К слову об источниках русловой динамики степных рек с малым течением

В наш просвещенный век каждый знает о таком явлении, как меандрирование рек. Чем сильнее изгибается русло, тем выше разность скоростей течения воды у берегов. По внешнему радиусу водный поток движется быстрее, соответственно там быстрее проистекают процессы эрозии еще более изгибая направление русла и повышая разность скоростей водного потока. Это, если хотите, прекрасный пример системы с положительной обратной связью.

Принято считать, что самой наглядной демонстрацией меандр являются космические снимки. Например, как вот этот мапбоксовский снимок реки Аксай:
aksaj

В действительности, ничего не может продемонстрировать суть меандрирования реки лучше, чем сплав по ней в солнечную погоду. Вот солнце слева от вас, а нет уже справа, нет, опять слева, нет сзади, да нет же, справа, хотя постойте, вот прямо по курсу светит… Сплавляясь весной по этой реке, я не мог не обратить свое внимание на особенности русловой динамики и даже имею кое-что сообщить вам по этому поводу.

Гидрологическая наука в лице А. Ю. Сидорчука (статья «Главные формы речных русел: меандры и разветвления«) утверждает, что: «Первоначальный изгиб русла появляется за счет гидродинамической неустойчивости прямолинейного потока». Утверждение настолько тривиальное, что создается ощущение, будто автор пытается уйти от вопроса первопричины образования изгиба водотока. В чем механика процесса зарождения изгиба, господа? Не развития, подчеркиваю, а именно изгиба? Если принять за истину, что в основе всего стоит «гидродинамическая неустойчивость», то следует признать, что такой неустойчивости присуще странное свойство сохранения ассиметричной структуры на время, достаточное, для появления разности скоростей течения, а это согласитесь, едва ли возможно.

Конечно-же, причины зарождения изгиба русла кроются не в самом водном потоке, но в связи водного потока и его русла. Неоднородности русла влияют на неоднородность потока и наоборот — это неразрывное целое. И с этой точки зрения прямолинейное русло есть система, напряженность которой прямо пропорциональна длине русла. В какой-то момент напряженность достигает максимума и линейная динамика сменяется хаотической в лучших традициях теории катастроф Рене Тома. В это сингулярное время, поводом к началу изгиба реки может быть все что угодно.

Но, хватит теории. Сплавляясь по Аксаю, я с интересом отметил, что во многих случаях, причиной появления разности скоростей водного потока у противоположных берегов являются упавшие стволы деревьев:
img_3042

Растущие по берегам деревья (большей частью тополя) падают неизменно в воду, поскольку крона их неравномерно развита и значительно более массивна с открытой стороны, обращенной к воде. Упав, дерево может достаточно долго оставаться прикрепленным корнями к субстрату, при этом замедляя течение и аккумулируя перед собой плывущие ветви и водоросли.
img_3039

Накопленный, благодаря колебаниям уровня воды ил, вкупе с разлагающимся субстратом древесины создает достаточные условия для произрастания трав, а в редких случаях даже кустарников:
img_3044

Но что еще интереснее — на реках с малым течением, коим является и Мертвый Аксай в его верховьях, основной причиной падения деревьев в воду становится не подмывание почвы, хотя таковое тоже имеет место, а банальный ветровал. В связи с этим, наиболее сильная дифференциация скорости водного потока происходит на участках реки с узкими береговыми полосами леса или множеством отдельно стоящих деревьев. Большие лесные массивы вдоль берегов служат достаточным барьером против ветра — плыть по этим участкам почти не составляет труда: топляков и коряг весьма немного. Участки же с редкостойными насаждениями по берегам исключительно труднопроходимы для лодки и порой представляют серьезную опасность для экспедитора.

Это наблюдение веско показывает, что зная инициатор какого-либо естественного процесса и руководствуясь разумным представлением о механике природных явлений мы с успехом можем решать исключительно практические проблемы, к коим несомненно относится и прокладка экспедиционных маршрутов.

Рубкология

Весь нынешний август я шароебился по разным кустам занимаясь оценкой успешности лесовозобновления на сплошных вырубках юго-запада Ленинградской области. Суть работы сводилась к следующему: я вылезал из теплой машины под бесконечный дождь, цеплял к рюкзаку на манер навесного оборудования трактора обычную штыковую лопату, в «ливчик» комбинезона засовывал планшетку с бланками, сжимал посильнее рукоять здоровенного тесака для рубки медвежьих бошек и в позе супермена из армии Батьки Махно погружался в дремучий кустарник, где писал разную технологическую ебанину и вонзал в раскисшую землю сотни палок с красными лентами.
102_4624

К большому сожалению, заказчик этого безумия находился в стадии перманентного параноидального прихода и всячески настаивал на конфеденциальности методов и результатов работ. Что-ж, не будем посягать на его законное право страдать херней. К тому же, говоря по правде, интересного там мало: банальные учеты и типовые анализы: какой-нибудь дискретный анализ и среднее с вариацией. Другим словом, беспросветная тоска. Я же хочу рассказать вам о настоящем веселье.

Итак, друзья, тушите свет, зажигайте свечи, разбрасывайте по полу каштаны. Наливайте себе стакан до краев и располагайтесь удобнее, ибо во многом знании много печали, но памятуя про in vino veritas едва ли найдется тот, кто не заметит очевидного парадокса в измышлениях старинных мудрецов. Однажды придет и мой Мелет, сын Мелета, пифеец, но пока, дрожание рук походит на кривую судьбы Агриппины младшей, между Нероном и Тиберием велик соблазн немного повертеть на граненом стакане кровавый сапожок. Веселье, друзья, конечно же веселье служит нам путеводной нитью этого вечера! Все начинается с того, что раз в полторы недели вы до утра обрабатываете вымокшие бланки с кровавыми пятнами. Пеленг такой-то, широта такая-то, долгота такая-то, фото номер N. Три березы, две елки ноль пять, елка полтора, осина, две рябины, сосна ноль пять. Пишите, чертите, вслушиваетесь в свой голос с диктофона, просматриваете отснятые файлы. Что-бы не заснуть, выходите на улицу покурить и вновь возвращаетесь. Веселитесь изо всех сил.

102_4609

А через несколько часов, едва небо начнет светлеть, двери электрички закрываются и вы наслаждаетесь красотой и величием заоконных пейзажей:

102_3538
Чем дальше, тем пейзажи все красивее и величественнее
102_3523
И конечно-же, все веселее и веселее
102_3571

Но все проходит, стоит лишь выйти на пробу. Встанешь на первую вешку, оглянешь взором предстоящий фронт, сплюнешь и произнесешь благословенное «ёб твою мать». А из динамика телефона тебе отвечает лектор Петухов. «Давайте начнем!»: говорит он. А действительно, давайте начнем! И с этими словами ебнешь свою профилактическую соточку, затянешься поглубже чем бог послал и выпуская дым, начинаешь орудовать тесаком, вязать ленты, писать и бесконечно фотографировать.

102_4755

Прежде чем вы решитесь ввязаться в это дело, нужно понимать куда именно вам предстоит ехать. Как найти вырубки нужного типа леса, возраста, площади и транспортной доступности? Если вы сможете найти где-то карту с такими данными — честь вам и хвала. Но практика показывает, что самые ценные инструменты, для изготовления которых отводятся месяцы предполевых работ всегда приходится собирать в последний момент на коленке. Другими словами, нам нужно составить такую карту самому, иначе все у нас пойдет через жопу. Погнали?!

