Критерий Стьюдента

Вычитал тут в справочнике по R, что никакого Стьюдента не было, а был Уильям Госсетт, который использовал свой критерий для оценки качества пива в компании Гиннесс. Стьюдентом он самоназвался уже когда статью в журнал «Биометрика» отправлял.

Без пива даже в статистике не обошлось.

Кельнский собор

Фиаско с сиськами

Да что вы знаете о фиаско! Я специально прилетел в Германию на двадцать часов, что-бы посетить Кельнский зоопарк и опоздал. Пришлось вместо этого весь вечер гулять по городу в поисках арабских беженцев, которые насилуют немок и гомосеков, что заполонили Европу. А все потому, что перед поездкой я десять раз не перепроверил маршрут. И никакой мапсми нихрена мне не помог, поскольку эти немецкие многобуквенные «Гельдернштрассе» ни на каких зумах в отведенное для подписей место не умещаются и хрен поймешь, куда тебе идти. Хорошо хоть местные подсказали. Отдельное спасибо тетке из сатанинского клуба в котором полуголые раскрашенные девицы тут же уставились на меня словно самки во время течки.

В Кельне сейчас тепло, даже теплее чем в Шахтах. Но я вас сразу расстрою — пиво там так себе. Конечно не помои, но от Германии я большего ожидал. Вот в самом деле, переклей немецкие этикетки на балтику тройку и хрен вы чего заподозрите. Хотя пару сортов попались с интересным вкусом, но все-равно, до темной «Баварии» (вот ведь каламбур) им далеко. Темного пива в продаже вообще нет, да и светлого всего несколько сортов. У нас в круглосуточных подвальных магазинах и то выбор больше. Зато так же, как и в Финляндии вы всегда можете сдать бутылки в специальном автомате:
Автомат по приему стеклотары в Кельне

Автомат выплевывает чек по которому вы можете расплатиться в этом же магазине. Таким образом, примерно каждая пятая бутылка получается бесплатной. Причем бутылки сдают не маргиналы как у нас, а вполне приличные бюргеры. Если автомат по приемке бутылок далеко, можно сложить всю стеклотару в тележку на колесиках и выбросить в ближайшую помойку, не боясь, что рядом появится хромая толстая бабка, которая будет гундосить про то, как «ходют тут алкоголички чертовы»:
Немка выбрасывает пустые винные бутылки

Сбор мусора в Кельне раздельный:
урна на жд станции в Кельне

В аэропорту даже отдельные контейнеры стоят для пластиковых бутылок из под воды:
Прием бутылок в аэропорту Кельна

Хороший пример для тех, кто вечно ноет про отсутствие денег. К западу от России вообще очень много такого, что можно перенять без всяких затрат или с копеечными вложениями. Рядом с мусорными баками часто лежат тюки с макулатурой:
Макулатура в Кельне

А вот многое из того, что мы перенимаем (ну ладно, говорим, что собираемся перенять) довольно странно. Я считаю, что раздельный сбор мусора — это хуета на палке. Вместо того, что-бы разработать нормальные механизмы сортировки на полигонах или в худшем случае нанять бомжей, все отчего-то убеждены в полезности иметь дома три ведра, каждое из которых выносить в отдельный бак во дворе:
Мусорные баки

При том, что рядом с велопарковкой стоят грязные контейнеры, которые от наших не отличить. Туда, полагаю, скидывают все подряд:
Велопарковка и мусорный контейнер

Велосипедов в городе дофигища. Хотя до Хельсинки с их велоинфраструктурой Кельну далеко так же как Шахтам до Кельна. По многим улицам проложены велодорожки, которые, впрочем, никак не размечены, если не считать покрытия. Поэтому я первое время считал, что кельнские велосипедисты совсем охуели и гоняют по тротуарам норовя сбить пешеходов.
Велосипедист в Кельне

Я хочу жить в такой России, где не будет нужды затаскивать велосипед в квартиру по узким лестницам подъезда. И вовсе не потому, что есть крытая велопарковка рядом с домом, а потому что никто не переживает, будто его велик спиздят. Хотя велопарковки тоже не помешают:
Крытая велопарковка в Кельне

Во многих местах Кельн выглядит значительно грязнее Шахт. В школе нам рассказывали, как немцы дороги шампунями моют. Может это и так, но дороги тут такие же, как и в крупных российских городах:
Дороги в Кельне

Мусора на улицах немного, но все равно пакеты, бутылки и прочая хуетень лежит повсеместно:
Мусор в Германии

Ощущение загрязненности возникает от многочисленных надписей, которыми украшены стены. Причем чаще всего это не что-то адекватное, как в Шахтах по дороге на ХХ лет РККА, а просто бессмысленная ебанина:

Разрисованы все плоские поверхности:

Блядь, даже у нас такое встречается реже:

Справедливости ради замечу, что в центральной части города этот пиздец почти сходит на нет. У нас же наоборот любая центральная улица вызывает желание вырвать себе глаза. И виной тому не вандалы, а местные власти, потакающие предпринимателям, которые своей рекламой ковролина, диванов и автозвука засрали абсолютно все.

В размышлениях на эту тему я решил испить местного шнапса, раз уж с пивом вышла такая беда. Зря что-ли нам ежегодно этот шнапс рекламируют на девятое мая в каждом фильме о войне? Крепкий алкоголь в продуктовых магазинах немцы продают, но выбор там еще меньше чем пива: три-четыре вида и шнапса нет. Или есть, но нужно знать название марки. Пить все подряд я не рискнул, поскольку еще питал надежду попасть в местный зоопарк. Зато в магазинах продают консервированные сосиски (на вкус так себе):
консервированные сосиски

и оливки в пакетах (не пробовал, без шнапса они мне нахер не нужны):
Оливки в пакетах

Шавермочные точно такие-же как в России. Только шаверма в пите тут называется дёнер, но продают те же узбеки, что и на Клинском проспекте, я даже узнал одного. Можно выйти на улицу, сеть за столик с пивом, отодвинуть пепельницу, спокойно перекусить и выпить. Тут в этом плане полная свобода — за все время я ни одного полицейского не видел, только скорая помощь однажды мимо проехала. А даже если бы и видел: в Германии пиво можно пить спокойно, к тому же продается оно круглосуточно, ибо, в отличие от нас, немцы не включают по ночам режим геноцида. Опознать нужный магазин можно по знакомой, но вышедшей из оборота надписи «киоск»:
Киоск в Кельне

Возле зоопарка вообще целый митинг, который ни одному оппозиционеру не снился. Все сидят на покрывалах или веселятся, бухают, жарят мясо в мангалах и курят кальян:
рядом с Кельнским зоопарком

Кельн разнообразный. Тут в одном квартале офисная картинка будто с рекламного календаря:

в другом улица с какими-то производствами:
улица в Кельне

в третьем многоэтажные публичные дома и гипсовый памятник проститутке. Причем на вывеске висит не какая-нибудь надпись «сауна» или «массаж». Прямо так и написано: «Das Bordell». И это правильно, потому что если человек решил поебстись — он знает куда идти, если попариться — тоже. У нас же десять разных мест обойдешь, пока отыщешь нормальную баню без блядовника.
Публичный дом в Кельне

Жилая зона напоминает Питер, только от домов штукатурка не отваливается и кто-то поперек улицы флажки растянул:
Улица в Кельне

Спамеры достали всех:
Без рекламы

Во всех подъездах стеклянные двери:

И ни один мудак не припаркуется на месте, предназначенном для стоянки пожарного автомобиля. Город большой, машин много, но таких уебанских парковок как в Шахтах нет нигде. Только полный говноед может огородить территорию перед домом культуры и брать деньги за размещение на ней машин. Хули потом удивляться тому, что люди не любят свой город в котором все ровные площади превращены в стоянку. За выделение городской земли под эти цели в приличных обществах архитекторам по ебалу бьют. Хотя лучше уж так, чем бросать автомобиль в придомовой грязи, на месте которой мог быть газон. Хули нам НАТО, мы сами себя неплохо прессуем. Хотя казалось бы, достаточно просто оставить свободными несколько квадратных метров:

Но самая заебовая штука в Кельне это несомненно… что, думаете собор? А вот хер. Собор конечно великолепен, вне всякого сомнения — здоровенная такая балда, но самое охрененное в Кельне это метротрам — смесь метро, трамвая и электрички. Я никогда не думал, что поезда могут быть настолько плавными, быстрыми и бесшумными:
Кельнский метротрам

Бля, да в них даже вип-места есть, огороженные специальной стеклянной дверцей. Но и в зоне для плебса комфортнее чем в отечественном подвижном составе.
Кельнский метротрам

Ближе всего к этому уровню в России лишь поезда московского центрального кольца, но до Кельнских электричек им очень далеко. Просто нереальная крутотень. При том, что за окном обычная на вид железка:
Кельнский метротрам

Контролеров я не застал, турникетов на выходе и входе тоже нет. Просто вставляете в аппарат сбербанковскую карточку и компостируете выданный билет в специальной желтой хреновине. Кстати, рекомендую найти в интернете описание работы с этим автоматом. Английский язык в меню присутствует, но все равно нихрена не понятно, особенно в первый раз. По этой причине из аэропорта не уехать раньше чем через пол-часа — перед автоматами собирается очередь приезжих затупков, которые не могут купить себе билет. Я вначале над ними посмеивался, но подойдя к терминалу сам завис на десять минут. Платформы очень напоминают родные станции остановки электричек:
Кельнский метротрам

На такой электричке я уехал из Кельна обратно в аэропорт, по пути сожалея о том, что не успел искупаться в водах Рейна. И пока я, разглядывая позеленевший памятник Вильгельму за окном поезда, сожалел, статья моя окончательно закончилась.

Ну ладно-ладно, вас же не проведешь. Раз я опоздал в зоопарк, то уж ландшафтный заповедник обязан был посетить. Благо он работает допоздна. Раз речь зашла сегодня про Кельн, я вам про этот ландшафтный заповедник расскажу.
Кельнское кладбище

Расскажу совсем кратенько, но поверьте, вы охуеете. Точно охуеете. Гарантированно. Я тут про Кельн всяких гадостей наговорил, не исказив, впрочем, увиденного. Вы верно подумали, что не так уж и далека эта Европа от русского человека. Но сейчас я продемонстрирую такую культурную пропасть между нами, что лучше бы вам воздержаться от дальнейшего чтения. Не согласны? Ну, я вас предупреждал. В общем, Кельнский ландшафтный заповедник выглядит так:
Кельнское кладбище

Да, бляха-муха — это кладбище. Нет, не фотошоп. Я, правда, не уверен, что дословный перевод слова «Landschaftsschutzgebiet» тут вполне корректен, но это не меняет особой сути. Немцы превратили кладбище в прогулочную зону с тишиной и тенистыми аллеями. У нас же на кладбищах творится лютый пиздец, исправить который можно только грейдером:
Шахтинское кладбище

Как же жаль, что угасло ОРРИК, поскольку глядя на отечественные погосты ловишь себя на мысли, что страшнее жизни в России, только смерть в России. И хотя по правде у нас вполне приятная и удобная страна, но от ощущения того, что окружающее тебя говно не исчезнет даже после смерти, среди крестов, мусора и заборов отделаться невозможно. А тут — пожалуйста: оставил в залог два евро, взял лейку и пошел ухаживать за усопшим:

На входе план кладбища (омерзительного качества, но достойной печати) и доска с объявлениями:

Никаких оградок нет. Более того, вдоль дороги попадаются лавки общего пользования с бирками покойников:

Спасибо вам, родственники профессора Герда Кёнига за отдых, а то я от этих прогулок совсем обессилел. А тут как раз место отдохнуть. Рядом родовая могила с памятником, который у нас могут поставить только какой-нибудь… да нет, не могут:
Кельнское кладбище

Уход за могилами производят профеccиональные организации (надпись на желтой табличке: «Мы поддерживаем вас», далее адрес и телефон компании «Грюн»):

Все-таки Шахты очень немецкий город. У нас тоже на месте бывшего кладбища разбили парк. А сейчас свезли туда столько памятников, что он вновь стал похожим на кладбище. Вот так в Кельне:
Кельнское кладбище

а так в Шахтах (Анатолий, спасибо за фотографию):
Могильный памятник космонавтике в Шахтах

Впрочем, я надеюсь, что последняя фотография — это невероятно крутой стеб и троллинг. Если так, то мы имеем все шансы на то, что в к нам будут прилетать туристы из Кельна, что-бы отдохнуть, катаясь на велосипеде по шахтинским кладбищам.
Кельнское кладбище

В итоге побывал в Кельне, арабских насильников и гомосеков, что заполонили Европу не видел, в зоопарк не сходил. Придется еще раз ехать.

