Кельнский собор

Фиаско с сиськами

Да что вы знаете о фиаско! Я специально прилетел в Германию на двадцать часов, что-бы посетить Кельнский зоопарк и опоздал. Пришлось вместо этого весь вечер гулять по городу в поисках арабских беженцев, которые насилуют немок и гомосеков, что заполонили Европу. А все потому, что перед поездкой я десять раз не перепроверил маршрут. И никакой мапсми нихрена мне не помог, поскольку эти немецкие многобуквенные «Гельдернштрассе» ни на каких зумах в отведенное для подписей место не умещаются и хрен поймешь, куда тебе идти. Хорошо хоть местные подсказали. Отдельное спасибо тетке из сатанинского клуба в котором полуголые раскрашенные девицы тут же уставились на меня словно самки во время течки.

В Кельне сейчас тепло, даже теплее чем в Шахтах. Но я вас сразу расстрою — пиво там так себе. Конечно не помои, но от Германии я большего ожидал. Вот в самом деле, переклей немецкие этикетки на балтику тройку и хрен вы чего заподозрите. Хотя пару сортов попались с интересным вкусом, но все-равно, до темной «Баварии» (вот ведь каламбур) им далеко. Темного пива в продаже вообще нет, да и светлого всего несколько сортов. У нас в круглосуточных подвальных магазинах и то выбор больше. Зато так же, как и в Финляндии вы всегда можете сдать бутылки в специальном автомате:
Автомат по приему стеклотары в Кельне

Автомат выплевывает чек по которому вы можете расплатиться в этом же магазине. Таким образом, примерно каждая пятая бутылка получается бесплатной. Причем бутылки сдают не маргиналы как у нас, а вполне приличные бюргеры. Если автомат по приемке бутылок далеко, можно сложить всю стеклотару в тележку на колесиках и выбросить в ближайшую помойку, не боясь, что рядом появится хромая толстая бабка, которая будет гундосить про то, как «ходют тут алкоголички чертовы»:
Немка выбрасывает пустые винные бутылки

Сбор мусора в Кельне раздельный:
урна на жд станции в Кельне

В аэропорту даже отдельные контейнеры стоят для пластиковых бутылок из под воды:
Прием бутылок в аэропорту Кельна

Хороший пример для тех, кто вечно ноет про отсутствие денег. К западу от России вообще очень много такого, что можно перенять без всяких затрат или с копеечными вложениями. Рядом с мусорными баками часто лежат тюки с макулатурой:
Макулатура в Кельне

А вот многое из того, что мы перенимаем (ну ладно, говорим, что собираемся перенять) довольно странно. Я считаю, что раздельный сбор мусора — это хуета на палке. Вместо того, что-бы разработать нормальные механизмы сортировки на полигонах или в худшем случае нанять бомжей, все отчего-то убеждены в полезности иметь дома три ведра, каждое из которых выносить в отдельный бак во дворе:
Мусорные баки

При том, что рядом с велопарковкой стоят грязные контейнеры, которые от наших не отличить. Туда, полагаю, скидывают все подряд:
Велопарковка и мусорный контейнер

Велосипедов в городе дофигища. Хотя до Хельсинки с их велоинфраструктурой Кельну далеко так же как Шахтам до Кельна. По многим улицам проложены велодорожки, которые, впрочем, никак не размечены, если не считать покрытия. Поэтому я первое время считал, что кельнские велосипедисты совсем охуели и гоняют по тротуарам норовя сбить пешеходов.
Велосипедист в Кельне

Я хочу жить в такой России, где не будет нужды затаскивать велосипед в квартиру по узким лестницам подъезда. И вовсе не потому, что есть крытая велопарковка рядом с домом, а потому что никто не переживает, будто его велик спиздят. Хотя велопарковки тоже не помешают:
Крытая велопарковка в Кельне

Во многих местах Кельн выглядит значительно грязнее Шахт. В школе нам рассказывали, как немцы дороги шампунями моют. Может это и так, но дороги тут такие же, как и в крупных российских городах:
Дороги в Кельне

Мусора на улицах немного, но все равно пакеты, бутылки и прочая хуетень лежит повсеместно:
Мусор в Германии

Ощущение загрязненности возникает от многочисленных надписей, которыми украшены стены. Причем чаще всего это не что-то адекватное, как в Шахтах по дороге на ХХ лет РККА, а просто бессмысленная ебанина:

Разрисованы все плоские поверхности:

Блядь, даже у нас такое встречается реже:

Справедливости ради замечу, что в центральной части города этот пиздец почти сходит на нет. У нас же наоборот любая центральная улица вызывает желание вырвать себе глаза. И виной тому не вандалы, а местные власти, потакающие предпринимателям, которые своей рекламой ковролина, диванов и автозвука засрали абсолютно все.

