Территория

Пять лет мне рекомендовали посмотреть фильм «Территория«, но каждый раз находились более важные дела. А тут вдруг наварил кастрюлю макарон и фильм посмотрел.

Вердикт однозначен: фильм «Территория» — полная и беспросветная хрень. Герои безликие почти как в чеховском «Вишневом саду», сюжета нет, лондоновская тема преодоления звучит вяло и наигранно. Смотреть интересно лишь когда показывают плато Путорана и еще когда внучка пастуха обнажает сиськи.

Особенно бесит как легко геологи уходят в одиночные многодневные маршруты. Даже если допустить, что образцы отбирать не надо, все-равно выглядит наивно. У меня к концу дня одни пробы на атомно-абсорбционный анализ (тоже золото искал) весили несколько килограмм. А еще надо пробы на шлиф добавить, еду и походный инвентарь. Груз получается слишком тяжелый.

Но проблема одиночных многодневных маршрутов даже не в весе рюкзака. Допустим, что геологи — супергерои. На самом деле больших неженок, чем геологи, среди полевиков найти трудно, но допустим. Плюнем даже на технику безопасности. Но как быть, если на второй день маршрута сломается молоток? И в чем смысл отправлять человека на сложный маршрут если в одиночку большую часть времени он будет занят не работой, а бытовыми вопросами? Что, в партии рабочих нехватает или вдруг их беречь начали?

Вся полевая специфика показана в фильме удручающе плохо. Такое чувство, будто технологический прогресс дает индульгенцию на съемку всякой дряни. Для сравнения вспомните кадр из «Злого духа Ямбуя» где Федосеев ртом дотягивается до чернички.

Фильм «Территория» хорош только в одном: макарошки под него чудесно зашли.

Педосолярис

Педосолярис

Удивительно плохо выстроена система цензуры в России. Полная ерунда попадает под запрет, а вредные и опасные произведения в самом широком доступе. Хуже лишь демократическая идея отмены цензуры: ничего не запрещайте, люди сами разберутся. Сами они могут только огурцы в задницу пихать и то, для этого нужен человек, который объяснит как все правильно делать.

Пока жители нерезиновой ворчали на понаехавших, никто не обратил внимание на любопытную мысль фильма «Марсианин» с Мэттом Деймоном. И завтра не обратят, и послезавтра. Но каждый день будут недовольны тем, что «продукты дорогие, а экология плохая».

А почему при подобном подходе должно быть иначе? Ведь очевидно, что за пределами крупных городов живут лишь дураки и бездельники. Мы своими глазами видели, как мужик втыкал картофелины в человечьи какашки и за год в одиночку создал на Марсе целую плантацию. А вы все жалуетесь: то гумуса у вас мало, то удобрения подорожали.

Гумус — вещь безусловно нужная. Альбрехт Тэер создал по этому поводу даже специальную теорию: дескать все питание растения получают из гумуса, удобрения лишь способствуют этому процессу. Но вот нюанс: в каменном угле и торфе этого гумуса в несколько раз больше, чем в самой лучшей почве, только вот не растет нихрена ни на торфянниках, ни на угольных россыпях. Гумус — это во многом индикатор плодородия почвы, а не ее причина.

Юстус Либих так этим озадачился, что напрочь теорию Тэера опровергнул, заявив о примате минерального состава в плодородии почвы. Наступила эпоха химии, которая, отчасти продолжается до сих пор. Мысль кажется разумной: с каждым урожаем поля теряют азот, фосфор, калий, магний и другие элементы. Что-бы дефицита не было, построим в Мурманской области апатито-нефелиновую фабрику и будет для ваших полей фосфора сколько угодно. Ровно так же и с остальными элементами. Вот только не учли, что важны не только сами элементы, но и то, каким образом они попадают в растения. А то, выходит, что при недостатке железа следует ржавый гвоздь лизать. А при недостатке нескольких элементов следует принимать специальные порошки. Для страдающих от недостатка фтора, азота и фосфора один такой разработали. Навальный, говорят, попробовал — не понравилось.