Форма аскетизма. Ильичевка-Большенаполовский

Форма аскетизма. Ильичевка-Большенаполовский

Ницше вне всякого сомнения был прав, ставя насилие во главу процесса познания природных тайн. Вот только он умолчал, что насилие придется обратить против себя самого. Особенно сильно я ощутил это после того, как за моей спиной зажужжала молния палатки.

— А где сахар у нас?
— Не знаю, ты его убирал. Возле макарон посмотри.

После первого дня каждое движение вызывало в теле ноющую боль. Хотелось опять лечь к костру и отогревать замерзшие конечности. Или хотя-бы выпить полную кружку сладкого обжигающего чая.

— Коврик-то ты у меня забрал. Я проснулся в два часа ночи от того, что от земли холод идет. Хотя я все шмотки туда подложил и пуховик одел. Так что часа четыре всего наверное поспал. Сейчас солнышко поднимется, можем часик-два еще подремать. Ты то здесь у огня хорошо устроился.

У огня и впрямь было хорошо. Хотя при такой ночевке каждые пол-часа просыпаешься что-бы поправить костер. Иногда после этого ставишь котелок с водой поближе к пламени, кипятишь себе кружку чая, иногда что-то запишешь в дневник, а чаще просто вслушиваешься в затихший лес, ощущая как затухает в голове тщетная городская суета. Согревшись, Даниил ушел досыпать обратно в палатку, а я окончательно разбуженный рассветом попытался вытащить что-нибудь съедобное из Чира. Дно в этом месте пологое, а значительная ширина реки, которая обнадеживала вчера возможностью сплава, была обязана бобровой запруде, сооруженной в нескольких десятках метров от нас. Оборвав леску и едва выцепив свой поплавок обратно, я вернулся к костру и засел за дневниковые записи. Лес растерял свое вечернее сказочное очарование и больше напоминал проходную завода в которой каждый спешил по своим неотложным делам. Мы же, проведя первую холодную ночь, старались шевелиться как можно реже, впитывая всем телом текущее от Солнца тепло.
Лес в верховьях Чира

О том, что ноги не позволят сегодня куда-нибудь идти стало понятно в момент закладки первой пробы. Колени отказывались сгибаться, лопнувшие мозоли кровоточили, а пальцы разбухли как сосиски после длительной варки. Вдобавок, все самые интересные для отбора кернов деревья росли за грудами валежа, через которые невозможно было перелезть не задев пораненной ногой острую ветку. Передвигаясь со скоростью перевернутой черепахи мы отобрали очередную партию древесины.

Запись из дневника:

29 апреля 07:57 ясно
Пробная площадь №3

№ пробы№ дереваДиаметр, смВид
3125Ulmus glabra (Вяз шершавый)
3230Acer tataricum (Клен татарский)
3340Ulmus glabra (Вяз шершавый)
3435Alnus glutinosa (Ольха черная)
3513Padus avium (Черемуха)

Это была первая проба, на которой посчастливилось вместе с черной ольхой и черемухой отобрать образец вяза. Если вы когда-нибудь видели старый скворечник, то наверняка знаете, что деревья не растут вверх, только вширь. Вбитый в дерево гвоздь всегда останется на одной и той же высоте, поскольку ствол ежегодно обрастает новым слоем древесины. Это похоже на составленные друг на друга конусы разного диаметра. Каждый такой конус виден на срезе как годовое кольцо, состоящее из проводящей и механической ткани. С наступлением вегетации первой формируется светлая «весенняя» древесина проводящая к листьям воду с питательными веществами. После идет формирование более плотной «осенней» древесины, на которую возложены механические функции. Лучше всего это видно на снимке с увеличением:

Cross_section_of_Larix


Автор: Maria Tabakovaсобственная работа, CC BY-SA 4.0, Ссылка

Беда в том, что тополя, ивы и татарские клены, ежедневно возникавшие на пути, относятся к рассеянососудистым породам, которые не имеют видимого отличия ранней древесины от поздней. В этих условиях вяз имеет двойную ценность: во-первых, позволяет точно датировать приросты, во-вторых, дает дополнительную информацию о строении прироста. Да и обрабатывать эти керны во много раз легче и приятнее:

На этой пробе колебания приростов выглядят хаотичными. Годы повышенной продуктивности (начало 80-х, 90-х, середина нулевых и 2010-х годов) деревьев с прошлых пробных площадей, здесь проходили более разнообразно:

Некоторое сходство с прошлыми пробами несомненно есть, особенно если рассмотреть прирост ранней древесины. Устойчивый тренд сокращения радиальных приростов у вяза 3_1 вызван исключительно уменьшением доли поздней древесины. Весенние приросты достаточно стабильны, а их пики совпадают с озвученными годами повышенной продуктивности:

Второй вяз (№ 3_3) показывает совершенно бешеную кардиограмму приростов. Весенний прирост у него также стабилен с пиками в 82-м, 89-м, 93-м (максимальный), 2001-м (близко к максимальному) году и депрессиями в 80-м, 87-м и 2005-м году. Особенно интересна пятилетняя депрессия 1995-2000-х годов, которая прослеживается как в ширине летней, так и поздней древесины:

Весьма вероятно, что это лишь следствие локальной истории произрастания особи. Кроме того, подобные визуальные сравнения выглядят не слишком достоверно. Но исследователь все-равно бессилен избежать таких мыслей, упаковывая керны среди молодых ростков ястребинок (нieracium sp.), сныти (aegopodium podagraria), лесного купыря (anthriscus sylvestris) и жгучей двудомной крапивы (urtica dioica).

— Ладно, идти пора, а то скоро уже полдень, а мы до сих пор тут ерундой страдаем.

С трудом натянув на ноги испанские сапоги я поднялся, рванул за лямку рюкзак и услышал подозрительное шипение. Шею обдало прохладной волной, а внешний карман рюкзака моментально покрылся тонким слоем инея.

— Что случилось?
— Не знаю. Похоже баллон с газом пробит. Теперь мы еще и автономного источника тепла лишились.

Медленно, осторожно ступая на ноги мы оставили за спиной приютивший лес, выйдя на пыльную грунтовку.
Дорога после Ильичевки

Дорога шла прямой линией в нескольких сотнях метров от правого берега Чира. От реки ее отделяли пойменные заросли и поля подсолнечника. Ветер значительно ослабел, нагнав редкие циррокумулюсные облака, нисколько не защищавшие от палящего солнца. Утирая льющийся по лицу пот не верилось, что еще совсем недавно дрожащим от холода рукам не удавалось насыпать сахар в кружку. Делая привал через каждые пять сотен метров мы ложились на обочину с закрытыми глазами, успокаивая друг друга единственно доступной нам мантрой.

— Мы же никуда не спешим. Если устали, значит отдыхаем. Торопиться некуда, никто не гонит.

Изредка мимо проезжали старые жигули, нивы и синие трактора МТЗ, громыхающие пустыми прицепами.
Верховья реки Чир

— Какие из них, нахрен, предприниматели? Ты, главное говорит, можешь подсказать, как к нему подойти, что-бы об этом заговорить? Я ему, мол ты чего, совсем дебил? Ты хочешь попросить, что-бы тебе отписали заказ, хотя он на этой должности для того и сидит, что-бы таких как ты не допускать. Ты еще в ютубе посмотри, как правильно входить в хату: нагибаешься и кричишь «кукареку».
— Ну а чего ты хочешь? Хотели кинуть человека, в итоге сами виноваты. Не делается это так.

Как оно там делается мы и сами не очень представляли. Но сложно винить путешественников, если перемывание чужих костей помогает им скрасить пыльную дорогу, каждый шаг по которой отдается острой болью во всем теле. В конце-концов, у нас лишь по одной паре ног, в отличие от кивсяков (предположительно из семейства Julidae), которые изредка попадались на нашем пути:
Кивсяк в верховьях Чира

29 апреля 10:05 ясно
Появились небольшие (5-10%) cc-облака. По дороге распластана мертвая ящерица. По правую руку проходим очередные яблоневые сады в запустении.

За рекой возвышался крутой берег с нераспустившимися посадками акации Robinia pseudoacacia. Глядя на крутизну склонов, оставалось только радоваться удачно выбранному берегу для передвижения. Мы немного нарастили темп, но все-равно шли очень медленно, норовя снять обувь с истертых ног под каждым тенистым деревом.

— Надо эти культуры акации на плакорах посмотреть. Я думаю там несколько проб заложить… о, смотри не указатель ли?
— Должен быть он, сейчас отдохнем — подойдем поближе. Тут до Верхнечирского совсем ерунда осталась — меньше километра.
— Скоро зайдем в магазин, возьмем пивка… В такую жару только это спасет.

Спустя час, хутор Верхнечирский встретил нас клокотом кур, внезапной асфальтовой дорогой по которой ветер гнал облака суглинистой пыли и простреленным указателем:
хутор Верхнечирский

— Ты смотри, людей совсем нет.
— Главное что-бы магазин был.

Центральная улица имела невероятную ширину, по обе стороны от которой выросли окруженные металлическими заборами дома. Большая часть зданий построена из кирпича, реже из обмазанного раствором самана. Перед заборами, особенно в закоулках, топчется домашняя птица. Все люди будто спрятались от дневного света.

— И спросить некого. Вон в том здании я думаю магазин. Оно на жилое не похоже совсем.

Магазин «Людмила» представлял собой одноэтажное здание с красной крышей и небольшой асфальтовой площадкой перед входом. Площадку окружал декоративный кирпичный забор у которого стояла видавшие виды информационная доска.

— Ну чего, вместе пойдем или не будем с рюкзаками туда оба заходить?
— Да пойдем вдвоем, протиснемся как-нибудь.

Внутри нас ожидала прохлада и поистине райский выбор. Еще вчера мы ехали в московском поезде, а уже сегодня с жадностью принялись разглядывать скупой, по меркам супермаркетов, прилавок. Продавщица средних лет принимала от пожилой покупательницы деньги за две буханки хлеба и упаковку пластиковых крышек для трехлитровых баллонов.

— Добрый день. Нам рис, вот тот, который с краю, две бутылки пива, хлеб белый, буханку, чего еще… — Даниил посмотрел на меня — водку какую будем брать?
— И мороженое!

Выйдя на улицу, мы сели прямо тут же, на площадке перед магазином, опершись на кирпичную ограду, словно классические маргиналы крупных городов. Отломили хлеб и впервые за переход смочив горло, почувствовали себя удовлетворенными.

— Теперь нужно все эти продукты по рюкзакам распихать.
— У меня мешки строительные есть. Часть можно положить в такой мешок и привязать к рюкзаку. Нужно только водку перелить, что-бы не тащить лишний груз.
— Добрый день, молодые люди, а вы что тут делаете — обратился к нам со спины усатый коренастый мужик в камуфляжных штанах, похожий на типичного школьного трудовика.
— Экспедиция. Обследуем растительность поймы реки Чир. Есть проблема общего усыхания донской водной системы, мы один из аспектов изучаем. Дело в том, что гидропостов на реках очень мало, но если удастся выявить связь между скоростью роста деревьев и уровнем воды, можно будет анализировать динамику изменения гидрологических условий в разных местах реки, что, в свою очередь, даст инструмент для понимания динамики водной системы в целом…

В такие моменты главное говорить уверенно, даже если понимаешь, что несешь полную ахинею. Уж лучше выдать наукообразную тираду, полную методических и терминологических глупостей, чем заиметь себе проблемы с местным населением.

