Научная лексика

Терпеть не могу русскую классическую литературу, а пуще всего Чехова. Бесконечные нудотные тома про слабых людей, которые мастурбируют на свою ничтожность. «Ах как мне плохо! Как тяжел и несправедлив мир по отношению ко мне!». Единственная ценность любой литературы — развлечение и Том Сойер в миллион раз круче всех «Гранатовых браслетов», «Войн и миров», «Преступлений и наказаний» и прочей лабуды.

И не стоит лить мне в уши о том, что художественная литература позволяет узнать что-то новое о реальном мире. Те, кого интересует реальность читают отчеты об исследованиях. Вот, например, цитата из работы Ю. И. Левина о лингвистике (Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. М., 1998. С. 809-819):

«Легко представить себе мир, описываемый лексикой, перечисленной в 2.2.3 (а также в др. частях работы): мир, в котором крадут и обманывают, бьют и боятся, в котором «все расхищено, предано, продано», в котором падают, но не поднимаются, берут, но не дают, в котором либо работают до изнеможения, либо халтурят — но в любом случае относятся к работе, как и ко всему окружающему и всем окружающим, с отвращением либо с глубоким безразличием, — и все кончается тем, что приходит полный пиздец.»

Обожаю сарказм и второе дно

Критерий Стьюдента

Вычитал тут в справочнике по R, что никакого Стьюдента не было, а был Уильям Госсетт, который использовал свой критерий для оценки качества пива в компании Гиннесс. Стьюдентом он самоназвался уже когда статью в журнал «Биометрика» отправлял.

Без пива даже в статистике не обошлось.