Мужик на лавке

Настоящий ученый

Пару месяцев назад зашел разговор о зонировании северных территорий. Тема эта старая и больная, поскольку каждый люмпен желает жить на широте Сочи, получая полярки Певека. В этом споре я многие годы последовательно отстаиваю единственно верное решение: территорию севернее Воронежа и восточнее Волги признать непригодной для постоянного проживания людей, но полярные выплаты отменить. Поймите меня правильно — север прекрасен, но мне как-то нужно было начать разговор про Воронеж.

Воронеж прекрасен и уютен словно советская открытка:

Рыцари альтернативной пропаганды пятый год промывают мозги фразой «бомбить Воронеж», но меня не проведешь — это по-прежнему красивейший город юга и один из лучших городов в стране. Здесь есть свое маленькое море с советским конструктивизмом и видом на дома-корабли:

Уютные частные домишки на крутых склонах воронежского водохранилища:

Светлый и опрятный центр стараются поддерживать в чистоте. Тут и не перекладывают плитку трижды в год, но не позволяют засрать рекламой все вертикальные поверхности. Уже поэтому стоит побывать в Воронеже.

Среди старинных церквей ютится стеснительный новодел:

Церквей очень много. Почти как в Тихвине, только тут они не стоят посреди кромешного серого пиздеца. После революции большинство церквей приспособили под нужды народного хозяйства, а с приходом воинствующего православия отреставрировали, что породило диковинное смешение разных стилей. Старинный православный храм легко может быть окружен кованной оградой с символикой рабоче-крестьянской красной армии:

По городским лавкам мирно спят бомжи, а на центральную площадь садится вертолет с местной шишкой из полиции:

На здании театра барельеф изображает обнаженных мужчину и женщину, прямо как на золотой пластинке «Вояджера». Сложно представить, что в нынешней России кто-то решится на подобное — официальное искусство боится показать лямку лифчика, а неофициальное прибивает яйца к брусчатке и устраивает массовую еблю в библиотеке. Третьего не дано. За третьим нужно ехать в европейские страны. Или в Воронеж.

Но я туда приехал не баб на барельефах разглядывать. Меня интересовали крайне южные насаждения ели и лиственницы. И те и другие представляют собой географические культуры — экспериментальные посадки саженцев, привезенных из разных мест Советского Союза. Между этими насаждениями несколько сотен километров: лиственичник заложен на севере Воронежской, а ельник на юге Липецкой области.

Задача не сложная — снять основные биометрические показатели и отобрать материал на генетический анализ. Гораздо труднее эти площади найти. Эксперименты с географическими культурами в свое время носили если не глобальный, то во всяком случае континентальный характер. Опытные площадки заложены в Архангельской, Ленинградской, Костромской, Новгородской, Псковской, Липецкой, Воронежской, Омской, Вологодской, Свердловской областях, Красноярском крае, Карелии Татарстане и других регионах ресефесеэр, Украине, Белоруссии, Прибалтике и даже Франции с Германией. Израсходовано космическое бабло, убиты года чистого времени, исписаны кубометры бланков наблюдений. Но хоть конем ебись, а не найдешь даже самой поганенькой карты размещения площадок. За четверть века все кто был в теме ушли в бизнес, умерли или спились. Архивы закинули в дальний угол, а некоторые выкинули. Часть опытных площадок уже наверняка вырублена, часть сгорела. На тех, что остались почти не разобрать границ, поэтому наблюдения ведутся так: низкие елки — значит саженцы были из Карпат. А тут высокие пошли — это Архангельские. А тут тоже высокие — хуй знает откуда — напишем, что из Вологды.

Частично может помочь генетика, но без массового анализа толку в ней почти нет, а удовольствие это дорогое, погуглите хотя бы стоимость амплификатора. Поэтому приходится искать площадки методом Эйса Вентуры. Сперва в воронежской лесотехнической академии:

Воронежская лесотехническая академия

потом в парке, пивной и местном аналоге НИИ лесного хозяйства. Главное не отчаиваться и сохранять позитив. Немного настойчивости и вот она — удача. Найден дедушка, который со времен посадок географических культур впал в милую деменцию. Далее дело техники — находим водителя на «козле», садим дедушку на штурманское место и мчим сквозь поля:

Пересекаем Дон:
Воронежская лесотехническая академия

Далее несколько часов поисков, фрирайд по мокрым суглинкам низин, отломанное зеркало козла и отбитая на проселочных кочках задница. Вот они!