— А я уж думал вы туристы какие-нибудь. Еду, смотрю — сидите. Я вообще председатель хутора.

Обсудив с председателем несколько насущных вопросов о жизни людей в сельской глубинке, мы остались одни на фоне доски объявлений с написанными от руки предложениями о продаже крупного и мелкого домашнего скота. Посреди всей коммерции висело скрытое за пакетом расписание движения общественного транспорта:
расписание движения общественного транспорта в хуторе Верхнечирский

— Все, ну его нахрен. Я еще за пивом пойду.
Магазин Людмила в Верхнечирском

— Ну что, куда дальше?
— Я думаю надо к Чиру выбираться. Мы достаточно прошли, он может уже для сплава пригоден. По карте отмечен как постоянный водоток.
— Ну пойдем, тогда.

Карта не соврала. Чир действительно превратился в постоянный водоток, который сильно разлился в половодье. Но плыть по нему было совершенно невозможно, поскольку сразу за подвесным мостом начиналась плотная стена тростника Phragmites australis.
Подвесной мост в Верхнечирском

Сам подвесной мост был напрочь лишен перил и раскачивался при каждом шаге сильнее чем пакистанский Хуссаини через реку Гунцы.

— Как тут местные ходят? Ладно сейчас лето, упадешь — не страшно. А в феврале?
— А куда тебе по этому мосту в феврале ходить? Чего сейчас, как пойдем?
— Давай попробуем обогнуть эту высоту и выйти на поворот реки. Может после деревни русло почище будет, тогда надуем байдарки и поплывем.

Подъем начался сразу, едва мы бросили прощальный взгляд на прохладную зеленую пойму:
Пойма реки в хуторе Вехнечирский

С каждым шагом крутизна дороги возрастала, а направление уходило прочь от желаемого курса. А тут еще порвался мешок, привязанный к рюкзаку, норовя упустить полтора литра пива «Дон живое». «Ну как же так» — дятлом долбила меня мысль в голове — «как же так, ведь я три часа смотрел на крутизну левого берега, благодаря фортуну за то, что нам не нужно ощупывать ее своими ногами. Какого же хрена мы перешли реку, поперлись в эту горку, да еще в самом неудобном месте? А главное, нахрена нам столько продуктов, если совершенно очевидно, что мы подохнем до того момента, как успеем съесть половину из них?»

Здесь на горке, степь еще хранила следы зимних холодов в виде пожухлой травы. Ящерицы и жуки-навозники попадались гораздо реже, хотя, единственное, на что хватало сил обращать внимание — это место для очередного шага. Кругом открывался потрясающий вид, который от набежавшего на глаза пота растворялся будто при миопии:
размытая линия горизонта

Лишь в моменты отдыха, которые наступали каждый раз после того как одна из полторалитровых бутылок с пивом выскальзывала из мешка, удавалось рассмотреть, что материнская порода берега сложена желтыми известняками-ракушечниками, обломки которых иногда выступали на поверхность:
Известняк на склоне

Ближе к вершине крутизна склона упала, а вместе с ней, повалились на землю и мы, совершенно измотанные и опустошенные.

— Я вот чего подумал — спустя несколько минут молчания Даниил приподнялся и закинул руки за голову:
На привале у хутора Верхнечирский

— Не буду я никаких проб в этих культурах акации закладывать. Лучше я просто буду все снимать. Поработаю оператором.
— Ну и правильно. Если бы они тебе нужны были, можно было бы заложить. Но просто так: материал ради материала собирать смысла нет. Но раз уж пришли, давай тут пробу заложим.
— Да ну его нахрен, тебя же пойменные леса интересуют.
— В общем-то да, но…
— Но вот и все, забей на них.
— Ладно — недовольно проворчал я, поблагодарив в душе день когда разделить неудобство полевой жизни со мной согласился человек, ограничивающий мой безграничного размаха идиотизм.
— Теперь-то куда?
— Теперь вниз
Спуск к Чиру

Перевалив через высоту, мы вышли к пологой грунтовке, которая по иронии судьбы привела нас почти в то же место, с которого мы начали подъем. Потратив время и все оставшиеся силы на солидный крюк, мы продвинулись в итоге вниз по течению всего на семьсот метров. Поэтому, когда искомый поворот реки был достигнут, мы оба синхронно подумали про большой привал.

— Слушай, а нахрена мы тащим с собой это чертово пиво? И так рюкзаки тяжеленные, а тут еще три килограмма лишнего груза.
— Так давай половину выпьем. В самом деле, идиотизм какой-то. Тут передохнем, тут и пробу можем заложить.

Запись из дневника:

29 апреля 15:20 ясно
Выпили первую бутылку пива. Очень устали после перехода через плакорный акацийник.

Пробная площадь №4

№ пробы№ дереваДиаметр, смВид
4117Acer tataricum (Клен татарский)
4221Ulmus glabra (Вяз шершавый)
4340Populus alba (Тополь белый)
3435Alnus glutinosa (Ольха черная)
4416Populus alba (Тополь белый)

К большому сожалению, образец вяза из этой пробы оказался слишком сомнительным для выделения ранней и поздней древесины. А свежие данные приростов по остальным породам, вообще все запутывают. Разве что пик в середине двухтысячных выделяется достаточно четко.

— Смотри, а Чир тут уже для сплава пригоден. Тесновато будет, но плыть можно. Если коряги сильные не попадутся.
— Нет, давай уж лучше пройдем до того расширения по карте, тут километр всего остался через поле, а там уже будем сплавляться.

Мы оставили место привала. Река в этом месте имеет ширину несколько метров, глубину 1-1,5 метра и достаточно быстрое течение:
Профиль 3

Но впереди нас ждало желанное место стапеля в котором можно будет спуститься на широкую воду и надолго забыть о трудностях транспортировки:
разлив Чира у хутора Вернечирский

— Слушай, хрен его знает, как тут на лодке спускаться — покачал головой Даниил после того как мы прошли два поля подсолнуховой стерни. Крутые берега повсюду заросли тростником и несмотря на достаточную ширину реки, отсутствовала всякая уверенность в том, что через сотню метров после стапеля нам мне придется вылезать обратно на берег. — Давай лучше еще метров пятьсот вперед пройдем, посмотрим, может расчехлять тут байдарки смысла нет.

Правота опасений подтвердилась, едва мы прошли половину намеченного расстояния. С каждым шагом тростники смыкались все сильнее, пока наконец, полностью не скрыли Чир. На подходе к меандру стало совершенно ясно, что увиденный нами разлив представляет собой небольшое естественное водохранилище, за которым река вновь превращается в непроходимый ручей. Оставалось лишь грязно обругать тщетную надежду.

— Пойдем обратно к дороге. Не тут же ночевать.

Впереди лежали очередные шесть сотен метров, пройти которые предстояло по заболоченной пойме, пересекая старое русло реки, валежник и кустарниковые заросли. Ноги проваливались в мягкий грунт, заливая водой ботинки. Рюкзак цеплялся за ветки. Расстояние, которое в городе проходишь быстрее чем в голове сменяются мимолетные мысли, не сокращалось. Лишь вечернее солнце все сильнее указывало на скорую необходимость ночлега.

— О, смотри, пока мы ходили, тут асфальт успели положить — пошутил Даниил, едва мы вернулись на прежнюю дорогу.

Начиная с Верхнечирского, грунтовка перешла в хороший асфальт по которому раз в четверть часа проезжал случайный автомобиль.

— Вот все так. Там где машин нет кладут хороший асфальт, там где трафик — одни колдобины.
— Скорее асфальт потому и сохранился, что машин нет.

После мокрой поймы идти стало легко, даже несмотря на усталость. Последние три километра мы преодолели за праздными разговорами о шведских завтрах в Турции и преимуществах квадроциклов в пустыне. Лишь раз мы сошли с дороги прилечь под куст шиповника.

— Колбасу будешь?
— Давай.
— У нас же пиво еще есть. Давай его сейчас допьем?
— Вот как надо любить пиво, что-бы весь день тащить его вначале в горку, потом через поле, кусты и эту дорогу?

И все-таки, оно того стоило.

Через три километра Чир растекся тонким слоем воды, пронизанной растрепанными водорослями. Солнце стремительно уходило за горизонт оставляя нас совершенно одних в распаханной пойме без дров, без нормального подхода к воде, без естественного укрытия. С темнотой на северо-востоке зажглись огни хутора Большенаполовский. Чудом найдя небольшую сушину, мы приготовили гречневую кашу с тушенкой, моментально опустошив весь наличный запас водки.

— Если замерзнешь ночью — в палатку приходи. Я спать.

Оставшись в одиночестве, я подгреб несгоревшие веточки поближе к слабому огоньку костра. Лежа на плащ-палатке подложил под голову спинку рюкзака и потянулся за блокнотом. Ночь ожидалась холодной, тем более, что костру осталось гореть от силы пол-часа. Но тело пока еще хранит дневное тепло, которое разливается волнами усталости. Вблизи костра не так заметен пар изо рта, а я помню что должен сделать что-то важное, но что? Ах да, блокнот. Я же собирался внести последнюю запись на сегодня, даже потянулся к карману куртки. Вот сейчас, еще немного полежу и обязательно все опишу. Все опишу, это очень важно… Обязательно… Все…


Видео второго дня:


Карта второго дня:

Как пройти к музею Ленина

Рано или поздно, но это должно было произойти. Я и так слишком затянул с консуммацией превращения в гражданина, а ввиду неизбежно наступающего светлого будущего, этот процесс вполне мог остаться незавершенным. Поэтому, я выпил литр пива, выковырял из носа какую-то хрень, сел на маршрутку и уехал из России.

За то время, пока я не был в капиталистических странах случилось пять экономических кризисов, завершились четыре войны, сменились три президента, два преемника президента и один генеральный секретарь. Развалился Советский Союз, хлопчатобумажный комбинат и здравый смысл. Стабильность успела исчезнуть и снова накрыть собой все живое. Появился интернет, телефоны без кнопок, трехмерные принтеры и освещение на ХБК. Пропали инженеры, милиционеры и маньяки. Появились террористы, педофилы, менеджеры и блогеры. Марсиане обменяли Агузарову на Мизулину, а Макаревич стал врагом народа. Медлить было нельзя, поэтому я вспомнил заветы Ильича, взял в розлив и через пять часов был в районе Тёёлё города Хельсинки.

Конечно, у меня были некоторые сомнения, поймут ли меня жители Финляндии, однако беспокойств они мне не доставляли. Еще со школьных времен я твердо знал, что слово «факъю» пишется через твердый знак, а финских слов я знал целых три: «палка», «ваткаматка» и «перкеле». «Палка» переводится с финского как «зарплата», а то как переводятся остальные два слова в приличном обществе вообще не принято произносить. Мне повезло — языковых барьеров у меня не было.

На российской границе тетка проштамповала мой паспорт и молча протянула обратно. Стоящий рядом сорокалетний пограничник демонстрировал своим животом вся мощь и непоколебимость Отечества.

На финской границе работали молодые веселые парни с такими бородами, которые мне прежде не доводилось видеть. Один из них долго пытался на ломаном русском спросить что-то неформальное, но видимо духовные скрепы в моем лице проглядывали столь сильно, что он оставил эту гиблую затею, поставил штамп и впустил на территорию страны.

— Вот уроды! — вспомнил я Сухорукова из «Брата-2» и ожидая появления ностальгии ничего не почувствовал. Сел в маршрутку и в четыре утра вышел на улице Фредрикинкату возле кинотеатра Тенниспалатси. Кругом было много мусора и мало людей, как в фильмах про негритянские кварталы в Америке. У нас такого мусора нет. России бесформенная давленная фигня спокойно лежит по углам и газонам. Здесь же по шоссе и тротуарам ветер носил аккуратные бумажные пакеты и стаканчики. Холодный ветер как никогда располагал к небольшой прогулке, поэтому сразу направившись в первую попавшуюся сторону я за шесть часов так набрался впечатлений, что вернувшись, едва выпив свое утреннее пиво в местной забегаловке, тут же благополучно уснул. И вот что я имею вам доложить.