Карта рубок. Что есть рубки с точки зрения дешифрирования? правильно, рубки есть видоизмененный лес. Значит не ебем себе мозг, а прямо так, английским по белому пишем в поисковой строке браузера: «forest change map». По первой же ссылке попадаем на известный проект Global Forest Change:

111

Классная штука этот GFC. Спецы из Мэрилендского университета, Гугла и Геологической службы США, обработав огромное количество ландсатных снимков, выдали в качестве результата данные по изменению лесного покрова за период с 2000 по 2012 гг. Это то что нам надо, скачиваем данные на нужный нам регион в формате GeoTiff.

Теперь этот слой нужно разнести по типу леса, возрасту, площади и транспортной доступности. Сразу скажу, что первое — больше из области фантастики, ибо до тех пор, пока мы используем в качестве лесной типологии псевдонаучные фантазии времен раннего палеолита, никакой хитрый алгоритм применить не удастся. Да в этом и нет особой нужды, ибо как вы понимаете, основная доля всех рубок представляют собой кисличники, реже свежие черничники. Я бы на месте лесозаготовителей тоже всякого рода долгомошники вертел на харвестере, ибо рубль выберешь, рубль двадцать в гать утопишь.

102_4492

Но зато разбиение данных по остальным параметрам уже дело техники. Для начала векторизуем наш растр в QGis:

222

Из производного шейпа аттрибутивной выборкой по возрасту рубки извлекаем новый полигональный слой. Далее, через калькулятор полей считаем площадь каждого полигона, и удаляем слишком крупные и мелкие полигоны. Остается только исключить рубки, находящиеся в самых недоступных ебенях. Но это тоже не космос: скачиваем через overpass дорожную сеть OpenStreetMap, Строим вдоль проезжих дорог буферную область, доступную для пешего подхода и после этого удаляем все полигоны рубок, которые не пересекаются полученным буфером.

Все, слой готов. Экспортируем его в kml и  SAS.Планету, настроив подходящий вид:

333

Основной недостаток такого метода в том, что в выборку попадают рубки вытянутой и неправильной формы, совершенно неудобные для закладки учетных площадок. Кроме того, помимо рубок, встречаются еще естественные усыхания, пожары, ветровалы и подтопления. Последние, благодаря бобрам, особенно часто. Редкостные, скажу я вам, мудаки, эти бобры. Мало того, что эти пидоры столько леса хорошего затопили, так они еще и невкусные как водоросли. Их что жарь, что вари — все какая-то поебень получается.

Загружаем данные в навигатор и вперед — рубить ветки, месить говно и давить фиолетовые грибы

102_3089

Можно ли размещать площадки на волоках и в каналах? С одной стороны это тоже часть территории. С другой стороны, размещение учетных площадок в таких местах вносит не отслеживаемую погрешность. Вопрос можно поставить даже шире: уместно-ли рассматривать общие показатели восстановления для территории с комплексными видами нарушений? Правильно, неуместно. Пасеки — отдельно, волока — отдельно, земля — крестьянам, мудаков — нахуй.

102_4557Существует несколько принципов, которыми следует руководствоваться приступая к любым полевым работам. Конечно-же, следует помнить о нарастании коэффициента обалдевания: с каждым разом вы, вне зависимости от вашей старательности, будете выбирать наиболее легкие для описания площадки. Это неизбежно приводит к систематическому занижению результатов на 5-15%. Избежать этого можно путем формализации процедуры выбора точки описания: например подобно геоботаникам кидать дрын, служащий, после падения, стороной учетной площадки. Можно и протягивать на определенное расстояние рулетку по выбранному пеленгу. Но этот подход работает плохо даже на рубках трехлетней давности

102_3350

Как не вымеряй расстояние на вырубке по рулетке, все равно будет лажа. Либо закрадывается ошибка за счет изгибов рулетки, либо за счет пробики створов колоссально возрастает трудоемкость. Не ебите себе мозг, отмеряйте расстояние шагами, контролируйте себя по навигатору и не забывайте про коэффициент обалдевания.

Любые поточные полевые наблюдения кроют в себе опасность смещения данных. Стоит вам пропустить наблюдение на одной из учетных площадок, как ценность всех дальнейших наблюдений оказывается равной нулю. Но каждый раз заполнять чек-лист слишком затратно по времени. Поэтому мой вам совет: синхронизируйте все что только возможно. И немедленно. Если вы стоите на восьмой учетной плошадке, пусть номер вашей точки в навигаторе будет «508», а номер фотографии «18». Организуйте все так, что-бы пропущенное наблюдение моментально бы искажало конструкцию данных.

Нет ничего более тупого чем бесконечно записывать номера фотографий. Если вы синхронизировали нумерацию наблюдений, то вам стоит записывать только номера фотографий в точках контроля и номера ошибочно сделанных снимков. По завершению цикла наблюдений, просто суммируйте количество фотографий для дополнительной проверки. Ну и конечно же не забывайте про снимки-хуимки.

Очень часто люди не могут отделить фотографии одного ряда наблюдений от другого. Ну а хули, спрашивается вы фотографировали площадки на одной пробе, потом перешли через дорогу и не сделав ни одного лишнего кадра приступили к фотографированию площадок другой пробы? Естественно, потом при сортировке снимков приходится морщить ум и сравнивать время и содержимое кадра. Делайте проще, перед началом каждой пробы делайте несколько снимков-хуимков: фотографируйте какую-нибудь дичайше специфическую ебанину, например свой еблет, или рукав, или бланк с описанием. Помимо упрощения сортировки снимков, это позволит вам получить психоделический набор ебанутых фотографий для плаката «Я в двадцать пятый раз спрашиваю, что это за хуйня?»

hand

Стоит ли говорить о том, что на пробе вы записываете не количественные, а качественные показатели? Правильно не стоит. Потому что любые количественные измерения есть суть более формализованные качественные. И если в одной графе бланка записано «87 берез», а в другой «92 березы», только безумец будет утверждать, что во втором наблюдении на пять берез больше. Разумный человек сразу понимает, что на обоих площадках одинаковое количество подроста, чуть меньше сотни стволиков, но определенно больше полусотни. И во втором наблюдении их может оказаться чуть больше, хотя если подсчитать, может и чуть меньше. «А чего-же не подсчитать их точно?» — спросит какой-нибудь далекий от биометрии человек. А подсчитать их точно невозможно, ибо натуральные числа используемые для счета представляют собой слишком грубый инструмент, не позволяющий описывать переходные состояния. Каждый стволик считается по отдельности, но в какой момент растущий стволик отличается от новой ветви, особенно если речь идет о корневой поросли? Нет, коллеги, натуральный счет тут не подходит, да и действительные числа едва ли применимы. Я уж не говорю о космической сложности таких измерений.

102_4321

Нахрена столько сложностей в подсчете кустов? А сложностей никаких и нет. Рост профессионального геоботаника составляет один метр семьдесят восемь сантиметров. Поэтому для определения количества подроста на гектар, ему достаточно сосчитать количество стволов, на которые он упадет если выпьет на стакан больше положенного и умножить полученный результат на тысячу. Причем, поскольку упасть он может в разные стороны, подсчет стволиков ведется на всей площади круга, радиусом 1,78 м. Обернулся вокруг себя — видишь, что при падении непременно подомнешь под себя три елки и пять берез. Следовательно, на гектаре три тысячи стволов елового подроста и пять тысяч подрастающих берез. Если вам трудно представить, как вы пьяный валяетесь по кустам или ваш рост далек от идеала, можете крутить вокруг себя рейку аналогичной длины, а еще лучше приспособьте для этого дела телескопическую удочку. Впрочем, навык приобретается быстро.

