Точки на карте

Основы панка. Бетмен с яйцами

«Вон геолог с картой идет. Сейчас дорогу спрашивать будет»
Анекдот от опытного геолога

С геологической картой района работ я познакомился на следующий день после приезда. Геологи усмехались, глядя как я держу ее вверх-ногами, но позже оказалось, что как ее ни крути, один хрен содержимое карты не сходилось с реальностью.

Как создается геологическая карта? Очень просто. Берете картину любого абстракциониста, например Девида Духовны, который, как утверждал один из номеров газеты «Спидинфо», творит свои полотна, размазывая краски на холсте голой жопой. Расставляете на этой картине индексы комплексов и свит, добавляете легенду и карта готова:

Геологическая карта
Я не утрирую – геологическая карта как никакая другая далека от истины и представляет собой скорее продукт воображения, чем реальную интерпретацию полевых данных. Смотришь на карту — вот он, Сумий-Сариолий, представленный в виде двух яиц Селецкой свиты. Или вот голова Бетмена в подробностях, сложенная нюкозерскими гранитами:

Голова Бетмена
Все так детально, красиво прорисовано. Но приходишь на место и весь день пытаешься найти хоть какое-нибудь обнажение. Какой там, нахуй Бетмен с яйцами. Порой даже просто подтвердить наличие указанной структуры невозможно без бурения — кругом одни сплошные морены, озы, камы, болота и непросматриваемые вырубки, обросшие густой ольхово-березовой хуетой.

Болотина

Я скорее поверю, что держу в руках геологическую карту планеты Нибиру, чем в то, что эти тарканьи залупы границ геологических структур реально существуют. Одни мудаки придумали несуществующие контуры, а другие теперь пытаются найти в границов этих контуров обнажения горных пород.

И странно еще, что какие-то полевые данные вообще удается собрать, слишком уж много времени в маршруте уходит на откровенную хуету – разведку дорог и последующую прокладку маршрутов. Казалось бы, кто мешает перед полем подготовить абрисы дорог? Хрен с ним, нет денег на свежие спутниковые снимки, но хоть в том-же OpenStreetMap-е дороги-то можно было обрисовать? Чем так возбуждают карты генштаба, которые наполовину не соответствовали действительности при издании, а на вторую половину устарели еще в прошлом тысячелетии?

Геологи нихуя не картографы. От слова совсем. Даже постоянная работа в гисах не может привить им современной парадигмы картографии. Иногда это выглядит достаточно мило и винтажно: помнить номенклатуры, стандартные ряды масштабов, ходить по азимуту, периодически прикладывая транспортир к карте и навигатору на телефоне (я сам охуел когда первый раз увидел) и раз за разом оказываться в местах, в которых не планировал оказаться.

Однажды я перепил пива и подготовил демку на район. Хочешь горизонтали вытаскивай, хочешь DTM-фильтром склоны выделяй. Вместо этого последовал вопрос: «Демка – это что, демо-версия?». Да, блядь. Я подготовил демо-версию нашего района. Триал – главное все успеть, а то, как пизданет через тридцать дней по району работ очередным метеоритом.

Но хуй-то со всеми этими демками, фильтрами и парадигмами картографии. Хуже всего то, что многие (замечу, не все) из геологов нихуя не умеют ходить по навигатору. Зато все берут азимут с точностью до градуса — похуй, что трек по форме больше похож на кардиограмму при аритмии.

— Нам по азимуту триста четырнадцать градусов, вон туда идти
— Обратно через болото, что-ли? Оттуда же пришли
— Эээ, ну значит тогда вот туда…
— Бля, отдай мне навигатор — сам поведу.

Просто пиздец какой-то. Идешь с геологом и гадаешь — куда он тебя сейчас заведет и как его потом из этой жопы вытаскивать. Прямо как мой пес по кличке Лишай. Тот тоже всегда выбирал ебанутые маршруты, но в отличие от геологов всегда знал как вернуться. 

