Картографическое общение

Картографическое общение

Иногда карта — лишь инструмент, вроде молотка или болгарки, а иногда элемент общения. В последнем случае, у карты всегда есть контекст, выдающий истинный смысл послания и работать с ним надо уметь.

Для примера возьмем карту на обратной этикетке бутылки краснодарского вина. Претензий по качеству исполнения много. Тут и плохая генерализация, и лишние данные, и плохая работа с гидрографией, и жуткое размещение подписей. Про отсутствие разрывов линий можно даже не вспоминать.

Но это все технические моменты. Мы же говорим про текст и контекст. Текст прост: виноград выращен на широте Бордо. Контекст же просит: купите наше вино, ведь оно не хуже французского. Можно подумать, качество напитка определяется лишь местом произрастания винограда. С тем же успехом я могу выгнать брагу и картографически доказывать ее превосходство над большинством немецких вин.

Контекст редко осознается людьми, но всегда ощущается. Если краснодарское вино не хуже французского, то лучше все-таки взять французское. Всякая позиция «не хуже, чем» ущербна и заявляет о вторичности. Скажу даже категоричнее: всякая сравнительная оценка подразумевает превосходство эталона. Забывать об этом невероятно глупо. Феминистки, например, однажды забыли, а теперь лозунг «Женщина — тоже человек» вызывает у любого образованного человека насмешку.

Но главный юмор в том, что краснодарское вино действительно ничем не хуже. А если оставаться в рамках вменяемых цен, то даже лучше. Виноделы молодцы: постарались и получили хороший напиток. Но пригласили маркетолога, фантазия которого перечеркнула половину работы. А в конце дали свободу криворукому картографу. Он поработал и от оставшейся половины результата вообще ничего не осталось.

Общение тоже разновидность инструмента. Если возникает идея нарисовать карту, не лишне спросить себя: «Что я хочу этой картой сказать?». Может окажется, что говорить вообще не следует.

Картография первого

По неведомой причине, с ростом технологичности деградирует мастерство. Если это не так, то почему людей до сих пор восхищают старинные шедевры живописи, музыки и архитектуры? Почему до сих пор в театрах играют Шекспира? Почему памятник тетке с отбитыми руками не пылится на складе?

Возьмем картографию, да не абы какую, а ту, что демонстрирует первый канал. Это в случае OpenStreetMap можно кивать на хендмейд, но едва ли у кого-то есть сомнения в том, что бывший ОРТ может нанять в штат самых крутых картографов. Но включаем недавний сюжет про Карабах и что мы видим?

Во-первых, невнятная проекция, которая не демонстрирует ничего, кроме заявления картографа: «А я еще вот так могу». Во-вторых, избыток данных. Ну ладно, допустим горы еще можно принять, хотя отмывка выглядит как грязные пятна на карте. Но для какой цели в разговоре о бомбежках Степанакерта демонстрировать рельеф дна Каспийского моря?

Подписи размещены максимально неудачно. «Грузия» царапает Южную Осетию. Сама Южная Осетия не подписана. «Иран» следовало сместить ниже, «Турцию» левее. Уже это позволило бы разгрузить карту и показать масштаб. Названия стран наклонены, поэтому для отличия картограф сделал названия городов прямыми. Но «Нагорный Карабах» тоже прямой и снабжен стрелкой, словно город. Зато «Нахичевань» наклонена. Не ясно: речь о городе Нахичевани или Нахичеванской Автономной Республике. О том, что часть «Нахичевани» расположена на территории Ирана можно отдельную политическую программу делать.

Все надписи выполнены заглавными буквами, но это какая-то традиционная фишка новостной картографии еще с лохматых годов. Видимо есть технологические причины. Но что произошло со стрелками Баку и Еревана? Почему одна вверх, вторая вниз? Почему одна на условном знаке города, вторая под ним? Почему стилистика городов одинакова, да еще и напоминает гидронимы? Почему Россия выделена так вяло?

Откуда в Азербайджане армянский анклав, а в Армении черный провал? И уж совсем непонятно, почему в одних местах Азербайджан показан более азербайджанистым, чем в других. И что произошло с северной границей Нагорного Карабаха? Одни вопросы. Хорошо, что мы живем в деликатное время. В иные века войну бы начали уже из-за одного вида этой карты.