Финнов дико таращат велосипеды. Велосипеды повсюду. И на углу, и не на углу. Кругом велосипеды.

Иногда их цепляют к велопарковкам или оградам. Чаще всего просто пропускают замок через колесо и оставляют на улице на всю ночь.

Припаркованный велосипед запросто может стоять на мосту при выезде из города, по которому проходят в час полтора человека.


Или одиноко ночевать в подземном переходе.


На великах катаются все: бабки, менеджеры, дети, рабочие в робах. Доехал, оставил велосипед и спокойно пошел по своим делам.

Простых китайских бокорезов достаточно, для того, что-бы каждый день кататься по Хельсинки на новом велосипеде. Но никого это абсолютно не парит. Можно смело оставлять свой велосипед на ночь в любом месте и не бояться, что его украдут. Максимум — снимут колесо:

Отсюда следует простой вывод: все разговоры о том, что Россия слишком северная и холодная страна для велосипедистов можете в задницу себе засунуть. Особенно если речь идет про город Шахты, который расположен на тринадцать градусов южнее Хельсинки. Никаких помех велосипеды не создают ни пешеходам, ни автомобилистам — все движение осуществляется строго по велодорожкам.

Что такое велодорожки? Если вы думаете, что это пятьдесят метров асфальта в Александровском парке, который еще вчера предназначался для пешеходов, а сегодня без всяких изменений был закреплен городским указом за велосипедистами, торжественно открыт администрацией города и освящен в шахтинских газетах, то я вас разочарую. Настоящие велодорожки выглядят так:

По всему городу, включая пригород идут асфальтированные трехметровые полосы с разметкой, которая отделяет их от автомобильных дорог и столь же широких пешеходных тротуаров:

Из одной точки города можно без проблем добраться в другую не боясь быть сбитым грязным камазом или бабкой с сумками.

Автомобильное движение оживленное, но город не стоит в пробках. Проехать по центру полумиллионного Хельсинки проще чем по улице Победы Революции в Шахтах с населением меньше двухсот пятидесяти тысяч человек. Почти вся парковка в городе платная — оплата осуществляется через паркоматы: оплатил время, положил талон под стекло и пошел по своим делам. Водителям не требуется проезжать три квартала в поисках возможности приткнуться в едва освободившееся место. Представить, что в Хельсинки с девяностых годов напротив центрального рынка припаркована без движения ржавая зеленая «буханка» невозможно.

Автобусное движение мало чем отличается от центральных российских городов. Разве что, маршрутных такси нет совсем, а автобусы ходят полупустые (всегда можно найти свободное место). Впрочем, возможно, мне просто повезло. Чистые, едут быстро, на входе можно взять бесплатную газету. Но дорогие, суки! Стоимость билета пять с половиной евро (триста пятьдесят рублей). Я зашел в среднюю дверь автобуса. Никакого кондуктора нет. Перед тем как закрыть двери, водитель подозвал меня к себе.

— Ту кампи — говорю я ему.

Нормальный мужик: пальцы-сосиски, короткая стрижка, серая куртка. На фина совсем не похож. Спокойно взял деньги, отдал сдачу и билет, похожий на обычный чек:

bilet

Сел на свое место и спокойно доехал до метро. Я не знаю, принято у них фотографировать в транспорте или нет, поэтому снимок сделал, но наглеть и добиваться хорошего качества повторной съемкой уже не стал. А то еще подумают, не дай бог, что я какой-нибудь педофил из России.

На многих остановках висят экраны, показывающие номер приближающегося автобуса:

Обязательно на каждой остановке висит автобусное расписание. На окраине города бумажное:

В центре светодиодное с гуглокартой:

Там же можно посмотреть маршрут движения:

Время от времени можно наткнуться на бумажные карты, особенно на остановках, но качество у них посредственное. Особенно напрягают те из них, на которых не отмечено текущее местоположение. В этом плане уличные карты Хельсинки сильно проигрывает ростовским, московским и питерским аналогам, хоть и размещены гораздо чаще, особенно на окраинах города.

Городская навигация в Хельсинки ужасна. Почти как в Шахтах на Пьяной Балке. В Финляндии два государственных языка (финский и шведский), поэтому все указатели двуязычные и без сноровки легко запутаться. Я долго тупил, пока не понял, что Хельсингфорс и Хельсинки это одно и то же. Подписи улиц мало того, что сделаны на узеньких малозаметных табличках:

так еще и располагаются хаотично. Обозначение улиц на угловых домах практикуется не повсеместно. В качестве исключения можно иногда найти указатели (на окраине города):

В России все понятно — если ужас нарастает, значит идешь от центра. Если снижается, то к центру. Тут ничего подобного нет. О том, что я вышел из города стало ясно только после того как в памяти всплыл виденный час назад автомобильный знак съезда на автомагистраль. Ко всему прочему, рядом с институтом биотехнологии на проспекте Кархусааренти ремонтировалась дорога, в результате чего пришлось пол-часа идти по придорожному откосу с торчащими из него гофрами и арматурой. Это мы дома каждый день такими маршрутами ходим, а тут идешь и явно ощущаешь: что-то не так.

В Хельсинки сейчас ремонтируется не только Кархусааренти. До рождества всего несколько дней, но все работают совершенно спокойно и буднично. На Таммасааренкату привезли здоровенный кран:

А на Таммасааренлаитури разгрузили гусеничную буровую вундервафлю:

На Руохолахденранта рабочие обновляют брусчатку. Убирать на ночь уровень и лопату никто не стал — все равно утром понадобится.

Ночью в Хельсинки работает только Макдональдс, а в Макдональдсе, как известно пиво не продают. Ларьков с шавермой нет, магазинов «24 часа» нет и даже супермаркеты на ночь закрыты. Но рольставни не опускают, так что можно круглосуточно изучать вот такой ассортимент:

или вот такой ассортимент:

переводить вывески («в последний день шесть красивых»):

и щупать рождественские елки на елочном базаре. На ночь местные таджики не запихивают их в газель, а оставляют на площади без всякой охраны и забора.

А еще лучше придти на полуостров Лауккалуото, сесть на лавку и зырить на озеро Кейлалахти:

Кстати, рядом на острове Лехтисаари большой лиственный парк. Летам там полагаю чрезвычайно душевно. А в декабре по дорожкам бегают три мужика в трусах.

Так можно надолго залипнуть, но все-же я ехал не за красотами. Главной целью моей поездки было изучение пиворазнообразия южной Финляндии. Проведя активные наблюдения и эксперименты, удалось выяснить, что основные пивточки открываются с одиннадцати утра. Еще раньше пиво можно приобрести в магазине: в Финляндии нет геноцида и спиртное там продают круглосуточно. Выбор столь же богат, как в крупных российских магазинах, однако, марки совсем другие. Совсем нет пива в пластиковой упаковке. Ну не переведете вы на финский язык слово «полторашка». С другой стороны, большой выбор баночного пива в баночках по 0.33 литра.

За время путешествия я испробовал шесть видов пива: Пиркка, Олви, Сандельс, Карху, местный Амстел и еще какое-то, название которого забыл. Не могу похвастаться, что выборка вполне репрезентативная, но предварительный вывод таков: финское пиво по вкусу неотличимо от седьмой Балтики. Вкус чуть резче чем у Дон классики, крепость 4.5-4.7 градусов. Крепкого пива я тоже не обнаружил, хотя не исключаю, что мог пропустить.

Стоимость маленькой баночки-опохмелки (0.33 л) около одного евро, что соответствует шестидесяти рублям. Поллитровая бутылка пива обойдется в сто-сто пятьдесят рублей. В кафе пол-литровый стакан пива стоит 5-6 евро (300-350 рублей). Другими словами, русскому человеку со среднестатистической зарплатой в Финляндии жить можно. Но не долго.

Ну а раз времени осталось мало, можно и в центре погулять. Рождество же!

Транспорт при местных тарифах я проигнорировал — пешком дошел.

Хотя трамваи в Хельсинки весьма недурны. Едут быстро, не дребезжат и не демонстрируют готовность рассыпаться в любую секунду:

Кстати, о пиве. В Хельсинки нелзья просто так зайти в любое кафе и сказать: «Экскюзми, ай хэф гоу ин тоилет». Для прохода в уборную надо обязательно в этом заведении что-то заказать. Вам дадут чек, на котором будет напечатан пароль от сортира. Например, вот такой:

Двери в туалет заперты на электронные кодовые замки. Цивилизация, блядь.

В городе много общественных туалетов на улице и в торговых центрах. С одной стороны, они бесплатные и тетки при входе не отрывают клиенту по семьдесят сантиметров туалетной бумаги. С другой стороны, внутри установлена граммофонная труба. Не знаю, может у финнов какая-то особая физиология, или им просто покайфу насрать в граммофон. 

Ехать в Хельсинки стоит хотя-бы за визуальными витаминами. Тут их делают люди, а не бездушные ссыкливые импотенты. Запросто можно встретить вот такое:

А так, например, приглашают на художественную выставку в центре города.

Покажите мне человека, который сделает подобное у нас? Все всего боятся. В результате за тридцать лет в Шахтах все изменения свелись к тому, что на площади шишка встала.

Алексантеринкату — улица Александра.

На центральных улицах Хельсинки висят таблички с разными животными и подписью на финском и шведском. Решил перевести хотя бы одну, на которой изображен одногорбый верблюд. «Dromedaari» транслейт перевел как «Дромадер». Нашел «Дромадер» в википедии, оказалось, это одногорбый верблюд.

Рядом с центральной площадью города закрывается магазин электроники.

— Отдел распродажи в связи с закрытием? Вы таки закрываетесь?

— Не-не-не-не-не, это таки хорошо для бизнеса.

А на самой площади елка и ярмарка. В деревянных палатках продают оленину, сосиськи, мед, деревянные сувениры и глинтвейн. Первый раз в жизни обнаружил, что глинтвейн — это не подогретое винище, а вполне вкусный напиток. Маленький стаканчик наливают всем бесплатно. Пиво в Финляндии непримечательное, но вот ради такого глинтвейна вполне стоит оторвать задницу от стула и приехать к памятнику Александру второму в Хельсинки.

Теток с баулами не встречал, бабок с тележками не видел. Алкашни и барыг нет. Видел нищего со стаканом, но это еще на улице Маннергейма было. Но пафоса никакого. Все просто: одни, старательно выводя русский курсив, предлагают:

Другие выбирают:

и покупают:

Если ветер с Балтики не слишком холодный, а глинтвейна не слишком мало можно посидеть на ступеньках Николаевского кафедрального собора.

Еще лучше выйти к заливу. Город расположен на островах и почти каждый выход к воде снабжен индивидуальным причалом:

В декабре кораблей немного — почти все на стапеле, но все равно несложно полюбоваться частными баркасами для рыбалки:

буксирами:

небольшими спасательными:

и большими коммерческими судами:

Почти все суда пришвартованы к открытой причальной стенке — можно просто подойти к любому и спрыгнуть на борт.

На мостах установлены указатели оберегающие моряков от опасности быть насаженным ноздрей на блесну. «Ловля рыбы запрещена на всей территории, лодки»:

Не знаю, используют ли в Хельсинки противогололедные реагенты, но всем тротуарам разбросана гранитная крошка.

Давно подозревал, что качество российских дорог это такой-же стереотип как медведи и балалайка. Теперь удалось в этом убедится. Колдобин в Хельсинки не видел, машин с оторванными колесами тоже, но дорожное покрытие того же качества, что и в любом крупном российском городе. 

Увиденное вообще слабо напоминало ту «заграницу» которую обычно сравнивают с Россией. На улице Лённротинкату вечером чувствуешь себя так же как и в Ростове на Садовой. Улица Лехтисааренти выглядит почти так же, как Пионерская в деревне Юкки под Питером. Или как Кольчугина на Новой Азовке, только с асфальтом и освещением.

