Ответ ютубовским социолого-политико-экономическим экспертам

Коллеги, не пишите мне о навальных, лукашенках, хабаровчанах и прочей ерунде. Во-первых, я ни черта в этом не смыслю, а во-вторых, они все мне одинаково противны. Мир спасет красота и массовые расстрелы.


Путин и Навальный

Любопытная игра для любителей политоты в заточении. Угадайте политического деятеля по наводящим вопросам.

— Кто часто оправдывает свои ошибки деятельностью противников?
— Чья зарплата складывается из денег налогоплательщиков?
— Кто много говорит и мало делает?
— Кто не раз подчеркивал важность сменяемости власти?
— Кто много лет возглавляет большую структуру и не собирается уходить?
— Кто за много лет не достиг ничего из того, что обещал прежде?
— Кто испортил отношения со своими коллегами?
— Кто давал интервью на радиостанции «Эхо Москвы»?
— Кто влиял на внешний облик денежных купюр?
— Кто влиял на карьеру Медведева?
— Чье значение в истории сопоставимо с важностью садовых муравьев в банке из под майонеза?

Как только звучит верный ответ, все пьют водку, жарят шашлык и смеются. Прелесть игры в том, что вы можете хорошо проводить майские праздники не вспоминая никого из этих персонажей. Более того, чем меньше про них вспоминаешь, тем веселее.

Теория заговора

Вы только представьте, полтора месяца управление государством в большей части цивилизованных стран велось дистанционно. Это значит, важнейшие решения в мире принимали мужики, сидящие за столом перед камерами. Судьбы миллионов решались людьми без штанов, почесывающими яйца.

Уж лучше бы нами управляли рептилоиды с планеты Нибиру.

Как политика на растительность повлияла

Существует только один тип растительности, толкование которого не вызывает споров — это растительность на голове. Остальные служат поводом если не для критики, то во всяком случае для нескончаемого геоботанического ворчания. Все потому, что ботаника наука эмпирическая: тут не до конца понятно, что такое растение вообще, а уж совокупность растений каждый описывает в зависимости от жизненного опыта.

Термин «растительность» относительно молод, популярен и часто спекулятивен. Иногда так называют даже флору, что совершенно неправильно. Флора — это перечень растений конкретного местообитания, растительность же включает и флору, и биометрию, и динамику, и ценотические связи. Понятие сложное, а потому, прежде чем говорить с геоботаником, стоит узнать какой из научных школ он симпатизирует.

Школ много: упсальская, франко-швейцарская, англо-американская, московская, ленинградская и другие. Если вникать в нюансы, то список получается длинный. Но принципиально они представляют три группы: условные американская, европейская и ленинградская (она же эколого-доминантная).

Самая понятная — американская. Ее суть в следующем: нам пофиг, что такое растительность, мы изучаем как она изменяется во времени. Сторонники этой школы без конца ищут у растительности климакс, споря о его единстве, альтернативности и безысходности.

Специфику ленинградской школы великий русский геоботаник Владимир Николаевич Сукачев точнее всего выразил во фразе: «Растительное сообщество — есть понятие чисто конкретное». Растительность в локальном месте — это не просто набор растений, а некий «сверхорганизм». Утрированно, можно привести аналогию муравейника, называть который «муравьиным домом» стыдно даже в книжках для дошколят. Ценотические связи (взаимоотношения растений) чрезвычайно важный элемент растительного сообщества, который определяет отличие растительности от флоры. Во многом благодаря Сукачеву у геоботаники появилось второе имя — фитосоциология или социология растений. Правда, лет пятьдесят назад геоботаники решили избежать обвинений в антропоцентризме и переименовали свою науку в фитоценологию.

Сторонники ленинградской школы выделяют растительность на основе доминантов (преобладающие виды) и эдификаторов (виды, создающие условия среды), что чаще всего одно и то-же. В их понимании растительные сообщества имеют четкие, ну или не очень четкие, но границы.

Европейская школа чаще всего ассоциируется с франко-швейцарской, а потому ее называют браун-бланкистской (в честь ботаника Жозиаса Браун-Бланке). К ней вполне можно отнести московскую и упсальскую геоботанические школы. Европейская школа соглашается с ленинградской в значимости ценотических связей, но никакого сверхорганизма в растительности не признает. Проще говоря: что выросло, то выросло. Почему сообщества растений в разных местах имеют сходный флористический состав? Да потому, что в этих местах другие растения не выживут. А может и выжили бы, да откуда семена возьмутся? Растительное сообщество — это когда разных растений случайно намешалось и что прижилось, то и растет. Границ у растительности никаких нет, все нечетко перетекает из одного в другое. А если границы есть, то обусловлены они либо абиотическими причинами, либо вы просто мало описаний сделали. Более того, это признала вся прогрессивная наука и только ботаник по имени Дю Ри никак не угомонится.

