Как пройти к музею Ленина

Рано или поздно, но это должно было произойти. Я и так слишком затянул с консуммацией превращения в гражданина, а ввиду неизбежно наступающего светлого будущего, этот процесс вполне мог остаться незавершенным. Поэтому, я выпил литр пива, выковырял из носа какую-то хрень, сел на маршрутку и уехал из России.

За то время, пока я не был в капиталистических странах случилось пять экономических кризисов, завершились четыре войны, сменились три президента, два преемника президента и один генеральный секретарь. Развалился Советский Союз, хлопчатобумажный комбинат и здравый смысл. Стабильность успела исчезнуть и снова накрыть собой все живое. Появился интернет, телефоны без кнопок, трехмерные принтеры и освещение на ХБК. Пропали инженеры, милиционеры и маньяки. Появились террористы, педофилы, менеджеры и блогеры. Марсиане обменяли Агузарову на Мизулину, а Макаревич стал врагом народа. Медлить было нельзя, поэтому я вспомнил заветы Ильича, взял в розлив и через пять часов был в районе Тёёлё города Хельсинки.

Конечно, у меня были некоторые сомнения, поймут ли меня жители Финляндии, однако беспокойств они мне не доставляли. Еще со школьных времен я твердо знал, что слово «факъю» пишется через твердый знак, а финских слов я знал целых три: «палка», «ваткаматка» и «перкеле». «Палка» переводится с финского как «зарплата», а то как переводятся остальные два слова в приличном обществе вообще не принято произносить. Мне повезло — языковых барьеров у меня не было.

На российской границе тетка проштамповала мой паспорт и молча протянула обратно. Стоящий рядом сорокалетний пограничник демонстрировал своим животом вся мощь и непоколебимость Отечества.

На финской границе работали молодые веселые парни с такими бородами, которые мне прежде не доводилось видеть. Один из них долго пытался на ломаном русском спросить что-то неформальное, но видимо духовные скрепы в моем лице проглядывали столь сильно, что он оставил эту гиблую затею, поставил штамп и впустил на территорию страны.

— Вот уроды! — вспомнил я Сухорукова из «Брата-2» и ожидая появления ностальгии ничего не почувствовал. Сел в маршрутку и в четыре утра вышел на улице Фредрикинкату возле кинотеатра Тенниспалатси. Кругом было много мусора и мало людей, как в фильмах про негритянские кварталы в Америке. У нас такого мусора нет. России бесформенная давленная фигня спокойно лежит по углам и газонам. Здесь же по шоссе и тротуарам ветер носил аккуратные бумажные пакеты и стаканчики. Холодный ветер как никогда располагал к небольшой прогулке, поэтому сразу направившись в первую попавшуюся сторону я за шесть часов так набрался впечатлений, что вернувшись, едва выпив свое утреннее пиво в местной забегаловке, тут же благополучно уснул. И вот что я имею вам доложить.

Финнов дико таращат велосипеды. Велосипеды повсюду. И на углу, и не на углу. Кругом велосипеды.

Иногда их цепляют к велопарковкам или оградам. Чаще всего просто пропускают замок через колесо и оставляют на улице на всю ночь.

Припаркованный велосипед запросто может стоять на мосту при выезде из города, по которому проходят в час полтора человека.


Или одиноко ночевать в подземном переходе.


На великах катаются все: бабки, менеджеры, дети, рабочие в робах. Доехал, оставил велосипед и спокойно пошел по своим делам.

Простых китайских бокорезов достаточно, для того, что-бы каждый день кататься по Хельсинки на новом велосипеде. Но никого это абсолютно не парит. Можно смело оставлять свой велосипед на ночь в любом месте и не бояться, что его украдут. Максимум — снимут колесо:

Отсюда следует простой вывод: все разговоры о том, что Россия слишком северная и холодная страна для велосипедистов можете в задницу себе засунуть. Особенно если речь идет про город Шахты, который расположен на тринадцать градусов южнее Хельсинки. Никаких помех велосипеды не создают ни пешеходам, ни автомобилистам — все движение осуществляется строго по велодорожкам.