В размышлениях на эту тему я решил испить местного шнапса, раз уж с пивом вышла такая беда. Зря что-ли нам ежегодно этот шнапс рекламируют на девятое мая в каждом фильме о войне? Крепкий алкоголь в продуктовых магазинах немцы продают, но выбор там еще меньше чем пива: три-четыре вида и шнапса нет. Или есть, но нужно знать название марки. Пить все подряд я не рискнул, поскольку еще питал надежду попасть в местный зоопарк. Зато в магазинах продают консервированные сосиски (на вкус так себе):
консервированные сосиски

и оливки в пакетах (не пробовал, без шнапса они мне нахер не нужны):
Оливки в пакетах

Шавермочные точно такие-же как в России. Только шаверма в пите тут называется дёнер, но продают те же узбеки, что и на Клинском проспекте, я даже узнал одного. Можно выйти на улицу, сеть за столик с пивом, отодвинуть пепельницу, спокойно перекусить и выпить. Тут в этом плане полная свобода — за все время я ни одного полицейского не видел, только скорая помощь однажды мимо проехала. А даже если бы и видел: в Германии пиво можно пить спокойно, к тому же продается оно круглосуточно, ибо, в отличии от нас, немцы не включают по ночам режим геноцида. Опознать нужный магазин можно по знакомой, но вышедшей из оборота надписи «киоск»:
Киоск в Кельне

Возле зоопарка вообще целый митинг, который ни одному оппозиционеру не снился. Все сидят на покрывалах или веселятся, бухают, жарят мясо в мангалах и курят кальян:
рядом с Кельнским зоопарком

Кельн разнообразный. Тут в одном квартале офисная картинка будто с рекламного календаря:

в другом улица с какими-то производствами:
улица в Кельне

в третьем многоэтажные публичные дома и гипсовый памятник проститутке. Причем на вывеске висит не какая-нибудь надпись «сауна» ил «массаж». Прямо так и написано: «Das Bordell». И это правильно, потому что если человек решил поебстись — он знает куда идти, если попариться — тоже. У нас же десять разных мест обойдешь, пока отыщешь нормальную баню без блядовника.
Публичный дом в Кельне

Жилая зона напоминает Питер, только от домов штукатурка не отваливается и кто-то поперек улицы флажки растянул:
Улица в Кельне

Спамеры достали всех:
Без рекламы

Во всех подъездах стеклянные двери:

И ни один мудак не припаркуется на месте, предназначенном для стоянки пожарного автомобиля. Город большой, машин много, но таких уебанских парковок как в Шахтах нет нигде. Только полный говноед может огородить территорию перед домом культуры и брать деньги за размещение на ней машин. Хули потом удивляться тому, что люди не любят свой город в котором все ровные площади превращены в стоянку. За выделение городской земли под эти цели в приличных обществах архитекторам по ебалу бьют. Хотя лучше уж так, чем бросать автомобиль в придомовой грязи, на месте которой мог быть газон. Хули нам НАТО, мы сами себя неплохо прессуем. Хотя казалось бы, достаточно просто оставить свободными несколько квадратных метров:

Но самая заебовая штука в Кельне это несомненно… что, думаете собор? А вот хер. Собор конечно великолепен, вне всякого сомнения — здоровенная такая балда, но самое охрененное в Кельне это метротрам — смесь метро, трамвая и электрички. Я никогда не думал, что поезда могут быть настолько плавными, быстрыми и бесшумными:
Кельнский метротрам

Бля, да в них даже вип-места есть, огороженные специальной стеклянной дверцей. Но и в зоне для плебса комфортнее чем в отечественном подвижном составе.
Кельнский метротрам