В европейской школе растительные сообщества выделяют на основе постоянно встречающихся видов и не важно, являются они доминантами или нет. У ботаника ленинградской школы ельник и сосняк — это два совершенно разных сообщества, а ельник черничный и ельник кисличный довольно близки между собой. У браун-бланкистов ельник и сосняк — это близкие сообщества, если под пологом вы найдете одинаковые растения.

Сторонники ленинградской школы критикуют браун-бланкистов, говоря, что их произвольное разделение растительности подобно тому «как хозяйка режет сыр». В ответ на это, браун-бланкисты говорят, что пришло время навсегда отказаться от архаичной «еловой догмы»

Откуда же такое разделение? Да все потому, что основоположники ленинградской школы, начиная с Каяндера вели исследования главным образом в лесах, где эколого-доминантный подход наиболее удобен и очевиден. Европейские же ботаники делали упор на изучение лугов, где редко можно выделить один доминантный вид. В окруженной лесами Москве огромную роль среди геоботаников играл Леонтий Григорьевич Раменский, который с 1928 года работал в… институте луговой и болотной культуры.

Так бы и продолжался этот нескончаемый спор, но вмешалась большая политика. Идеи Браун-Бланке впервые начали применять в Советском Союзе еще в семидесятых годах. Тогда на фоне мощнейшей ленинградской школы они казались чем-то диковинным, но хорошо зарекомендовали себя при описании безлесных территорий. А когда в девяностых все посыпалось, начались любопытные процессы.

С одной стороны, оказалось, что лесное хозяйство — это убыточная отрасль. Причем остается таковой до сих пор. Точнее сказать, оставалась — в 2007 году был принят Лесной кодекс в котором ни разу не упомянуто словосочетание «лесное хозяйство». Осталась только лесная промышленность, то есть лес сейчас это не «сверхорганизм» и не случайное сочетание растений, а прежде всего месторождение досок. Идея о том, что лесник как парикмахер, должен думать не о том, что состриг, а о том, что осталось, верна, но юридически закреплена лишь в виде благих намерений о «долговременном» и «неистощимом» лесопользовании. В таких условиях говорить о финансировании исследований лесной растительности не приходится, а значит и научная школа представлена старыми геоботаниками и черт знает кем на хоз-договорных подрядах.

С другой стороны, после распада Союза появилась замечательная возможность международного сотрудничества и участия в совместных грантах. Но для этого необходимо привести собственные методы в соответствие с европейскими. Здесь и оказалось, что хочешь не хочешь, а систему Браун-Бланке использовать придется. Эколого-доминантный подход весьма хорош, но довольно сложно применять его даже в таком проекте как составление карты циркумбореальной растительности, не говоря уже о «Karte der natürlichen Vegetation Europas», составленной под руководством Удо Бона еще в 2004 году.


Сегодня большинство практикующих геоботаников в России либо полностью перешли на классификацию Браун-Бланке, либо вынуждены периодически к ней обращаться. Ленинградская школа кажется чем-то устаревшим, особенно в кругу фанатов Бориса Михайловича Миркина. Спасает эколого-доминантный подход только два обстоятельства. Во-первых, русская бюрократия посильнее ветреных научных воззрений. Распад страны еще не повод менять нормативы и стандарты. Мы не задумываемся, но всякая работа в лесу по-прежнему основана на трудах Морозова, Сукачева, Каяндера, Орлова, Арнольда и других натуралистов.

Во-вторых, эколого-доминантный подход в сообществах с явными эдификаторами действительно себя оправдывает, так почему бы его не использовать? Еще Мао Цзэдун говорил: «Пусть расцветают все способы классификации растительности». Тем более, что в свете последних открытий в топологии, многие разногласия между школами теряют всякий смысл. Взять ту же проблему дискретности/континуальности растительного покрова. Сколько было споров по этому поводу, а ларчик просто открывался: не надо применять геометрию Эвклида к объектам, для которых она не предназначена.