В чем же секрет? Да все просто: Pi*r^2 => 3.14*1.78*1.78 ≈ 10 кв. метров. Гектар есть 10 000 кв. метров, а следовательно наша круговая площадка есть тысячная часть гектара.

Гораздо сложнее определять не количество, а возраст подроста. Если у сосны еще можно быстро подсчитать количество мутовок, примерно соответствующее числу прожитых лет

102_4702

то с елкой уже сложнее, мутовки у нее выражены гораздо хуже

102_4754
А у лиственных вообще хрен возраст определишь. Разве что по числу побегов или годовым кольцам, но все это разовые замеры. Обычно прикидываешь зависимость возраста от высоты для нескольких модельных стволиков, и далее интерполируешь сотни и тысячи наблюдений.  Ценность таких данных сами можете себе представить. С другой стороны, разве можно получить бессмысленные данные иначе как занимаясь бессмысленным делом?

Очередной день рождения молодой березки — место нарастания нового побега.

108_5032

Нельзя забывать о том, что для сосны и елки подчас не столь важен возраст и количество, сколько жизненное состояние. Определяется оно просто. Подходите к дереву:

108_4994

И делаете так:

108_4995

Еще раз продемонстрирую. Подходите к дереву:

108_5026

Хуяк!

108_5028

А далее руководствуетесь вот этой схемой определения жизненного состояния:

shema

При планировании подобных исследований, особое внимание следует уделить времени проведения работ. В условиях Северо-Запада Русской равнины, сплошные рубки обычно приводят к повышению уровня грунтовых вод. Конечно, если вам предстоит работать преимущественно в скальных, лишайниковых или брусничных типах то все ок:

102_4673Но скорее всего, вам придется обследовать долгомошники, черничники и кисличники:

102_4757

Нетрудно догадаться, что если вы решите работать в этих местах в начале лета, вас непременно заебут комары. А если перенесете работы на осень — замучаетесь подсчитывать лиственные породы. Листопад у затененного подроста и подлеска начинается во второй половине августа, причем уже в двадцатых числах бывает трудно отличить осину от березы, и живую рябину от сухой ветки. Поэтому конец июля — начало августа — ваше все.

Не всегда разумно идти к рубке кратчайшим путем. Ведь срубленный лес как-то вывозили, а значит к любой рубке идет дорога. В каком она состоянии это уже отдельный вопрос.

102_4555

При подготовке маршрута, выбираете место наибольшей концентрации подходящих рубок, связанных между собой достаточными для неутомительного продвижения дорогами и потрясающие прогулки по лесной глуши вам гарантированы. Главное, что-бы погода была не как в это лето: каждый день либо мелкий нудный дождь, либо грозовые ливни.

102_4583

С другой стороны «полное отторжение от бреда нашего» вам гарантировано. Да и как может быть иначе в условиях, когда последние мировые новости узнаешь из лесохозяйственных столбиков?

108_4996

Да, дожди утомляют, но с другой стороны комаров и клещей мало. Зато много грибов, а брусники вообще как говна:

102_4553

И все же мне сказочно повезло. Окончание лета я встретил в Сланцевском районе. Дожди прекратились на целую неделю и все живое выползло погреться и просохнуть перед наступлением первых холодов.

Вылезли кистехвостки (Orgyia antiqua):

102_3369Вылезли семиточечные божьи коровки (Coccinella septempunctata):

108_4790

и разная другая живность

108_5033

Только гадюк стало гораздо меньше — весь август они ползали под ногами, что довольно сильно меня напрягало ибо змей я панически боюсь с раннего детства. Глядя на всю окружающую красоту, просто нельзя было не вспомнить, что даже живущий один год жук-навозник умеет ориентироваться по звездам, а я за четверть века так ничему и не научился.

dscn9008

Зато каждый вечер после работы, я выбирал наиболее живописное место, собирал дрова, набирал из ближайшего ручья или лужи воду, любуясь попутно великолепным закатом.

108_4964

Темнота стала наступать гораздо быстрее чем в начале лета. Я укладывал на свою лежанку рюкзак, разводил костер и устраивался поудобнее.

108_4905

Подогревал себе фасоли в помидорном соусе, кипятил крепкий чай и наливал маленькую рюмку водки

108_4907

После, выпив и закусив, откидывался на спину и закуривая, посылал огоньком сигареты сигналы в самые глубины млечного пути. У меня была своя маленькая программа «SETI» и звезды охотно мерцали мне в ответ. Так я и засыпал, без всякой палатки, укрываясь на ночь исключительно звездным небом. Утром меня ждал новый маршрут, днем — новые обследования, а вечером — новый уютный костер.

Однажды утром я проснулся от холода. Костер погас, ветер гнал кучевые облака и спешить мне было некуда. Лето закончилось, а вместе с ним завершились работы по оценке лесовозобновления на вырубках. Мне пора было возвращаться обратно — до конца полевых работ оставалось менее полутора месяцев. Вскипятив себе чаю я собрал свой нехитрый скарб и закопав кострище, направился в сторону ближайшей дороги.
108_5040

Парустрок

— Напиши парустрок
— Да говно-вопрос

Из телефонного разговора

Запускайте салюты, расчехляйте бластеры, кидайте на сцену трусы и закурите кто-нибудь сигарету — мне нужно больше дыма для пафоса и таинственности. На небосклоне популярности зажглась новая звезда.

— Ёбанарот, ты чего несешь-то вообще?

Ладно-ладно, буду рассказывать по порядку. Как вы знаете, все лето и даже часть осени я участвовал в полевых работах, больше походивших на злоебучие приключения гномов в кустах. А когда эта невообразимая хуйня закончилась, мной овладела такая тоска, что даже пиво не хотелось пить. Однако, бывают в жизни такие моменты, когда необходимо себя заставить. И самое лучшее средство для этого — отправиться на рыбалку. Прямо чувствую как щуки на Теплом канале изнемогают от ожидания момента когда мимо них проплывет моя блесна. Да что я вам рассказываю, вам и без меня знакомо это ощущение. Ебнешь соточку, закинешь спининг пару раз и вот он — миг великого напряжения борьбы! А дальше опять ебнешь соточку и снова забрасываешь спининг.

Проблема в том, что спининга у меня отродясь не бывало.  Пришлось потратить день на его приобретение, ибо мой любимый магазин на Втором Сампсониевском закрылся, а в остальных местах мне пытались втюхать какую-то неведомую ебанину по космическим ценам. Но, наконец-таки, я заимел то что нужно, а вместе с этим набор поводков, заводных колец, карабинов, два мотка шнура, упаковку джиг-головок, виброхвосты и несколько блесен. Казалось-бы, можно ехать на Теплый!

Но не могу же я в пятницу уехать из Питера ловить щук на Теплый канал! Во-первых, спининг у меня не проверен, а на такое ответственное мероприятие с непроверенными снастями ехать опасно. А во-вторых, в пятницу в деревне Лисино-Корпус банный день, а я обещал местному кочегару проставиться в знак благодарности за ряд философских вечеров, проведенных за обсуждением религиозной эстетики и философии социального прогресса. Едва ли возможно скрасить тоску внутреннего компромисса иначе, кроме как закинувшись спидами гулять вокруг церкви живородящего древа креста господня, обсуждая вопросы духовности деревянных буратин. В общем, пришлось потратить еще день, взять два пузыря и поехать в Лисино.

