Высшее образование

Высшее образование

Еще со времен, когда я в первый раз учился в институте, месяца не проходило, что-бы кто-нибудь не ворчал: «Зачем нам эта философия, социология и прочая хрень?». С одной стороны, претензии обоснованы. Смежные дисциплины преподают обычно настолько плохо, что от их отмены все только выиграют.

С другой стороны, вашу мать, ведь это высшее образование. Если вас интересуют лишь предметы по специальности — добро пожаловать в техническое училище, а еще лучше на курсы подготовки рабочих. Те же предметы по специальности, если посмотреть внимательно, большей частью состоят из тем, которые в реальной работе никогда не понадобятся. Для чего знать о параболоиде вращения как модельной форме дерева или помнить константу Жаккарда, если на практике объем дерева вы будете определять по таблицам? Даже не надо знать по каким именно: баварским, Шиффеля, Союзлеспрома или другим — что дадут, с тем и работай.

Высшее образование необходимо не для обучения тому, как запихнуть банан в отверстие, с этим и обезьяна справится. Главное — научить в отведенный срок решать плохо формализованные задачи без традиционных алгоритмов. Одних лекций и практик для этого недостаточно. «Если возникнут вопросы по курсовику, спрашивайте» — говорит преподаватель. Но обучение происходит не в момент знакомства с новой информацией, а когда студент видит пример решения преподавателем принципиально новой для обоих проблемы. Можно хоть обсмотреться лекций на курсере и ютубе, в итоге все-равно на каждое образовательное видео вы сможете вспомнить три порнографических. Кстати, почему еще никто не додумался объединить эти жанры? «Неустойчивое равновесие в решении Лагранжем задачи трех тел».

При всей критике Ницше, должен признать его правоту по вопросу естественности и необходимости дискриминации. Высшее образование как деньги: если раздавать всем, то никто ничего не получит. Да и нет такой потребности: знания в области странных аттракторов мне пригодились только один раз в жизни — когда в бане разговор о хаосе зашел. Будь у меня еще и высшее образование — совсем бы без работы остался.

Чудо образования

Росстат в очередной раз показал как следует критиковать ситуацию в стране. Сборник «Регионы России. Социально-экономические показатели — 2018 г.» открывает глаза сильнее, чем все оппозиционные расследования вместе взятые. Такое бывает, главное этими глазами видеть.

Возьмем раздел про образование. Вы верно уже забыли — через четыре месяца в стране возникнет двадцать пять миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Я не вижу повода в этом сомневаться — странно жить без веры в чудеса. Беспокоит другое: численность рабочей силы в стране Росстат оценивает в 76 млн. человек. Значит на одну «хорошую и интересную вакансию» будет приходиться только две обычных. На самом деле еще меньше, поскольку под «рабочей силой» мы понимаем людей в возрасте от 15 до 72 лет. Но если нанести данные на карту — выходит еще меньше.

В России семь территорий, на которых доля студентов ВУЗов превышает три процента от населения. Это крупные города (Москва, Питер, Севастополь), условный черноземный пояс на юго-западе страны, Северная Осетия на Кавказе, научные центры юга Западной Сибири и Хабаровский край.

Специалистов среднего звена больше всего готовят в Калмыкии, Чечне, Пермской, Свердловской, Омской области, Алтае и Якутии:

Рабочим специальностям обучают преимущественно на севере и северо-востоке страны. Отдельным пятном выделяются Югра и Ямал — там люди идут на работу сразу, не тратя время на учебу в бюджетных организациях:

Учитывая распределение студентов и обратную взаимосвязь между уровнем образования и мобильностью (кто едет через всю страну ради навыков аргоновой сварки?) можно смело заключить: в европейской части страны выпускникам ВУЗов диплом еще долго не пригодится. Разве что, во ФГУПах крупных городов. Основная движуха продолжится на севере и северо-востоке.

Но не это главное. Сколько рабочих необходимо на одного руководителя среднего звена? Два? Пять? Десять? Расслабьтесь — в стране нет региона, где эта величина превышала бы 0,6. Больше всего рабочих на одного руководителя готовят в Еврейской А.О., Магадане, Архангельской области и в Крыму. В подавляющем большинстве регионов на одного студента — рабочего выпускают от трех до семи руководителей среднего звена. Похожая ситуация с выпускниками ВУЗов. На развитой части страны, исключая Ленинградскую область и Южную Сибирь мы готовим по два человека с высшим образованием на одного выпускника техникума.