Дедушка тут не был уже очень давно. От ностальгических чувств он окончательно теряет рассудок и водитель козла увозит его обратно в город. Работать сегодня уже некогда — солнце зашло и под кронами сгустилась темнота. Благо, рядом есть березняк с обильным запасом дров. Причем все как на подбор калиброванные — выложил на земле циновку из поленьев, под голову бутылку с водой и кружку для чая поблизости. Вот тебе и готовая постель:
Полевая постель

Остается лишь ощущать костер, ждать появления пегасид и слушать заговоры насекомых на стебле тысячелистника:
Бронзовка в Воронежской области

Осознав масштаб проделанных работ по закладке географических культур остается только развести руками. Лучше бы на все эти деньги построили огромную ракету в виде фаллоса и запустили ее во след Вояджеру — за пределы Солнечной Системы. Пользы столько же, но это хотя-бы вошло в историю. А теперь проделанная работа останется лишь в наборе бессодержательных статей и рассказах пенсионеров, которые с трудом могут вспомнить отличие посадки географических культур от назначения товарища Слюнькова секретарем центрального комитета партии. То же касается и всей советской науки: может она и была великой, но ценность ее была ничтожна.

Удивительно, но с момента распада Союза прошло больше четверти века, а никто до сих пор не переосмыслил роль науки в жизни современного общества. Ребята, я открою вам страшную тайну: настоящий ученый — это обслуживающий персонал второстепенного значения. А ваши мечты об историческом значении, элитности и неприкасаемом авторитете опишите в диссертации, скрутите ее трубочкой и ебите друг друга по очереди вооон на том симпозиуме.

Демонические лики идиотизма

Так подготовка к экспедиции еще никогда не проходила. Хотя, что уж греха таить, ко многим экспедициям люди сейчас вообще не готовятся: обсудят за пару дней детали маршрута, покидают в рюкзак вещи и в путь. В этом даже есть некий шарм вольности, мол настоящий профессионал готов к работе всегда. Но все-таки это безответственность, а в моем деле безответственности допускать было нельзя.

Несколько лет подряд я мотался по всей стране изучая растительность Ростовской, Воронежской, Липецкой, Ленинградской и Мурманской областей, четырежды пересекал Полярный Урал (правда на поезде), ходил по россыпям гранатов в прислоненный к скале горный клозет, дрался со щуками пустой бутылкой из под коньяка и едва не утопил в Белом море корабельный инклинатор. Весьма увлекательно, в общем, жил. Но почти за каждой поездкой наряду с собранными материалами и впечатлениями тянулся негативный шлейф неорганизованности и пустой суеты. С каждой новой поездкой я все больше убеждался в необходимости организации собственной экспедиции. Здравый смысл подсказывал мне плачевность вероятных итогов такого предприятия, но что стоит даже самая структурированная логика перед лицом амбициозного тщеславия?

Мечты обычно сбываются после получения весомого пинка от реальности. Я не стал исключением. В какой-то момент дела в моей компании стали настолько печальны, что я переключился на покраску детских площадок и оградок на юге Санкт-Петербурга, а после вообще прекратил работу своей скромной лаборатории на Васильевском острове и устроился работать в порт.

Поскольку к тому времени я был знаком с трудами Сукачева, Морозова, Клементса, Гордягина, Шенникова, Раменского, Работного, Василевича, Грейг-Смита, Одума и Розенберга, имел опыт оценки и анализа растительности и даже обладал скромными заслугами в области изучения фрактальной структуры живого напочвенного покрова, в порту мне удалось устроиться по специальности — газонокосильщиком.

Это было славное время. Возвращаясь в четыре утра на велосипеде с привязанной к нему газонокосилкой и еще не зная, что бразильские футболисты проиграли немецким со счетом семь один, я омрачался лишь мыслью о предстоящей через несколько часов работе по разработке генерального плана деревни Иссад в офисном аквариуме с видом на Неву. Но всему есть предел и в один из дней я, закончив стрижку газонов, покраску детских площадок, разработку генерального плана и отчет об экологических рисках полигона промышленных отходов Ленинградской атомной станции, сел на самолет до Ростова, погасил кредитную задолженность своей фирмы, купил хорошую лодку в магазине на Победе Революции, на остаток приобрел две бутылки пива и устроился разнорабочим на стройку.

Собственно, с этой лодки все и началось. Пока ее не было, все мечты об экспедиции туманно растворялись в суете, но после приобретения плавсредства медлить нельзя было не секунды, поэтому спустя два года я решился сплавиться по реке Аксай.