Очень скоро выяснилось что и на следующий день до щук я не доберусь. Только мы закончили первую половину второго пузыря, как мой собеседник, распаренный после бани и изрядно захмелевший, без всякого предупреждения решил меня задушить. Вскочил, прижал меня к поленице и навалился в порыве неведомой тоски.

— Ты что-ж сука делаешь-то?

— Душу тебя, блядь. — буднично так ответил, будто масло намазывал

— Я ж, блядь, архангел твой, а ты, паскуда, задушить меня вздумал — ответил я и свободной рукой ебнул его голову о рядом стоящую лестницу.

Веселились мы так минут пятнадцать, пока я наконец-таки не уложил этого мудака спать. Вылил себе в кружку остатки водки, выпил, закусил дешевой трясущейся тушенкой и лег рядом. Щуки ехидно посмеивались осознавая, что и в наступившем дне я к ним не приду.

Да и как мне было к ним придти, если на следующий день в Питере состоялась встреча картографов?

— Какая еще, нахуй, встреча?

Ах да, совсем забыл сказать. В один из дней своей депрессии я принял твердое решение, что с тоской пора завязывать и настала пора устроить какую-нибудь движуху. А посему позвонил главному организатору гис-лабовских встреч в Питере с предложением собраться и обсудить кто и чем занимался прошедшим летом. Ну вы же знаете это состояние: натворишь бывает что-то по трезвому, а потом по пьяне мучаешься: нахрена я это сделал? Но выхода не было — нужно было ехать.

Питерские встречи гис-лаба всегда проходят по сходному сценарию: вначале образованные люди с интеллигентными манерами рассказывают о своих достижениях и проблемах в области картографии, а я самовлюбленно что-то подпизживаю им из угла кабинета. Ну а после, когда все наговорятся и заскучают под объективом совместного фото, направляются в пивняк на Васильевском острове. Это уже такая старая и добрая традиция, что пренебречь ей просто невозможно, тем более, когда на душе тоска, а тело так и рвется на Теплый канал вытащить пару-тройку щук. Дабы урезонить этот порыв, я первым делом заказал пива, а в качестве аперитива водки. Ну а дальше пошло как-то само собой, да так быстро, что я даже не заметил как настало воскресенье.

Проснулся еще затемно от ощущения, что руки мои сжимают напряженный спининг. Но едва-лишь принял свой утренний пиво, как вспомнил, что на этот день назначена поездка в Карелию, в Рускеалу. Хуй его знает, чего я там забыл, но съездить я обещал, да и хули не съездить-то? Тем более, что по прогнозу на Теплом канале намечался сильный ветер с дождем, а в такую погоду, даже щука вертела мою блесну на анальном плавнике. А так, у меня есть мобильная полторашка пива, которая позволит мне всю дорогу наслаждаться видами из окна не замечая сидящих на соседних сиденьях индусов, итальянцев и прочих гастарбайтеров, ни бельмеса не понимающих по-русски.

И все-таки напряжение возрастало. Воистину, неведомая сила препятствовала моей встрече с хвостатыми монстрами. Неладное я почувствовал когда на следующий день, буквально за пару часов до того, как у меня на руках появился заветный билет, мне позвонил мой бывший сосед по студенческому общежитию.

— Привет, бля, ты сейчас в Питере, бля?

— Да в Питере, но скоро уезжаю

— Тут, бля, помощь твоя нужна, бля, несколько проб нужно заложить, бля

— Где и когда?

— На неделе в Лисино, бля.

Воттыжблядь-то, думаю, только вещи все полевые убрал. Нахуй, заебало уже это Лисино и полевые эти заебали и вообще меня в Шахтах ждут, а через закрытые глаза проступают наглые щучьи морды. Нахуй! Идите в жопу все, поеду тольк на Теплый канал, а больше никуда не поеду!

Хорошо хоть, когда мы с ним на следующий день в электричке тряслись он предложил пол-литра взять для оптимизации рабочего процесса. И что еще лучше, перед тем как мы взяли вторую пол-литру, в бланках уже были данные по нужному количеству проб. Еще радует, что из-за всех этих приключений тоска начала понемногу проходить, а заодно с ней пропала шапка и моя любимая авторучка.

Во вторник неведомая сила позвонила мне с номера сервис центра, в который я сдал ноутбук на ремонт.

— Добрый день. Мы по поводу асуса с кулером под замену. Сегодня никак не получиться его отремонтировать…

Я отвел мышку от кнопки «оплатить билеты»

— Там проблема не с самим кулером а целиком с системой охлаждения. Мы заказали детали, но они прибудут в течении нескольких дней.

Да что-же это за пиздец-то такой! Что мне тут, медом намазано, что-ли? Хули я отсюда вырваться-то не могу? Мне и так дома всего-ничего осталось быть: на следующей неделе лекции в Москве.

— Стоямба! В какой, нахуй, Москве? Какие еще лекции?

Ах да простите, не рассказал. Понимаете, по трезвому дело было, по трезвому делу еще и не такое натворишь. Просматривая в интернете разную поебень, среди порнухи, забавных историй, рекламы и статей по экологическому шкалированию я случайно наткнулся на сайт кафетериуса №13, включающего в себя помимо барной стойки, столов и стульев, небольшой лекторий. Текст гласил: «В Кафетериусе № 13 есть лекторий, вмещающий пятьдесят слушателей, оборудованный большим экраном, проектором и отличной звуковой системой. Мы с удовольствием принимаем заявки на проведение лекций и мастер-классов в области графического и промышленного дизайна, иллюстрации, моды и архитектуры — приветствуются любые творческие темы. Мы не просим платы за проведение лекций — нужно просто связаться с нами по электронной почте 13@cafeterius.com. Кроме того, у нас планируются показы фильмов об искусстве.» Написал по указанному адресу и буквально в этот же день получил очень вежливое согласие. А что, думаю, на обратном пути из дома как раз заскочу. Кто-же знал, что меня здесь нечистая держать будет?

А нечистая разошлась не на шутку. Билетов не оказалось ни на следующий день, ни на последующий. Я уже начал волноваться — как никак на четверг я назначил встречу картографов в Ростове.

— Бля какую встречу? Еще что-ли одну?

— Да говорю же, трезвый был больше недели! За десять дней ни грамма не выпил. Только пиво. Я бы на вас в этой ситуации посмотрел, еще бы и не такое учудили.

С этим проклятием нужно было кончать. И кончать немедленно, пока клев не прекратился. А потому собрав, всю силу, волю и мужество в кулак я сделал то, что все считали невозможным. И очутился в аэропорту Пулково.

img_20161021_234113-1

А еще через несколько часов в гараже диавола на пятнашке

img_20161029_005117

А еще через несколько часов уже охотился на щук со спинингом! И похуй, что стоять от переполнявших меня эмоций было трудновато. И похуй, что Грушевка это не Теплый канал. Даже похуй на то, что щук тут отродясь никогда не бывало! Вы просто ничего не понимаете в рыбалке. Это ж, блядь, спининг! Как это щекочет нервы!

img_20161022_135634

А уж красотища-то какая! Это же Грушевка.
img_20161022_135643

Собственно в таком ключе неделя и проходила: футбол, работа, бассейн, кино и рыбалка. Вроде как ничего не забыл. Неожиданно наступил четверг. Приняв необходимый премедикант я расположился в маршрутке на ХБК и заснул.
img_20161027_140407

Проснулся уже в троллейбусе в Ростове-на-Дону:
img_20161027_155527

Встреча была назначена в 17:00 у железнодорожного вокзала близ передней части памятника паровозу.
img_20161027_163515

Вокруг беспрерывно сновали менты и таксисты. Неизвестный мужик крыл матом свою жену. Та в свою очередь крыла матом его. Я замерз и дабы хоть как-то согреться пошел за кофе.