Главное отличие в открытости. Такое чувство, что ты в России в которой кто-то за одну ночь провел политику дезаборизации и десуссеритизации: весь день ходишь по городу и нигде не видно охранников, сплошных заборов и ментов. Один раз проехала мимо полицейская машина с выключенной люстрой — даже сфотографировать не успел для коллекции. При этом никакой паранойи. В книжном магазине выставляют для рекламы на улицу лоток с книгами. Подходишь, листаешь. Понравилось — заходишь в магазин, платишь и забираешь себе. Не понравилось — ставишь на полку.

Резюмирую. В Европе был. Много разного видел. Пидоров, про которых по телевизору говорят, не видел. Арабов и террористов тоже не видел, только одного индуса на кассе. Жизнь как у нас, но спокойнее. Пиво как у нас, но дороже.

Ну, все что знал — рассказал.

Безграничное терпение

Нет истин крупного стиля. Нет тайн, которые были бы открыты при помощи лести и смирения. Все сокровенное требует жестких рук. Только насилием, силой и неумолимостью можно вырвать у природы ее заветные тайны… ну и так далее, как вы понимаете. Нет, я искренне люблю Ницше, более того, если нет возможности читать, то готов даже слушать аудиокниги с его произведениями, а это редчайшее исключение из правил. Обычно аудиокниги я при первом попадании на мой компьютер удаляю нахуй без всяких размышлений, поскольку девяносто девять и девять в прогрессии из них — адская богомерзкая хуета. За всю жизнь я прослушал до конца только две аудиокниги: «Путь самца» Трахтенберга и «Смерть и оживление» Гремяцкого. Более того, слушал я их только потому, что первую надиктовывал лично Трахтенберг, гениально восклицая «Еб твою мать!» в середине каждой главы, а вторую надиктовывал я сам.

И все-таки, глубина мыслей у Ницше такова, что я готов внимать им даже из уст хуевого расказчика с интонацией метронома. Чего только стоят рассказы об одиноком дереве и диалоге льва с драконом. Во многом, благодаря не ко времени подаренному мне томику «Заратустры» я к хуям бросил свой институт с перспективой работать за копейки в пыльном кабинете. Во-многом благодаря ему-же я уже тридцать два часа скрываюсь от охранников в том самом брошенном мною пыльном кабинете, ожидая окончания загрузки геоданных базу PostgreSQL, которая позволит мне оплатить хостинг для хранения этой статьи.

Но еще Куравлев в роли американского посла на обвинение в торговле деревянными членами верно заметил, что «наше терпение не безгранично». За тридцать два часа я настолько заебался слушать Ницше, что сам готов рассказать вам какую-нибудь мудрую историю, пусть и не такой глубины, но зато гораздо большей практичности.

Что-бы вам такого рассказать? В мою базу еще не начали грузиться отношения, линии грузятся уже пять часов, а до появления первых людей не менее двенадцати часов, если конечно моя светомаскировка сработает и меня не выведут отсюда под белы рученьки. Эх, надо было пива взять — все подсказывает мне, что времени у меня еще дохуищща и я всецело могу посвятить его вам и терминалу с ssh-соединением.

Знаете-ли вы, например, как пить пиво в поезде? Я об этом еще в прошлом году хотел написать, да круговерть приключений помешала. Кто-то скажет: «А что тут такого? Открываешь и пьешь.». Эх друзья мои, вы отстали от жизни. Сейчас в плацкарте вольница уже совсем не та что раньше. Особенно летом, на поездах южных направлений. Теперь там во все силы оберегают нас сотрудники транспортной полиции. Видимо в какой-то момент им запретили бухать на работе и теперь они практикуют те же самые меры ко всем честным гражданам. А как, скажите, в наших поездах не пить? У меня поезд едет тридцать шесть часов. Даже если я сяду в Питере в состоянии полного говна, под Тулой я уже буду достаточно презентабелен для встречи на самом высшем уровне, а уж после Кантемировки я начну реально осознавать происходящее и размышлять. Кому, спрашивается от этого будет легче? Кому это надо?

Теперь люди проносят и распивают в поезде напитки в условиях конспирации. А какой смысл брать пиво, если его все-равно придется прятать? Правильно никакого. Пиво напиток экстравертный, требующий праздника на душе и дружеской компании, им в тамбуре калдырить могут только полные идиоты. Поэтому все проносят водку, а пиво докупают уже на полустанках. Но, друзья мои, как вы сами понимаете от этого ничего хорошего не происходит, поскоьку после пива и водки людей начинает тянуть на разного рода приключения и вся поездка превращается в бесконечный железнодорожный алкотрип с известными последствиями в виде снятия с поезда или крещения в католической церкви.

Но зря, что-ли психиатр, который определял мою пригодность к службе на подводной лодке написал, что я «склонен к абстрактно-логическому мышлению»? Правильно, не зря. Поэтому слушайте. Покупаете с собой нужное количество бутылок, исходя из расстояния и собственной нормы потребления, запихиваете все бутылки подальше, одну выпиваете сразу, а вторую кладете неподалеку в укромное место. И ждете. Ждать обычно приходится недолго: все зависит от номера вашего вагона и станции отправления. Через двадцать-тридцать минут мимо вас пройдут два-три человека в свитерах и с кожаной папкой для документов. Если от вас до хвоста состава больше восьми вагонов, то можете выпить вторую бутылку, только не медлите. Если вагонов меньше восьми, то крепитесь изо всех сил. Многие не выдерживают и попадают на пятисотрублевый штраф. Но вы держитесь. Дойдя до хвоста поезда, менты (а это, безусловно они, хоть и в штатском) повернут назад и начнут собирать урожай. Только когда они пройдут мимо вас во второй раз можно расслабиться и бухать спокойно до следующей узловой станции. После нее надо опять дважды пропустить их мимо себя, после чего продолжать путешествие спокойно потребляя.

Метод абсолютно рабочий. Я тестировал его на восьми железнодорожных направлениях и ни разу не имел неприятностей, хотя обычно, я вызываю подозрение всем своим видом. Года не проходит, что-бы меня, абсолютно законопослушного гражданина по ложным подозрениям не задержали и не обыскали. И ведь что харктерно: каждый раз эти суки что-то находят! Но здесь осечки быть не должно: я тестировал технологию в таких суровых условиях как поезд Санкт-Петербург-Махачкала и двух поездах челябинского направления.

Помню как проснулся после одного из таких тестирований. Как с поезда сошел не помню, как спать лег не помню, помню только, как мне в лицо утыкалось что-то мокрое и холодное. Открываю глаза — собака. Еб твою мать, где это я?

Я прежде никогда не видел деревянных бордюров. А как увидел, так сразу оценил их заебатость. Они не только красивы своей простотой, на них еще и спать удобнее чем на бетонных или каменных.
IMG_1700
И все-таки, где это я? Что за парк? Это явно не Шахты, я все наши парки знаю и там нигде такого нет. Но и не Петербург, там столько старых дубов только под Сестрорецком растет, а тут склоны какие-то — явно не Сестрорецк. Да и живой напочвенный покров слишком неморальный. По парку, конечно ориентироваться сложно, но судя по растительности я где-то в средней полосе России. А учитывая то что пешеходная дорожка закатана в асфальт — я в крупном городе. А учитывая, что асфальт новый и ровный — скорее всего в Москве.

Воттыжблядьто! Я же в Салехарде должен быть! Как я в Москве то оказался? И где мои вещи? Ладно, потом разберемся. Сейчас главное понять как отсюда выйти и пивка ебануть, а то с меня при такой жаре уже семь потов сошло. Хотя лучше даже сперва пивка ебануть, а потом уже на свежую голову разбираться где я, куда пропали мои вещи и как мне доехать до Салехарда.

Шел я минут тридцать вниз по склону. Вокруг расступалась настолько спокойная дубрава, что мне с моим видом только шахматной доски не хватало. Подпорные стенки склонов светились неоспоримой мудростью:
IMG_1701
Но ни одного пивного ларька не попадалось. Да что там пивного, даже простых тележек с мороженным и хот-догами не было. И люди куда-то пропали. Где я, нахуй? Это вообще Россия? Хотя нет, надписи на русском, да и не мог я столько выпить, что-бы уснуть в поезде из Челябинска, а проснуться в другой стране. Но как говорил Лева: «Чисто, аккуратно — все не по нашему».
IMG_1702
В рот компот, да когда же эти геоданные загрузятся-то! Хорошо еще я файл планеты не стал загружать. Пойду-ка чайку со сгущенкой ебану: сахар весь выжрали еще на прошой неделе.

Блядь, что за манера паковать все продукты в однотипную тару? В этой темноте заместо сгущенки чуть майонеза в чай не ебанул. Ладно, продолжим, что там у нас? Отношения грузиться так и не начали. Если по рассказам знатоков через несколько лет действие закона Мура сойдет на нет, мы войдем в замечательную эпоху, когда распиздяйство и некомпетентность программистов уже нельзя будет скрыть растущими технологическими возможностями. Наступит эпоха очищения айтишной сферы от всякого рода говнокодеров типа меня и ужесточения стандартов.Сколько же всего придется переписывать, а возможно и перерисовывать! Я иногда использую в своих размышлениях такой критерий как количество предыдущих вариантов разработки. Не версий, которые улучшаются (в теории) раз от разу, а именно вариантов. Сколько раз разработчик удалял все к чертовой матери и начинал работу с абсолютного нуля. Готов поспорить, что мы будем еще не раз переписывать файл планеты, поскольку сейчас он больше напоминает молочные зубы — красиво, но для полноценной жизни непригодно.

Ну да хрен с ним, с файлом. Примерно через пол-часа я из парка выбрался и вздохнул с облегчением. Во-первых, потому что вокруг была ширь и красота, во-вторых, я точно был в Москве, поскольку ни в одном городе средней полосы такой шири и красоты нет (там другие очарования), а самое главное, пока шел — нашел в кармане квиток из камеры хранения Курского вокзала. Правда, непонятно что я делал на Курском вокзале, если поезда из Челябинска на Казанский прибывают, но да оставим сию тайну в веках. Главное, что я нашел свою цель и место в жизни на предстоящие несколько часов, отчего с удовольствием зажмурился и в две ноздри втянул аромат Москвы-реки.
IMG_1703
Итак, начинаем сеанс коучинга, еби его в седло. Что отличает успешного человека от остальных мудаков? Ключевое в успехе — это целеполагание (запишите), то есть умение положить хуй на цель и спокойно пить пиво. Поэтому сейчас наша наипервейшая задача — найти и с минимальными потерями оккупировать пивточку. Тем более, что вместе с квитком из камеры хранения я нашел билет до Лабытнанги, согласно которому у меня было еще восемь абсолютно свободных часов. И скучать в эти часы я никак не собирался, чему тут-же нашел архитектурное подтверждение.
IMG_1704
И что-же вы себе думаете? Я шел по набережной два с половиной часа и ни одной пивточки! Ни пивточки, ни мороженого, ни минералки! Ничто не загасит внутренний пожар среди этой бесчеловечной красоты. Новая собянинская администрация зачистила Москву от лужковского пиздеца настолько, что скоро его придется восстанавливать искусственно. Я понимаю, что заблеванные ларьки никак не красят столицу, хотя спрос рождает предложение, так что тут еще непонятно к какому зеркалу претензии предъявлять. Но то, что я за три часа нигде не смог купить даже маленькую бутылочку минералки — это уже, господа обратный пиздец. Да еще жарища на улице такая, что спастись от нее можно только окунувшись в Москва-реке. Даже каменная пловчиха собралась было нырнуть
IMG_1706
Но удовольствие под запретом.
IMG_1707

 

Я понимаю людей, которые не любят крупные города. Вот и погода отличная и речка рядом, а все равно ни выпить, ни искупаться. Ну и нахуй тогда вся эта красота, если впитывать ее можно только глазами? Хотя, все-же красиво, епта.
IMG_1705
Такими темпами я дошел до моста, с которого обнаружилось, что ночевал я у стен обители мирового старперства: главного здания российской академии наук, именуемого в народе «золотые мозги»:
IMG_1709
Вблизи это совершенно дряхлое уебищное здание совковой архитектуры с замашками на мировые понты. Словом полное соответствие формы содержанию. Году в 2013 (или в 2012) я даже участвовал в конференции по поводу судьбы РАН. Ну как участвовал, тезисы прислал из Надымской гостиницы, то есть высказал свое мнение не отрываясь от рабочего процесса. И с тех пор мнение мое не изменилось: сию организацию следует разогнать поганой метлой и ссаными тряпками. Потому что даже путь реформирования потребует реформ, равносильных уничтожению и повторной отстройке академии. Настолько все прогнило в этом клоповнике, что на фоне нее даже шахтинская админка выгляди прогрессивной и эффективной организацией.