Что такое велодорожки? Если вы думаете, что это пятьдесят метров асфальта в Александровском парке, который еще вчера предназначался для пешеходов, а сегодня без всяких изменений был закреплен городским указом за велосипедистами, торжественно открыт администрацией города и освящен в шахтинских газетах, то я вас разочарую. Настоящие велодорожки выглядят так:

По всему городу, включая пригород идут асфальтированные трехметровые полосы с разметкой, которая отделяет их от автомобильных дорог и столь же широких пешеходных тротуаров:

Из одной точки города можно без проблем добраться в другую не боясь быть сбитым грязным камазом или бабкой с сумками.

Автомобильное движение оживленное, но город не стоит в пробках. Проехать по центру полумиллионного Хельсинки проще чем по улице Победы Революции в Шахтах с населением меньше двухсот пятидесяти тысяч человек. Почти вся парковка в городе платная — оплата осуществляется через паркоматы: оплатил время, положил талон под стекло и пошел по своим делам. Водителям не требуется проезжать три квартала в поисках возможности приткнуться в едва освободившееся место. Представить, что в Хельсинки с девяностых годов напротив центрального рынка припаркована без движения ржавая зеленая «буханка» невозможно.

Автобусное движение мало чем отличается от центральных российских городов. Разве что, маршрутных такси нет совсем, а автобусы ходят полупустые (всегда можно найти свободное место). Впрочем, возможно, мне просто повезло. Чистые, едут быстро, на входе можно взять бесплатную газету. Но дорогие, суки! Стоимость билета пять с половиной евро (триста пятьдесят рублей). Я зашел в среднюю дверь автобуса. Никакого кондуктора нет. Перед тем как закрыть двери, водитель подозвал меня к себе.

— Ту кампи — говорю я ему.

Нормальный мужик: пальцы-сосиски, короткая стрижка, серая куртка. На фина совсем не похож. Спокойно взял деньги, отдал сдачу и билет, похожий на обычный чек:

bilet

Сел на свое место и спокойно доехал до метро. Я не знаю, принято у них фотографировать в транспорте или нет, поэтому снимок сделал, но наглеть и добиваться хорошего качества повторной съемкой уже не стал. А то еще подумают, не дай бог, что я какой-нибудь педофил из России.

На многих остановках висят экраны, показывающие номер приближающегося автобуса:

Обязательно на каждой остановке висит автобусное расписание. На окраине города бумажное:

В центре светодиодное с гуглокартой:

Там же можно посмотреть маршрут движения:

Время от времени можно наткнуться на бумажные карты, особенно на остановках, но качество у них посредственное. Особенно напрягают те из них, на которых не отмечено текущее местоположение. В этом плане уличные карты Хельсинки сильно проигрывает ростовским, московским и питерским аналогам, хоть и размещены гораздо чаще, особенно на окраинах города.

Городская навигация в Хельсинки ужасна. Почти как в Шахтах на Пьяной Балке. В Финляндии два государственных языка (финский и шведский), поэтому все указатели двуязычные и без сноровки легко запутаться. Я долго тупил, пока не понял, что Хельсингфорс и Хельсинки это одно и то же. Подписи улиц мало того, что сделаны на узеньких малозаметных табличках:

так еще и располагаются хаотично. Обозначение улиц на угловых домах практикуется не повсеместно. В качестве исключения можно иногда найти указатели (на окраине города):

В России все понятно — если ужас нарастает, значит идешь от центра. Если снижается, то к центру. Тут ничего подобного нет. О том, что я вышел из города стало ясно только после того как в памяти всплыл виденный час назад автомобильный знак съезда на автомагистраль. Ко всему прочему, рядом с институтом биотехнологии на проспекте Кархусааренти ремонтировалась дорога, в результате чего пришлось пол-часа идти по придорожному откосу с торчащими из него гофрами и арматурой. Это мы дома каждый день такими маршрутами ходим, а тут идешь и явно ощущаешь: что-то не так.

В Хельсинки сейчас ремонтируется не только Кархусааренти. До рождества всего несколько дней, но все работают совершенно спокойно и буднично. На Таммасааренкату привезли здоровенный кран:

А на Таммасааренлаитури разгрузили гусеничную буровую вундервафлю:

На Руохолахденранта рабочие обновляют брусчатку. Убирать на ночь уровень и лопату никто не стал — все равно утром понадобится.