Ближе всего к этому уровню в России лишь поезда московского центрального кольца, но до Кельнских электричек им очень далеко. Просто нереальная крутотень. При том, что за окном обычная на вид железка:
Кельнский метротрам

Контролеров я не застал, турникетов на выходе и входе тоже нет. Просто вставляете в аппарат сбербанковскую карточку и компостируете выданный билет в специальной желтой хреновине. Кстати, рекомендую найти в интернете описание работы с этим автоматом. Английский язык в меню присутствует, но все равно нихрена не понятно, особенно в первый раз. По этой причине из аэропорта не уехать раньше чем через пол-часа — перед автоматами собирается очередь приезжих затупков, которые не могут купить себе билет. Я вначале над ними посмеивался, но подойдя к терминалу сам завис на десять минут. Платформы очень напоминают родные станции остановки электричек:
Кельнский метротрам

На такой электричке я уехал из Кельна обратно в аэропорт, по пути сожалея о том, что не успел искупаться в водах Рейна. И пока я, разглядывая позеленевший памятник Вильгельму за окном поезда, сожалел, статья моя окончательно закончилась.

Ну ладно-ладно, вас же не проведешь. Раз я опоздал в зоопарк, то уж ландшафтный заповедник обязан был посетить. Благо он работает допоздна. Раз речь зашла сегодня про Кельн, я вам про этот ландшафтный заповедник расскажу.
Кельнское кладбище

Расскажу совсем кратенько, но поверьте, вы охуеете. Точно охуеете. Гарантированно. Я тут про Кельн всяких гадостей наговорил, не исказив, впрочем, увиденного. Вы верно подумали, что не так уж и далека эта Европа от русского человека. Но сейчас я продемонстрирую такую культурную пропасть между нами, что лучше бы вам воздержаться от дальнейшего чтения. Не согласны? Ну, я вас предупреждал. В общем, Кельнский ландшафтный заповедник выглядит так:
Кельнское кладбище

Да, бляха-муха — это кладбище. Нет, не фотошоп. Я, правда, не уверен, что дословный перевод слова «Landschaftsschutzgebiet» тут вполне корректен, но это не меняет особой сути. Немцы превратили кладбище в прогулочную зону с тишиной и тенистыми аллеями. У нас же на кладбищах творится лютый пиздец, исправить который можно только грейдером:
Шахтинское кладбище

Как же жаль, что угасло ОРРИК, поскольку глядя на отечественные погосты ловишь себя на мысли, что страшнее жизни в России, только смерть в России. И хотя по правде у нас вполне приятная и удобная страна, но от ощущения того, что окружающее тебя говно не исчезнет даже после смерти, среди крестов, мусора и заборов отделаться невозможно. А тут — пожалуйста: оставил в залог два евро, взял лейку и пошел ухаживать за усопшим:

На входе план кладбища (омерзительного качества, но достойной печати) и доска с объявлениями:

Никаких оградок нет. Более того, вдоль дороги попадаются лавки общего пользования с бирками покойников:

Спасибо вам, родственники профессора Герда Кёнига за отдых, а то я от этих прогулок совсем обессилел. А тут как раз место отдохнуть. Рядом родовая могила с памятником, который у нас могут поставить только какой-нибудь… да нет, не могут:
Кельнское кладбище

Уход за могилами производят профеccиональные организации (надпись на желтой табличке: «Мы поддерживаем вас», далее адрес и телефон компании «Грюн»):

Все-таки Шахты очень немецкий город. У нас тоже на месте бывшего кладбища разбили парк. А сейчас свезли туда столько памятников, что он вновь стал похожим на кладбище. Вот так в Кельне:
Кельнское кладбище

а так в Шахтах (Анатолий, спасибо за фотографию):
Могильный памятник космонавтике в Шахтах

Впрочем, я надеюсь, что последняя фотография — это невероятно крутой стеб и троллинг. Если так, то мы имеем все шансы на то, что в к нам будут прилетать туристы из Кельна, что-бы отдохнуть, катаясь на велосипеде по шахтинским кладбищам.
Кельнское кладбище

В итоге побывал в Кельне, арабских насильников и гомосеков, что заполонили Европу не видел, в зоопарк не сходил. Придется еще раз ехать.