За время жизни в Петербурге я заимел от коллег вредную привычку обосновывать любые свои путешествия научной необходимостью. Вы напрасно считаете, что полевая командировка это то же самое, что поездка к теще в деревню. Все научные поездки начинаются одинаково: нарежет себе человек свежий батон с толстым куском колбасы, включит телевизор а там новости идут, скажем про Воркуту. Показывают кадры с работающим экскаватором под оптимистичный голос ведущего: «В Воркуте несмотря на многочисленные проблемы продолжается подготовка к отопительному сезону. Во вторник в администрации президента прошло селекторное совещание на котором мэр Воркуты заверил, что сроки сдачи…» и в таком духе.

— Так! — Думает человек с куском колбасы на батоне. Странно, что я еще в Воркуте не был. Там уже вовсю тундровая зона, интересно было бы там поприключаться. Заодно там можно и рыбы половить неплохо. У меня на август поездки пока никакие не запланированы.

И вот через несколько дней уже остро стоит необходимость изучения влияния угледобычи на динамику оттаивания тундровых почв на Европейском Севере. Решить эту проблему нужно непременно не позже ближайшего лета, желательно в августе (да-да, это обусловлено спецификой оттаивания почв). Не требуется больших экономических познаний, для понимания того, что такой подход к исследованиям возможен только в очень крупной компании с обширнейшей географией многочисленных заказов. Или в российских государственных организациях, где никто не может адекватно объяснить на что и зачем тратятся деньги.

Моей компании, к сожалению, пока еще до обширнейшей географии заказов далеко, но к счастью, из государственного учреждения я был уволен ко всем чертям еще до покупки лодки. Потому первым вопросом, который надлежало решить при подготовке к экспедиции — как вернуть затраченные на нее деньги.

Где взять деньги вопросов никогда не возникало. Поскольку я очень трепетно отношусь к своим финансовым обязательствам, получить кредит мне удалось даже в условиях тотального помешательства. Благо, кредитная история у меня хорошая, а сумма смешная. Мне кажется это честный подход. Отчего-то среди моих коллег из государственных учреждений принято постоянно жаловаться на нехватку финансирования научных исследований. При том, что реальная ценность большинства получаемых результатов ничтожна. Конечно, от идеалов высокой духовности я отстранился навсегда еще с юных лет, начав сбывать рыночным торговцам краденные на ткацкой фабрике болты от станков. Но в даже роли беззаветного альтруиста я нисколько не возбуждаюсь от пафосных речей про безмерные исторические долги человечества перед наукой.

Прежде всего нужно было определиться с товаром, который я буду продавать. Не продавать я не мог. Без продаж невозможно покрыть затраты на экспедицию. А путешествовать на свои деньги я мог бы и без претензий на научные исследования. Что может продавать никому не известный человек, путешествоваший в надувной лодке на маленькой реке? Рекламу? — смешно. Гербарий пойменных растений? — еще смешнее. Наловленных ящериц и змей? Может они и продадутся, но выручу я за них копейки, а если не успею их быстро продать профессиональным террариумистам они наверняка передохнут. К тому же у ящериц есть обыкновение при неподходящих обстоятельствах лишаться хвостов и терять товарный вид, а змей я панически боюсь с детства.

Оставался только один вариант — продать книгу о путешествии. Поскольку я известен в основном как автор печально известных очерков о судьбах России и месте лишнего человека в ее истории, вариант с книгой мне казался наиболее реальным. К тому-же книга никого не кусает, не дохнет и не отбрасывает хвост. А еще книга — это лучший подарок. Ее всегда можно кому-нибудь подарить. А лучше продать. А если будут плохо брать в интернете, всегда можно спуститься в метро и нагло попирая административный кодекс, продать весь тираж там. В конце концов, если уж барыжить, то почему бы не делать это интеллигентно, продавая свои книги?

Так я начал подготовку к экспедиции. Не с проработки маршрута. Не с закупки тушенки. И даже не с формулирования научной темы. Начал я с того, что запустил калькулятор и начал считать расходы на типографию.

Так, сверстаю я, допустим сам, все-таки два года главным редактором в журнале работал. Корректорскую правку тоже заказывать не буду, во-всяком случае для первого тиража. Если найдут ошибки всегда можно сказать, что я стал таким диким путешественником, что стал забывать человеческий язык. А вот без всего остального не обойтись.

Из чисто экономических соображений было ясно, что книга должна быть черно-белой на восьмидесятиграммовой бумаге с цветной обложкой на сто тридцатой меловке и сто тридцать пятой ламинацией на обеих сторонах. Я просчитал все, вплоть до количества полос, строк, типа крепления блока и наиболее выгодной верстки. По всему выходило, что всего за четыре года все вложенные деньги я верну и начну получать небольшую, но чистую как вода в дистилляторе, прибыль. А если инфляция будет меньше ожидаемых 10-15 процентов, то я вообще озолочусь.