Ночью в Хельсинки работает только Макдональдс, а в Макдональдсе, как известно пиво не продают. Ларьков с шавермой нет, магазинов «24 часа» нет и даже супермаркеты на ночь закрыты. Но рольставни не опускают, так что можно круглосуточно изучать вот такой ассортимент:

или вот такой ассортимент:

переводить вывески («в последний день шесть красивых»):

и щупать рождественские елки на елочном базаре. На ночь местные таджики не запихивают их в газель, а оставляют на площади без всякой охраны и забора.

А еще лучше придти на полуостров Лауккалуото, сесть на лавку и зырить на озеро Кейлалахти:

Кстати, рядом на острове Лехтисаари большой лиственный парк. Летам там полагаю чрезвычайно душевно. А в декабре по дорожкам бегают три мужика в трусах.

Так можно надолго залипнуть, но все-же я ехал не за красотами. Главной целью моей поездки было изучение пиворазнообразия южной Финляндии. Проведя активные наблюдения и эксперименты, удалось выяснить, что основные пивточки открываются с одиннадцати утра. Еще раньше пиво можно приобрести в магазине: в Финляндии нет геноцида и спиртное там продают круглосуточно. Выбор столь же богат, как в крупных российских магазинах, однако, марки совсем другие. Совсем нет пива в пластиковой упаковке. Ну не переведете вы на финский язык слово «полторашка». С другой стороны, большой выбор баночного пива в баночках по 0.33 литра.

За время путешествия я испробовал шесть видов пива: Пиркка, Олви, Сандельс, Карху, местный Амстел и еще какое-то, название которого забыл. Не могу похвастаться, что выборка вполне репрезентативная, но предварительный вывод таков: финское пиво по вкусу неотличимо от седьмой Балтики. Вкус чуть резче чем у Дон классики, крепость 4.5-4.7 градусов. Крепкого пива я тоже не обнаружил, хотя не исключаю, что мог пропустить.

Стоимость маленькой баночки-опохмелки (0.33 л) около одного евро, что соответствует шестидесяти рублям. Поллитровая бутылка пива обойдется в сто-сто пятьдесят рублей. В кафе пол-литровый стакан пива стоит 5-6 евро (300-350 рублей). Другими словами, русскому человеку со среднестатистической зарплатой в Финляндии жить можно. Но не долго.

Ну а раз времени осталось мало, можно и в центре погулять. Рождество же!

Транспорт при местных тарифах я проигнорировал — пешком дошел.

Хотя трамваи в Хельсинки весьма недурны. Едут быстро, не дребезжат и не демонстрируют готовность рассыпаться в любую секунду:

Кстати, о пиве. В Хельсинки нелзья просто так зайти в любое кафе и сказать: «Экскюзми, ай хэф гоу ин тоилет». Для прохода в уборную надо обязательно в этом заведении что-то заказать. Вам дадут чек, на котором будет напечатан пароль от сортира. Например, вот такой:

Двери в туалет заперты на электронные кодовые замки. Цивилизация, блядь.

В городе много общественных туалетов на улице и в торговых центрах. С одной стороны, они бесплатные и тетки при входе не отрывают клиенту по семьдесят сантиметров туалетной бумаги. С другой стороны, внутри установлена граммофонная труба. Не знаю, может у финнов какая-то особая физиология, или им просто покайфу насрать в граммофон. 

Ехать в Хельсинки стоит хотя-бы за визуальными витаминами. Тут их делают люди, а не бездушные ссыкливые импотенты. Запросто можно встретить вот такое:

А так, например, приглашают на художественную выставку в центре города.

Покажите мне человека, который сделает подобное у нас? Все всего боятся. В результате за тридцать лет в Шахтах все изменения свелись к тому, что на площади шишка встала.

Алексантеринкату — улица Александра.

На центральных улицах Хельсинки висят таблички с разными животными и подписью на финском и шведском. Решил перевести хотя бы одну, на которой изображен одногорбый верблюд. «Dromedaari» транслейт перевел как «Дромадер». Нашел «Дромадер» в википедии, оказалось, это одногорбый верблюд.