Космос

Основы панка. За периметром

Сегодня я предстану перед вами нерешительным, словно трезвый Раджеш Кутрапали. И весьма надеюсь, что нерешительность эта заразит вас, поскольку проистекает из осознания ложной синонимичности рефлексивных понятий приятности и позитива, порождая целый каскад вопросов с единым ответом, в котором подобно зеркалу отражается вся ваша хромота и уродство.

Представьте, что вам пришло приглашение на кинопоказ. Вам дали фрак с бабочкой, довезли на лимузине до кинотеатра, подали шампанское. Милые барышни и солидные мужчины обсудили с вами совершенно пустяковые вещи. Конферансье (или кто там у вас будет) указал ваше место — самое лучшее в зале. Погас свет, затихли голоса. И после минутной пустоты на экране появились вы, в спущенных трусах на унитазе, пытающийся попасть выковыренными из носа козявками в лампочку Ильича на потолке. Ах да, совсем забыл — глава эта вовсе не связана с геологией, просто события последних дней неожиданно продлили и дополнили недавние впечатления.

К тому дню подходили к завершению работы по обследованию северных районов янисъярвинской геологической площади. Мы дополна набившись в буханку ехали вдоль инженерно-технических сооружений, проще говоря забора, за которым проходила граница Российской Федерации.
граница России

Временами этот забор отмечался воротами, шлагбаумами и пограничными будками довольно ухоженного вида
ворота на границе России

Но чаще всего забор выглядел как шеренга пьяных солдат, в разную сторону оперевшихся на ржавую колючую проволоку. Некоторые столбы сгнили настолько, что вовсе не касалась земли или лежали пластом, подмяв проволоку под себя будто одеяло.

Наш маракас цвета «белая ночь» вез трех кандидатов наук, начальника отряда, водителя и двух распиздяев, бросивших институты ради невнятных авантюр. Компания в высшей степени уважаемая, снабженная всеми необходимыми документами и доверием со стороны двух государств, которое выражалось в наличии пропуска за ИТС, заграничных паспортов и даже нескольких открытых виз. Многие уже сейчас могли бы спокойно проехать вяртцильский пропускной пункт и оказаться в Финляндии на законных основаниях. Другим же требовалось для этого лишь небольшая формальная процедура.

Мы не перевозили наркотики, драгоценности и оружие, если не считать таковым несколько геологических молотков. Нас вообще заграница интересовала куда меньше, чем обнажения горных пород зеленокаменного пояса. Мы ехали вдоль границы нашей великой страны и всю дорогу пытались высмотреть самое удобное место для того, что-бы эту границу пересечь

— Вот, смотри, здесь можно перелезть
— А тут по луже можно ксп пройти и если вон там проволоку перекусить, то пролезешь
— А у финов тоже такой-же забор?
— Не, вот, это самое лучшее место, если переходить, то здесь надо

Зачем? Ни одному нормальному человеку в голову не придет искать дырку в заборе, когда у него не только нет в этом нужды, но и есть официальное приглашение через парадный вход. Забор в России вещь прежде всего статусная — основной его смысл в том, что за забором ваши права меньше чем права тех, кто этот забор установил (я уже подробно освещал этот момент в соответствующей статье). Внутри ограждения правила поведения устанавливает владелец ограды, и большой ошибкой было бы считать, что в самом центре этого огорода прав у вас больше, чем на окраине. Но пограничный забор настолько огромен, что влияние его подобно тяжести атмосферного давления — привычно и ощущается лишь в моменты, когда это давление неожиданно исчезает.

Попробуйте отъехать от границы всего на пол-сотни километров (это меньше чем от Шахт до Ростова). Маленький городок Лапееранта, с населением в семьдесят три тысячи человек. На первый взгляд никаких отличий нет. Дороги ничуть не лучше, чем у нас, а местами и вообще от наших не отличить
пешеходный переход в Лапееранте