Я почти уверен, что связь между мастерством и технологиями сложная. Настанет еще время новых мастеров своего дела. Но пока лучше радио слушать.

Эклектика в картографии

Согласен, что Остап Юрского — это классика, но картографам предлагаю смотреть «Двенадцать стульев» более позднего времени, где Бендера играет Миронов. Именно в этом фильме карта убедительно раскрывает важный, но неочевидный потенциал.

Карта необходима для ориентации в пространстве, но большое заблуждение измерять пространство только в геометрических метриках. Бывает временное пространство (привет изобретателю кругов пешей доступности), денежное, рисковое, какое угодно. Даже эмоциональное.

Пространство «Двенадцати стульев» абсолютно вымышленное. В нем на фоне привычного мира происходит невероятный фарс и карта на первых же минутах это наглядно демонстрирует. На знакомой позднесоветской топографической карте «в стиле ГенШтаба» надписи выполнены итальянским шрифтом. Этот шрифт в первой половине двадцатого века использовали для афиш, вывесок и заголовков газет. Встретить его на карте, да еще в подписях топонимов можно лишь в работе очень саркастичного картографа.

Глядя на карту, даже без пристального изучения, видишь три главных элемента: невероятность происходящего, отсылка к старине и знакомая брежневская реальность. Прошлое, настоящее и объединяющий их фарс — вот главные координаты, которые описывают пространство карты, фильма и жизни.

Кто-то возразит: на карте есть север и юг, значит широта и долгота. Соглашусь. Но главная цель их наличия — усилить достоверность происходящего. Роль географических координат на этой карте ничуть не выше чем у родника или кладбища. В привычном мире есть север, юг и карты с зелеными лесами и синими реками.

Карта способна донести не только географическую, но и любую другую информацию. «Двенадцать стульев» — прекрасный тому пример. Во времена контроля и цензуры никто не произнес ни одного слова, но все прекрасно поняли о чем именно идет речь.

Беломор от Илона Маска

Я не знаю, чем вы сейчас заняты, но пропустить прямую трансляцию запуска Фалькона позволительно лишь астронавтам и команде обеспечения. Через пол-часа кульминация: либо человечество сделает новый шаг из колыбели, либо нет. В любом случае, смотреть стоит.

UPD1. Полетела родимая. Теперь многие полетят

UPD2. Фалькон с двумя мужиками улетел и надеюсь стыковка, да и вся миссия пройдет как задумано. Ничуть не умаляя космических заслуг, мы должны вспомнить, что где-то плачет сейчас в темноте одинокий Рогозин и уже поэтому стоит включить режим зануды и скепсиса по текущему событию.

В ходе прямой трансляции вперемешку с эффектным зрелищем промелькнули несколько сомнительных кадров. Я не специалист в области ракетостроения и вполне допускаю, что самая современная ракета должна выглядеть так, будто к ведру привязали пакет для мусора. Но почему астронавты летят по гуглокартам для меня большая загадка.

Если бы это был корабль с пиратами, я бы понял необходимость в цилиндрической проекции. Но ведь перед астронавтами не бумажный атлас. Судя по экстенту который обрезал Аляску с Австралией, карта интерактивная и при необходимости сама подгружает необходимый регион. Тогда вопрос, почему сразу не делать интерактивный глобус? Примем аргумент о важности привычного вида карты. Но тогда почему не популярный псевдомеркатор, а нечто странное вроде WGS семьдесят второго года?

Ладно, не будем трогать маткартографию. В конце-концов, нюансы можно объяснить спецификой задачи и ограничениями вычислительной мощности. Но что со стилем? Для чего подсвечивать на космической карте природные зоны? Почему Антарктида синяя, а Гренландия белая? И конечно самый главный вопрос: для чего астронавтам карта, да еще таких размеров.

Если не знать контекста, можно принять трансляцию за голливудскую постановку советского анекдота про штурмана и пачку беломора. Когда я последний раз был в нашем ЦУПе, он напоминал скорее провинциальный дом культуры, но даже там такого ужаса не было.

Если уж перестанут использовать наши ракеты, то может хоть картами начнем торговать.