— Дай мелочи немного. — женщина похожая на цыганку рядом с ребенком требовательно смотрит на то как я отсчитываю свои тридцать рублей. Ни «здравствуйте», ни «извините», даже не на «вы», просто «дай». Ну хуй с тобой, думаю, взял я с ладони пятьдесят копеек и протянул ей. Но не рассчитал, а может рука замерзла и монета упала на асфальт.
— Дай хоть десять рублей. — даже не попыталась поднять оброненные деньги
— Вы совсем уже обнаглели. Могу только посоветовать работу найти. Пиздуйте отсюда оба.
— Понятно — фыркнула она и потащила ребенка за собой.
Я же подняв свои деньги взял стакан с кофе и пошел обратно к поезду.

И тут самое время доставать бластеры и пускать первый дым. На встречу пришли два человека. То есть, как ни крути, а встреча состоялась. Вспомнив как проходят такие встречи в Питере, а равно учтя количество пришедших, я принял решение внести оптимизацию в привычную программу мероприятий и мы, исключив официальную часть, прямиком направились в пивняк.

Обсуждали недолго: час-полтора. Но из того, что я понял: в Ростове в области ГИС и картографии твориться такой кромешный пиздец, о котором вы в своих Москвах и Петербургах даже не слышали.

От полученной информации мной вновь завладела тоска и по завершению встречи, прихватив по пути свинных ушей, я направился в шамбалу:
img_20161029_005110

Так в медитации я провел оставшееся до самолета время.

— Это все?
— Ну конечно же нет.

До посадки на самолет оставались считанные минуты, а у меня была едва початая полторашка «Антон Груби». Медлить было нельзя, а потому окинув взглядом тесную кабинку с рекламой средств против простатита я выдохнул и не отрывааясь влил в себя столько сколько мог вообще вместить. И все-равно оставался почти литр. Ебаные правила безопасности авиаперевозок! Я покидаю такие прекрасные места и не могу взять с собой на память даже маленькой бутылочки превосходнейшего темного разливного пива! Как будто с помощью него можно взорвать самолет. Хотя чему удивляться — в ростовском аэропорту куда ни посмотри везде видится какой-нибудь терракт.

img_20161029_092246

Перед трапом ко мне подошел сесурити с разъяснениями безопасности. Настроение у меня было так себе, да и отказаться от рейса я не мог, поэтому пришлось согласиться на его требование и удалить из фотоаппарата вот эту фотографию:

img_20161029_095808

Хорошо хоть эту никто не требовал удалить:
img_20161029_100633

Я уселся в кресло, закрыл глаза в полудреме начал прокручивать основные темы предстоящего доклада. А когда открыл глаза — вокруг уже были заснеженные просторы аэропорта Внуково.

В лекторий Кафетериуса я прибыл часа за два до лекции. Судя по количеству писем на почту, придти должно было около пятнадцати человек. Был подготовлен проектор, простыня для него, баристы были предупреждены, но не было флипчарта. Флипчарт — это такая хуйня на треноге с бумажными листами, на которых рисуют маркерами по ходу лекции. Это был попадос, ибо проектор с простыней мне и нахуй не впился, а вот остаться без доски было бы совсем в тягость.

Надо отдать должное руководителю этого процесса Андрею (к сожалению не знаю его фамилии). Все было решено элементарно: я направился в ближайший канцелярский магазин на том же этаже торгового цента (магазин Леонардо), где купил треногу, альбом и пару маркеров. Отдал баристам товарный чек и получил затраченные бабосы. Бля, всегда бы так. Просто и без лишней мозгоебли.

Работать с незнакомой аудиторией всегда сложно. У пришедших могут быть разные интересы, разный уровень начальной подготовки и разные особенности восприятия, а потому лекцию всегда приходится компилировать на лету, выбирая из различных областей темы, наиболее близкие и важные для аудитории. Это тоже сродни ловли на спининг: в любой момент нужно быть готовым сменить блесну на воблер, изменить место и на пальцах объяснить происходящее. Что может быть хуже всего в такой ситуации? Правильно — показывать слайды.

Злоупотребление картинками во время доклада вообще большое зло. Хуже может быть только демонстрация видео (за редким исключением). Слушатели отвлекаются на просмотр и перестают тебя воспринимать. Это не значит, что слайды не нужны вообще, но работать с ними нужно предельно аккуратно и дозированно. В торговом центре это правило еще важнее: постоянный шум и мелькание покупателей за стеклянной стеной заставляют все время наращивать динамику выступления, ставя лекцию так, что-бы основная масса подаваемого материала строилась как ответы на вопросы.

Но мне то хули елозить? Особенно если слушателей нет.
img_20161029_165011

И все-таки, они пришли. Первой пришла девушка по имени Наталья, а чуть позже присоединился еще один мужчина. Конечно же я ожидал больше, но это абсолютно ни чего не меняет. Однажды я вел занятие в течении восьми часов для единственного клиента. А тут сразу два человека решили посетить лекцию никому неизвестного чувака на достаточно специфическую тему. Так что, какие проблемы? Погнали!

На третьем часу выступления и ответов на вопросы я неожиданно почувствовал, что голос садится да так, что даже слова выговорить не получается. Чего мы только не обсудили! Геоданные, картостили, OSM, секретность, ГИСы, библиотеки, разработку, парадигмы картографирования, историю картографии, спутниковые снимки, наземную фотограмметрию, тегирование, иерархию классификаторов и кучу других вещей. Затронули практические и теоретические аспекты. Другими словами заебался я в этот день. Сказался и перелет и погода и голод. Но оно того стоило, поверьте.

Когда все ушли, я сел на верхнюю лавку лектория возле своей сумки. И только тогда рядом с торчащим из сумки спинингом увидел это:
img_20161030_165643

Бля, а я то думаю, что меня коробит так? Дикранум, Кладина арбускуля, Плевроциум Шребера, Плагиомниум. Поставь Дикранум между Плевроциумом и Плагиомниумом и получится точная модель мохово-лишайникового яруса в условиях всхолмленного рельефа. Да фотки говно, да лишайники покрасили из эстетических соображений, да я задрот, но блядь, нельзя же придумать такую охуенную вещь и не довести ее до абсолютного совершенства!

С другой стороны, это пожалуй, единственная претензия к Кафетериусу. Я прекрасно понимаю, что с такой аудиторией им проще было меня нахуй послать, ан нет, когда я пришел на следующий день все было подготовлено и настроено для следующей лекции. Отдельно надо баристов благодарить, которые меня в гробу видали, особенно после того как у меня потек маркер и заляпал неотмывающимися синими пятнами пол. Даже несмотря на это, баристы вели себя максимально похуистично, что для меня на тот момент было высшей степенью корректности.

На следующий день лекция была короче, но насыщеней всякой наукоподобной ебаниной. Я рассказал про размерности, фракталы, критерии сложности, кривые вымирания видов, длительность времени, аттрактор Лоренца, спор детерменистов с индетерминистами, хаотические системы, диссипацию, горизонты прогноза, принципы измерения, аксиоматику и прочую светотень.

На вторую московскую лекцию пришло уже трое (еще Илья Зверев забежал, но совсем ненадолго). Казалось бы прогресс налицо, но на этом мой гастрольный тур завершился и я наконец-таки могу спокойно заняться работой.

