Улыбаться и не пить

Не выпендривайтесь, умирайте как все: в муках и от модных причин. Полагаю, что эта мысль сидит в головах редакторов, издания которых опубликовали на прошлой неделе заголовки «Минэкологии запретило жителям Подмосковья улыбаться лисам«. Во-первых, не запретило, а отговаривало, а во-вторых, давайте разбираться.

Если речь о бешенстве, то история насчитывает несколько столетий, хотя вменяемые данные существуют лишь с конца девятнадцатого века. Для тех, кто считает бешенство разновидностью истерии, рекомендую замечательный учебно-медицинский фильм (детям, беременным и нервным смотреть нельзя). Это зоонозная инфекция передается не только при укусе, но и при ослюнении раны. Достаточно позволить больной собаке облизать царапину на вашей руке и далее либо протокол Милуоки, либо через несколько недель кто-то произнесет о «влажной блестящей оболочке» проводя очередную аутопсию. И не выпьешь напоследок — у заболевшего проявляется ярко выраженная боязнь воды, за что бешенство иногда называют гидрофобией.

Типичная картина заражения выглядит так: Ой какой миленький лисенок! Дай, я тебя поглажу! Ах ты ж скотина! Ладно, зеленкой залью и все пройдет. Рыжая лисица (Vulpes vulpes) без сомнений завоевала статус главной хранительницы бешенства. Но после этого факта начинаются сплошные сомнения.

На территории России вспышки бешенства у лисиц в девятнадцатом веке зафиксированы в 1810-1818 годах и 1824 году. Затем с середины девятнадцатого века как рукой сняло: ни одного случая до самой революции, причем то же самое по всей Европе. Все болели: люди, волки, собаки, скот, но к лисицам претензий было меньше всего. За время с отмены крепостного права до появления СССР ежегодно в России умирали от бешенства полторы сотни человек, но ни один по причине укуса лисицы. Лишь в 1925 году на Украине впервые за много лет нашлась бешеная ручная лиса, покусавшая человека. И даже тогда было известно, что прежде эту лису укусила больная собака. Зато потом понеслось: с началом второй мировой войны бешенство лисиц покатилось по Европе и к шестидесятым годам охватило Францию, Данию, Германию, Австрию, Швейцарию, Венгрию и прочие европейские страны, включая западные регионы Советского Союза. Тогда же Роберт Анатольевич Канторович — советский вирусолог и специалист по «дикованию» предложил разделять очаги бешенства на природные, в которых поражены преимущественно дикие животные и антропургические, в которых бешенством заражены сельскохозяйственные и домашние животные.

О взаимодействии антропургических и природных очагов существует два противоположных мнения. Одно утверждает, что возбудитель болезни способен свободно передаваться от диких животных к домашним, второе говорит обратное. В качестве частного случая второй гипотезы можно представить предположение Г.Н. Сидорова: за годы эпизоотии вирус сильнее специализируется на лисах и представляет все меньше угрозы для других видов. В пользу этого говорит то, что вспышки бешенства наблюдаются в России регулярно последние пол-века: в 60, 63, 65, 69, 73, 76, 78, 84, 87, 89, 96, 98 году и далее с той же периодичностью по настоящее время. Но роль лисиц в заражении людей все время снижается. Ровно как и число заражений бешенством от сельскохозяйственных животных. Лисы до сих пор опасны, но постепенно главным переносчиком становятся дикие кошки и собаки. Перелом в динамике произошел в последнюю четверть века, когда на первый план стали выдвигать новый тип очага, образованный смешением природного и антропургического очагов.

На сегодняшний день эпизоотия бешенства растет, но лисы, а тем более разные козы и коровы заражают все меньше людей. Главный виновник заболевания — одичавшие кошки и собаки. Это хорошо: можно диссертаций в год по десять штук писать. Придумать новую теорию, а еще лучше разработать новую оральную вакцину типа РАБИВАКа. Тем более, что вакцина действует год, а мы люди гуманные: бродячих собак теперь не отстреливаем. Но ведь я не просто так упомянул о сомнениях.

Теории, медианы и полиномы пятой степени — это любопытно. Но почему ни в одной статье о распространении бешенства в России не упомянут реальный мир? Число заболевших от лисьих укусов снижается — это факт. Можно объяснять это гипотезой Г.Н. Сидорова. Но скажите честно, когда вы в последний раз видели живую лису? Кругом урбанина, походы на природу не вылезая из машины и выходные на даче в зоне мертвой субурбии. Та же ситуация с заражением сельскохозяйственных животных: где вы последний раз коров наблюдали? Максимум, в рекламе агрохолдинга.

Субурбия

В качестве разносчиков бешенства растет роль собак и кошек. Как связана эта динамика с увеличением благосостояния людей в нулевые? Когда у людей с одной стороны появилась возможность содержать питомца, а с другой — выбрасывать лишнюю еду на помойку?

С удалением от Москвы ситуация немного улучшается, но вопросы остаются неизменными. Да и не будет скоро никакого удаления: кругом наступит одна сплошная Москва. Но это не мешает считать снижение числа заболевших от укуса коровой в Хамовниках результатом изменения патогенной активности вируса.

Тем более, что наше умение вести нормальную открытую статистику уступает лишь мастерству выдумывать заголовки.

