Иисус не тонет

Застряли однажды в лифте негр, пидарас, Рамзан Кадыров и Патриарх Кирилл.

Рамзан Кадыров: Господи боже!
Патриарх Кирилл: Твою мать!
Негр: Я знаю. Надо попрыгать и лифт поедет.

Негр начинает прыгать и читать рэп на украинском языке.

Пидарас: Остановите этого придурка, пока нам пиздец не пришел.
Рамзан Кадыров (обращаясь к негру): Извинись!
Негр (успокаивается): Извините
Рамзан Кадыров: Хорошо, можешь дальше прыгать.
Патриарх Кирилл: Нет, нужно что-то другое придумать. Предлагаю молиться.
Пидарас: Тут нужно не молиться, а проявлять гражданскую активность.
Негр: Это как?
Пидарас: Предлагаю устроить пикет.

Рамзан Кадыров достает табельный ТТ. Стреляет. В лифте гаснет свет. Негр начинает читать рэп про Гарлем.

Патриарх Кирилл: Не волнуйтесь, дети мои. Сейчас все осветим.

Снимает с руки часы и поднимает светящийся циферблат над головой.

Пидарас: Подождите, сейчас айфон достану
Патриарх Кирилл: Бесовская штука
Пидарас: Он у меня освященный.

Пытается найти в кармане айфон.

Патриарх Кирилл: Погоди, я свой достану.

Лифт озаряется светом айфона. Некоторое время пленники молчат. Через пол-часа батарея айфона иссякает и наступает полная темнота.

Пидарас: Может все-таки сделаем пикет?

Звучит еще один выстрел. Свет загорается.

Негр: Господи боже!
Пидарас: Слава Украине!
Рамзан Кадыров: Героям слава!

Патриарх начинает креститься. Негр читает рэп на английском.

Рамзан Кадыров: Что делать будем?
Негр: Это все потому, что я в лифте. Если бы ехали только белые, никто-бы лифт не стал тормозить.
Пидарас: Успокойся. В этой стране такое не канает.
Рамзан Кадыров: Ты что тут, самый умный?
Пидарас: А что, есть выбор? Нужно нажать кнопку.
Негр: Йоу, чувак, ты реально крут.

Негр начинает читать рэп про толерантность. Пидарас тянется к кнопке лифта. Рамзан Кадыров табельным ТТ бьет по руке пидараса.

Рамзан Кадыров: Убери клешни. Я сам нажму.
Пидарас: Ты знаешь какую?
Рамзан Кадыров: Конечно. Первую свою кнопку я нажал в шестнадцать лет.

Нажимает кнопку. Раздается голос Навального.

Навальный: Вы жулики и воры!
Пидарас: Я что, тоже?
Навальный: Нет, ты пассивное меньшинство.
Патриарх Кирилл: Что нам делать?
Навальный: Вы обязаны допустить меня на выборы и всех освободить
Рамзан Кадыров: Идиот! Мы не можем никого освободить. Мы сами тут заперты!
Навальный: Хорошо. Сейчас пришлю помощь. Но потом вы должны допустить меня на выборы.

Динамик замолкает. Через пятнадцать минут двери лифта открываются. В лифт входит Путин. Негр пытается выскочить из лифта, но Путин хватает его за воротник и затаскивает обратно.

Путин: В этих непростых условиях необходима консолидация сил. Через два года мы выйдем на позитивную динамику, но пока надо немного потерпеть. Я знаю, что есть проблемы, но по большому счету мы справляемся. Наши западные партнеры могут и дальше выдвигать непонятные обвинения, но они от этого делают хуже только себе. У вас есть какие-нибудь вопросы?
Пидарас: Владимир Владимирович, можем ли мы надеяться на развитие в стране демократических институтов?
Путин: Да. Надеяться можете. Рамзан Ахматович, вы сколько патронов потратили?
Рамзан Кадыров: Два.
Путин: Хорошо. Вот возьмите.

Путин протягивает Рамзану Кадырову упаковку патронов и выходит из лифта. Двери закрываются. Наступает долгая тишина.

Пидарас (обреченно): Ну дайте я хоть кому-нибудь пикет сделаю.
Рамзан Кадыров: Я сейчас тебя грохну.
Пидарас: Вы всегда гомофобом были?
Рамзан Кадыров: Я вас пидарасов с девяносто четвертого года не переношу.
Негр: А негров?
Рамзан Кадыров: У нас в Чечне негров нет.

Все замолкают. Спустя час Патриарх Кирилл начинает громко вздыхать.

Патриарх Кирилл: Говорил же я, что это бесовская конструкция не доведет до добра. Я теперь на вечерню опоздаю.
Негр: А я к Дудю.
Пидарас: Вам еще повезло. У меня вообще встреча с Милоновым назначена.
Рамзан Кадыров: А чего ты тогда в этом лифте делал? Милонов на три этажа ниже.
Пидарас: А мы разве не вниз ехали?
Рамзан Кадыров: Мы всегда ехали только наверх.
Патриарх Кирилл (обращается к Рамзану Кадырову): А вы куда ехали, сын мой?
Рамзан Кадыров: На симпозиум по современной метафизике нравственности. С докладом.

Патриарх Кирилл громко пукает. Все отстраняются от него и прижимаются в один угол.