Хождение по азимуту — это как алхимия в средние века — все верят, но кто-бы не пробовал, получает в результате какое-то говно. Причем, так было есть и будет во все времена. Именно поэтому глобальная навигация и возникла.

Размер профессии

Размер профессии

«А я проститутка. Я с осу.»
Эдуард Суровый

В различных лекционных аудиториях, кабаках и подворотнях, где мне время от времени приходится выступать я часто обращаю внимание на то, что большинство современных карт в части стилистического исполнения представляют собой кромешный пиздец. Если поднести их к могиле Дюфура можно услышать достаточно сильный шум — это бренные останки старика вертятся в гробу со скоростью ротора корабельного гирокомпаса. А все отчего? — спрашиваю я. И образованная аудитория хором отвечает, что все это от того, что современные карты изготавливают программисты, нихуя не проникшиеся картографией.

— Но позвольте! — непременно воскликнет какой-нибудь хрен — карты делают гисовики, а вовсе не программисты!
— А какая разница? — отвечаю я и утыкаюсь в стену непонимания, ибо сам вижу, что без иллюстрации и разъяснения тут обойтись нельзя.

Давайте разберемся. Карта — есть исключительно прикладной инструмент для решения задач, а потому требует для своего создания абсолютно тех же подходов, что и молоток, огнетушитель или салат Оливье. Не нужно думать, что утилитарное значение инструментов тождественно их примитивности, это глубокое заблуждение, ибо инструмент должен обеспечивать не только факт выполнения операции, но и комфортность рабочего процесса. Как утверждение о том, что прикладное значение здания не означает, что для жилья сгодится любая коробка из под холодильника, так и ограниченность использования карты не дает картографу права рисовать любую хуйню, которая только в голову взбредет.

В создании любого инструмента принимают участие три специалиста: специалист по разработке, специалист по эксплуатации, специалист по применению. Если речь идет о разработке паяльника, то первый знает из каких материалов его изготавливать, второй — как держать паяльник максимально удобно, а третий знает в какую задницу этот паяльник совать. Для разработки карты тоже нужны три специалиста: программист, психолог и географ (если речь идет о карте участка Земли).

У каждого специалиста свой круг ответственности и свои знания. Первым выступает географ. Допустим, потребовалось разработать карту плотности населения. Что делаем? Правильно, скачиваем официальные данные по числу жителей в каждом регионе, карту региональных границ и совокупляем это в единый полигональный слой с атрибутами. Но этого мало, нам же нужна карта, а не какая-то блядская схема. Требуется выделить плотность населения в каждом отдельном регионе, а потому географ морщит мозг и вспоминает, что данные никогда не бывают сами по себе. Мы, если хотите, живем в едином информационном пространстве и если из этого пространства какие-то данные извлечь, то на их месте останется аналогичного размера каверна. А значит, не имея данных о численности населения внутри региона, нужно, думает географ, найти доступную информацию, которая с достаточной степенью корреляции отражает число жителей. Сам географ тоже часть населения, а потому, если, конечно, он не полный мудак, первейшим решением будет проанализировать свой типичный день и отметить в нем внешние индикаторы жизнедеятельности.

Так, проснулся — не подходит, пожрал, выпил — в этом что-то есть: мусор и говно. Где больше людей, там больше мусора и говна. Но полигоны ТБО находятся за городом, а данных по канализации вообще так просто не найти. Не подходит. Закрыл окно, что-бы не холодно было, о бля — тепло! В городах всегда теплее. Но, на заводах и свинарниках тоже теплее, да и природные ландшафты по температуре разнятся. Зажег свет и нашел решение: чем больше людей, тем больше огней ночью зажигается. Берем карту светового загрязнания, вычленяем из нее буферные зоны вдоль дорог и индустриальных объектов, а потом дешифрируем. Если результат не устраивает, то продолжаем искать дальше.