Наконец, век назад советский почвовед Василий Робертович Вильмс обратил внимание на важность не только слагающих почву элементов, но и на ее структуру. Современные концепции земледелия продвинулись еще дальше, но во-первых, такой подход пока мало кто принимает, во-вторых, обостряется проблема с химической обработкой почвы, а в-третьих, растениеводство без животноводства и мудрой логистики — это варварство. Еще неизвестно на какой игле сидеть лучше: на нефтяной или пшеничной. Но даже при доступности навоза, следует прежде подумать о пользе его компостирования или обработки. Посмотрел бы я на Мэтта, если бы ему настоящую картошку пришлось на фекалиях выращивать.

Почва — это не грязь и даже не механическая смесь разных элементов. Это отдельный океан. В некотором смысле даже разумный, как Солярис и общаться с ним надо уметь. С компьютером общаться, конечно проще, вот только компьютер еды не дает. Нет повода возвращаться в каменный век, но стоит лишний раз подумать, умна ли надменная брезгливость по отношению к тому, кто кормит нас каждый день.

А то бытовые истории о жизни людей, видите ли оскорбляют, а насмехаться над многовековой культурой человечества можно хоть каждый день.

Эклектика в картографии

Согласен, что Остап Юрского — это классика, но картографам предлагаю смотреть «Двенадцать стульев» более позднего времени, где Бендера играет Миронов. Именно в этом фильме карта убедительно раскрывает важный, но неочевидный потенциал.

Карта необходима для ориентации в пространстве, но большое заблуждение измерять пространство только в геометрических метриках. Бывает временное пространство (привет изобретателю кругов пешей доступности), денежное, рисковое, какое угодно. Даже эмоциональное.

Пространство «Двенадцати стульев» абсолютно вымышленное. В нем на фоне привычного мира происходит невероятный фарс и карта на первых же минутах это наглядно демонстрирует. На знакомой позднесоветской топографической карте «в стиле ГенШтаба» надписи выполнены итальянским шрифтом. Этот шрифт в первой половине двадцатого века использовали для афиш, вывесок и заголовков газет. Встретить его на карте, да еще в подписях топонимов можно лишь в работе очень саркастичного картографа.

Глядя на карту, даже без пристального изучения, видишь три главных элемента: невероятность происходящего, отсылка к старине и знакомая брежневская реальность. Прошлое, настоящее и объединяющий их фарс — вот главные координаты, которые описывают пространство карты, фильма и жизни.

Кто-то возразит: на карте есть север и юг, значит широта и долгота. Соглашусь. Но главная цель их наличия — усилить достоверность происходящего. Роль географических координат на этой карте ничуть не выше чем у родника или кладбища. В привычном мире есть север, юг и карты с зелеными лесами и синими реками.

Карта способна донести не только географическую, но и любую другую информацию. «Двенадцать стульев» — прекрасный тому пример. Во времена контроля и цензуры никто не произнес ни одного слова, но все прекрасно поняли о чем именно идет речь.

Хорошее кино для выходных

Будучи депрессивным флегматиком, в ламинарных периодах жизни я отказываюсь слушать, смотреть и читать новости которым не исполнилось пяти лет. К сожалению, это не всегда удается, но сопротивляюсь я стойко. То что происходит сейчас — это сингулярный шум, который не имеет ценности.

Пожалуй, в этом есть некоторый снобизм, но я — это небольшая часть Вселенной — слишком большая ответственность, что-бы позволить себе обращать внимание на всякое говно. Новости как коньяк — чем старше, тем дороже. То, что было вчера, не интересует никого, а ради старинных рукописей создают целые институты.

В моем мире нет пандемии, но уже случилась авария в московском метро. Совсем недавно я слушал отовсюду просьбы поставить украинским ополченцам зенитно-ракетные комплексы, поскольку украинская авиация норовит обстреливать донецкие кондиционеры на домах. Еще нет «Зимней вишни», но есть десятки экспертов, которые утверждают, что к концу 2014 года доллар будет стоить около сорока рублей.

А еще недавно Папа Римский признал теории эволюции и большого взрыва. Креационисты и раньше выглядели как дураки, а теперь и подавно. Кошка бросила котят, пусть теперь расскажут о сотворении мира.

Это я к тому, что давно не рекомендовал вам прекрасных вещей. Исправляюсь и рекомендую лучший фильм о религии из всех, что видел: «Контакт» 1997 года с обожаемой Джоди Фостер (это та, которая играла малолетнюю проститутку в «Таксисте» Скорсезе). Это невероятный кайф, после просмотра вопросов больше чем ответов и огромное желание жить и работать.