Рядом с центральной площадью города закрывается магазин электроники.

— Отдел распродажи в связи с закрытием? Вы таки закрываетесь?

— Не-не-не-не-не, это таки хорошо для бизнеса.

А на самой площади елка и ярмарка. В деревянных палатках продают оленину, сосиськи, мед, деревянные сувениры и глинтвейн. Первый раз в жизни обнаружил, что глинтвейн — это не подогретое винище, а вполне вкусный напиток. Маленький стаканчик наливают всем бесплатно. Пиво в Финляндии непримечательное, но вот ради такого глинтвейна вполне стоит оторвать задницу от стула и приехать к памятнику Александру второму в Хельсинки.

Теток с баулами не встречал, бабок с тележками не видел. Алкашни и барыг нет. Видел нищего со стаканом, но это еще на улице Маннергейма было. Но пафоса никакого. Все просто: одни, старательно выводя русский курсив, предлагают:

Другие выбирают:

и покупают:

Если ветер с Балтики не слишком холодный, а глинтвейна не слишком мало можно посидеть на ступеньках Николаевского кафедрального собора.

Еще лучше выйти к заливу. Город расположен на островах и почти каждый выход к воде снабжен индивидуальным причалом:

В декабре кораблей немного — почти все на стапеле, но все равно несложно полюбоваться частными баркасами для рыбалки:

буксирами:

небольшими спасательными:

и большими коммерческими судами:

Почти все суда пришвартованы к открытой причальной стенке — можно просто подойти к любому и спрыгнуть на борт.

На мостах установлены указатели оберегающие моряков от опасности быть насаженным ноздрей на блесну. «Ловля рыбы запрещена на всей территории, лодки»:

Не знаю, используют ли в Хельсинки противогололедные реагенты, но всем тротуарам разбросана гранитная крошка.

Давно подозревал, что качество российских дорог это такой-же стереотип как медведи и балалайка. Теперь удалось в этом убедится. Колдобин в Хельсинки не видел, машин с оторванными колесами тоже, но дорожное покрытие того же качества, что и в любом крупном российском городе. 

Увиденное вообще слабо напоминало ту «заграницу» которую обычно сравнивают с Россией. На улице Лённротинкату вечером чувствуешь себя так же как и в Ростове на Садовой. Улица Лехтисааренти выглядит почти так же, как Пионерская в деревне Юкки под Питером. Или как Кольчугина на Новой Азовке, только с асфальтом и освещением.

Главное отличие в открытости. Такое чувство, что ты в России в которой кто-то за одну ночь провел политику дезаборизации и десуссеритизации: весь день ходишь по городу и нигде не видно охранников, сплошных заборов и ментов. Один раз проехала мимо полицейская машина с выключенной люстрой — даже сфотографировать не успел для коллекции. При этом никакой паранойи. В книжном магазине выставляют для рекламы на улицу лоток с книгами. Подходишь, листаешь. Понравилось — заходишь в магазин, платишь и забираешь себе. Не понравилось — ставишь на полку.

Резюмирую. В Европе был. Много разного видел. Пидоров, про которых по телевизору говорят, не видел. Арабов и террористов тоже не видел, только одного индуса на кассе. Жизнь как у нас, но спокойнее. Пиво как у нас, но дороже.

Ну, все что знал — рассказал.

Окровавленная труба колдуна

«Волосатые руки. И ноги. И плеееееечи и жопа.

Потому что, нельзя быть на свете красивой такой»

Песня, лет десять назад играла во всех кабаках

Итак. Вот вы, адекватный человек, желательно из загнивающей капстраны въезжаете из Каменоломен в Шахты. Как вы оказались в Камнях — умолчим, допустим чудом. Послали в каком-то баре колдуна нахуй и привет-петсаметери. Что же вы видите?

Ой, ну ладно вам. Рано еще трубить в дистальные окончания. Если не считать обоссаного автовокзала, все очень даже неплохо.

IMG_0556

Да что-там, вполне себе здорово! Это, конечно, не тихая улочка для прогулок, но для центрального проспекта — просто великолепно. По такой аллее хочется идти. Невыметенная из под бордюров листва придает даже некоторый шарм. Шумно, но все-таки, вполне приемлимо. Даже с учетом того, что вы всю жизнь жили в Сан-Тропе. В конце концов, вы знали куда можете попасть, когда посылали колдуна.

