Антипаническая

Месяц назад сильный снегопад повалил и согнул множество деревьев. И прежде узкие улицы почти сжались во многих местах до пары метров, а выйти в город по кратчайшей дороге стало трудно даже пешему человеку. Редкие электропровода с нестабильным напряжением провисли. Многочисленные обрывы на две недели оставили поселок без электричества. По заметенной дороге не могли ехать автомобили: те, кого снегопад застал дома перестали ездить на работу. Те, кто не смог вовремя вернуться, шли домой по снежной целине.

В эту непогоду один из моих соседей умер, а другого парализовало. Обоих несколько километров выносили носилками по сугробам, скорая физически не могла доехать. Да и не поехала бы. Прошлым летом пришлось на велосипеде показывать дорогу милиции и скорой. В доме, отделенном от меня двумя нежилими развалинами произошло убийство. Лихой человек вышел из кустов, зашел внутрь, взял нож со стола и воткнул в грудь одному из жильцов. Когда вечером его выпустили из милиции он вернулся обратно, взял другой нож и зарезал еще одного человека. Врачи и полицейские очень сокрушались когда слышали как ветви деревьев царапают по кузову. Люди умирают по собственной вине, а ответственность за технику лежит на экипажах экстренных служб.

Вчера кто-то поджег два дома. Когда подожгли первый была надежда на то, что это проделки детей. Залезли в брошенный дом, или развели костер рядом с ним… Около девяти с улицы раздался громкий непрерывный треск — словно медленно сгибали большую доску. С крыльца увидел как над деревьями вырываются языки пламени. Ну, думаю, дело привычное. Вызвал по экстренному номеру пожарную службу, накинул куртку и пошел на дорогу с фонариком встречать машину. Прошел мимо горящего дома — как раз занялась крыша, внутри что-то стреляло и взрывалось. Мужики снимали и оттаскивали провод с обугливающейся изоляцией.

Приехали быстро. Минут через двадцать я уже запрыгнул в камаз в качестве лоцмана. В темноте на скорости едва не влетели в провод — тот самый, что провис еще во время снегопада. Пришлось сперва вылезать из окна как в голливудских боевиках, а после и вовсе ехать на грыше пожарного автомобиля. Когда доехали до места, мужики принялись за свою работу, а я ушел к себе делать свою. И без того слишком затянул с рефакторингом, скоро совсем перестану понимать какая функция за что отвечает.

Не спешите давать эмоциональную оценку этой истории. Я лишь хотел показать вам как разнообразен и удивителен мир. Сегодня вы готовите доклад о пигс-картографии, а завтра ваш дом сожгут, что-бы вынести и продать за триста рублей металлические скобы крепления. Но это не повод переживать, поскольку, вне зависимости от вашей судьбы, рано или поздно вы все-равно умрете. Хуже смерти лишь напрасно прожитая жизнь. Особенно если вы потратили ее в очередях за покупкой туалетной бумаги.

Дорога

20 лет позитива

Меня периодически обвиняют в исключительной депрессии моих текстов. Чего, мол, у тебя все вечно в черных тонах: что ни пост, то про говно. А действительно, чего это я? Напишу-ка я эссе, полное возвышенных чувств и красивых слов. Почувствую хоть раз себя высокодуховным эссеистом (не путайте с похуистом, подонки!).

Только абсолютный раззява не замечает красоты города, скрытой под налетом похуизма. Совок, попав в мясорубку истории, унес с собой прежде всего внешнюю атрибутику, из которой многое было весьма красиво. Например флаги на домах. Сколько флагов было в нашей стране за последние 30 лет? Думаете два? — Умойтесь, три. Между красным и нынешним триколором был еще триколор со светло-голубым цветом. Сейчас этого уже почти никто не помнит, а скоро будут задаваться вопросом: «Нахуя на домах ржавая пластина с тремя трубками»?

Флагштоки

Единственное, что не удалось похерить, так это климат. Наше степное солнце позволяет восемь месяцев в году наслаждаться визуальными ништяками:
Грушевка
В отличии, к примеру, от Воркуты, которая очень похожа на Шахты. Тоже шахтерский город. Тоже повсеместный распиздос. Только в отличии от нас, у них 9 месяцев в году зима и заморозки в середине августа:

Воркута

Воркута в августе

Но даже солнце не всесильно перед нами. Поэтому с прекращением вегетационного периода, каждый циклон превращает город в адский пиздец, незнакомый жителю развитого социализма.