А почему, собственно дороги должны отличаться? За исключением некоторых эксцессов исполнителя (когда пиздят не просто сверх нормы, а все что только возможно), дороги в России ничуть не уступают, а местами даже превосходят финские. Другое дело дома. Люди живут преимущественно в типовых пятиэтажках, но от наших их отличает три принципиальных момента. Во-первых, дома не делают вытянутой формы. Во-вторых, их стараются как можно сильнее отдалить друг от друга. В-третьих, фасад каждого дома не выглядит так, будто его делали по остаточному принципу из любого говна. Я не знаю почему, но финские архитекторы не вдохновились образом скученных серых вытянутых бараков.
Пятиэтажка в Лапееранте

Из-за этого, даже не сразу понимаешь, что перед тобой типовое сооружение в пять этажей. Сравните нашу действительность:
Пятиэтажка на ХБК

пусть даже в прекрасную погоду и замечательное освещение
Пятиэтажка на ХБК

с действительностью финской провинции
Финская питиэтажка

Эта разница проявляется не только во внешнем виде, но и в практике использования домов. Каждый раз, когда железная дверь моего подъезда открывается под тревожный звук домофона, я чувствую себя заключенным, которого переводят из одного тюремного блока в другой. Вы можете сутками промывать себе мозг либеральными речами о правах и независимости, но стоит спуститься за пивом, как вы упретесь в стальную дверь безысходности.
подъезд

На третий день жизни в Финляндии у меня стало ослабевать привычное желание скрестить руки за спиной при движении по лестницам и коридорам
Подъезд в Финляндии

Я всегда был противником домофонов. Домофон — это мерзейшее унизительное зло. Единственная дверь, на который стоит устанавливать наши обычные домофоны должна вести в ад.
Домофон в ад

Но неожиданно выяснилось, что если у этой хуеты убрать красный индикатор и сигнал химического заражения при каждом открывании двери — скрепя сердце с ним можно согласиться
Финский домофон

Если что и нужно делать в России в первую очередь, то это, безусловно, проводить политику дезаборизации и десуссеритизации. Потому что русский человек живет за забором и под охраной не только всю жизнь, но и после смерти. Нет лучшей рекламы кремации, чем кладбище в России.
Кладбище в Шахтах

Представьте, насколько чудовищна убита инфраструктура, что любое кладбище без периметров охраны вокруг каждой могилы становится не только местной достопримечательностью, как например это кладбище в Златоусте
Кладбище в Златоусте

Но и местами проведения досуга и культурного отдыха
культурный отдых на кладбище

Вот вам для сравнения альтернатива — воинское кладбище на улице Кауппакату
Воинское кладбище на Кауппакату

А вот сейчас, извините, будет обидно. Возможно вы слышали, что арабы, негры и прочие нелегалы оскверняют чистоту европейского уклада, но хитрый прищур заключается в том, что по шкале дикости и варварства мы гораздо ближе к неграм и арабам, чем к европейским соседям. В качестве доказательства достаточно хотя-бы привести фотографию туалета в магазине ношенной одежды. Всякое место, в котором концентрируются наши сограждане превращается в Россию:
Туалет в Киркутори

Основные покупатели здесь даже не туристы, а просто, русские, приезжающие специально за дешевым барахлом (оно и впрямь дешевое, я себе куртку за сто сорок рублей купил)
Киркутори

Мы приезжаем сюда партиями. Десятками автобусов и автомобилей. Давайте, расскажите о свободе заключенному, который выходит за ворота только что-бы робу поменять. Что, простите? Права гражданина и либеральные ценности?
Русские в Лапееранту

А в это время на воинском кладбище стремная баба и бородатый мужик в плаще стоят с листами A4-го формата на которых напечатано: «Свободу Навальному!». А на следующий день стоят две бабки с книжным стеллажом и подписью: «Познайте истинный смысл Библии».

Куда девать арендованные велосипеды? О, вот херня какая-то из стены торчит, наверно тут и надо парковаться. Даже в голову не может придти, что пандус с перилами предназначен для удобства инвалидов. Не следует думать, что я сильно отличаюсь от остальных — первый велик мой.
Велосипед на пандусе для инвалидов

Не нужно думать, что за периметром медовая жизнь с дегтярными соотечественниками. Тут много чего такого, чему фины могут у нас поучиться. Например, делать нормальные карты, а не это недоразумение (кстати, в Хельсинки та же проблема)
Карта на остановке

Или варить вкусное пиво, а не помесь кваса с полынной настойкой в таре из под лекарств:
пиво в Лапееранте