После этих расчетов уже не составляло труда рассчитать объем материала, который необходимо собрать. Нужно было только определиться с объектами моего интереса и распланировать-таки маршрут хотя-бы в общих чертах. Подготавливая карту сплава я неожиданно удачно разделил весь маршрут на 144 отрезка, что без остатка укладывалось в запланированный девятидневный маршрут. За исключением двух неприятных мест вся акватория для лодки была проходима, во-всяком случае, теоретически. Поэтому зависнув на несколько недель в сайтах туристов, охотников и рыбаков, попутно отыскав сайт моей любимой газеты «Рыбак Рыбака» и выяснив, что непреодолимых препятствий нет я вступил в воды своего Рубикона.

В банке, перед тем как поставить подпись, ко мне ненадолго вернулся рассудок и здравый смысл. Передо мной лежал кредитный договор, потраченные деньги по которому я собирался вернуть продав книжки о своем путешествии на надувной лодке по маленькой степной речке.

— Вот здесь и здесь распишитесь — девушка поставила галки напротив необходимых полей. И рассудок и здравый смысл видя это в один голос закричали одно и то же.
— Ты что делаешь, идиот?
— Живу — ответил я. И подписал.

Так подготовка к экспедиции еще никогда не проходила.

Закономерные свойства будущего научного аппарата для описания природных систем

Из монографии «Живые системы в растительности»

Понять динамику природных систем можно только после того как будет понят сам наблюдатель. Наблюдателем в данном случае является аппарат науки. Теории, из которых складывается аппарат науки (и результаты его применения) зависят от главенствующей парадигмы. Значит, для понимания свойств наблюдателя необходимо опираться не на главенствующую парадигму, а на свойства природы, определяющие закономерности в смене парадигм.

Для нахождения закономерности в смене парадигм, представим последние в виде познавательных моделей, то есть объектов, через которых выражается главенствующая парадигма (А.П. Огурцов, 1980). Выделены семь познавательных моделей (Чайковский, 2006):

— Этико-эстетическая (религиозная, донаучная)

— Знаковая (семиотическая, схоластическая)

— Механическая

— Статистическая (балансовая)

— Системная (организмическая)

— Диатропическая

— Активностная (предполагается)

С этой последовательностью можно сопоставить развитие разнообразных природных систем и процессов (Таблица № 1.2.). Для примера возьмём этапы взросления человека, этапы развития растения и геоморфологический процесс – образование оврага.

Религиозная познавательная модель рассматривает мир как божественное творение. Она характерна для ранних этапов развития человечества. Причиной обращения к Богу послужил страх перед явлениями природы и отсутствие знаний о причинах и закономерностях таких явлений. Отсутствие знаний об окружающем мире, устраняемое с помощью эмоционального познания характерно и для ранних этапов развития человека. Начальные этапы развития растения и образования оврага не связаны с эмоциональным познанием (если только растения не испытывают эмоций), однако их объединяет абсолютная неизвестность дальнейшей судьбы. Куда упадёт семечко растения, где возникнет промоина – зачаток будущего оврага предугадать невозможно. У растения и процесса оврагообразования «отсутствуют знания» об окружающем мире.

Знаковая познавательная модель представляет мир в виде книги или зашифрованного текста. Такая парадигма сформировалась, когда человечество уже установило, что в мире существуют определённые закономерности (смена времен года, дня и ночи, температуры и урожая и др.), но еще не постигло их природу. Человечество подобно ребенку (этапы взросления человека) наблюдало окружающий мир «как книгу». Аналогично «читает» окружающее пространство и проросток растения, развиваясь, во всех возможных направлениях и промоина будущего оврага, образующая совершенно бесформенное образование.

Механическая познавательная модель рассматривает мир в виде некоторого механизма, аналогичного часовому. Переход к этой познавательной модели произошел после выхода свет работ Ньютона. Понимание мира через данную познавательную модель стало возможным после того как человечество сменило метод познания мира с наблюдения на эксперимент. Переход от наблюдения к эксперименту характерен и для взрослеющего человека. В системе развивающегося растения данный этап соответствует времени активного поиска благоприятных условий окружающей среды. Именно в этот момент корень начинает расти вниз, а листья к солнцу. Промоина будущего оврага на данной стадии приобретает определенную форму – ту, которая обусловлена положением в рельефе и свойством грунтов. Будущий овраг «прощупывает» окружающую почву (эксперимент), прежде чем найдет наилучший путь роста.