А уж какие письма я получал после публикации статьи в Лабораторном журнале! Жаль они все накрылись после того как проект был закрыт и сервер отключен. Помню просыпаюсь в гараже диавола на пятнашке, прихожу домой, а там письмо о том, что я способствую разрушению фундаментальной науки и являюсь открытым врагом государства. И это в пору-то спокойствия, когда людям еще не начали устраивать регулярные пятиминутки ненависти! Зато представьте, каково это: думаешь что усталость от того что вместо сна бухал всю ночь, а оказывается, от того что ты засосал стакан и как давай разрушать отечественную науку! Хотя я этим пидорам в свое время бесплатно целую полосу выделил:
Снимок экрана от 2016-03-13 22:01:56
Объявления на мосту сквозят заботой о безопасности. Бля буду, эта надпись столько жизней спасла, что и не сосчитать.
IMG_1712IMG_1713
На другой стороне реки какие-то административные здания и ни одного магазина.
IMG_1722
Здорово, конечно, но хватит с меня пребывания на мосту. Все-таки человек должен стремиться к своей цели изо всех сил. И если уж я решил ебануть пивка, то даже красота панорамы Москвы не сможет помешать мне сделать это. Но дальше была исключительная прозаика, я спустился доехал до одного вокзала, потом до другого а после до самого отправления поезда пил пиво в своем любимом сквере в Орликовом переулке, где за пару лет до этого отхватил весомых пиздюлей и познакомился с участником беспорядков 2010 года в Оше.

Еб твою мать, да сколько можно-то! Если уж тайлы рендерятся при обращении к ним, почему бы и базе аналогичным образом не подсасывать файл по мере необходимости. Я точно знаю — эту гомосятину придумали программисты, которым платят за время проведенное на работе. Запустил файл планеты в osm2pgsql и пизденеешь до самого вечера. Пойду я нового чаю забацаю и еще что-нибудь вам расскажу. Ибо скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Итак, что у нас тут? Точки загружены, линии загружаются, отношения ожидают загрузки. Бля, а ведь их дохуя. Ладно, до завтрашнего вечера у меня время еще есть. Надо только убрать от греха подальше этот майонез. На кой хрен я его вообще из холодильника достал? То ли дело масло. Хорошее сливочное масло можно есть без всякого хлеба, как мороженое. Просто отрезать куски и есть. Когда я служил в Северодвинске, продукты нам поставляли со складов в Зеленом Бору и по большей части это было какое-то недоразумение, а не продукты: то шрапнельная картошка, то палтус, которого выкидывали за борт не размораживая, то синие курицы, барыжа которыми, я, впрочем, неплохо прибарахлился, то еще какая шняга. Если на корабле питание было еще вполне сносное, то на берегу кормили полным говном, есть которое не хотелось никому. Но вот масло было заебовое. Такого вкусного масла я никогда не ел прежде или ел, но это было в таком далеком детстве, что я уже и не помню ничего. А уж когда хлеб свежий подвезут, нафигачишь кругляш-другой на бутер и вот — хорошее настроение. А хули надо человеку если у него настроение хорошее и кроме него он все-равно больше нихуя не получит? «Любите мир как средство к новым войнам. И краткий мир более чем длинный». Но оставим это.

Всю правду о комфорте купейных вагонов я узнал осенью 2006 года, когда за стенкой моего купе в туалете у мужика заклинило замок. Сначала он долго орал о своей проблеме, после чего ему в течении нескольких часов выбивали огнетушителем дверь. Не то, что-бы этого не могло случиться в плацкарте, могло, тысячу раз могло. Но уж если ехать куда-то то пусть это будет новый плацкарт, чем старое купе.

Хотя можно представить, что на дворе 1930 год, а ты офицер Красной Армии в отпуске. Если не считать офицера, то во всем остальном полная аутентичность.
IMG_1734
Читал однажды статью о применении айпедов или айпэдов, или айподов, хуй его знает, как произносить правильно для географического образования. Ха! Настоящие путешественники учат географию по списку санитарных остановок на двери вагонного туалета. Если вы хоть раз садились в поезд после шести литров пива, из вас уже никакой кислотой не вытравить названия этих станций.
IMG_1730
У меня абсолютная уверенность в том, что когда из Москвы будут отправляться космолеты на Марс внутри них будут те же самые таблички.
IMG_1731
Поезд до Лабытков отправляется вечером и первую часть пути смотреть особенно не на что. Просыпаться имеет смысл только в Котласе. Здесь первая большая стоянка, на которой можно погулять, купить грибов, ягод или пирожков. Это тем, кто все-таки умудрился после вчерашнего забыть названия санитарных станций. Хотя пирожки выглядят заманчиво.

Котласский вокзал со стороны города
IMG_1738
Перед вокзалом стоит памятник паровозу. У меня таких фотографий целая коллекция — тульский, осинорощенский, златоустовский, новоуренгойский, петрозаводский, вот теперь еще и котласский прибавился.
IMG_1737
Когда я делал эту фотографию я имел в голове какую-то концептуальную идею, но какую — уже не вспомню. Может вы догадаетесь
IMG_1740
Площадь рядом с поездом уложена дешевой тротуарной плиткой с деревянными подбойками — почти как бордюры в московском парке.
IMG_1741
Больше не встретится ничего, хоть отдаленно московского. Да и сам Котлас уже явно из иного мира — разъебанные в говно дороги, деревянные избы, хмурые лица и вечномолодой Ильич с обосранной головой. Каждому подходящему к вокзалу он задает один и тот же немой вопрос:
— Что, товаищ, съебуите?
IMG_1736
Да съебуем. Но у нас другое направление.
IMG_1735
Еще целый день можно забивать козла, гадать кроссворды или рассматривать грани южноуральских гранатов. За окном один хрен перемежающиеся с болотами европейские северотаежные леса и сухостои. За окном привычно темнеет и все укладываются спать.

Зато на следующее утро можно встать пораньше и слушать, как то из одного, то из другого купе доносятся выкрики «Ну нихуя-себе!», «А где деревья-то?». Поезд едет по самой настоящей тундре, что некоторых непривычных к просторам людей подвергает к охуеванию.
IMG_1742
Что такое тундра? Тундра — это, как бы это описать… Ну вот смотрите. Вы едете в обычном пассажирском поезде. Вот так выглядит пейзаж за окном когда вы только проснулись.
IMG_1743
Вот так пейзаж за окном выглядит через два часа
IMG_1744
Так через четыре часа (все это время поезд едет)
IMG_1745
Так через шесть часов
IMG_1747
Через восемь часов вы уже поняли что такое тундра и она вас уже заебала. Но вы ее пока нет.
IMG_1748
Через десять часов
IMG_1749
И если поезд остановиться и вы сойдете в эту жесткую щетку кустарничков, то первой мыслью будет «откуда тут столько комаров?» Что там количество звезд во вселенной? Это ничтожность по сравнению с запасами комаров в тундре. Что эти пидары там жрут? Я понимаю — тундра богата, но не настолько-же! Привыкайте, отныне жужжание и опухшая рожа — элемент вашего стиля. Это вам, блядь не Москва. Скажите еще спасибо что гнуса нет. Хотя почему нет?

Часов через десять поезд начинает петлять и вдалеке появляются очертания Полярного Урала
IMG_1757
Урал — это самый грандиозный забор, перегораживающий материк. Как из под любого забора здесь выбиваются заросли, которые уцелели от газонокосилки тундровых ледяных ветров. В основном это сибирская елка (или фенника — тут вопрос еще дискуссионный), карликовая береза и шерстистопобеговая ива.
IMG_1763
Иногда встречается даже что-то похожее на лес.
IMG_1760
Если вы всю жизнь прожили в Москве, то можете не раздумывать куда ехать — покупайте билет на поезд Москва-Лабытнанги. Я четырежды проезжал Полярный Урал и ни разу не пожалел об этом. Это места в которых ценности вещей распределяются совсем по другому. В Москве люди платят специальному человеку, который раскрашивает мосты предупреждениями об опасности хождения по узким аркам. Жизнь любого мудака ценится неимоверно высоко. Здесь же совершенно нормально во время стоянки поезда выпустить людей на пути со встречным составом. Если ты такой долбоеб, что не додумался сойти с пути приближающегося поезда, то это твои проблемы.
IMG_1772
В суровых краях функциональность и надежность вещей ценится как нигде. Что-бы понять разницу с Москвой, представьте, что вам потребовалось купить квадроцикл. Не захотелось, а именно потребовалось. Например для того, что-бы до станции доехать.
IMG_1766
Бугатти? Мазератти? Майбах? Хуяйбах! ГТТ геологоразведки
IMG_1788
Даже пассажиры преображаются. Если в Москве в поезд все садятся одинаковые как армия клонов, то здесь сразу видно для кого эта обстановка знакома и привычна
IMG_1793
Меняется все. Люди, Транспорт, здания, инфраструктура. Столбы устанавливают на глубоких сваях иначе морозами их выдавливает на поверхность
IMG_1797
Там где на сваи денег нет, столбы ставят в кадки с камнями, как новогодние елки. Подобный метод установки я уже видел в Мурманской области, только там кадки были деревянными.
IMG_1841
Как только поезд проедет разрушенное здание щебеночного завода, плоская тундра закончится.
IMG_1801
Поезд поедет вдоль узкой осыпи
IMG_1806
с каждым километром погружаясь во все более пересеченный рельеф. Очень скоро начнутся первые линии заборов.
IMG_1805
Такими заборами опоясана вся железная дорога вдоль Полярного Урала. Обычно я выступаю ярым противником всякого рода заборов и ограждений, но тут другой случай. Эти хреновины препятствуют заносу железнодорожного полотна снегом. Без них люди заебались бы расчищать эти снега (хотя я уверен, что и с ними каждый год заебываются). Без этих заборов, Салехард погрузился бы в кромешный пиздец, поскольку дорожного сообщения с ним пока нет (дорога есть, но мосты на ней стоят не везде, должны построить в ближайшем будущем), а самолетом не налетаешься.

Снегозащитные ограждения строили не скупясь. Их нет только в местах, где крутые склоны вплотную подходят к полотну, не давая возможности ветру пересыпать снег.
IMG_1839
IMG_1852
Привокзальная сторожка хранения железнодорожного инвентаря, заодно и место где можно отдохнуть и погреться.  «Привокзальная» значит, что до вокзала километров двадцать.
IMG_1807
А вот и сама станция «Хорота»
IMG_1816
Все железнодорожные станции станции кроме Харпа выкрашены в ярко-желтый цвет. Яркая раскраска характерна для многих ямальских городов, особенно с современной застройкой (Губкинский, Салехард). Летом это смотрится просто прикольно, а зимой, полагаю, без этого физиологически не обойтись. За девять месяцев снега можно монохромное зрение приобрести. Особенно если учесть, что зимой тут еще и полярная ночь.
IMG_1815
Рабочие Полярно-Уральской железной дороги
IMG_1814
Может сложиться впечатление, что здесь никого кроме вахтовых рабочих и туристов нет. Еще как есть. Это хоть маленькие, но полноценные населенные пункты со всеми присущими атрибутами. Местных жителей видно сразу
IMG_1843
Приезжих с большой земли тоже сразу видно
IMG_1844
Станция «Полярный Урал»
IMG_1848
Это уже полноценные горы. Трудно поверить, что еще совсем недавно находился в Москве. Вернее трудно поверить, что между этой тишиной и суетой Ярославского вокзала всего несколько дней пути.
IMG_1866
IMG_1867
Бля, да когда же эти данные загрузятся-то! Я уже целую монографию написал, а отношения еще и не думали начинать грузиться. У меня уже музыка в плей листе восьмой раз по кругу идет и третий чайник закончился. О сгущенке я и не говорю, теперь можно не париться — если в кружку что-то выдавливается, значит это точно майонез.