Мой месседж вообще не о том, что где-то лучше или хуже. Просто, надеюсь, что в следующий раз, когда возникнет мысль поставить очередной забор или нанять очередного охранника-сесурити, кто-то вспомнит, что внутри периметра из колючей проволоки под ружейным прицелом не возникнет желания арендовать за десять евро велосипед и кататься весь день под проливным дождем.
Велосипеды на велодорожке

P.S. Картинку для заставки сфотографировал с телевизора. Там по какому-то местному каналу всю ночь показывают землю с борта МКС под музыку из порнофильма.
P.P.S. Хрен знает, почему я решил вставить эту статью в цикл «Основы панка», но хрен с ним, пусть будет.

Растительность петербургского Новодевичьего кладбища

«Обожаю склепы. Обожаю чугунное литье»

Штык из «ДМБ»

Пока кладбища остаются неизбежной частью антропогенного ландшафта, ведение хозяйства на них — актуальная задача. Ладно, ладно, это было официальное вступление к статье. На самом деле, лет пять назад мне предложили слегонца рубануть лавандосов и потусить недельку на одном из петербургских погостов. В результате появилась статья, которую я где только не публиковал. Возможно вы даже слышали о ней прежде. И что? У меня сегодня вечер ностальгического мортидо, так что не доебывайтесь.

Как сейчас помню: был не то конец мая, не то начало июня. Холодно, аж жопа, что ни день, то дождь. В незнакомых мне поднебесных кабинетах кому-то взбрело в голову узнать возраста деревьев, растущих на территории Новодевичьего кладбища. Нахуя я понятия не имею, так что не спрашивайте. Не знаю почему, но в тот год во всем Питере не нашлось человека, готового эту работу выполнить, поэтому, я поклал хуй на предложение заняться колкой пизженных дров и на первом же автобусе отправился к питерским покойникам.

Поскольку все фотки того периода проеблись куда-то, даже не показавшись мне на глаза, публикую декабрьские фотографии. Я сделал их незадолго до наступления 2014 года, по дороге к офису, где продавал битые и краденые автомобили.

IMG 1664 - Nieizv_

IMG 1619 - Nieizv_

 

Не требуется большого ума, что-бы понять бредовость идеи подеревного бурения на кладбище. Здесь надо было работать с обоснованной экстраполяцией небольшой выборки, а это автоматически предполагало необходимость изучения динамики прироста, характеристики растительности и почвенно-грунтовых условий. Поэтому, помимо бурения, хотел бы я того или нет (а я хотел), потребовалась геоботаника.

IMG 1636 - Nieizv_

 

Между кладбищенскими аллеями я заложил 15 пробных площадей, на которых сделал геоботанические описания и отобрал образцы древесины (керны). Каждая проба имела примерный размер 20х20 м. В описаниях учитывал преимущественно доминирующие и константные виды, поскольку, во-первых, на каждом кладбище всегда полно интродуцентов, которые ни один систематик в жизни не определит, а во вторых, кладбище — это вам не опытное поле. За несколько веков там столько оград установили, что сломать на такой работе ноги было более чем вероятно. Да и пиздюлей можно от безутешных родственников отхватить.

Помимо описаний, я провел еще и маршрутное геоботаническое обследование захоронений, использованное в дальнейшем при составлении карты живого напочвенного покрова.

Названия сосудистых растений, которые вы встретите ниже, даны по таксономическому сборнику С.К. Черепанова, мхов по (М.С. Игнатов и др., 2004).

Всего на кладбище я отобрал 44 керна (обычно, по три с каждой пробной площади). Керны извлекал с высоты 1 м, преимущественно с западной стороны. При обработке, одну из сторон каждого керна зачищал наждачной бумагой, после чего керны отмокали в воде 15-25 минут (Методы…, 2002). Для измерения колец внедрил собственное ноу-хау: сканировал керны с разрешением 600 dpi, после чего загружал растры в AutoCAD, где измерял кольца с точностью до 0,01 мм:

rthys

 

Условия местообитания оценивал с помощью метода экологических шкал (Л.Г. Раменский, 1956). В общем, не ищите тут какой-либо науки. «Одна проза, причем вульгарная».