На смену механической познавательной модели пришла вероятностная, рассматривавшая окружающий мир как баланс противоположных величин. Выбор между равновозможными вариантами развития характерен и для человека и для растения (с какой стороны корень обогнет встретившийся на пути камень?) и для оврага (по какому из уклонов будет расти овраг?).

Современная познавательная модель – системная, представляет мир как систему, единый организм. Такой взгляд возник, когда человечество осознало себя не просто как набор организмов в условиях окружающей среды, а как целостность, способную изменять окружающую среду под свои нужды. Возможность изменения условий, для своих нужд (назовем это свойство самосознанием) приобретает и человек в процессе своего развития и растение (например, дерево затеняет почву, препятствуя тем самым росту конкурентов). Овраг, углубляясь, увеличивает перепад высот между тальвегом и бортами, что увеличивает скорость стекающих дождевых вод и, соответственно скорость разрастания оврага.

Элементы диатропической познавательной модели встречаются пока лишь в единичных работах (С.В. Мейен, 1987; В.В. Корона, 2007; Ю.В. Чайковский, 1990, 2006). В них мир понимается как разнообразие различных взаимодействующих элементов. Человечество (и человек при своем развитии) понимает себя как часть «окружающего коллектива» объектов различной природы с которыми постоянно происходит взаимодействие. Этот этап развития для человека сходен с предыдущим этапом развития для человечества. Взаимодействие с окружающими объектами столь же обычно для растений и оврагов, как и для остальных объектов (в том числе и человека).

Наконец, последняя, прогнозируемая (Ю.В. Чайковский, 2006) познавательная модель – активностная, «видящая мир как обретающий в ходе эволюции всё более и более сложные формы активности» (Ю.В. Чайковский, 2006). Нет уверенности, что именно она станет следующей познавательной моделью, но исходя из свойств диатропической модели (взаимодействие с окружающим «коллективом») и свойства эмергентности (образование совершенно нового при объединении старого) можно заключить, что основной чертой этой модели станет заложение новых структур и процессов. Так, овраг, углубляясь, может вскрыть водоносные горизонты, в результате чего образуется новый объект – ручей. Растение, в результате взаимодействия с окружающей средой образует органические вещества и кислород, в результате взаимодействия с другими растениями образуется фитоценоз – совершенно уникальное образование, называемое некоторыми учеными (Сукачев и др.) «квазиорганизмом». В результате взаимодействия с другими людьми и коллективами человек становится частью общества, а общество в результате взаимодействия с окружающим миром становится частью какой-то новой структуры (возможно, «ноосферы» В. Вернадского).

Таблица № 1.2. Сопоставление познавательных моделей человечества с этапами развития систем различной природы.

Познавательная модель

Этапы взросления человека Этапы развития растения

Геологический процесс

Наименование

Модель

Этико-эстетическая (религиозная, донаучная)

Бог, Храм Эмоции Неопределенность Образование нового
Знаковая (семиотическая, схоластическая) Текст, Шифр Наблюдение Пассивный поиск Неопределенность
Механическая Часы Эксперимент Активный поиск Поиск
Статистическая (балансовая) Весы, баланс Выдумка Выбор Выбор
Системная (организмическая) Целостность, организм Самосознание Изменение условий Изменение условий

Диатропическая

Разнообразие, сад Коллективность Взаимодействие с другими видами Взаимодействие с другими процессами
Активностная (предполагается) Активность Общество Фитоценоз

Новый процесс

Несомненно, сопоставление этапов развития систем различной природы с этапами развития человечества можно провести лишь приближенно. Подобно как в человеческом обществе иногда господствуют несколько познавательных моделей, так и в других системах можно выделить одновременно наличие нескольких этапов развития.

Таким образом, система взглядов на мир развивается аналогично другим системам и в своём развитии проходит закономерные этапы:

— Образование нового
— Заложение структуры
— Развитие по пути наименьшего сопротивления
— Выбор между равновозможными вариантами
— Влияние на собственную структуру
— Взаимодействие с внешним миром
— Образование нового

Научный аппарат, рассматривающий природные системы как живые, представляет собой явление системной парадигмы (влияние на собственную структуру). Ему будут присущи следующие свойства:
Целостность восприятия. Нечетные познавательные модели (в том числе системная) тяготеют к целостности восприятия в отличии от четных (Ю.В. Чайковский, 2006). Это значит, что основное внимание в новом научном аппарате будет уделено не деталям, а общим свойствам объектов. Повышенное внимание будет уделено внутренней структуре объектов.