Хорошо еще, что на Крайнем Севере в советское время мало университетов построили. Иначе бы совсем некому работать было. Сейчас по Заполярью тянется полоса в которой на одного выпускника ВУЗа приходится полтора выпускника техникума.

Примерно каждый двадцатый человек в нашей стране — студент. При этом на одного потенциального рабочего приходится от двух до десяти потенциальных начальников. Значит, сколько бы не возникло высокотехнологичных рабочих мест — на всех их все равно не хватит. Это не только потому, что образование у нас злокачественное, но еще и потому, что чуда обычно на всех не хватает.

Про эффективность преподавания

Не знаю где как, но на кораблях Северного Флота ежедневно наблюдают за погодой. Беда в том, что происходит это так же, как и все остальное, что происходит на кораблях Северного Флота. Месяц с лишним я ежедневно залезал с анемометром на крышу мостика (мостик — это там, где в сказках капитан крутит деревянный штурвал) и под леденящим ветром стоял сто секунд в позе Фредди Меркьюри. Затем спускался к термометру, попутно фиксировал облачность и осадки, при их наличии. Барограф стоял в штурманской, а компас, если ты затерт льдами совершенно не нужен.

В середине февраля старшина второй статьи, рулевой (который на самом деле стоит за штурвалом) отвлекся от изучения анкет северодвинских проституток и спросил, за каким хреном я в такой мороз вышел наружу.
— Температуру измерял
— Ты совсем дебил? Вон в столовой телевизор, по каналу ТНТ в углу температуру показывают. Всегда там смотрели.
Тут я понял, что ТНТ — это стратегический канал, а Бузова — надежда и опора нашего военного присутствия в Арктике.

Ежедневно к девяти утра матрос должен закончить все измерения и составить метеограмму. Для этого достают с полки истрепанную пожелтевшую брошюру, в которой указаны шифры всех возможных состояний погоды. Тот кто смотрел фильм «Как я провел этим летом», мог слышать как такую метеограмму диктуют главные герои. Выглядит она примерно так:

06041|99645|397|41197|11085|30305|40975|52003|70021|88121|222000|

Я передавал метеограмму радистам, а уж куда передавали они — не знаю. Допускаю, что просто выбрасывали мои бумажки в ведро.

Зато я навсегда запомнил поговорку «Ветер дует в компАс». Если вы спрашиваете себя: «Западный ветер дует на запад или с запада?», вспомните эту поговорку. Если западный, значит дует в западную часть компаса, значит дует с запада.

Иногда в трех словах знающего человека заключено больше смысла чем во всех лекциях кандидата наук за семестр.

Два педагогических метода

Когда-то я думал, что учебные занятия необходимо проводить по принципу «от простого к сложному». Но чем дольше я учился, тем сильнее ощущал, что учебные программы составлены логично, но неэффективно. В студенческие годы это была одна из «философских» проблем, которые принято обсуждать за кружкой пива. Но, как только мне потребовалось составлять учебную программу самому, вопрос выбора педагогического метода возник в виде реальной задачи.

Впрочем, не стану отвлекать вас от доедания оливье, буду краток. Образовательные программы, построенные на принципе «от простого к сложному» чаще всего оказываются фуфлыжной шнягой. Совсем другое дело, если используется принцип «от знакомого к незнакомому». Если предмет сложен, но знаком, то он предпочтителей для старта чем предмет простой, но неизвестный.

Я бывал на занятиях по английскому, немецкому и французскому языках. Каждый раз преподаватели начинали с алфавита. Занятия превращались в страшную нудоту. Стоило бы им начать с обсуждения фраз «факъю Стивен Спилберг», «хенде хох» и «же не манж па сис жур», как занятия сразу бы приобрели интерес и эффективность.

Когда я слышу о преимуществе системных знаний, мне в голову приходит аналогия с алгоритмом перебора. Это самый простой и надежный алгоритм, но далеко не всегда практичный. В образовании важна не системность, а практичность, способность это образование применить. А формулу числа Рейнольдса я и в Википедии посмотрю.