 



Растительность кладбища представлена тремя ассоциациями:

Ассоциация Acerеtum aegopodiosum

Ассоциация распространена на большей части кладбища. Главный доминант травяно-кустарничкового яруса Aegopodium podagraria. Проективное покрытие живого напочвенного покрова в затененных местах 50%, при осветлении, за счет разрастания сныти увеличивается до 100%. В зависимости от содоминирующего вида выделены следующие субассоциации:

Acerеtum aegopodioso — urticetum (ПП № 11, 14, 15), Содоминант — Urtica dioica. Внутри могильных оград произрастает Chelidonium majus. Для субассоциации характерно высокое проективное покрытие (75-100%). Высота травостоя в среднем 0,5-1 м.

Acerеtum aegopodioso — anthriscetum (ПП № 7, 8, 10, 12), Содоминант – Anthriscus sylvestris. Внутри могильных оград регулярно встречается Impatiens noli — tangere и Chelidonium majus. Постоянно присутствие Urtica dioica. Травостой высокий (1,5 м) с высоким проективным покрытием (90-100 %).

Acerеtum aegopodioso — aceretum (ПП № 3, 4, 6), Содоминант – всходы Acer platanoides. В составе травостоя регулярно встречаются Anthriscus sylvestris и Glechoma hederacea. Проективное покрытие обычно 50 %. Высота травостоя в среднем 0,5 м. Активному разрастанию трав мешает, помимо сомкнутости древесного полога большое количество посетителей кладбища, на что указывает распространенность растений нарушенных местообитаний – Taraxacum officinale и Plantago major. При осветлении данной ассоциации, проективное покрытие в ней увеличивается до 100 %, высота травостоя увеличивается до 1-1,5 м, за счет разрастания сныти. В таких условиях снижается давление рекреационной (да бля, «рекреационной», на кладбище!) нагрузки, в результате чего, растения рудеральных местообитаний вытесняются.

Acerеtum aegopodioso — impatietum (ПП № 5, 9), Содоминант – Impatiens noli-tangere. В составе травостоя регулярно встречаются всходы Acer platanoides, Urtica dioica, Lamium album, Taraxacum officinale. По условиям произрастания эта субассоциация – аналог предыдущей. Различия в содоминантах вызваны архитектурными особенностями участка кладбища – большим количеством высоких могильных плит, памятников на которых произрастает недотрога. Проективное покрытие 80-90 %, высота травостоя 0,5 м.

Acerеtum aegopodioso — epilobietum (ПП № 13), Содоминант – Epilobium montanum. В составе травостоя встречается также Acer platanoides, Urtica dioica, Impatiens noli-tangere и другие виды. Проективное покрытие в субассоциации 100 %, высота травостоя 1,5 м.

Ассоциация Acerеtum Agrosticea — acerеtum (ПП № 1)

Ассоциация расположена в окрестностях главного входа на кладбище. Своеобразные условия здесь (низкая сомкнутость древесного полога, высокое число посетителей, создающих антропогенную нагрузку, регулярное кошение) привели к доминированию в травостое Agrostis tenuis. Содоминантом являются Acer platanoides. Присутствуют растения рудеральных местообитаний – Taraxacum officinale, Plantago major, Rumex acetosella, Epilobium montanum. Проективное покрытие 50%. Высота травостоя не более 0,3 м.

Ассоциация Acerеtum Acercea — trifolietum (ПП № 2)

Ассоциация расположена в северной части кладбища. Доминирующим видом являются всходы Acer platanoides. Содоминантоми к нему являются Trifolium pratense. Проективное покрытие живого напочвенного покрова в ассоциации 45%, высота травостоя не более 0,3 м.

IMG 1654 - Nieizv_

 


Почвенное богатство (засоление) на всех пробных площадях сходно, 9-12 единиц по экологической шкале Л.Г. Раменского, что соответствует «довольно богатым почвам» (Раменский, 1956). Увлажнение на пробных площадях различно от свежелугового (пробная площадь № 1) до сыролугового (пробные площади №№ 13, 14, 15).

