геологический молоток

Основы панка. Пролог

«Ну все, теперь когда в гараже пить будем, ты меня еще и геологией заебешь»
Диавол на пятнашке

Ну и куда меня опять занесло? Серый барак с выбитыми стеклами, бродячие собаки, увядшие уличные сортиры и отражение лампы накаливания в ленте для поимки мух. О том, что я тут делаю можно рассказать целую историю и даже не одну.

Но начну издалека. Семьсот миллионов лет назад по территории современной Карелии ебнул здоровенный метеорит, образовав аллогенную брекчию и дыру в которой я живу уже четвертую неделю. Чуть позже здесь сформировалась большая система озер, окруженных ельниками черничного и кисличного типа.

Потом пришли люди и назвали самое крупное озеро заячьим.

Заячье озеро

Через некоторое время им надоело ощущение перманентной тоски, холода и комаров, поэтому люди решили перестрелять друг друга, а позже вообще съеблись из этих мест, оставив после себя старые фундаменты, колодцы и леса полные пробитых ржавеющих касок.

Каска времен войны

На их место пришли другие, которые вырубили к хуям все леса и устроили вселенский праздник Чучхе, эффект от которого по разрушительной силе оказался мощнее чем метеорит и вообще любая хуета, прилетавшая к нам когда-либо из галактических пустот.

В конечном итоге все закончилось тем, что я, отыграл восемь карточных партий на маленькой железнодорожной станции, сел в буханку цвета «Белая ночь» и приехал сюда начинать новую жизнь рабочего геологической партии. За месяц до этого я уже умудрился вписаться в подобную авантюру. Поэтому честнее и правильнее было бы начать мою историю с того, как выходя из дома для распития пива в гараже, мне позвонил старый знакомый.

— Здорово! Не желаешь в отпуск скататься на полтора месяца?
— Паша, не еби мне мозг, говори прямо, что за работа
— Нужен помощник геолога в Карелию с конца июля по сентябрь. Работа простая: камни носи, по лесу гуляй и рыбу лови. Тридцатка в месяц.

Ехать в Карелию мне совершенно не хотелось. Но, с другой стороны, на ближайшие два месяца никакой вменяемой работы не планировалось, а тут выпала интересная возможность отдохнуть и узнать много новой интересной хуеты. И потом, я еще не так стар, чтобы отказываться от спонтанных, заведомо хуевых, но азартных предложений. Я выпил по пиву и согласился. Правда тут же оказалось, что отправка не в июле, а в июне, но я уже соскакивать не стал и по приезду без колебаний подписал должностную инструкцию рабочего третьего разряда в геологической партии.

Собственно на этом вся правда заканчивается и начинаются события, которые в действительности никогда не происходили с людьми, которых в действительности никогда не было. И если уж эти люди прочитают когда-нибудь мои строки — пускай сами сознаются друг другу, что было на самом деле, а что выдумало мое больное воображение.

 

Уральские сиськи: пролог

Иногда в жизни наступает такое время, когда скорость происходящих событий опережает способность мозга адекватно трактовать происходящее. В эти моменты нет ничего более забавного, чем на фоне бурного настоящего дегустировать приходящие из недавнего прошлого мысли. Придет в голову мысль: «Какого хрена я так скучно живу?» — оглянешься вокруг, а ты балансируешь на одной ноге в одном из уютных уголков Шурышкарского района. Вторая нога у тебя замотана в два полиэтиленовых пакета и ты все стараешься сделать так, что-бы на эти пакеты не попала вода.

Или подумаешь неожиданно: «Какого хрена я всю жизнь живу как сопля в портянках? Ни жилья, ни постоянного заработка, ни, тем более, накоплений, ничего нет». А в этот момент ты пытаешься выбрать наиболее удачный ракурс для съемки поросшего мхом медвежьего говна на склоне одного из отрогов горы, которую местные жители называют «Сиська».

Собственно, о сиськах и пойдет речь в моем научном трактате, который я, ввиду его объемности вынужден разбить на несколько очерков. Не стоит заранее перевозбуждаться, эротизм содержимого не превышает предельно допустимых норм. Под сиськами здесь и далее понимаются две горные вершины герцинской складчатости, одна из которых расположена в Челябинской области, другая в Ямало-Ненецком автономном округе. Эпичных историй о героических восхождениях тоже можно не ждать — ни на одну из сисек я так и не взобрался, более того мои интересы и содержимое предлагаемых вам очерков распространяются далеко за пределы видимости этих гор. И может даже не стоило — бы обращать внимание на чудное топонимическое совпадение, но разве удержишься от такого соблазна?

Не стану загадывать периодичность моих заметок, но подозреваю что тянуть с ними я буду до самого февраля. Можно было-бы и быстрее, но-во-первых, я ограничен рамками контракта, во-вторых, в декабре мы все ожидаем диавола на пятнашке, а в-третьих, до зимы еще наверняка столько всего произойдет, что даже летние сиськи отойдут на второй план. По большому счету, эти строки должны были увидеть свет только в сентябре, но волею русско-ненецкого распиздяйства я заимел себе несколько свободных деньков. Сейчас местные эскулапы меня чинят. Хотя подозреваю, что глава «Харп-Северное сияние» по объему так и останется чуть больше чем известная «Серп и Молот — Карачарово».

И еще один момент. Все виды, упоминаемые в этом трактате выдуманы систематиками. Любые совпадения с реальностью случайны.

На этом мне следует закончить, поскольку если я сейчас не лягу спать, то завтра просплю на свой аттракцион. Здесь у меня самое лучшее колесо обозрения: ложишься на низкий, почти на полу, стол, доктор нажимает кнопку и ты воспаряешь к самому потолку. И чем выше воспаряешь, тем лучше видна Обь, с берегами, подернутыми первой осенней желтизной. Смотришь на открывшуюся красоту и думаешь: «Как бы с этого стола на пол не пиздануться». Надо заканчивать срочно с этой писаниной, а то я пока писал уже лодыжку отсидел.