Едва ли стоит сейчас представлять растительные сообщества как «сверхорганизм», но и говорить о совершенной случайности комбинаций растений тоже довольно странно: все-таки ценотические связи часто играют в сообществах не меньшую роль, чем почвенные и климатические факторы. Достаточно вспомнить хотя-бы легендарный «Эффект группы у растений» Юрия Владимировича Титова. Ботаника — наука, увы, эмпирическая и склонна истолковывать увиденное в рамках текущей парадигмы.

Чем бы ни оказались растительные сообщества в действительности, главное что-бы это как можно меньше зависело от политики, моды и грантовых претензий. Иначе исследовать, использовать и охранять мы будем не реальность, а жизненный опыт предшественников.

Социальный инстинкт

Если вы следите за модой, то наверняка знаете айброу флеш — приподнимание бровей на 0.6 секунд при встрече со знакомым человеком. Айброу флеш считают чуть-ли не единственным настоящим инстинктом человека. На самом деле, есть еще несколько инстинктов, но все они столь же незаметны (например, брезгливость или боязнь пауков у детей). И еще большой вопрос — являются ли такие примеры поведения настоящими инстинктами. Тот же айброу флеш выявлен при исследовании всего 255 человек из Гвинеи и Верхнего Ориноко. Не удивлюсь, если признают, что человек напрочь лишен всех инстинктов.

То, что принято называть инстинктами в повседневной жизни (самосохранение, размножение, питание и др.) — это либо рефлексы, либо социальные паттерны поведения. Инстинкт — это внешний орган вида, он жестко закреплен и непререкаем. Перебороть инстинкт так же сложно как согнуть колено в обратную сторону.

У меня рядом с домом выходит вентиляционный ствол шахты — туннель, уходящий на глубину сотню метров. Школьники кладут поперек ствола бревно и на спор переходят с одной стороны на другую — невозможное развлечение для владельца инстинкта самосохранения. Обет безбрачия невыполним для обладателя инстинкта размножения, а про анорексичных обладательниц пищевого инстинкта я вообще молчу.

Инстинктивное поведение — архаичный признак, у человека он почти не выражен. Но при этом в полной мере присущ социуму. Что есть бюрократия, как не внешний орган общества, жестко определяющий ответную реакцию на раздражитель? Если на секунду согласиться с этим антинаучным заявлением, то общественные процессы последнего времени, начиная от движения «Me too» и заканчивая делом Голунова, предстают как новый эволюционный этап в развитии социума. Кто знает, когда мы увидим как изменятся нормы морали, коммуникации и поведения?

А может все изменения уже произошли. Просто мы этого не видим.

Пожухлые новости

Я очень стремно потребляю контент. Из всей музыки слушаю максимум полтора десятка треков, причем по одной песне. Просто ставлю трек на бесконечный повтор, одеваю наушники и шесть часов рисую карту. Или просто одеваю наушники без всякой музыки. Кино почти не смотрю, максимум несколько фильмов в год. Сериалы смотрю целиком — сразу все серии, поэтому длинные сюжеты ненавижу. Могу прослушать цикл лекций по литью чугуна, истории моды или методам выведения блох, но только если лектор адекватен и нет нужды смотреть картинки. Ютуб всегда работает у меня на разрешении 144p.

Свежие новости (те, которым менее пяти лет) не изучаю ни в каких форматах. Вместо этого слушаю записи новостей за произвольно выбранный период. Например, сейчас у меня четвертый час играют подборки новостей центральных каналов за 1993 год.

В том году все хотели стабильности, Россия как вменяемое государство не существовала, Дудаев в марте ввел комендантский час, но Ельцин бился за лояльность Татарстана (который все называли Татарией и никто не парился). Следователи ген.прокуратуры давали интервью в трениках из квартиры, журналисты не применяли стендап. Украина решала с Россией крымский вопрос, а Лукашенко в Белоруссии был всего лишь «одним из». Челябинская область объявила себя уральской республикой, а на федеральном канале на полном серьезе говорили, что людей похищают инопланетяне для строительства базы на Луне. Пятой колонной называли новых русских, а первыми городами в прогнозе погоды были Рига, Вильнюс и Таллин.

Новости — как вино, со временем только хорошеют. Поэтому на египетские письмена люди жизнь тратят, а прямую речь президента даже таксисты переключают.

Ценовая политика

Не могу понять, в чем проблема системы «Платон». Допустим, дальнобойщики будут больше платить. Но что мешает им просто поднять цену? Новые налоги это неприятно, но ведь зима приходит для всех одинаково.

Это касается повышения любой цены. Не вижу ни малейшего новостного повода. «Вы слышали, в июне повышают стоимость электроэнергии!» И что с того? Просто обновится прайс у заказчиков/работодателей. В повышении цен сенсационности меньше, чем в наступлении очередного дня.