Станция «Собь».
IMG_1886
Здесь с поезда сходят все туристы и вагоны моментально пустеют. За двухминутную стоянку им необходимо вытащить из вагона такое количество барахла, которое смогли-бы перевезти только челноки в девяностых.
IMG_1883
Впрочем, до настоящих профессионалов этим ребятам как до Луны в шлепках
IMG_1884
«Собь» — последняя станция на западном макросклоне Уральского хребта. Далее поезд идет без остановок до станции «Харп — Северное Сияние». На всем протяжении пути открываются прекраснейшие виды. Но будьте осторожны, я все два часа стоял с головой высунутой из окна поезда, отчего мое лицо покрылось через несколько дней жуткими лишаями, от которых даже видавшие виды люди шарахались в стороны. Впрочем, может это мне антикомариная мазь бракованная попалась или в организме витамины закончились. Я уж было решил, что совсем пиздец, как эти лишаи начали от меня отлипать. Я так и не понял природу их происхождения, но на обратном пути голову в окно уже не высовывал, несмотря на все окрестные красоты.
IMG_1890
IMG_1906
IMG_1910
Первый раз через Полярный Урал я ехал на поезде Лабытнанги-Воркута. Это был крошечный поезд из тепловоза и трех старых купейных вагонов. Не знаю каким образом, но в тот раз тепловоз на станции «Харп — Северное Сияние» остановил мой вагон напротив тропинки уходящей куда-то в чащу леса, отчего о Харпе у меня создалось неверное впечатление. На самом деле, это довольно крупный поселок
IMG_1929
IMG_1927
с большим вокзалом, перроном
IMG_1937
и даже отдельным историческим паровозом.
IMG_1931
Здесь выходят почти все. Урал тут заканчивается и очень скоро поезд выезжает из гор в западносибирскую тундру.
IMG_1945
IMG_1949
А еще через пару часов прибывает вначале на станцию «Обская», а затем на железнодорожный вокзал «Лабытнанги».
IMG_1950
Здесь можно было бы написать о моих приключениях в Лабытках, но я что-то настолько заебался уже писать, что давайте как-нибудь в другой раз. Может даже сегодня, но попозже. Один хрен, эта блядина продолжает загружать линии и до загрузки отношений в базу еще не дошла.

Пошпилить футбольца: про либидо в век высоких технологий

Машинист вышел из электрички в красно-оранжевом жилете и гладкой лысиной, натянутой на морщинистое лицо.
— Я в Питер доеду?
— Куда?
Воттыжблядь! Совсем забыл, что я всю ночь пил крымское в Москве, а не синячил шмурдяк в районе Тосно. Надо собраться и донести до него свою мысль.
— Э-э, бля, в Москву на Савеловский вокзал я доеду?
— Да — и ушел.
Ладно, главное, он понял мою мысль, а я получил необходимый мне ответ. Теперь бы не уснуть. В этой блядской столице, вокзалов как сосков у свиноматки: Савеловский, Ленинградский, Ярославский, Казанский, Курский, Киевский, Белорусский и еще несколько на которых я не был и ни разу не приключался. Одним словом, дохуя в Москве вокзалов, а это значит, что электричка, приходя на один вокзал, не замирает как вкопанная, а следует дальше по другому направлению. А потому сон с уютно прислоненной к мокрому холодному стеклу головой гарантирует вам новый анабасис.

DSCN7848

 

Рядом со мной мужик моет шваброй электричку

DSCN7852

 

Хотя нет. Лучше начать не с этого.

Я долго стоял на балконе перед открывшимся видом на миллионы огней разной яркости и удаленности.

DSCN7785

Красиво конечно, но жить в столице это не по мне. Как у Бродского, которого цитировал мне на память один знакомый кореец: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». А тут только вышел со стаканом в руке полюбоваться мирриадами горящих точек, как твое ебло сразу попадает в центр амфитеатра:
DSCN7786

 

Для меня это примерно как труды Вольтера: я ничего против возразить не могу, но не идет у меня эта хуета, даже под портвейн, не то что под полусухое Крымское. В то же время, жизнь на высоких этажах тоже имеет свои преимущества: плюнул сверху и вот у тебя уже есть зрелище на пару минут. Опять-таки, рассвет тоже первым встречаешь:

DSCN7781

 

После тридцати двух часов на ногах очень тянет прилечь поспать. Но не то сейчас время. У меня на сегодня запланировано слишком много интересных дел. Кроме того, от бессонницы еще никто не умирал, так что, если станет совсем невмоготу, я просто усну без всяких на то оправданий. А если не сплю, значит энергии еще дофига.

А нам, к тому-же уже пора. Пол-кружки дрянного кофе, девять ложек сахара. Использованная восемь раз одноразовая бритва, банка «Балтики тройки» для свежести дыхания и ясности мышления. Портупея затянутая по духанскому размеру, немного бабосов на экстренный случай. Зер гут, камераден. Последний раз взглянем на огни города
DSCN7780

 

и вперед, на покорение Москвы. Благо, даже электричка подъехала особого, комфортабельного класса
DSCN7788

 

— Полотенца, губки для обуви, наволочки, нательные брюки с начесом… — какую только хуйню в электричках не продают. Если вы никогда не продавали в электричках, то вы не бизнесмен, а асоциальный мудак, которому ни одна портовая блядь не даст, или еще хуже: бюджетник обиженный на то что у абрамовичей красть получается лучше чем у вас. Я однажды читал в электричке лекции по фрактальному анализу за деньги, но вот продавать пока не довелось, поэтому внимательно слушаю и даже записываю.

— Следующая остановка «Долгопрудный». Двери закрываются, осторожно.

Сессурити в рельефной шапке-гандонке растопырил свои мятые брюки с мясистыми волосатыми пальцами в карманах

— Ваши билеты, пожалуйста
— Следующая станция «Лианозово»

За окном совсем уже рассвело. С каждой минутой бледнеют надписи «Аренда офисов» на проплывающих мимо зданиях. Младший сержант с комплекцией угря и плохо сшитой шапкой из искусственного меха листает в телефоне список контактов. За окном промзоны, вышки, колючая проволока, электричка и деревья, протыкающие кобальтовыми ветками серое небо.

В Москве все быстро. Быстро едет вагон в метро, быстро вращается стрела крана, быстро выходят пассажиры из электрички. Для меня такой ритм пока непривычен, но на лицах людей ничего кроме предстоящих забот не отражается. Севший напротив меня усатый мужик с перегаром и недельной щетиной, то и дело доставал из нагрудного кармана завернутый в мятый файл кусок календаря. Его идеально отглаженные брюки были припудрены бархатистым налетом цвета дорожной пыли. Рядом с ним тяжело вздыхала субботняя трудовая тетка.

Через несколько станций на их место сели две миловидные девушки с айфонами и одна немиловидная с планшетом. Куда ни взгляни, меня повсюду окружает прогресс, а мне хотелось бы пивка.

— Следующая остановка Шереметьевская

Нет, нельзя мне пиво. Мне все-таки предстоит сегодня общаться с очень уважаемыми людьми. Я еду сегодня на конференцию в мейл.ру и никак не могу позволить себе бухать перед такой поездкой.

С другой стороны, не могу же я заявиться в мейл.ру не опохмелившись?

На перроне за окном два мужика попивая крепкую «охоту» дискутируют о чем-то важном.

— Следующая станция «Савеловский вокзал». Далее поезд следует по Звенигородскому направлению.

DSCN7790

 

— На наших экранах боец Янг Ян Жи Пинг и его соперник Фумитако… — Воистину, смотреть чемпионат по тайскому боксу в привокзальной пивной Савеловского вокзала — это наслаждение высшей степени эстетики.

Половина пассажиров на вокзале следуют не к выходу, а к окраине платформы, где спрыгивая на железнодорожные пути идут к дырке в заборе.
DSCN7791

 

Я не могу их осуждать: также как и в Питере, здесь практикуется установка турникетов на выходе с железнодорожных станций. Если вы проебали купленный билет после выхода из поезда — вам придется покупать новый, для того, что-бы выйти в город. Это могли придумать только самые отпетые злоебучие пидарасы. О каком, блядь сервисе, можно говорить, если вместо ускорения потока пассажиров, воздвигаются искусственные препятствия? Разве что, метро всегда рядом с вокзалом.

DSCN7793

 

Метро в Москве такое же как и в Питере. Тут грязный ламповый свет, низкие потолки и совсем другой запах. А в остальном отличий нет. Перед выходом женщины так-же поправляют прически смотрясь в отражение дверного окна, а мужчины проверяют содержимое своих карманов. Здесь так-же путаются наушники у студентов и так же шуршит в ушах звук подвижного состава.  И еще здесь сохранили аутентичную надпись «Не прислоняться».

DSCN7837

 

Тут, пожалуй, самое время сказать о цели моей поездки. Всем знакомым я говорил, что еду отдохнуть, но разве можно отдохнуть в наше время? Бог мой, как скучны стали официальные мероприятия! Где австро-венгерские офицерские собрания, на которые приносили огромное блюдо с голой проституткой в листьях салата и селедкой в жопе, символизирующий русалочий хвост? Где купания эскадрона голых гусар на конях в шампанском? Где, черт возьми, каштановые банкеты? Уж каштановые банкеты-то можно было устроить. Да, не тот нынче отдых, совсем не тот. И еду я вовсе не за отдыхом.

В начале октября, я ненароком удалил из облака mail.ru папку с gps-треками по долине реки Войкар. Удалил и удалил, ничего страшного, сейчас из корзины восстановим… И тут, вдруг я осознал, что в облаке мейл.ру нет корзины. Двести с лишним треков за несколько лет на территорию, которая на OSM не обозначена никак! Вообще никак! Треки на территорию, которая в гуглокартах обозначена несколькими прямоугольными озерами. Все добро, включая русла реки, проходимые для моторной лодки с делением по сезонам, зимники, стоянки древних людей, места ловли тайменя, срезающие путь просеки, все, все это добро моментально накрылось тотальной невосполнимой пиздой. С тех пор облаком mail.ru я пользоваться перестал и с удовольствием готов заплатить Яндексу три сотни в год, за лишние десять гигов.

Но один момент, все-же меня не оставлял в покое. Я конечно, за удаленные треки вину с себя не снимаю, но что-же за мудак тот, кто выдумал раздавать бесплатно сотню гигабайт облачного хранилища и забить хуй на элементарный функционал корзины? Как же так? Не поверите, мне так хотелось влезть в шкуру этого говнюка, что я не выдержал и поехал в офис mail.ru, что-бы испытать то же, что чувствует он ежедневно. Кто знает, Горацио, может увиденное, позволит мне понять что-то новое под этим серебрянно-желтым софитом?

Что видит этот человек каждый день? Ну, понятно, полосатые ступеньки в метро

DSCN7795

 

Простую и понятную навигацию. Лет десять назад такая была и в Питере, пока местное мудачье не решило осовременить дизайн. Теперь там висит дикая поебота вместо нормальных указателей, как здесь

DSCN7796

 

На поверхности он сразу же видит место своей работы: неебического размера башни «Скайнет Скайлайт» с соеденительным мостиком посередине
DSCN7797

 

И тут же старый забор, весь загаженный бычками, стаканчиками, бутылками и другим мусором
DSCN7798

 

Чем ближе подходишь к офису mail.ru,тем здоровеннее он выглядит

DSCN7828

 

— Слушай, кончай пиздеть. Ты же не в мейл.ру был. Таких зданий в Москве хоть жопой ешь.
— Вот что-бы мне голой жопой на кактус сесть. Ей-богу не пизжу

DSCN7823

 

При входе висит огромный телевизор с рекламой, длинный белый стол из неприятного гладкого материала и сесурити, которых набрали, судя по стилю общения из бывших охранников кондукторов в электричках
DSCN7799

— Че вам?