IMG_0557

Совершенно невероятным кажутся вкрапления чудовищного говна на перекрестках. Вероятно, в этих местах, вырывается на поверхность энергия материализовавшихся человеческих стратстей. Вон, и Анна Потапова подешевела. А почему? Потому что выбрала спорт.

— Ибн рахат лукум

IMG_0558

Но, все-равно на большей части пути, окружающая обстановка скорее радует и помогает думать о прекрасном. Особенно, в ясный весенний день.

Но блядский колдун все не унимается. Вот уже и мусора стало больше. И реклама навязчивей.

— Жаргалсайхан нахалявус ногоон цай

IMG_0560

— Абракадабра, блядь!

IMG_0561

Все. Сказки нахуй кончились. Теперь пошла публицистика в стиле гонзо.

Для начала. В математике под игрой обычно подразумевают процесс в котором несколько сторон ведут борьбу за реализацию своих интересов. С точки зрения математики, рекламная деятельность, это игра с нулевой суммой. Объем внимания людей (ну, допустим так его назовем) есть величина постоянная. Как только кто-то делает яркую или большую рекламу, он отнимает часть внимания от менее яркой и меньшей по размеру рекламы. Отнимает, блядь! Это значит, что тот, у кого эффективность рекламы снизилась обязан делать рекламу ярче и больше, чем у конкурентов. В итоге, размеры баннеров растут, краски становятся все кислотнее, тексты все пизданутее, а общее количество внимания, которое приходится на эти щиты не изменяется! Ничего не напоминает? Правильно! Анекдот про двух ковбоев, которые друг у друга отсосали (как вариант, оба нажрались лошадиного говна) и ничего за это не получили.

Что, блядь, это так сложно понять? Рекламная политика в городе должна быть не просто жесткой — она должна быть жестокой. Верхний край рекламной конструкции не должен превышать трех метров от земли. Под рекламу должны быть отданы технические здания — трансформаторы и щитовые. Окна витрин не должны быть завешаны сеткой и тем более заклеены. Штендера разрешены только меловые, не более двух на вход. Вывески должны быть стандартизированы. Исторические фасады закрывать недопустимо. Фасады зданий после 1951 года постройки можно закрывать только по всему периметру. Продолжать надо?

Фасады зданий, построенных до 1990 года образуют линию, за которой запрещено любое стоительство. Суки, прекратите уменьшать ширину тротуаров! От вида таких уебанских конструкций, да еще и завешанных рекламой, тянет блевать. Посмотрите на вывеску «Оптика». Знаете чем она хороша? Она никому не мешает и не закрывает обзор. Это же так сложно понять!

IMG_0562

Нормальный указатель для дома? Не самый лучший, но вполне функциональный. Значит надо переделать на хуевый.

IMG_0564

Снесите к ебаной матери все сплошные заборы в центре города. А если ужас как нужен сплошной забор, то делайте из него доску объявлений изначально. Бляха-муха, ну если не можете вы содержать поверхности в чистоте, то хоть управляйте этой стихией. Прекрасно же известно, что любой забор на окраине за сутки обрастает словом «хуй», а любой забор в центре — тройным слоем объявлений.

Такой забор должен огораживать территорию, только если он скрывает от глаз хуйню более страшную чем такой забор.

IMG_0559

Да, щиты для объявлений страшные, но они работают. Если есть место для объявлений, то туда лепят объявления. Граница доски объявлений сдерживает расползающее говно не хуже чем круг из мела сдерживает виеобразных упырей. Особенно, если ее выделять текстурно.

IMG_0566

Убирайте нахуй все это говно, которое закрывает обзор. Когда люди не могут смотреть вдаль, они фокусируются на лицах друг-друга. Им начинает казаться что каждый их рассматривает, что не бесит только китайцев и извращенцев. Закрывая обзор, вы сужаете личное пространство людей. Это вызывает отвращение от выхода на улицу. Меньше походов по улицам — больше безразличие к тому, что там происходит. Больше безразличия — больший пиздец происходит. Положительная обратная связь.