Патриарх Кирилл: Это хороший знак, дети мои! С нами дух святой!
Пидарас: Пустите! Вы меня совсем в угол зажали!
Негр: Опять вы пидарасы жалуетесь, что вас притесняют.
Пидарас: Потому что вы никакой свободы не даете!
Патриарх Кирилл: Всем иногда хочется выпустить пар. Но нельзя раскачивать лифт. Нужно смиренно молиться.
Рамзан Кадыров: Кто-только этот лифт делал.
Негр: Рогозин.
Рамзан Кадыров: А ты откуда знаешь?
Негр: Я все знаю.
Рамзан Кадыров: Как тебя зовут?
Негр: полковник Чепига. Но сейчас я на задании в роли Барака Обамы.
Пидарас: И тут вы! Без чекиста уже и в лифте нельзя застрять.

Раздается шипение динамика.

Навальный: Глубокоуважаемый Рамзан Ахматович, не могли бы вы сделать шаг в сторону. Я не вижу патриарха Кирилла.
Пидарас: Алексей! Сделайте уже хоть что-нибудь! Мы задыхаемся! Спасите нас!
Навальный: Конечно! Сейчас пришлю вам помощь.
Патриарх Кирилл: Наконец-то! Может еще успею к вечерне!

Пленники радуются. Рамзан Кадыров стреляет в потолок, пидарас пишет пост в фейсбуке, негр читает рэп и брызгает повсюду из флакончика духов «Нина Риччи». Через несколько минут дверь открывается и входит Путин.

Путин (принюхиваясь): Ну и духовность вы тут устроили! Барак Хуссейнович, у вас все готово?
Негр: Так точно!
Путин: Хорошо. Приступайте к выполнению задания.

Негр расстегивает ширинку и начинает ссать в лифте.
Пидарас (обращаясь к Путину): Владимир Владимирович! Позвольте задать вам вопрос.
Путин: Спрашивайте, я вас слушаю.
Пидарас: Мы уже очень долго сидим тут без всякого движения. Не опасаетесь ли вы, что это может привести к негативным последствиям в будущем?
Путин: Я понимаю ваши опасения, но смею заметить: они абсолютно беспочвенны. Наши темпы действительно не так велики как хотелось-бы, но мы понимаем эту проблему и делаем все возможное для ее устранения. Что-же касается негативных последствий в будущем — мы прорабатываем этот вариант и ни в коем случае не допустим негативного сценария.

Путин вручает Рамзану Кадырову еще одну пачку патронов и выходит из лифта. Двери закрываются.

Пидарас: Ну почему у всех лифты нормальные, а у нас всегда зассаные и вонючие?

Из динамика раздается голос Киселева.

Киселев: Почему, стоит появиться в лифте очередному пидарасу, как лифт сразу становится зассаным? Возьмите Европу. Таких зассаных лифтов как в Европе нет нигде в мире. А как они относятся к геям? Совпадение? Не думаю!
Навальный: Дмитрий Константинович, вы кнопкой ошиблись. Это мой канал.
Киселев: Ах, извините Алексей Анатольевич.
Пидарас: Это поганый лифт. Он никогда не ехал. Тут всегда было зассано и грязно.
Негр: А где не зассано?
Пидарас: Да возьмите любой другой лифт. Все чисто, никто не угрожает. Никаких спецслужб.

Негр начинает хохотать и читать рэп.

Пидарас: Мы всегда будем жить в этом зассаном лифте! Это будет длиться вечно!
Патриарх Кирилл: Ну так тому и быть.

Патриарх Кирилл поднимает рясу и гадит в углу. Закончив снимает с себя крестик и вонзает его в вершину кучи.

Рамзан Кадыров: Что это?
Патриарх Кирилл: Извините. Я со вчерашнего дня ни одного храма не построил. А нам еще неизвестно сколько тут сидеть.
Рамзан Кадыров: Я против.
Негр: Мне эта затея тоже не по душе. Но я человек подневольный. Храм, так храм!
Навальный: Вы только посмотрите на эту кучу! Мы провели расследование. Человек с доходами патриарха не может столько насрать. Если, конечно это честный человек. Но они все жулики и воры! Когда я стану президентом мы выгоним всех из лифта! Наведем чистоту и порядок!
Пидарас (обреченно): В этом лифте уже никогда не навести порядок. Здесь всегда будет только хуже.
Рамзан Кадыров: Да как же ты меня достал!

Рамзан Кадыров легким движением руки открывает двери лифта.

Рамзан Кадыров: Иди нахер отсюда!
Пидарас: Не смейте на меня кричать! Это мой лифт и я отсюда никуда не уйду! И вообще, я в этот лифт вошел раньше вас!
Рамзан Кадыров: Что ты сказал?
Пидарас: Извините.

Рамзан Кадыров закрывает двери лифта обратно.

Негр: Сколько же мы будем так сидеть?
Патриарх Кирилл: Полагаю, что вечно, сын мой.

Пленники готовятся сидеть в лифте вечно. Неожиданно двери распахиваются и заходят новые пассажиры. Герои покидают лифт. Автор пьесы приносит глубочайшие извинения всему чеченскому народу и лично Рамзану Кадырову.