И тут настало время оваций, лазерного шоу, блесток и дымовых завес. За две недели я поучаствовал в трех разных мероприятиях связанных с картографией в трех разных городах, выступил с двумя лекциями, коротким докладом (в Питере), выпил бочонок пива и написал длинный очерк, который один хрен никто никогда полностью не прочитает. Я прямо как Филипп Киркоров, нахуй.

Одно обидно. Из-за всех этих ебучих гастролей, я так и не выловил моих щук. Проебал самый клев. Ну ничего, весной нагоним. Сейчас главное зимнюю рыбалку не пропустить. На окуня. Сейчас лед встанет и он брать начнет — жирный такой. Зимняя рыбалка — это настоящий азарт, движение и страсть. Да что я вам рассказываю, вы и сами это знаете. Ебнешь соточку, опустишь мормышку пару раз и вот он — миг великого напряжения борьбы! А дальше опять ебнешь соточку и снова опускаешь мормышку с мотылем.

Надо только удочки зимние купить.

Демонические лики идиотизма

Так подготовка к экспедиции еще никогда не проходила. Хотя, что уж греха таить, ко многим экспедициям люди сейчас вообще не готовятся: обсудят за пару дней детали маршрута, покидают в рюкзак вещи и в путь. В этом даже есть некий шарм вольности, мол настоящий профессионал готов к работе всегда. Но все-таки это безответственность, а в моем деле безответственности допускать было нельзя.

Несколько лет подряд я мотался по всей стране изучая растительность Ростовской, Воронежской, Липецкой, Ленинградской и Мурманской областей, четырежды пересекал Полярный Урал (правда на поезде), ходил по россыпям гранатов в прислоненный к скале горный клозет, дрался со щуками пустой бутылкой из под коньяка и едва не утопил в Белом море корабельный инклинатор. Весьма увлекательно, в общем, жил. Но почти за каждой поездкой наряду с собранными материалами и впечатлениями тянулся негативный шлейф неорганизованности и пустой суеты. С каждой новой поездкой я все больше убеждался в необходимости организации собственной экспедиции. Здравый смысл подсказывал мне плачевность вероятных итогов такого предприятия, но что стоит даже самая структурированная логика перед лицом амбициозного тщеславия?

Мечты обычно сбываются после получения весомого пинка от реальности. Я не стал исключением. В какой-то момент дела в моей компании стали настолько печальны, что я переключился на покраску детских площадок и оградок на юге Санкт-Петербурга, а после вообще прекратил работу своей скромной лаборатории на Васильевском острове и устроился работать в порт.

Поскольку к тому времени я был знаком с трудами Сукачева, Морозова, Клементса, Гордягина, Шенникова, Раменского, Работного, Василевича, Грейг-Смита, Одума и Розенберга, имел опыт оценки и анализа растительности и даже обладал скромными заслугами в области изучения фрактальной структуры живого напочвенного покрова, в порту мне удалось устроиться по специальности — газонокосильщиком.

Это было славное время. Возвращаясь в четыре утра на велосипеде с привязанной к нему газонокосилкой и еще не зная, что бразильские футболисты проиграли немецким со счетом семь один, я омрачался лишь мыслью о предстоящей через несколько часов работе по разработке генерального плана деревни Иссад в офисном аквариуме с видом на Неву. Но всему есть предел и в один из дней я, закончив стрижку газонов, покраску детских площадок, разработку генерального плана и отчет об экологических рисках полигона промышленных отходов Ленинградской атомной станции, сел на самолет до Ростова, погасил кредитную задолженность своей фирмы, купил хорошую лодку в магазине на Победе Революции, на остаток приобрел две бутылки пива и устроился разнорабочим на стройку.

Собственно, с этой лодки все и началось. Пока ее не было, все мечты об экспедиции туманно растворялись в суете, но после приобретения плавсредства медлить нельзя было не секунды, поэтому спустя два года я решился сплавиться по реке Аксай.

За время жизни в Петербурге я заимел от коллег вредную привычку обосновывать любые свои путешествия научной необходимостью. Вы напрасно считаете, что полевая командировка это то же самое, что поездка к теще в деревню. Все научные поездки начинаются одинаково: нарежет себе человек свежий батон с толстым куском колбасы, включит телевизор а там новости идут, скажем про Воркуту. Показывают кадры с работающим экскаватором под оптимистичный голос ведущего: «В Воркуте несмотря на многочисленные проблемы продолжается подготовка к отопительному сезону. Во вторник в администрации президента прошло селекторное совещание на котором мэр Воркуты заверил, что сроки сдачи…» и в таком духе.

— Так! — Думает человек с куском колбасы на батоне. Странно, что я еще в Воркуте не был. Там уже вовсю тундровая зона, интересно было бы там поприключаться. Заодно там можно и рыбы половить неплохо. У меня на август поездки пока никакие не запланированы.

И вот через несколько дней уже остро стоит необходимость изучения влияния угледобычи на динамику оттаивания тундровых почв на Европейском Севере. Решить эту проблему нужно непременно не позже ближайшего лета, желательно в августе (да-да, это обусловлено спецификой оттаивания почв). Не требуется больших экономических познаний, для понимания того, что такой подход к исследованиям возможен только в очень крупной компании с обширнейшей географией многочисленных заказов. Или в российских государственных организациях, где никто не может адекватно объяснить на что и зачем тратятся деньги.

Моей компании, к сожалению, пока еще до обширнейшей географии заказов далеко, но к счастью, из государственного учреждения я был уволен ко всем чертям еще до покупки лодки. Потому первым вопросом, который надлежало решить при подготовке к экспедиции — как вернуть затраченные на нее деньги.

Где взять деньги вопросов никогда не возникало. Поскольку я очень трепетно отношусь к своим финансовым обязательствам, получить кредит мне удалось даже в условиях тотального помешательства. Благо, кредитная история у меня хорошая, а сумма смешная. Мне кажется это честный подход. Отчего-то среди моих коллег из государственных учреждений принято постоянно жаловаться на нехватку финансирования научных исследований. При том, что реальная ценность большинства получаемых результатов ничтожна. Конечно, от идеалов высокой духовности я отстранился навсегда еще с юных лет, начав сбывать рыночным торговцам краденные на ткацкой фабрике болты от станков. Но в даже роли беззаветного альтруиста я нисколько не возбуждаюсь от пафосных речей про безмерные исторические долги человечества перед наукой.

Прежде всего нужно было определиться с товаром, который я буду продавать. Не продавать я не мог. Без продаж невозможно покрыть затраты на экспедицию. А путешествовать на свои деньги я мог бы и без претензий на научные исследования. Что может продавать никому не известный человек, путешествоваший в надувной лодке на маленькой реке? Рекламу? — смешно. Гербарий пойменных растений? — еще смешнее. Наловленных ящериц и змей? Может они и продадутся, но выручу я за них копейки, а если не успею их быстро продать профессиональным террариумистам они наверняка передохнут. К тому же у ящериц есть обыкновение при неподходящих обстоятельствах лишаться хвостов и терять товарный вид, а змей я панически боюсь с детства.

Оставался только один вариант — продать книгу о путешествии. Поскольку я известен в основном как автор печально известных очерков о судьбах России и месте лишнего человека в ее истории, вариант с книгой мне казался наиболее реальным. К тому-же книга никого не кусает, не дохнет и не отбрасывает хвост. А еще книга — это лучший подарок. Ее всегда можно кому-нибудь подарить. А лучше продать. А если будут плохо брать в интернете, всегда можно спуститься в метро и нагло попирая административный кодекс, продать весь тираж там. В конце концов, если уж барыжить, то почему бы не делать это интеллигентно, продавая свои книги?