На фоне трудов советских архитекторов, современная работа над городским стилем выглядит смешнее чем эякулянт полевки на фоне океана. Посмотрите на решетку на воротах СУМСа:

Ворота Сумса

А теперь посмотрите на ограждение на улице Шевченко:
Ограждение на улице Шевченко

Вот это и есть пример грамотного городского стиля, примененный к ограждениям. У вас не возникает ни чувство скуки, ни чувство избыточного разнообразия. За счет применения решеток вместо сплошных оград чувствуется открытость пространства. И при этом оптимизированы расходы, ибо ежу понятно, что ограждение уместное в центре города, нахуй не нужно предприятию в отдалении.

Но это не пост солидарности с совкодрочерами. По моему личному опыту: чем дольше человек жил в условиях социализма, тем сильнее и изощреннее его похуизм. Особенно ярко это выражается на российских заборах. Вот бетонная секция забора того-же СУМСа. Обратите внимание на «егозу» (новая колючая проволока):

Забор с егозой
Строгость, аж пиздец. Особенно учитывая, что через одну секцию, забор выглядит так:
Забор без егозы
Примерно по такому же принципу устроены юридические, моральные и традиционные правила проживания в России: запрет на движение это не знак остановки, а символ объезда.

Эй, вы! Позитивные мои. Что-то не слышу ваших восхищенных вздохов
Позитив

СУМС

А ведь поводов для позитива не просто много — их до хуя, культурно говоря, хоть жопой жри.Например, несмотря на все кризисы, пруд имени 20 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии (да, именно так он и называется) продолжают регулярно убирать. Поэтому там всегда чисто и приятно (вот, вот он, позитив!):
Пруд 20 лет РККА
Убирают! Правду говорю. Если вы в это не верите — перейдите на противоположную сторону дороги. Весь мусор, который убрали с пляжа лежит там:
Мусор
Труп елки
Не волнуйтесь. Этот труп, завернутый в пакет, принадлежит елке — с новогодних праздников осталась.

Продолжая тему позитива, не могу не отметить: у нас в городе далеко не такие плохие дороги, как об этом принято говорить. Плохая дорога — это дорога, по которой ты не поедешь даже в отсутствии альтернативы. Скорее проложишь свою колею, чем поедешь по плохой дороге:
Своя колея

Эй, позитивные! Почему вы не гуляете по весенним шахтинским улочкам?
Улица
Очень рекомендую погулять по поселку ХХ лет РККА. Оттуда, с улицы Штрековой открывается прекрасный вид на трамвайное депо офис по контролю за духовными скрепами:
Вид на духовные скрепы
В жопу проспект Победа Революции, в пизду шахтинский Арбат — Шевченко, нахуй улицу Советскую. Я приглашаю вас в Нагорный Тупик! Ну что-же вы не идете?
Нагорный Тупик
Весь позитив-хуйня собачья. Также как и негатив, он формируется как защитная реакция организма на недостаток естественных раздражителей. Люди, которые уверяют, что к говну, грязи, хамству, мусору, долбоебизму, пропаганде, власти и бедности следует относиться более спокойно — вовсе не позитивные чуваки. Это духовно выхолощенные похуисты, поклавшие хуй на все что только можно. Им одинаково безразличен тотальный пиздец и всеобщее счастье. Разве может человек, не приходящий в ярость от вида хуево сделанной работы увидеть красоту? Хотя бы в тех же терриконах:
Террикон
Или в шахтинских мостах из бутового камня?
Мост
Или в шахтинских мостовых без асфальта?
Дорога
Эти и многие другие прекрасные вещи, напрочь перечеркивают возможность покинуть тот перманентный пиздец, в котором мы находимся. Нет другого города, который давал бы столь широкий спектр ощущений: от экстатического оргазма до тошнотворного омерзения. Именно эта тотальная прогредиентная зависимость превращает Шахты в жизненно важный орган человеческой души.
А весь ваш позитив можете засунуть себе в жопу.