Усиленный интерес к деньгам в трудовых переговорах — первый признак нездоровой ситуации. Финансовая сторона важна, но если обсуждение начинается с нее, то ничего хорошего не жди. Идеальная стоимость любой услуги не должна вызывать больше интереса, чем цифры в реквизитах сторон. Удивительно, как часто этой стороне отношений придают эмоциональную окраску.

Прекрасный пример ценовой политики в питерской бане у балтийского вокзала. Цену можно поднять хоть на двадцать процентов, лишь бы внутри ничего не испортилось, но уберите преимущества бани и люди не пойдут туда даже если им приплачивать начнут.

Не зря в этой бане висит универсальная инструкция по решению большинства проблем в жизни.

Европейский ценности

Убежден, что раздельный сбор мусора, тактильная плитка, феминизм, права ЛГБТ, пандусы для инвалидов, зож, харасмент и политкорректность — это гнусная лицемерная хренотень, которая вредит всем, но в первую очередь тем, кому предназначена помогать.

Постепенно эта чума захватывает Россию, но хвала небесам, еще полно мест, где люди живут естественной и привычной жизнью. Выглядит не очень эстетично, но вспомните собственную квартиру, дачу или балкон. Местообитание любого человека без обсессивно-компульсивного расстройства обязательно выглядит как образец современной эклектики в дизайне интерьеров. Нет более эстетически привлекательного места чем воинская часть и тюрьма.

Я обеими руками за европейские ценности. Сейчас этими словами называют издевательство над здравым смыслом и принуждение к идиотизму, но есть же еще «Идешь к женщине — не забудь плетку», «падающего — толкни», «остановись мгновенье, ты прекрасно» и даже «сумрачный лес во тьме долины». Данте шел к бабе через адские круги, а гомосеки плачут когда им не разрешают парад.

Технологии меняются, а люди все-равно слушают или тех, кого боготворят, или тех кто громче орет. Духовные скрепы Отечества — полный бред. Но вопрос выбора нужной кабинки туалета ничем не лучше.

Традиционные СМИ

Традиционные средства массовой информации умирают. Но вовсе не по причине развития интернета, а по причине банализации новостей. Во все времена журналисты гонялись за сенсацией, с каждым разом перешагивая очередную запретную границу. Частная жизнь человека, религия, семья, государственное устройство, расчлененка и кровища, что еще? В московской квартире нашли девочку-маугли которая рыла норы в мусоре, а в ее шею врос крестик? Боже мой, это ведь так скучно. Про тетку которая бегала перед метро с отрезанной головой ребенка было и то веселее.

Редактора гоняются за шокирующими новостями, не понимая, что таких новостей больше нет. «Зимняя Вишня» тому пример. Сколько крику было, а спустя год хоть кто-нибудь вспомнил?

Пока одни выбирают очередной ракурс съемки кровавой гэбни/продажных либерастов, другие рвут ютубчик рассказом о том как быстрее сушить ногти после лакировки. Новые поколения не поймут смысла нынешних новостей также как мы не понимаем смысла трансляции заседаний съезда компартии.

Назарбаев

Все злорадствуют и припоминают тридцатилетний срок Нурсултана Абишевича. Мол, нельзя столько и все в таком духе. А я вспоминаю историю, которая произошла лет десять назад в Петербурге.

Пошел я в тот день слушать Баха в белом зале Политехнического института. Но вместо Баха на сцену вышли гусляры и балалаечники. От скуки стал разглядывать окружавших меня людей и на соседнем ряду увидел казаха — вылитый Назарбаев. А после первого акта вышел конферансье, вызвал этого казаха на сцену и оказалось, что это и есть Назарбаев. Когда-то он закончил политех, а тут поехал что-то перетереть с Путиным и заодно заскочил на концерт. Ни мигалок, ни снайперов, ни досмотров. Я вообще узнал о концерте за два дня и в теории легко мог оказаться оппозиционным казахским психопатом с гранатой.

Это лучшее доказательство того, что можно треть века управлять огромной страной и при этом остаться нормальным мужиком без параноидальных загонов и учреждения специального отдела гусляров ФСО.

Кто-то скажет: «Да кому он нахрен нужен, это Назарбаев». Но соль в том, что так можно сказать про всех глав государств. Кроме, пожалуй, Трампа и Ким Чен Ына. И то, лишь потому, что Трамп в твиттере пишет, а у Ким Чен Ина невероятно крутая прическа.