Осознание масштаба

Осознание масштаба

Мечтать о заработке в научных исследованиях может лишь идиот. Жаль, мне об этом никто не сказал шесть лет назад. А может и говорили, да я, идиот, не услышал. Причина проста: людей мало интересуют результаты исследований. Но те, кого интересуют, бедны.

Научный эскапизм я наблюдал много раз. Выглядит удручающе: женщина постбальзаковского возраста на пол-ставки в НИИ, каком-нибудь «центре чего-то там», или университете. Без оборудования, без стажировок, с окладом в пятнадцать тысяч и фанатичной уверенностью в том, что ее работа спасет мир. И мир, поэтому ей всем обязан.

Мужчины тоже такие бывают, но встречаются реже. Не потому, что эта зараза на них не действует. Мужчины сильнее подвержены социальной дивергенции: либо спиваются, либо уходят туда, где можно заработать. В научной среде их мало, а те, кто остались, едва ли не в эпоху НЭПа родились.

Все эти люди беспрерывно заняты одним — пьют чай и рассказывают о том, как воруют в государстве. Предметный разговор о теме их исследования заводить бесполезно — вас не поддержат. Да и как поддержать, если последняя вменяемая деятельность закончилась в девяносто четвертом году. Но если вы скажете о том, что наука — это третьестепенная обслуживающая отрасль экономики — будьте готовы к яростным оскорблениям и нападкам.

А собственно, что такого? Да третьестепенная, да обслуживающая. И что? Область развлечений стоит еще дальше, но я не помню историй о том, что корпоратив спасет мир, поэтому страна обязана его оплатить. Более того, в России нет проблем с финансированием исследований: бери в любом банке кредит и вперед. «Так ведь его придется отдавать!». Вот и я говорю: занимаемся фигней. С тем же успехом из носа можно разного наковырять, а потом это долго систематизировать.

Если государство решит оплачивать науку в полной мере, все начнется с того, что половину расстреляют, а половину в шарашки загонят. А уж потом обеспечат всем необходимым, вплоть до полевых дневников государственного образца. Когда открываешь такой — лучше всякой статистики осознаешь масштабы финансирования науки в Советском Союзе. А потом вспоминаешь, что исследования в области лесоводства и картографии нужны были, в первую очередь, для оптимального размещения лагерей.

Научные исследования всегда существовали только в двух форматах: либо как развлечения богачей, либо как один из методов войны. Важно сделать правильный выбор. Впрочем, если страна войну не ведет, выбора вообще не остается.