Фрюлинг блютет ин Аксай

Я вот сейчас в Домодедово. И знаете, что думаю? Если уж мировой прогресс дошел до такого уровня, что можно в Шахтах пить в гараже «Дон классику», а через несколько часов слушать через бесплатный вайфай пресс-конференцию Чичваркина, то просто грех не рассказать вам историю о том, как я в Аксайской картографической экспедиции плыл на героическом надувном фрегате под названием Не-Птун.

Поскольку история длинная (на целую книжку потянет), расскажу только про начало третьего дня экспедиции.

Проснулся я еще затемно и сразу понял, что никуда в такую рань не поплыву. В новой самодельной палатке было гораздо комфортнее, чем в прошлую ночь, а лень — лучший спутник комфорта. Приподняв полог, я вдохнул влажный холодный воздух и тут же заполз обратно в плащевку, пытаясь спасти стремительно уходившее тепло. Близился рассвет, сразу после которого температура резко возрастала, но пока я хотел насладиться отдыхом в полной мере.

В момент моего наивысшего наслаждения отдыхом прямо над моим ухом раздалось чавканье и звук чьих-то тяжелых шагов. Не успев толком проснуться, я увидел как через полог ко мне просунулась коровья морда.

Коровы были повсюду: я оказался в центре стада. Скотины пришли на водопой, но ни пастуха, ни собаки рядом не было. Хорошее пробуждение, ничего не скажешь.

IMG_3157

Солнце поднялось уже достаточно высоко, отправляться нужно было незамедлительно, пока не поднялся ветер. Поэтому я ограничил свой завтрак исключительно чаем с остатками хлеба.

Накануне, убирая продукты под лодку, я совершенно не учел черных садовых муравьев (Lasius niger), которые заползли в пакет с сахаром в таком количестве, что пакет беспрерывно шелестел и двигался. На других вещах их было меньше, но все-равно слишком много, что-бы от них можно было отряхнуться. Позже, уже дома, насекомые регулярно вылезали из совершенно неведомых мне закутков и я честно опасаюсь, что они поселились надолго.

Пока я собирал палатку, грел и пил чай, время перевалило за восемь утра и ветер заметно усилился. Проходя мост это было мне на руку — с попутным ветром я достаточно быстро прошел через вторую справа арку моста, но через несколько сотен метров Аксай петлял и большую часть пути мне предстояло грести против ветра.

Конечно, проход моста не шел ни в какое сравнение с теми фуете, которые мне приходилось крутить, обходя коряги Мертвого Аксая. Но после прохода арки моста, ветер гнал лодку прямо на затопленный за мостом понтон, и потребовалось лечь на весла, дабы избежать столкновения. Фотоаппаратом удалось воспользоваться только через несколько сотен метров после моста.

IMG_3160

Течение, хоть и чрезвычайно слабое (меньше метра в секунду) но, все-таки начало ощущаться. Хотя, как только Не-Птун выходил на открытое место, мне приходилось отчаянно грести, что-бы хоть медленно, но продвигаться вперед. А открытых мест было более чем достаточно.
IMG_3159

На одном из таких поворотов, Новочеркасск показался во всей красе. Если вчера я ориентировался на трубы теплоэлектростанции, то сегодня основной целью был сверкающий купол кафедрального собора.

IMG_3163

Но, засматриваться на красоты получалось слабо. Не-Птун шел в коридоре из ивово-тростниковых зарослей, но все-равно, стоило мне опустить весла, как меня тут-же сносило на прежнее место. Практически сразу, пришлось раздеться. В то, что еще несколько часов назад мне требовалась зимняя шапка, что-бы не замерзнуть, верилось с большим трудом.

IMG_3165

Но долго так грести было нельзя.  Поскольку мне требовалось еще производить замеры, заполнять полевой дневник и фотографировать, перспектива не дойти до Новочеркасска за день была более чем реальной. Тем более, что по берегам попадались весьма примечательные объекты, которые был бы рад встретить любой картограф.

IMG_3182

Я обожаю встречать в путешествиях разного рода непонятную хрень, не поддающуюся  ни логическому анализу, ни формально полному описанию. Однажды я нашел в глухой тайге разбитый унитаз, который попал туда не иначе как с самолета. В Пискаревском лесопарке я во время работы обнаружил бетонную плиту, вероятно от бункера, и великолепно сохранившиеся остатки военных окопов. Посреди посадки на ХХ лет РККА лежит фрагмент лестничного пролета. Подобные вещи лучше всяких слов указывают на ограниченность булевых классификаций в картографии. OpenStreetMap со своей примитивной псевдо-классификацией данных фактически оказался наиболее совершенным инструментом для описания объектов. Однако, до понимания нечетких схем тегирования наверняка пройдет еще не один год.

Да, с таким ветром мне определенно требовался допинг. Водку я допил еще накануне, отпраздновав окончание завалов, завершение Мертвого Аксая и героический штурм аксайского гидроузла. Но у меня еще оставался супер-телефон с плеером, наушниками и дискографией раммштайна на карте памяти. Выбрав единственно подходящую для такой ситуации композицию, я взялся за весла покрепче чем президент на галерах и несмотря на отчаянное сопротивление природы начал приближать к себе Новочеркасск.

IMG_3191