— Я на конференцию.

— Мы пропускаем участников только с десяти

— У меня договорено, что я должен быть к девяти

— Мы пропускаем только с десяти

К чести остальных скажу, что другие охранники после показались мне вполне адекватными людьми. Но что в этом проку? Что толку от всего вашего ебучего менеджмента и маркетинга, что толку в ваших плоских телевизорах на входе, что толку в вашем здании до облаков, если первое, что видит посетитель на входе — это пизденеющий долбоеб, не знакомый со словом «Здравствуйте»? Хорошо, хоть он знает, что к незнакомым людям принято на «Вы» обращаться — все-таки позитивное влияние капитализма налицо.

Хотя, говоря по чесноку, работать в мейле, это вам не на стройке с дядей Мишей хуячить (дядя Миша, если что — без обид). И не с Эльмаром в лесу швырки в сто тридцатый ЗИЛ грузить (Без обид, Эльмар). Это даже не 9М33 — ракеты для «Осы-М» с корабля на корабля перетаскивать (идите вы нахуй с вашими ракетами). Все работы, на которых мне довелось колымить бабло, будь то отмывание пола со спиртом в питерском спортивно-концертном комплексе, консалтинговые услуги по вопросу налогообложения российских юридических лиц, сверление деревьев на Новодевичьем кладбище, преподавание в Петербургском университете или даже продажа китайских кухонных принадлежностей припарковавшимся водителям на Шахтинском рынке — все это было либо весело, либо интересно, по крайней мере первое время. Работать же в мейле судя по всему очень скучно. Это так же ясно, как и то, что в салате оливье не должно быть соленых огурцов, а в дорогой водке — плавающих ногтей.

Что-бы сотрудники мейл.ру совсем не обалдели от скуки, для них устраивают всякие развлечения. Прежде всего, конечно бухло. Чай, кофе и всякие кока-колы — все бесплатно и в неограниченном количестве. Пивка было бы, конечно, лучше, но для того, что-бы с утра сушняк подавить и это подойдет. Молодые люди на фото в кадр попали случайно — я заебался ждать, пока эта столовка опустеет и сфоткал как есть.

DSCN7802

 

Что-бы не палиться с перегаром перед начальством, для сотрудников установлены большие бокалы полные жвачек освежающих дыхание. Часть с логотипом компании, что-бы не забывали, кто первым пришел на помощь когда во рту словно кошки нассали.

DSCN7811

 

Похмелились, освежили дыхание, теперь можно весь день сидеть и порнуху по торренту качать. Благо интернетом пропитано все вокруг. Кстати, если в Москве на станции метро «Аэропорт» вам потребуется выйти в интернет с высокой скоростью соединения, то вот вам:

DSCN7810

 

Поздравляю, только что ваш скилл коммуникабельности вырос на два пункта. Не благодарите.

Те, кто всю порнуху из интернета уже выкачал, могут поиграть в свободное время в теннис.

DSCN7832

 

Или шары погонять. Пока на первом этаже умный чувак втирал про ништяки открытых технологий

DSCN7807

 

другой в это время волосатыми ногами подбрасывал в воздух разноцветные шары. Пока я доставал фотоаппарат, он встал и собрался съебаться от моего объектива. Но хуй там.

DSCN7813

 

Помещение в котором проходила основная секция конференции это не то футбольный, не то баскетбольный зал, с опускающимися при необходимости сетками. Да мужики, представьте себе, что ваш начальник построил в цеху стадион, что-бы вы смогли пошпилить футбольца когда заебетесь вязать арматуру. А тут это как нехуй делать. Если заебетесь играть в футбол, то падайте на подушку без сил и пизденейте хоть до вечера. Я на такую подушку присел и она меня сразу в себя всосала целиком — еле выбрался. Все-таки непросто сражаться с этим зверем после ароматного Крымского и полета на стульчике над ночной Москвой.

DSCN7809

 

Стены как в вагончике у таджиков, в котором мы взаимно угощали друг друга водкой и насваем. Только у таджиков такие стены образовались сами собой из развешенных подранных китайских сумок, а здесь все задекорировано под траву. Я бы себе хотел такие, но ведь их мыть после каждой пьянки — это сизифов труд. Но все-равно они охуенны. Стеклянная лестница, кстати тоже.

DSCN7834

 

Повсюду мобильность, программы, веб-технологии… Ну просто еб твою мать!

DSCN7830

 

Снаружи тоже сплошные веб-технологии

DSCN7875

 

Мейловский сортир. Поговаривают, что именно отсюда вышли «Одноклассники», мейл бар, браузер «Амиго» и решение добавить еще рекламы во «Вконтакте».

DSCN7821

 

В мейле все выглядит очень дорого и понтово. Даже самая распоследняя ебанина сделана по БОгатому (именно так, с большого слога «БО»)

DSCN7833

 

Назначение некоторых хреновин я так и не понял

DSCN7816

DSCN7817

 

Зато здесь ебашат до самого темна даже в воскресенье, а не съебывают домой при первой возможности

DSCN7869

 

На конференции тоже не слабаки собрались. Хуячат карты гуманитарной команды на мастер-классе. Без пива. Звери просто.

DSCN7805

 

Охуенная была конференция. И Мейл.ру охуенен, даже несмотря на то, что в их облаке какой-то мудак не придумал корзины. Хуй с ними с этими треками — новых насобираем. Главное, теперь вы знаете, что не всякий бизнес относится к своим работникам как к говну. С другой стороны и не всякие работники приносят бизнесу космические потоки бабла. Эксперт из меня хуевый, но насколько я могу судить, мейл.ру это тот случай, когда сделано максимум, что-бы люди не работали, а распиздяйничали и шароебились где-попало, но вместо этого они на хую вертят ниспосланные удобства и работают. В этом основное отличие мейл.ру от большинства российских компаний, где за работниками установлен строгий контроль, что не мешает им проебываться порой месяцами подряд.

Меня часто упрекают за то, что я плохо доношу свой месседж. Так вот. Сегодня я хочу сказать вам прямым текстом: Капитализм — это хорошо. Капиталистическое производство основанными факторами которого являются труд и знания — это охуенно. Честь и хвала тем, кто создает такие производства. А тот кто предлагает ради светлого будущего затянуть пояса и ебашить до усрачки на нелюбимой работе пусть нахуй идет. Вначале интерес к делу, потом бабло, потом все остальное и только в самом конце польза обществу и прочая хрень. Ибо, даже «Мир как воля и представление» очевидно наталкивает на мысль о влиянии экстремального либидо на исторические события. А уж нам современникам, общество, которому мы обязаны жертвовать свободу выбора в обмен на всеобщую безопасность, вертеть на хую сам бог велел!

На прощание традиционное коллективное групповое фото на память

DSCN7862

 

Все. Пора обратно. В электричке предо мной поникший мужик в туфлях склонился перед маленькой банкой пива. На соседнем ряду некто в камуфляже и кроссовках деловито вливает в свое тело пластиковые стаканчики самогона. Он не спешит, деловито наливает. Втягивает содержимое в себя одним рывком и важно закусывает чем-то из мутного в разломах полиэтиленового пакета.

— Следующая остановка «Лобня. Конечная». Осторожно, двери закрываются.

Почему-то меня ни сколько не удивляет, что через несколько минут я уже буду все дальше удаляться в темноту железнодорожного полотна. Да и не так уж там и плохо — нет ни единой силы, способной противостоять тебе в этот момент и пописать можно когда захочешь. Жизнь ведь как синусоида: сегодня ноль, завтра пи. Послезавтра пи, а затем опять ноль. До тех самых пор пока красная буква не поплывет, а может даже и после.

Все, пора. За окном перрон показался. Главное собраться с силами, вдохнуть поглубже и первый шаг сделать.

— Лобня конечная. Поезд отправляется в парк.

Иду.

DSCN7841

Пост про пиво, пиво, пиво, пиво, пиво. Ах, да, и еще тут будет про пиво.

Не знаю как вас, а меня жутко заебывает это ханжество и откровенный пиздежь, который глядит на меня со всех вывесок пивных и магазинов. Складывается ощущение, что меня принимают как заколотого аминазином, пускающего слюни шизоида с извращенным восприятим реальности.

История начинается с того, что в раннем неолите, а это (задумайтесь только!) более одиннадцати тысяч лет назад, люди изобрели пиво. Более того, профессора из биомолекулярной археологической лаборатории при университете Пенсильвании утверждают, что именно ради пива производилось выращивание зерновых культур.

Позже, пиво было популярно в Древней Греции, Армении, Китае, да где только не было! Европейская цивилизация, которая дала нам Планка, Шиллера, Гете, Ницше и многих других целиком основана на пиве. Его пьют везде, в крупных городах и маленьких деревнях. Его пьют президенты, менеджеры, работяги. Его пьют солдаты и офицеры враждующих армий. Пиво — самый популярный напиток в мире среди алкогольных и третий по популярности вообще (впереди него только чай и вода).

И вот, какие-то 450 мудаков, которые засели в Москве в бывшем здании Госплана, неожиданно решили, что слово из четырех букв, символизирующее один из древнейших напитков и, фактически неразрывно связанное с целым пластом истории, может нести вред. Это дескать реклама алкоголя и пропаганда пьянства. Вот тыж блядь! По моему гораздо большей пропагандой пьянства являются те самые депутаты, которые могут придумать и обязать соблюдать любую хуйню. У меня окна двадцать лет показывают пропаганду алкоголизма. Пропаганда алкоголизма уже тридцать лет течет из моих кранов. Я хожу и езжу по пропаганде алкоголизма. И это еще не гворя о телевидении, в котором пропаганда алкоголизма была с момента его появления и до недавнего времени, пока не сменилась пропагандой тяжелой героиновой зависимости.

Почему, слово «пиво» сильнее толкает меня к потреблению, чем слово «хуй», хотя оба этих слова написаны на одном ларьке? А ведь это одно из немногих незаимствованных слов нашего современного языка. Мы должны холить его и лелеять. Даже если это противоречит бредовым идеям каких-то московских пидарасов.

Но нет же! Иду по городу и что я вижу? Повсюду на меня смотрит реклама какой-то хуйни под названием «пенный напиток», но нигде нет обычного слова «пиво». Вот, например, на Шишкина «Пенный гастроном»:

Пенный гастроном

Это что, блядь за маразм? Я, как человек интеллигентный, разумно полагаю, что в этом магазине торгуют огнетушителями. Или монтажной пеной. Или, на худой конец, бабскими тюбиками для душа, но ни как не пивом! Потому как, если нормальный мужик хочет выпить пива, он идет в пивную, на которой написано «пиво» и говорит толстой тетке в фартуке: «Мне кружкку пива». Все! Без лишней хуйни. Сказать в пивной: «Мне пожалуйста кружечку пенного» может только конченый пидарас, не знакомый с трудами Плутарха, Аристотеля и Шеляг-Сосонко.

А вывески типа: «Живое, пенное лимонад, квас». Что? Да это даже по нормам русского языка дикая поебота! Какой, нахуй «живое, пенное лимонад»? Какой дебил это делает? Мы взрослые мальчики и с хуя ли нам стесняться пропустить в свободное время по кружечке-другой пивка? Я уже молчу, что за переделку всех этих вывесок в конечном счете платит клиент, то бишь я. Блядь, за мои же бабки со всех пивных в городе убрали красивую вывеску «Пиво» и повесили сраную хуйню типа «Живое пенное». Вы простите, господа, но живое пенное — это вода в Грушевке:

живое и пенное

Господа! Пейте пиво и не страдайте хуйней! А заклеивать траурными ленточками слово «Пиво» не надо. На ваших магазинах и без того хватает надписей, которые стоит заклеить.

Траур по пиву