Культура северных меланезийцев

Сначала интро. Обычно статьи я пишу почти в прямом эфире, публикуя сразу после написания, но иногда откладываю записи на несколько месяцев или даже лет. Особенно это касается очерков, которые я пишу на бумаге. Большая и, пожалуй, лучшая часть из всего написанного пылится у меня в чемодане вместе с пустыми бутылками, которые регулярно падают со стола в этот чемодан. В основном это очерки, написанные в поездках по стране и рукописи докомпьютерной эры.

Полез я тут на сервер за документами и нашел черновик заметки, написанный в прошлом году. Писал я со страшенного бодуна, а потому решил не публиковать до тех пор, пока не приведу его в нормальный вид. Это уже восемнадцатый такой черновик. Поскольку второй чемодан рукописей мне нахуй не нужен, опубликую в том виде, в котором он есть. Интро закончилось.

Хрен его знает, что на меня нашло, но с того момента, как я уснул вчера в гараже, просто дня не проходит без того, что-бы я не написал пару слов про космически волшебный русский язык. Трудно сказать, в какой мере язык определяет поведение, а в какой наоборот, но между поступками и языковой средой есть интуитивная закономерность, может быть даже подтверждаемая статистическим анализом.

Возьмем, к примеру, образование. Если меня спрашивают, получил ли я высшее образование, я вынужден отвечать, что последний раз у врача был на приемной комиссии в военкомате где никаких образований не нашли. Все потому, что если вас угораздило получить образование, то скорее всего оно злокачественное. Образование в смысле навыков и кругозора получить невозможно, ибо образование есть процесс, также как движение, мышление или пьянка. Коверкая слова и извращая сущность понятия можно спросить, стал ли я образованным, или на худой конец, получил ли я в своей жизни образованность, но на самом деле ответы на эти вопросы вопиюще бессмысленны. Иметь образование, значит находиться в постоянном процессе приобретения новых знаний и навыков.

Или другой пример. Мой партнер из Лагоса, после обсуждения проблемного места в проекте, написал: «Decide it’s shit and start doing business», что в переводе означает: «Решим это говно и начнем делать бизнес». Я сначала долго не мог понять, что меня так зацепило в этой фразе. Высказывание едва ли не шаблонное, но в нем оказался скрыт главный ответ на вопрос об истоках бытовой и философской необустроенности Отечества.

Живут у нас тысячи людей, которые занимаются бизнесом. Несмотря на все трудности, несмотря на все риски, даже несмотря на то что бизнес их не всегда самый выгодный и интересный. Они все-равно день ото дня продолжают заниматься своим бизнесом и не понимают, почему даже спустя годы все идет через жопу. А секрет прост. Бизнесом бессмысленно заниматься, бизнес надо делать.

Мы постоянно подменяем одни понятия другими, оттого искренне, профессионально и ответственно нам удается только нахуй послать. Все остальное, куда ни глянь — бесконечно извращенный карго-культ меланезийских аборигенов.

Носильщик, потаскун! Имей меня первой!

— Вы на следующей остановке сходите?
— Нет, я уже дома сходил.

Я категорически несогласен с тем, что все мои записи напрочь лишены культурной ценности. Ибо, как говорил мой сосед — аспирант: «Уж чего-чего, а культуры у нас дохуя». Конечно, же тексты не лишены опечаток, ибо таков шарм времени, но не подумайте, что я этого не замечаю. Я все прекрасно замечаю, но исправлять их не считаю целесообразным, поскольку каждая правка затирает все эмоции, бушевавшие в моей душе в момент написания текста. В любом случае, я стараюсь внимательно относиться к словам и всегда пишу слово «блядь» через букву «б».

И вот, как гром среди полей, я услышал обвинение в безграмотности и несоответствии нормам русского языка. Речь касалась употребления слова «сходите», применительно к выходу из маршрутки. Дескать, правильно говорить «выходите».

Я, как русский человек, привык думать на русском языке с рождения и малейшее несответствие флексии слова, его смысловому значению, вызывает дрожь моих аксонов и чувство непонимания. Анализ языковых конструкций происходит на столь глубоком уровне, что внешне едва отличим от интуиции, подсказывающей правила адекватного изложения мыслей. В данном случае, я чувствую, что употребил слово правильно, хотя формальные доказательства этого неочевидны.

Да прибудет с вами понимание: в случае, если логическое ударение падает на транспорт, то следует говорить «выходите». В случае, если логическое ударение падает на территорию, то следует говорить «сходите».

Например. Выходите из автобуса. Сходите на остановке. Выходите из кубрика. Сходите на берег. Выходите через дверь. Сходите по трапу.

Если вы хотите описать, как вас зажало дверью, то необходимо употребить слово «выходите». «Когда я выходил из автобуса, какой-то мудак решил захлопнуть дверь».
Если вы хотите передать динамику текста, то необходимо употребить слово «сходите». «Сходите на Промышленной и бегом за водкой!».

Применительно к автобусам, уместно употреблять оба варианта, выбирая необходимый по обстоятельствам. Это обусловленно, с одной стороны, тем, что у транспортного средства есть дверь, через которую однозначно «выходят», а, с другой стороны, тем, что при выходе, пассажиры спускаются вниз (аналогия «сходят с небес»).