаем сюда партиями. Десятками автобусов и автомобилей. Давайте, расскажите о свободе заключенному, который выходит за ворота только что-бы робу поменять. Что, простите? Права гражданина и либеральные ценности?
Русские в Лапееранту

А в это время на воинском кладбище стремная баба и бородатый мужик в плаще стоят с листами A4-го формата на которых напечатано: «Свободу Навальному!». А на следующий день стоят две бабки с книжным стеллажом и подписью: «Познайте истинный смысл Библии».

Куда девать арендованные велосипеды? О, вот херня какая-то из стены торчит, наверно тут и надо парковаться. Даже в голову не может придти, что пандус с перилами предназначен для удобства инвалидов. Не следует думать, что я сильно отличаюсь от остальных — первый велик мой.
Велосипед на пандусе для инвалидов

Не нужно думать, что за периметром медовая жизнь с дегтярными соотечественниками. Тут много чего такого, чему фины могут у нас поучиться. Например, делать нормальные карты, а не это недоразумение (кстати, в Хельсинки та же проблема)
Карта на остановке

Или варить вкусное пиво, а не помесь кваса с полынной настойкой в таре из под лекарств:
пиво в Лапееранте

Мой месседж вообще не о том, что где-то лучше или хуже. Просто, надеюсь, что в следующий раз, когда возникнет мысль поставить очередной забор или нанять очередного охранника-сесурити, кто-то вспомнит, что внутри периметра из колючей проволоки под ружейным прицелом не возникнет желания арендовать за десять евро велосипед и кататься весь день под проливным дождем.
Велосипеды на велодорожке

P.S. Картинку для заставки сфотографировал с телевизора. Там по какому-то местному каналу всю ночь показывают землю с борта МКС под музыку из порнофильма.
P.P.S. Хрен знает, почему я решил вставить эту статью в цикл «Основы панка», но хрен с ним, пусть будет.