Или требуется создать карту пожарной опасности региона. Поскольку наш географ не мудак, он знает о чем говорит наука пирология: для возникновения пожара требуется наличие трех факторов: высокая температура, наличие горючего материала и источник огня. Значит требуется найти три вида данных по каждому из этих факторов.

Программисту, он же гис-специалист, он же геоинформационщик или еще какое новомодное название, в отличие от географа нет никакого дела до того, как связаны между собой причины и следствия. Ему что статистика по числу пожаров, что среднее по длине хуев единорогов. Зато он может эти данные извлечь, преобразовать, сохранить и продемонстрировать в том виде в котором это требуется.

Ну а что, до психолога, так тот в гробу видал и данные, и их физическое значение. Но он знает законы Вебера и Фехнера, знает, что переводя взгляд с желтого на красный цвет читатель карты вместо красного цвета видит пурпурный, знает, что знаки серого цвета на черном фоне светлее, чем на белом и то что в сумерках наиболее ярко будет восприниматься зелено-голубой цвет, а наиболее темно красно-оранжевый. Он не знает о существовании понятия «атрибутивный запрос», но ему нет равных в том, что касается оформления карты, акцептирования данных и визуализации.

— Ну а где-же во всем этом картограф? — спросите вы.
— А вот он:
kartograf

 

Если однажды в вашу голову придет мысль, о том, что вы хороший картограф, вспомните основные факторы размещения производства, суть передискретизации Ланцоша и значение отношения приращения интенсивности раздражителя к интенсивности исходного раздражителя. Тут же все сразу встанет на свои места и вы вернете себе утраченную возможность повышать свой профессионализм.

Курсы натуралистов

В нынешнее непростое время едва ли есть что-то более приятное, чем предложение порекламировать какую-нибудь хуету. В связи с этим, один за другим скатываются в голимую джинсу даже самые уважаемые авторы. Окидывая происходящий пиздец своим грустным взором, я просто не могу не процитировать слова героини из легендарного фильма «Школьница», снятого Сергеем Прянишниковым в ностальгические и лохматые девяностые. Говоря о том, что ее «одноклассниц директор на дороге заловил и теперь им одни пятерки ставит», она мудро спрашивает у завуча то-же вопрос, которым задаюсь и я, глядя на то, как мимо утекают потоки бабла. Все рекламируют какую-то хуету и рубят на этом капусту. «А я что, хуже что-ли?»

Поскольку, к моему большому сожалению, никто не предлагает мне заняться рекламой геля от прыщей, онлайн-казино и бинарных опционов, приходиться выкручиваться самостоятельно. Вот встречайте:

В Санкт-Петербурге с 15 февраля стартуют учебные курсы, посвященные ботанике, экологии, картографии, анализу данных и прочим интересным штукам. Занятия будут проходить в вечернее время в главном здании Лесотехнической академии (ныне СПБГЛТУ, в простонародье «лесопилка»: Институтский переулок, дом 5, станция метро «Лесная»).

Вот некоторые из программ:
— Введение в цифровую картографию
— Открытые геотехнологии
— ГИС и работа с геоданными
— Фрактальный анализ данных
— Определение растений
— Растения – индикаторы
— Декоративные деревья и кустарники
— Лекарственные растения (сбор и хранение)
— Ботаника для всех

Подробнее о картографических курсах можно прочесть на соответствующей странице.

Мероприятия платные (наличный и безналичный расчет), за исключением бесплатного занятия «OpenStreetMap для всех». Сейчас продолжается набор слушателей.

Детали можно узнать по телефону +7-904-614-68-29 или электропочте: schwejk-rpnt@rambler.ru

Этот пост я посвящаю всем кто смирился с тщетностью своих усилий. Не загоняйтесь. В конце-концов, даже если никто не предлагает вам рекламировать спортивное питание, приложения для айфона и мазь увеличивающую член, вы всегда можете замутить какую-нибудь свою движуху и уже рекламируя ее заебать всех.