DSCN2379

И не хуй пиздеть про дополнительные налоги в казну города. Каждому ребенку известно, что в казну ничего не попадает — все налоги идут на добрые дела.

DSCN1625

Обратите внимание — весь город в пустых рекламных щитах. И правильно. Вначале люди видят что вид превратили в говно. А потом решают, что там неплохо рекламу разместить — все равно ведь вид — говно, зато место трафиковое.

Хотите иметь рекламные площади? — делайте их так, что-бы в отсутствии рекламы они не смотрелись уебищно. Для этого, как минимум,следует избегать сплошных гладких поверхностей. Хотя еще лучше, если они будут съемными. Есть клиенты — есть реклама. Нет клиентов, так и уберите их нахуй!

DSCN1624

DSCN1626

Идем дальше. Уже до пол-улицы прошли, а кроме хуйни ничего не увидели. Суета одна. Кругом как на авторынке. Вам, как иностранцу, и в голову не приходит, что в центре парковка бесплатна. Если к этому времени вы обрусели настолько, что успели забыть стоимость парковки в странах загнивающего капитализма, то вот вам напоминалка.

Парковка в центре должна быть платной. Без пизды. Автомобиль — безусловно охуенно полезная штука. Как водка — ебнуть стопку заебато, но всосал литр и вот уже вокруг весь мир заблеван (объем может варьировать). Как определить меру в количестве автомобилей? Вот вам мой вариант. Если в любой точке улицы без труда могут припарковаться три автомобиля — проблем нет. Если два — нужна платная парковка. Если один, то нужна очень дорогая платная парковка. В таком количестве как сейчас, автомобили воспринимаются исключительно как грязные куски металлолома. Тем более, что многие ими и являются.

IMG_0565DSCN2853

Самое идиотское что можно сделать с площадью в городе — это застоить ее. За такую застройку приличный архитектор обязан застрелится. На месте этих магазинов был газон.

DSCN2841

Что это, блядь вообще?

DSCN2840

Если людям тыкать в еблет всякой хуетой, у них возникает инстинктивное желание взять металлическую трубу и пиздить… а кого пиздить-то? Да похуй кого, все заебали! Расхуярить этому пидарасу башку в кровавую кашу, бить его этой трубой, пока он, сука, дергаться не перестанет, чтобы брызги во все стороны. А все почему? (Психолога не трогать — он мой).

DSCN2837

Зажать голову в створки штендера и жать до соответсвующего хруста. Или взять и виском его прям об угол. А еще ножкой штендера можно начать глаза выдавливать. Блядь, надо идти отсюда — место злое, проклятое.

Для тех, кто видит в моих словах паранойю, я приготовил учебное пособие: «Как засрать проспект за тридцать лет»

Глава первая. Проспект Победа Революции в 1986 году (фотография Б.И. Кудрявцева). Обратите внимание на 1 — фасад, 2 — ограждение тротуара, 3 — вывеску, 4 — обзор

Победа Революции

Глава вторая. Проспект Победа Революции в 2015 году. Найдите десять отличий. Блядь, трубу на место положите!

DSCN2847

Положите трубу, кому говорю! Еще есть что портить. Да, улица — хуйня собачья, но липы и плитка пока еще спасают положение.

DSCN2835

А вот универмаг уже пал под натиском мудаков. Действительно, для чего еще нужны окна если не для размещения рекламы? Да положите же эту ебаную трубу!

DSCN2836

Универмаг во времена СССР (фотографию честно спиздил из инета, если найдется автор — буду признателен)

u2POZeJvQGI

Универмаг 10 лет назад (происхождение фотографии аналогичное)

shakh2101

Универмаг в октябре 2014 года

DSCN1619

Универмаг сейчас (март 2015 года)

DSCN2834

Так и быть. Берите трубу. Только помните, что наблюдать за каждым можно не выходя на улицу.

Большой Брат следит за тобой.

DSCN2843

Все, колдун! Давай, возвращай меня отсюда, в нормальный мир. Попроси официанта, пусть заменит мне виски — в прошлом, лед уже наверняка растаял. И пусть организуют трансляцию новостей из России. Нам вскоре будет чем развлечься — эти болваны наверняка начнут убивать друг друга.