Из естественных сообществ Северо-Западной части России (Федорчук В.Н. и др. 2005), растительность кладбища по условиям произрастания наиболее близка к широколиственным формациям дубравнотравной серии типов леса, относительно которой, условия произрастания смещены в сторону большего богатства. На пикче ниже представлены экологические амплитуды геоботанических описаний в Новодевичьем кладбище относительно условий произрастания лесных ассоциаций Северо-Западной части России (Федорчук В.Н. и др. 2005):

Амплитуды Раменского

IMG 1623 - Nieizv_

 


Среднемноголетняя величина радиального прироста у основных пород такова:

  • Клен остролистный — 2,31+-0,03 мм;
  • Липа мелколистная — 2,16+-0,08 мм;
  • Тополь — 3,18+-0,03 мм;
  • Ясень — 2,31+-0,02 мм;
  • Береза пушистая — 1,77+-0,22 мм;

Видовые эпитеты тополя и ясеня определяйте сами, поскольку в тот момент они мне нахуй были не нужны.

Разнообразие условий произрастания на кладбище слабо влияет на величину радиального прироста деревьев. При свежелуговогом увлажнении радиальный прирост незначительно снижен (0,5 +- 0,14 мм). Возможная причина этого — усиленная рекреационная нагрузка (ПП №1 расположена у входа – самой посещаемой части кладбища), которая ведет с одной стороны к уменьшению радиального прироста деревьев с другой стороны к осветлению, а значит иссушению почвы.

Различия между радиальными приростами деревьев, растущих во влажнолуговых и сыролуговых условиях (0,1 мм) незначительны и недостоверны. Для основных древесных пород кладбища, были рассчитаны величины среднего радиального прироста.

Помимо основных пород, в парке встречены также редкие, произрастающие единично или в небольшом количестве, деревья (Дуб черешчатый, Вяз шершавый, Ольха чёрная и др.). Бурить их возрастным буравом могут только пидарасы без чувства прекрасного. То что бурение травмирует дерево — тот еще пиздежь, но оно влечет за собой опасность поражения гнилями, чего в моем случае допускать не хотелось.

При производственных работах бурение в таких случаях заменяется использованием таблиц хода роста (А.В. Третьяков и др., 1952).  Но, как говорил Петьке Чапаев: «есть один нюанс». Цели создания таблиц были исключительно лесохозяйственные, следовательно, применение их к одиночным деревьям в неестественных условиях произрастания необоснованно. Для проверки принципиальной возможности использования таблиц хода роста, применительно к Новодевичьему кладбищу, я применил корреляционный анализ динамики радиального прироста липовых насаждений Новодевичьего кладбища и липовых насаждений из (А.В. Третьяков и др., 1952). Коэффициент корреляции между натурными и литературными данными составил 0,60, что ожидаемо, но никак не позитивно. Другими словами, если уж использовать таблицы хода роста, то только в случае, когда использовать больше нечего, а что-то использовать надо. Да еще и с оговоркой на пиздливость, то бишь, указывая факт низкой точности полученных результатов.

Что еще? Вроде все существенное рассказал, остальное либо производственные детали, либо совсем стремная шняга. Ах да, забыл, вот еще:

Список литературы

Игнатов М. С., Игнатова Е. А., Флора мхов средней части европейской России. М.: КМК. 944 с.

Методы изучения лесных сообществ – СПб.: НИИХимии СПбГУ, 2002.

Раменский Л.Г., Цаценкин И.А., Чижиков О.Н., Антипин Н.А., Экологическая оценка кормовых угодий по растительному покрову. М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы., 1956, 472 с.

Тетюхин С. В., Минаев В.Н., Богомолова Л.П. Лесная таксация и лесоустройство. Нормативно-справочные материалы по Северо-Западу Российской Федерации. СПб.: СПбГЛТА, 2004. 360 с.

Третьяков А.В., Горский П.Р., Самойлович Г.Г., Справочник таксатора. М.: ГОСЛЕСБУМИЗДАТ, 1952, 843 с.

Федорчук В.Н., Нешатаев В.Ю., Кузнецова М.Л. Лесные экосистемы северо-западных районов России. Типология, динамика, хозяйственные особенности. – СПб., 2005. 382 с.

Шмидт В. М., Математические методы в ботанике: Учеб. пособие – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1984 – 288 с.

Czerepanov S. K. Vascular plants of Russia and adjacent states (the former USSR) Cambridge University Press. 1995