Так я начал подготовку к экспедиции. Не с проработки маршрута. Не с закупки тушенки. И даже не с формулирования научной темы. Начал я с того, что запустил калькулятор и начал считать расходы на типографию.

Так, сверстаю я, допустим сам, все-таки два года главным редактором в журнале работал. Корректорскую правку тоже заказывать не буду, во-всяком случае для первого тиража. Если найдут ошибки всегда можно сказать, что я стал таким диким путешественником, что стал забывать человеческий язык. А вот без всего остального не обойтись.

Из чисто экономических соображений было ясно, что книга должна быть черно-белой на восьмидесятиграммовой бумаге с цветной обложкой на сто тридцатой меловке и сто тридцать пятой ламинацией на обеих сторонах. Я просчитал все, вплоть до количества полос, строк, типа крепления блока и наиболее выгодной верстки. По всему выходило, что всего за четыре года все вложенные деньги я верну и начну получать небольшую, но чистую как вода в дистилляторе, прибыль. А если инфляция будет меньше ожидаемых 10-15 процентов, то я вообще озолочусь.

После этих расчетов уже не составляло труда рассчитать объем материала, который необходимо собрать. Нужно было только определиться с объектами моего интереса и распланировать-таки маршрут хотя-бы в общих чертах. Подготавливая карту сплава я неожиданно удачно разделил весь маршрут на 144 отрезка, что без остатка укладывалось в запланированный девятидневный маршрут. За исключением двух неприятных мест вся акватория для лодки была проходима, во-всяком случае, теоретически. Поэтому зависнув на несколько недель в сайтах туристов, охотников и рыбаков, попутно отыскав сайт моей любимой газеты «Рыбак Рыбака» и выяснив, что непреодолимых препятствий нет я вступил в воды своего Рубикона.

В банке, перед тем как поставить подпись, ко мне ненадолго вернулся рассудок и здравый смысл. Передо мной лежал кредитный договор, потраченные деньги по которому я собирался вернуть продав книжки о своем путешествии на надувной лодке по маленькой степной речке.

— Вот здесь и здесь распишитесь — девушка поставила галки напротив необходимых полей. И рассудок и здравый смысл видя это в один голос закричали одно и то же.
— Ты что делаешь, идиот?
— Живу — ответил я. И подписал.

Так подготовка к экспедиции еще никогда не проходила.

Сага о дожде

«Пора заканчивать эту хуйню…»
Диавол на пятнашке

Собственно, еще и четверти часа не прошло, с момента, как автор этого жизнеутверждащего эпиграфа ушел через турникет железнодорожной станции «Тосно», а я уже вибрирую на заднем кресле уазовской буханки в попытке попасть по клавишам ноутбука. Раньше в буханке только на рыбалку ездили и водку пили по дороге на овощные склады в поселке Зеленый Дол. А теперь в абсолютной трезвости и вялости духа, почитай уже тринадцать часов ничего кроме чая и дождевой воды с крыши дворца не пил, пишу я эту невнятную сагу о лесонаслаждениях.

Это одна из тех историй, о которых не принято рассказывать детям. Да и взрослому не всякому согласишься признаться, что ты есть суть полный мудак и квинтессенция твоей жизни в полной мере соответствует карго-культу с деклассированными элементами в качестве объекта поклонения. До деревни со сказочным названием Чаща еще больше сотни километров, а значит у меня есть немного времени, что-бы рассказать вам историю, которая всосала меня настолько, что за целый месяц я не написал ни одной маленькой строчки.

Все началось с того, что три чудака в одном тазу решились как-то плыть в грозу. Не успел я просушить портянки после Аксайской картографической экспедиции, как мне позвонил старый товарищ, предложив сезон поработать на обследовании лесов юго-запада Ленинградской области. Сулил немыслимые бырыши и весьма интересную работу. Обычно деньги меня не возбуждают, а всякого рода работу я вообще в гробу видал, но тут я поплыл и купился. Бюджет моей скромной научно-исследовательской лаборатории после работы по изучению русловой динамики непроточных водоемов ушел в крутое пике, да и кто устоит после парилки от запотевшей рюмки водки и лисички на вилочке? А уж если работа в лесу, то баня должна быть обязательно, иначе это не работа, а поебень размером в несколько параллакс-секунд. Поэтому я допил свое пиво и сел на самый дешевый самолет до Питера.

Хорошие заказчики и в тучные времена попадались редко, а уж в нынешнее непростое время, когда умы заполонили мысли о войне, кризисе, падении рубля, продэмбарго и несмываемых втулках от туалетной бумаги, хорошие заказчики и вовсе пропали. И вдруг, совершенно неожиданно, один из бывших советских НИИ предложил за достаточно вменяемую сумму сесть в предоставленный ими автомобиль, ехать в произвольно выбранные ебеня в рамках района работ и творить там любую хуйню в рамках технического задания и уголовного кодекса. Проще говоря не работа, а мечта. Но, как всем известно, с богатой почвы кондовой древесины не собрать, а елка радуется богатству до первого ветра. Вот так-же и я потерпел сокрушительное фиаско или говоря строгим языком проебал все что только возможно. И все исключительно от идеализма, смешанного с распиздяйством. Представьте себе, бывает и такая смесь. Плывет мой корабль к своему идеалу, под полными парусами, надуваемыми ветром страстей и я как капитан его в высшей степени идеалистичен. Но по врожденному распиздяйству паруса не убираются ни в штиль, ни в самый свирепый ураган, а потому носит меня по этой стране и корячит порой самым возмутимым образом. С другой же стороны, исключительно врожденное распиздяйство потворствует тому, что давно познал я тщету корч в этом святом краю. И в этом смысле я как капитан в высшей степени человек непоследовательный и живой.

Не хотел-бы внести этими словами сумятицу в ваши ясные целеустремленные головы. Лишь доношу мысль о том, что как руководитель бригады таксаторов я не гожусь и потому в будущем прошу подобные заказы мне не предлагать. И пусть даже за прошедший месяц мы оправдали ожидания заказчика по качеству и объему работ, но за последние тридцать пять дней меня в силу упрямства, порожденного наследственностью и скрупулезности, порожденной синдромом Аспергера, тридцать два раза обозвали мудаком, двадцать один раз занудой и двенадцать раз грозились отпиздить. А как бы вы поступили с человеком, который заставляет вас в дождь в лесу в облаке из комаров делать работу, которую при формальном подходе к техническому заданию делать вовсе не обязательно? Но я твердо помню работу Симона Шноля о космофизических эффектах, порождающих нестандартные результаты измерений элементов множества с гауссовым распределением, а потому вертел на своем космофизическом хую любое мнение без необходимой и достаточной фактологической аргументации.

Само-собой, долго так продолжаться не могло, поэтому спустя тридцать пять дней наш дружный коллектив распался, а мне осталось только завершить некоторые формальности, да готовить материалы к предстоящей экспедиции в Западную Сибирь, где предстоит оценить успешность рекультивации песчаных карьеров в окрестностях Салехарда.