Я верующий человек, хоть и убежден, что иконы — это мазня на досках, а самое священное таинство человек совершает в туалете. Я верю в стремление человека идти вперед, чего бы это ни стоило. А уж как это называть — бог или эволюционно выработанный гормональный фон — вопрос лишь терминологии.

Но хватит слов, бросайте дела и наслаждайтесь.

P.S. Эта заметка не потому, что сегодня день космонавтики и одновременно какой-то церковный шабаш. Просто так совпало.

Кино для выходных

Фильм «Происхождение» про Чарльза Дарвина — слошное разочарование. Я ожидал увидеть что угодно, хоть масонский заговор, но только не полную кальку с «Игр разума». Весь фильм мужик разговаривает с несуществующей девочкой и спорит с женой Джона Нэша. Бигль едва упомянут, три постулата дарвинизма будто отсутствуют, ни слова о дождевых червях, а вместо легендарных галапагосских вьюрков бесконечное вываривание голубей.

До сих пор не могу понять, как великую историю превратили в бытовую мелодраму. Стоит смотреть лишь первые десять минут, где Дарвин рассказывает о попытке привить европейскую культуру аборигенам и кадры лисьей охоты на зайца.

Больше всего понравилось, что оригинальное название фильма не «Происхождение», а «Творение». Великолепное название — это единственное на что хватило вдохновения у авторов.

Голливуд просвещает

В кои веки решил посмотреть оскароносный фильм с мужиком из «Титаника» и через десять минут выключил эту хренотень. Один из героев-индейцев говорит, что отправляется на запад. Я не спец, но слабо верю в то, что индеец может идти на запад. Всегда считал, что он может идти только на закат.

В русском языке связь между западом и закатом никто не оспаривает (солнце «западает»). С востоком сложнее. Простое объяснение слова связано с восходом, но Шанский Н.М. в своем этимологическом словаре говорит, что «восток» — калька с греческого «anatolē» (место восхода солнца), что на мой взгляд высосано из пальца, тем более, что переводчик ничего подобного не подтверждает. О связи восхода и стока упоминает и М. Фасмер, но в чем конкретно эта связь я так и не понял.

Еще сложнее с меридианальными сторонами. «Юг» по Г.А. Крылову имеет общие корни с греческим «auge» (сияние). Словарь этого слова не знает, а я помню, спасибо раммштайну, только то, что с немецкого это «аугэ» переводится как «глаз». Л.В. Успенский приводит в качестве прародителя древнеславянское слово «угъ», которое означало еду в полдень и дошло до нас в виде слова «ужин», означающее в оригинале трапезу в середине дня, а не килограмм пельменей в пол-первого ночи.

Самая захватывающая история у севера. Скучное объяснение в том, что это слово изначально звучало «сѣвер» и означало холодный ветер. Отсюда же и название Сибири. Но гораздо круче версия о праславянском «sěu-er-os», что означало «левый». Дескать предки в молениях смотрели на восток, а север оставался у них слева. Отсюда же и топоним реки Шуя. Хотя, положа руку на сердце, Шуя все-таки восточный приток, а как с этим мнением соотносится Сибирь мне вообще непонятно.

Нельзя забывать и про слово «шивер», которое, согласно Далю имеет связь с «северным склоном». Но берем, к примеру статью Н.В. Галиновой «К изучению явления контаминации в лексике говоров Русского Севера», где рассмотрены слова «шивера», «шавера», «шевера» и другие, но никаких отсылок к северу не приводится.

Из всего этого складывается впечатление, что официальная этимология точно такая же хрень, как и задорновская «Ра». Возникает разумный вопрос к языковедам: как названы стороны света у народов, живущих за полярным кругом? Есть ли у них особые направления, которое они называют западом (закатом) и востоком (восходом)? Что означает у них север и юг?

Фильм «Собачья жара»

Десять лет мечтал посмотреть фильм «Собчаья жара» и вот сбылось. Два часа оргии, дряхлых стриптизерш, омерзительного секса, заблевывания паласов и болтливого идиотизма. Из всех героев симпатии вызывает лишь собака и газонокосилка. Стремная муть без сюжета, которую стоит смотреть только ради шикарных видов провинциального австрийского городка. Та самая Европа, о которой не принято говорить.

Убежден в необходимости насильственной демонстрации этого фильма всем, кто называет себя урбанистом.