Вы конечно же задали себе вопрос: откуда у простого НИИ такие заказы? О, друзья мои, я и сам часто спрашивал себя об этом. Чудеса в этом мире случаются редко, поэтому, когда я бывало пил у всех на виду со своим коллегой крепкое пиво из полторашки, а спустя пять лет в этом же кабинете мне налом возмещают понесенные на закладку пробных площадей расходы, поневоле закрадывается мысль о том, что речь идет об обосновании увеличения расчетной лесосеки. А все эти сказки о глобальных потеплениях можете бабушке моей рассказать. Один знакомый дендрохронолог из Германии впаривал мне, что сейчас на фоне глобального потепления наблюдается период локального похолодания климата. Другими словами, происходит чрезвычайно неоднозначная климатическая поебень. Но если даже согласиться с тем, что потепление имеет место быть и продуктивность лесов действительно возросла, то не логичным ли будет спросить себя: а не изменилась ли от этого форма дерева? Насколько наши елки теперь далеки от теоретической модели в виде параболоида вращения? Ведь если мы таксируем леса измеряя запас с помощью старых видовых чисел, то это, простите, хуйня какая-то, а не результат. Впрочем, я не вижу картины целиком и могу ошибаться. В конце-концов, надо верить в добро, чудеса и в то, что кто-то решил заниматься интенсивным лесным хозяйством, блядь, да хоть каким-нибудь лесным хозяйством в России.

И все-же, несмотря на трудности, которые выпали на долю нашей бригады, в работе таксатором несомненно есть свое очарование. Достаточно вспомнить, как сквозь советские окна императорского особняка проникал колокольный звон церкви святых древ креста господня, вызывая столь глубокие мысли о духовности, что просто невозможно было не воскликнуть «ёб твою мать».

От такого странного сочетания различных культур, я даже написал в блокноте черновик очередной главы из моего «Путеводителя по России для иностранцев». И раз уж появилось немного свободного времени, так и быть, поделюсь с вами этой идеей.

Как известно, жизненный опыт, здравый смысл и официальная наука утверждает, что в любом лесу всегда растет дохуя всяких овощей:

DSCN8531

 

В лесу на богатой почве главенствует эколого-ценотическая группа кислицы, включающая в себя двулистный майник (Majanthemum bifolium):

100_0410

 

Седмичник европейский (Trienthalis europeus), с которым, кстати, не все так просто, ибо встречал я его не только в кисличниках, но и в мончегорских горных лесотундрах, где богатыми условиями и не пахло.

100_0426

 

Еще несколько видов и конечно-же кислицу, которую в народе зовут заячья капуста — Oxalis acetosella (она съедобная, но только когда больше нечего жрать):

100_0402

 

В некоторых случаях в таких местах растет ландыш майский (Convallaria majalis):

DSCN8553

 

Иногда даже целые заросли ландыша:

DSCN8533

 

Из кустарников нередко можно встретить розу иглистую (rosa acicularis). Рискну предположить, что вы представляете себе розу как-то так:

100_0335

 

А вот хрен вам. Роза иглистая выглядит так:

DSCN8616

 

Во влажных лесах растет сабельник (Comarum palustre):

100_0415

 

Лапчатка прямостоячая, которая звучит похабно хоть на русском, хоть на латыни — Potentila erecta

100_0437

 

Если увлажнение проточное, то наверняка вы встретите щитовник игольчатый (Dryopteris carthusiana) — один из самых распространенных папоротников. Светлозеленые пятна на листе содержат в себе споры. Да, те самые, которые «ах оставьте ненужные споры и возьмите уже наконец споры сибирской язвы».

100_0433

 

На окраине леса нередко встречается манжетка (Alchemilla vulgaris sensu lato), которую разделили вместе с одуванчиком и ястребинкой на хуеву тучу видов, которые никто между собой не отличает.DSCN8530

 

По пояс выросла ежа сборная (Dactyllus glomerata):

DSCN8538

 

А под ежой ютится вероника дубравная (veronica chamaedris) с будрой плющевидной (glechoma chederaceae):
DSCN8540

 

И купырь лесной (Anthriscus sylvestris)
DSCN8536

Другими словами: дохуя чего растет в лесу. Все растения либо съедобные, либо лекарственные, либо иным образом полезные. Но откровение мое в том, что какой бы тип леса не раскинулся перед вами, какая-бы трава там не росла, какие-бы деревья не шумели над вами, все равно. Если в этот лес ведет тропинка от автозаправочной станции, вы неминуемо упретесь в чье-то говно.

DSCN8535

Нам вообще в этой поездке на всякое говно везло. Куда бы мы ни приехали, неизменно натыкались то на могилы, то на подозрительные церкви, то на окопы, а то и вовсе на снаряд, который мирно лежал с самой войны. Что ни проба, то обязательно говно. Причем во всех смыслах этого слова:

DSCN8745
Естественно, я опять наступил в медвежьи какашки. И что характерно, такие, блядь, свежие, хоть на хлеб мажь. Который год подряд такая хуйня происходит. Однажды мое терпение лопнет и я впишусь в компанию охотников. Главное, когда медведя встретишь, в свое говно не наступить. Но благо, люди опытные давно все продумали и обустроили:

DSCN9099

 

Внутри засидки все по уму. Ощущение, что в КАМАЗе сидишь. Все продумано и маскировка и лавка с поролоном, что-бы жопу не отсидеть и полочка для удобства.

DSCN9076

 

Вообще все продумано.

DSCN9074

 

На линии огня в ясную погоду стоять неуютно, даже если знаешь, что никто в тебя не целится. Но оно того стоит. Да что-тут говорить — сами смотрите:

DSCN9101

 

Сразу за лугом к небольшому ручью примыкает знатный осинник устланный зарослями орляка и щитовников:

DSCN9091

 

Охуительное место для работы. Подрост, подлесок, еловый ярус в древостое

DSCN9089

 

и неебического размера осины.

DSCN9087

 

Лишь полный мудак не почувствует красоту, величие и всепронзающий детерминированный хаос в фитоценологических процессах этого леса. Только в таких местах проявляется характер настоящего ученого-исследователя. Пока все слабые духом съебывают описывать нищебродские сосняки, где кроме сфагнума нет нихуя, истинный натуралист, даже отойдя поссать, совершит научное открытие. Дамы и господа, представляю вашему вниманию лобарию легочную, она же lobaria pulmonaria — краснокнижный лишайник, индицирующий биологически ценные леса.

DSCN9082

 

Хер с ней с самой лобарией, гораздо интереснее тот факт, что растет она на пне старой осины, которую несколько лет назад залетный ветер переломил пополам.

DSCN9084

 

Самой лобарии в последнее время развелось хоть жопой жри. Что ни старовозрастный осинник, то с лобарией.

DSCN8911 — копия

 

Лесотехническая академия проебала все что только смогла. Малиновский стационар весь прогнил и покосился. Жаль, у меня в объктив попало не все. Сверху на стационар положен огромный, размером до самых небес, хуй.

DSCN8862

 

Про систему гидролесомелиорации я вообще молчу. Куда не ткни — везде процессы повторного заболачивания. Я уже этот ебучий сфагнум во сне вижу.

DSCN8605

 

Куда-бы ты ни пошел, под ногами обязательно будут шароебиться лягушки:

DSCN8925 — копия

 

толстые с рыхлым телом жабы:

100_0320

 

и мелкие ящерицы.

 

 

DSCN9627

 

Или, скажем вот такой момент. Если мне не изменяет память, Разумовский писал, про то, что болота есть типичные климаксовые.., э, да я смотрю вы порядочно устали….

DSCN9706

 

А знаете, пожалуй вы правы. Я что-то тоже заебался. Пошло оно все нахуй. Сегодня Англия с Германией играет, так что идемте лучше пиво пить.